Жизнь знаменитого хирурга, который не планировал быть хирургом

Николай Михайлович Амосов – уникальный феномен в истории хирургии. Человек, чей вклад в кардиохирургию и смежные области несопоставим ни с чем и до сих пор не изучен досконально. Будучи инженером и хирургом одновременно, он совершил просто неописуемый вклад в хирургию, что поставило его вне какой-либо конкуренции среди специалистов; человек, который обогнал свое время и человек, который задал целое направление в области кардиохирургии. Человек-герой, воспитавший целую плеяду известных хирургов, которые и поныне способны осуществлять сложнейшие операции, «немыслимые и невозможные».

Николай Михайлович Амосов – выдающийся советский и украинский хирург, один из пионеров сердечно-сосудистой хирургии, человек, чьё имя вписано в историю советской, украинской науки и мировой хирургии и чьим именем названы многие современные медицинские учреждения и кафедры на территории Украины и России.

Жизнь Амосова была по-своему интересной и уникальной. Окончив школу, а затем Череповецкий техникум, знаменитый будущий хирург изначально работал в Архангельске сменным техником на теплоэлектростанции, обучая кочегаров и электриков математике, физике и механике. В дальнейшем, решив поступить в Ленинградский университет со своей супругой Галиной, оба провалили экзамены и вернулись в Архангельск, где Амосов поступил во Всесоюзный заочный индустриальный институт на инженера, филиал Архангельского лесотехнического института. Жена же ушла в область медицины, поступив в местный университет. Однако, впоследствии, и сам Амосов поступил на очное отделение Архангельского государственного медицинского университета. Таким образом знаменитый хирург скрестил два поля деятельности: инженерию и медицину, из чего впоследствии родился его первый студенческий чертёж искусственного механического сердца.

Амосов был лучшим студентом среди сверстников, однако среди всех его отметок он получил «тройку» именно по оперативной хирургии. В дальнейшем судьба не один раз иронизировала над гением хирургии.

Во время учебы, как студенту-отличнику, ему предложили закончить аспирантуру по военно-полевой хирургии, однако, как это ни удивительно, сама хирургия Амосова не сильно-то и интересовала – вся сфера интересов Николая Михайловича лежала в плоскости физиологии. И он, как следствие, подал заявление в аспирантуру по физиологии, но… получил отказ. Дальше знаменитый хирург, после долгой чреды размышлений, всё-таки вернулся в Череповец, где начал работать хирургом в больнице. Именно на этот период приходится его первая и основная хирургическая практика. В этот же период он расходится со своей первой супругой.

Вскоре нагрянула война – и Амосова отправили в полевой госпиталь, где он проработал в период военных действий. Война психологически измотала хирурга, когда он принимал по 500 раненых в день и, всякий раз, когда ему не удавалось спасти человека на операционном столе. Там же, в тяжелых условиях, он знакомится со своей уже второй женой, спутницей уже на всю оставшуюся жизнь – Лидией Денисенко.

В послевоенный период Амосов переживает свой «ренессанс» как специалиста, поскольку в Советском Союзе начинается расцвет науки и кардиохирургии, в которую были вписаны имена Льва Константиновича Богуша, Владимира Николаевича Шамова, Петра Андреевича Куприянова, Александра Николаевича Бакулева, Федора Григорьевича Углова.

В дальнейшем, спустя много лет, Николай Михайлович перебирается в Украину, в Киев, где возглавляет одновременно НИИ туберкулёза и кафедру хирургии в Киевском мединституте.

Вся дальнейшая жизнь знаменитого хирурга протекала в Украине. Он поистине считался величайшим специалистом в самой Украине – это был уникальнейший специалист. Во многом, как он сам говорил, ему приходилось самые сложные операции делать именно самому, точнее под его руководством, поскольку не существовало специалистов, которые бы могли осуществлять столь сложные операции в то время. Только впоследствии, когда подросли его ученики, он смог расширить количество людей, способных проводить данные операции.

Амосов был предан Украине и считал себя истинным патриотом страны. В 1998 году он был награжден орденом «За заслуги» II степени. И в той же степени, оставался самым профессиональным хирургом Украины. В 2008 году он занял второе место среди величайших Украинцев, уступив первое место только Ярославу Мудрому.

