К чему идет мир? Концепция безопасности в условиях угроз XXI века

Как мы уже сообщали, украинский учёный, доктор философии Олег Мальцев за время своей португальской научной экспедиции подготовил учебник по безопасности в XXI веке. Поскольку он останется только для служебного пользования, мы попросили Олега Викторовича для «Гранита Науки»  хотя бы рамочно очертить концепцию безопасности в условиях меняющихся угроз XXI века.

Безусловно, это лонгрид. Но оторваться от него невозможно: концентрация правды, о которой мы боимся даже думать, на пределе.

Кроме того, учёный даёт обоснованный прогноз нового мироустройства, будущего, которое не столь уж и отдалённо…

Почему стояла задача написать учебник по безопасности? Просто сегодня существует некая накопительная исследовательская точка, когда требуется обобщать данные. Я достаточно длительный промежуток времени, лет десять, ничего не говорил про безопасность. Это не значит, что я не консультировал, не давал советов, не объяснял, не конструировал технологии. Всё это я делал, но закрыто. Когда мы передавали технологию 2САО (Система скрытой активной обороны) в нашей школе безопасности телохранителям, офицерам безопасности, тогда двери чуть-чуть приоткрылись. Но на сегодня информационная составляющая этой системы устарела, мир очень сильно поменялся, прежние угрозы отодвинулись на второй план, и всё, что мы знали о безопасности раньше, сегодня не актуально. Устаревшая система стала в определенный момент времени качественной причиной ущербности.

Если углублять каждый пункт новообразований, то получилась бы целая энциклопедия, даже целая библиотека по безопасности. И я подумал, что сейчас мог бы написать вводный учебник по безопасности, конструктивный, как некие чертежи – те самые, которые выбросил Бодрийяр. Однако заранее предупреждаю: принцип тут особый, неавтоматический. Эти чертежи должны дополняться, человек должен строить здание самостоятельно, я за него построить не могу. Он должен идти в науку и с помощью науки строить свою систему, а чертежи я даю в учебнике. Каждый может построить качественную систему безопасности на основании этого учебника.

Первая проблема, которую мы обсуждали, — это исчезновение шкалы угроз. Посмотрите фильм «Матрица»: человек попадает в некий настоящий мир, который ужасен по сравнению с Матрицей, потом его подключают к чему-то, он попадает в некую компьютерную программу и начинает с помощью телефона ходить туда-сюда. Здесь пока такого нет, но ситуации, которые возникают – очень похожи. Вместо шкалы угроз появляется такая система, как переменная временная угроза, которая длится определенный промежуток времени и исчезает. Вот эта интервальная угроза качественно отличается от предыдущих.

Когда мы обеспечивали безопасность раньше, то чётко знали, что могут друг с другом делать люди: можно стрелять, можно в тюрьму посадить. А вот эти ПВУ, которые сейчас возникают, это несколько другое, это высокотехнологическая атака. Шкалы угроз у неё нет, вместо этого она имеет шкалу исполнителей. В самом верху шкалы исполнителей стоит частная спецслужба, а в самом низу – бестолковые люди, которых вы можете себе представить в этом направлении. Это целый диапазон, который дает понимание, кто против вас.

Когда низкий уровень берется за высокотехнологичную задачу, как вы понимаете,  он терпит неминуемое поражение. У него не хватит ни ресурсов, ни людей – по сути, это пустышка. Но что касается высокого уровня, когда отрасль безопасности посчитали в этих единицах, вместо отрасли безопасности возникли руины. Изменившаяся обстановка сделала ненужными службы безопасности.

Никто защищаться не собирается, — это глупость: оборона ущербна, в сегодняшнем мире главная – атака. Задача такова: найти и уничтожить.

Давайте посмотрим на то, что происходит сейчас  в Европе. Европа выбрала девизом борьбу с человеком, вместо борьбы с коронавирусом. Это глобальная угроза. Но когда возникла эта глобальная угроза, полетела шрапнель. Каждый в Европе может превратиться в агента Смита в одну минуту: люди не знают, как действовать в условиях эпидемии коронавируса в Европе. Возникновение самой глобальной угрозы в Европе показало, насколько на деле люди ущербны.

Есть такая информация, что немцы собираются вводить в Германии комендантский час: словно концлагерь продолжается, да здравствует фашизм. Меркель сказала, что она посмотрит, как ее народ будет себя вести в субботу и воскресенье (и это не шутка – проанализируйте её публичные выступления); если они будут себя вести плохо, то мы отключим газ. То есть, она сказала, что всех немцев сделает ущербными, народ будет чувствовать себя ничтожествами – просто сказал это по телевизору. А ещё написала в документе, что все на усмотрение полиции, переложив на них ответственность.

Европа не знает, как действовать на уровне генерального руководства — откуда Европа знает, как действовать, условно, на уровне бабушки? И бабушка начинает чудить. Вы попадаете в ситуации опасности, даже не будучи бизнесменом, будучи обыкновенным гражданином, только потому, что на этих людей дали нагрузку.

Существует два человека. Человек №1 — человек в маске.  Это добропорядочный европеец в рамках Шенгенского соглашения, он считает себя человеком, который сорвал джек-пот и живёт в самой цивилизованной стране мира.

А есть точно такой же человек без маски: когда на него подали напряжение. И этот человек №2 становится опасным. Он начинает представлять угрозу для общества.

Когда эпидемия начиналась в Китае, в Европе кричали, что «мы не можем пускать китайцев в Европу, по причине того, что мы нарушаем права, Шенгенское соглашение». Что ж, в Европе не было напряжения — надо его создать. В один прекрасный момент появилась первая вспышка эпидемии на севере Италии, и в результате практически в мгновение ока возникло три области, зараженных коронавирусом, и он ураганно там распространяется.

Коронавирус  – это тайна, что обеспечивает его высокую технологичность. Если заболел весь север Италии, так давайте его закроем, все вылечим, всех врачей туда! Нет, это нарушение прав человека. Теперь, представьте себе итальянцев-«детей», которым подали напряжение, и они со страху побежали по всей Европе и понесли за собой коронавирус. Вы спрашивали, как человек, добропорядочный европеец, может стать общественно опасным: там были люди, которые не просто болели коронавирусом, был дед, которого полиция ловила по всей Ломбардии, как бабочку сачком, а он оббежал всех своих родственников и всех заразил. Вот добропорядочный человек в Европе, который побежал и заразил всех своих родственников – может, они ему сильно насолили при жизни и он решил забрать их с собой?.. Это просто пример. Знаете, наше «не я такой, а жизнь такая» приобретает особый смысл в XXI веке.

По сути, люди в Европе ждут чуда. Они находятся в ожидании чуда. Чуда не произойдет. Тогда мы начинаем всё больше увеличивать нагрузку, до комендантского часа, и у людей всё больше возникает неадекватность поведения.

Эта штука одновременно создает следующую шрапнель: экономика. Бизнес, который существует в Европе, пытается избежать убытков,

Из фактов, собственно, проистекает логичное умозаключение: генеральное руководство не способно справиться с задачей устранения источника внешнего напряжения. Поэтому оно своей неспособностью начинает подавать напряжение на жителей Европы. Жители