Николай Михайлович умер в возрасте 88 лет, как это ни странно, от обширного инфаркта, именно от того, от чего он спасал других людей. Возможно, если бы у него существовал двойник, то Амосов прожил бы намного дольше. Хотя по своим меркам, знаменитый врач прожил довольно долгую жизнь, учитывая тот факт, что со своей молодости он работал практически на износ с утра до ночи, что не могло не повлиять на его здоровье. Понимая это, он создал свою личную методику оздоровления, которая во многом пригодится людям в возрасте и которая помогала держаться знаменитому хирургу в тонусе даже в глубокой старости. Но об этом будет сказано чуть ниже.

Уникальный вклад в кардиохирургию

Как известно, Николай Михайлович был не просто профессиональным хирургом, но ещё и имел за плечами инженерное образование. Один этот фактор предопределил сам подход знаменитого хирурга к оперированию и возможности применения технологий в сфере оперирования. Собственно, в этом и главная причина того, почему главный хирург Союза, сделал множество искусственных кардиопротезов, которые спасли жизнь множеству людей. Однако всё это осуществлялось в духе времени и Николай Михайлович был далеко не единственным человеком в данном поле исследования. Он посещал разные научные конференции на территории СССР и за рубежом, которые подарили ему множество бесценных идей, проектов и нового опыта: «Побывав в октябре 1957 года в Мексике на XVII конгрессе Международного общества хирургов и впервые увидев операции в условиях искусственного кровообращения, Н. М. Амосов занялся проектированием аналогичного аппарата. Вот где ему пригодились его инженерные знания и навыки! Вскоре такой аппарат, представлявший собой заменявшие желудочки сердца два диафрагмальных насоса, был создан в двух вариантах — с пузырьковым и барабанным оксигенаторами».

В 1958 году хирург и учёный уже приступил к операциям на открытом сердце, однако многие из них увенчались успехом лишь годами позднее, когда пришло точное понимание того, как правильно осуществить данное протезирование.

В это время наш главный специалист посещает разные страны и пытается приобрести уникальный опыт коллег из зарубежья: «Вернувшись из США в 1961 году, где русским хирургам показали однолепестковые протезы клапанов сердца, вместе с инженером Юрием Николаевичем Кривчиковым он изготовил трёхлепестковый протез сердечного клапана из тефлона и первым в СССР вшил его в митральную позицию. Протез оказался недолговечным. Вскоре лепестковые протезы сменили технически более совершенные шариковые, производство которых в СССР инициировали хирурги из НИИ клинической и экспериментальной хирургии МЗ РСФСР (ныне Российский научный центр хирургии им. академика Б. В. Петровского)».

Техника оперирования у знаменитого хирурга была по-своему уникальной, что создавало множество мифов и легенд о том, как он проводил сами операции. В 1961 году хирург вместе с В. И. Бурлаковским осуществил успешную радикальную коррекцию сложного порока сердца, так называемую «тетраду Фалло». А скорость и количество оперируемых людей достигала 2500 тысяч в год.

Под его руководством в эти годы совместно с инженером В. А. Лищуком был создан аппарат искусственного кровообращения «АИК-7». В дальнейшем было проведено множество экспериментов и исследований в области саморегуляции сердца и кровеносной системы организма. Кроме того, со своими учениками знаменитый хирург создал множество физиологических моделей, которые были смоделированы на ЭВМ, начало развития которых приходилось именно на это время. Поэтому можно сказать, что Николай Михайлович был всегда в тренде новых технологий и всегда старался их приложить в области хирургии. Это демонстрирует тот факт, что медицина всецело зависит от технологий и их возможного приложения в этой области. Очевиден следующий факт: чем лучше развита техническая наука, тем лучше от этого самой медицине, поскольку создание ЭВМ облегчило моделирование нескольких важных процессов внутренней среды человека. Однако этого не совсем достаточно. Феномен Амосова в том, что он был одновременно по образованию и инженером, и хирургом, что способствовало поиску инженерных решений в области хирургии. Был бы он просто хирургом, возможно, мы бы не узнали об уникальных технических решениях в сфере оперирования, а так, мы знаем Амосова именно как человека, который перевёл кардиохирургию на новый уровень.

Кроме того, следует добавить, что в 1983 году был основан первый в Украине Институт сердечно-сосудистой хирургии, который сам Николай Михайлович возглавил в качестве директора.

Мало сказать, что Николай Михайлович совершил не только технологический вклад в операции; он еще и занимался уникальными профилактиками осложнений после операций, сделал большой вклад в организацию труда кардиохирурга: «его сотрудники первыми в стране стали говорить и писать о совершенных ими ошибках при сердечных операциях».

Перечислять заслуги Амосова перед кардиохирургией можно бесконечно: он вложил душу и силы во все, во что только мог. Однако великий врач интересовался не только этими сферами: во многом он пытался осмыслить и другие аспекты, и вопросы, которые непосредственно связаны с жизнью человека, поскольку сам человек еще и социальное существо, а не только одна биология.

Взгляды Амосова о боге и смерти

Необходимо добавить, что Николай Михайлович не только занимался научными изысканиями, но и философскими тоже. Всё это тянется единой нитью сквозь его профессиональную деятельность, поскольку он был именно тем, кто, преодолев годы войны и послевоенного периода, видел смерть так много, как никто другой. И, поскольку само сердце представляет собой центральный орган жизни, можно даже сказать, что самый главный, гений хирургии задавался вопросами, которые лежали уже за границами науки – в плоскости философии. Размышляя об антропологическом явлении смерти, в интервью Дмитрию Ивановичу Гордону он сказал следующее: «Страх смерти биологически не заложен, поскольку понятие смерти родилось тогда, когда появился человек разумный, когда он начал моделировать все, исследовать причины, следствие и все такое. А когда он был на уровне собаки, то он не знал о смерти» [N]. Собственно, данные слова прямо коррелируют с размышлениями философов, которые пытались обратить внимание на то, что животное не знает смерти, поскольку не знает о том, что смертно. В целом, очевидно, что смерть как феномен принадлежит всецело homo sapiens, который способен помыслить сам факт своей конечности в отличие от других животных.

Как хирург, Николай Михайлович видел смерть не один раз и даже во многом хотел бросить саму профессию, когда очередной пациент, которому проводили операцию, умирал, когда не запускалось сердце. Очевидно, что данные наблюдения кардиохирурга сформировали в нем свое представление о природе умирания. В том же интервью он, размышляя о кругах потребностей человека, которые имеют несколько уровней, где самый низший – это круг первый, сказал следующее: «Когда меня везли на операцию и я был в довольно плохом состоянии, у меня постепенно все эти социальные круги спускались до самого маленького. Но поскольку я был вооружен своей философией, то мне было наплевать на смерть, мне она не казалось страшной. И вот этот первый круг – в нем заложена хитрая биологическая вещь: когда круг очень сжимается и когда кровообращение уже плохое, то действует животный рефлекс и человек становится равнодушным к смерти. И мы не видели, чтобы человек говорил «ой, я умираю, спасите меня» – ничего подобного. Он тихо и спокойно умирает, никакого протеста он не выражает. И это благо. Не надо боятся смерти. Расстрела нужно боятся, но боятся смерти не надо».

В этом смысле мы действительно ничего не пониманием о смерти. Как говорили древние: когда мы есть, смерти нет, когда смерть есть, нас нет. Николай Михайлович находит обоснование этим словам на чисто биологическом уровне. Говорит он, мы так не встретимся со смертью, хотя, когда мы будем умирать, то нам уже будет все равно на саму смерть: и чем ближе смерть, тем дальше страх.

Очевидно, что вопрос смерти порождает вопрос о Боге, поскольку эти два понятия неразрывно связаны. Как известно, Амосов был по своей сути материалистом и отрицал существование каких-либо божеств. Но, тем не менее, это не помешало ему затронуть и этот вопрос, поскольку сфера интересов кардиохирурга был гораздо обширнее, чем просто оперирование. В том же интервью он сказал о природе бога и божественного следующее: «Вера в бога у человека заложена биологически. Эта потребность в подчиненности и авторитете у маленького ребенка заложена тем, что он держится за юбку матери и боится ее отпустить. Потом он держится за вожака дворовой команды. Потом за комсомольского деятеля, которому он поверил и в котором нет ума сомневаться. Потом он верит генсеку. Верит идеям. Но у человека откуда взялась идея бога? Это очень интересный вопрос. Я уверен, что возникновение бога можно смоделировать на вычислительной машине. Здесь две вещи: первая, биологическая потребность в авторитете и в вере в что-то или кого-то, а вторая – причинно-следственная, поскольку разум устанавливает причинно-следственные отношения. И вот человек постепенно начинает понимать, что причина грома одна, потом другая и так далее, а потом причина все отдаляется и отдаляется – и потом она отдаляется в очень далекое место, и он, человек, приходит к выводу, что должна быть причина всего и потребность верить этой причине. Эту причину в результате назвали Бог и все стало на свои места».

Размышляя о различных аспектах жизни человека, Николай Михайлович касался и других важных аспектов, поскольку само сердце представляет собой центральный орган жизни. И, что бы ни случилось, обычно фундаментальная причина любой смерти – это именно остановка сердца или остановка кровообращения, что ведет к тому, что кровеносная система лишается возможности поставлять кислород, глюкозу и другие питательные вещества клеткам. Как следствие, все это привело его к размышлениям по поводу другого аспекта жизни человека – здоровья.

Взгляды Амосова о здоровье

Мало кто знает, что знаменитый хирург профессионально занимался проблемами личного здоровья и создал лично для себя, уже в глубокой старости, целую методику оздоровления. Сам Николай Михайлович уже в свои 80 лет активно занимался спортом, о чем утверждал в интервью: «Я делаю много упражнений – почти 3000 движений, из них 2000 – с гантелями. И бегаю. Утром я бегаю по коридору 25 минут, а затем бегаю по ботаническому саду минут 40». Обосновал он необходимость такого шага следующим образом: «Когда я начал стареть, я продумал собственную гипотезу, почему я старею. Старение – шутка хитрая, старение запрограммировано, и оно сопровождается уменьшением функций клеток, в том числе и мышц. Человек перестает напрягаться и психологически устает. Мышцы работают хуже, управление тоже хуже и это еще усугубляет само старение клеток – и создается порочный круг с обратной связью. И я решил так, что если я заставлю усилием воли увеличить нагрузку в три раза, то я буду дополнительно тренировать свои мышцы и этот порочный круг я разорву – и это старение остановится».

Однако впоследствии он признал, что подобный шаг хоть и продлевает жизнь, однако не решает проблему в целом: «Но проблема в том, что старение идет неравномерно: мышцы стареют по-своему, кора мозга стареет по-своему, память – тоже ослабляется по-своему. Автоматическая настройка движений тоже – и дает тоже сбой».

Николай Михайлович активно занимался собственным здоровьем и размышлял о нём с научной точки зрения. В своей статье «Моя система. Чтобы быть здоровым, надо иметь», опубликованной в журнале «Наука и жизнь», Амосов детально рассматривает проблемы здоровья и развенчивает многие мифы, циркулирующие в обществе. Так, например, он подвергает сомнению то, что приписывают избыточному употреблению воды и вреде, которая она оказывает на почки: «…польза большого количества воды кажется очевидной. Во-первых, сильно облегчается выделение избытка соли, которую мы не перестаем употреблять, потому что пища с солью вкуснее. Во-вторых, когда мы много пьем, то выделяем мочу с низкой концентрацией всех веществ, которые полагается выделить. Это уменьшает опасность образования камней в почечных лоханках. Наконец, с мочой выделяются всевозможные токсические продукты как введенные извне с пищей или воздухом, так и образующиеся внутри организма. Многие из них почка не может концентрировать, а выводит в той же концентрации, в которой они содержатся в крови. Тогда чем больше объем мочи, тем скорее очищается организм».

В статье он во многом затрагивает различные, назовём их «стили», питания и даже выражает сомнение по поводу целесообразности тех или иных методик: «Фанатики от сыроедения рассматривают жареную котлету как настоящий яд. Есть ли у них резон? Я прочел много трудов всяких «натуропатов«. Все они очень похожи: много эмоций и очень мало науки».

Описывая свой режим питания, он демонстрирует простое и очевидное – всё гениальное просто и нет никакой необходимости в особых режимах питания. Человек просто должен есть нормально – в этом и вся суть: «Вот мои правила питания. Прежде всего, не ем профилактически. Никогда не брал завтрака в клинику. Только если очень уставал после операции, то выпивал кружку чаю и съедал два яблока. Завтрак у меня большой, грубый и некалорийный: 300 граммов свежих овощей или капусты, две картофелины или хлеб и чашка кофе с молоком. Обед у меня нерегулярный — прихожу в разное время. Ем салат, как утром, первое, второе — без хлеба, без жиров, с минимумом мяса, с кефиром, чаем или соком на третье. Ужин: чай с сахаром вприкуску, хлеб — он мне кажется вкусным, как пирожное, творог, немного колбасы, сыра. Еще фрукты по сезону. В общем, вечером я сыт. За день по объему набирается много, а по калориям — как раз в меру расхода, при постоянной массе тела 52—55 килограммов (рост у меня 168 сантиметров)».

Помимо чисто физиологических потребностей и некоторых аспектов работы организма, он указывает на интересный фактор зависимости в психологическом аспекте, поскольку психическое здоровье напрямую влияет на здоровье физиологическое, о чем и говорит сам хирург, обосновывая эту существующую в обществе мысль с научной точки зрения: «У пищеварительного канала два главных врага: чересчур обработанная пища и «система напряжения« — гипоталамус и надпочечники, обеспечивающие реакцию на стресс. Мягкая, измельченная пищевая кашица детренирует мышцы кишечной стенки, и возможно выделение ферментов. Длительное психическое напряжение, неприятные эмоции способны извратить нервное регулирование желудка и толстых кишок — двух отделов, более всего связанных с центральной нервной системой. Это особенно проявляется при избыточном питании сильно обработанной пищей».

В целом, система оздоровления знаменитого хирурга – это тема для другой, отдельной статьи, в данном ключе демонстрируется факт: насколько его жизненная философия концентрируется вокруг всех жизненных аспектов и кругов как интереса личностного, так и профессиональной деятельности. Начиная от операций, заканчивая размышлениями о здоровье и построением определенного сценария «быть здоровым», что отличает его от многих коллег, которые этих сфер не касались. Как говорят физики: не нужно думать, нужно просто считать. Но это точно не про нашего хирурга.

Амосов и проблемы современной украинской медицины

Украинская медицина, как известно, переживает сегодня полный упадок. Многие ведущие специалисты, которые работали при СССР, с развалом последнего уехали в другие страны. Сама система здравоохранения, особенно после последних «реформ», в Украине находится в плачевном состоянии: начиная с университетов, заканчивая оборудованием в современных клиниках и операционных.

С упадком украинской прикладной науки деградировала и сама медицина. Как было сказано выше, Николай Михайлович был в какой-то степени не просто хирургом – он был в «струе» технологического развития, что позволило прикладывать инженерные разработки в области хирургии сердца. Да и сам хирург был по образованию инженером, что позволяло ему понимать и привлекать различных иных инженеров для разработок и применять их в сфере, где он трудился.

Николай Михайлович был образом к стремлению, личным примером во многом: он был скромным и порядочным человеком, который интересовался не только медициной, но его мнение можно было узнать и относительно любой другой области знаний, при этом он не выступал дилетантом в своих размышлениях. Все это, как известно, не присуще современным специалистам – многие, увы, лишь «доедают наследие», которые оставил этот великий человек, и молча делают свою работу.

Существует позиция, что Украина не развивает технологии, поскольку представляет собой сырьевое государство, в котором догорают остатки былого индустриального величия. Все это отражается и на разработках. Многих специалистов в университетах готовят на «тяп-ляп», хотя, казалось бы, чудовищные теоретические нагрузки на студентов медицинских университетов говорят об обратном. Однако все это никак не отражается на их результативности. А некоторые из них даже полагают, что островки Лангерганса находятся где-то в Атлантическом океане. Это следствие того, что, как говорится, «много слов и мало дела».

Многое, к сожалению, говорит о том, что эпоха великих украинских специалистов ушла. И Николай Михайлович Амосов был самым главным ее представителем. Человек, который был в какой-то степени универсал и интеллектуал, и его нельзя было упрекнуть в том, что он узкий специалист и знает только то, что делает. Увы, в современной ситуации такого уровня учёных и днем с фонем не сыщешь – не найдешь людей, которые бы старались что-то изобретать, а изобретённое – применять. Как было указано выше, на это влияет множество факторов: от подготовки специалистов, которая со времен СССР не продвинулась ни на шаг, продолжая упадком прикладной науки в Украине, которая напрямую влияет на развитие технологий в сфере хирургии, заканчивая подготовкой специалистов в университетах и их моральных качествах. Если и происходит какое-то технологическое открытие, то, обычно, оно не ведет ни к каким результатам. Это, конечно, целая проблема в Украине. Проблемы здоровья самих граждан должны быть в приоритете у государства. Однако, как мы видим, подобного не наблюдается. За все эти годы Украина практически не создала нового, но ещё и развалила старое, что привело впоследствии к различным вспышкам кори, отсутствию лекарств для особо нуждающихся и прочих других неприятных вещей.

И знаменитый хирург, прославленный на весь мир, наверное, бы ужаснулся тому, что сейчас происходит, хотя еще в 2002 году он утверждал, что оптимист и верит в то, что мы имеем будущее. К сожалению, многие сегодня даже не имеют прошлого.

Послесловие

За всю свою жизнь Николай Михайлович спас не одну тысячу жизней и решил не один десяток тысяч проблем людей, посредством личного вмешательства, посредством применения персональных методик оперирования, которые унаследовали его ученики. Удивительное величие и вклад знаменитого хирурга в хирургическую отрасль, нисколько не сделал из него человека, которого бы можно было назвать самовлюбленным и тем, кто гордится своим положением. Напротив, многие коллеги и ученики описывают этого выдающегося человека как очень скромного и предельно искреннего, чей вклад в практическую медицину просто невозможно переоценить, поскольку многие учреждения, в которых он работал, были и, как это ни странно, остаются лучшими на пространстве СНГ и одними из лучших и передовых в мире. Только после развала они уступили пальму первенства другим, однако, всё же, были лучшими в своем роде.

Николай Михайлович является примером того, насколько один человек может изменить представление о том, что такое создавать и искать решения на стыке инженерного дела и медицины. Отсутствие подобного рода специалистов в нынешней Украине – это целая беда, поскольку именно от такого рода людей, их научных открытий, изобретений, их разработок в практической области, зависит и само государство.

Деградация украинской прикладной науки, а с ней и медицины, которая всецело зависит от научных открытий, которые необходимо было бы применять, демонстрирует очевидный факт: нет одного без другого. Пока не произошла Индустриальная революция, которая, по сути, породила современную науку, как мы ее знаем, а дальше и революция в области медицины – последняя находилась на довольно низком уровне. С развитием технологий, самой науки и её прикладной части – выросла и сама медицина.

В этом контексте остаётся непонятным тот факт, «кто на что оказывал влияние больше», поскольку у отдельно взятого человека есть-таки возможность влиять на среду, в которой тот существует. Но без среды – нет и человека, поэтому они взаимозависимы. В украинской сфере одна из этих сторон остановилась и не функционирует больше. И отсутствие развития в области науки имеет обратную связь на людей, которые могли бы изменять и саму науку, совершать открытия, которые бы решали многие человеческие проблемы и задачи. Николай Михайлович своим примером показал, насколько предельно возможно использование научного потенциала и применения его в практической части. Насколько это вообще возможно – изменять саму науку и создавать все условия для дальнейшего развития последней, что ведёт и к появлению таких личностей, как сам Амосов.

И нет никакого будущего у государства, которое в нынешний век сквозь пальцы смотрит на то, что происходит в сфере его научных разработок. Такое государство просто не конкурентно и не состоятельно в нынешний век, и отсутствие таких первоклассных специалистов, как Николай Михайлович Амосов – тому печальное подтверждение.

Список литературы:

  1. Амосов Н. М. Книга о счастье и несчастьях. М. : Молодая гвардия, 1984. 287 с.
  2. Амосов Н. М. Голоса времен. М. : Вагриус, 1999. 428 с.
  3. Амосов Н. М. Моя система: чтобы быть здоровым, надо иметь – Наука и жизнь, 1998. С. 28-35
  4. Бокерия Л. А., Глянцев С. П., Логинов Д. Т. Хирургическое лечение заболеваний легких. Ленинская премия за 1961 г. // Анналы хирургии. 2001. № 3. С. 5-12.
  5. Бокерия Л. А., Глянцев С. П. Николай Михайлович Амосов (1913-2002) // Материалы международной конференции «Медицинская профессура СССР», 6 июня 2013 г. М., 2013. С. 39-44.
  6. Глянцев С. П., Андреева А. В. Академик Николай Михайлович Амосов: начало беспокойного пути хирурга и ученого // Материалы международной конференции «Медицинская профессура СССР», 6 июня 2013 г. М., 2013. С. 75-80.
  7. Николай Амосов. «В гостях у Дмитрия Гордона» https://www.youtube.com/watch?v=hPJJNjYZxkc (дата обращения 3.05. 2019)

Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше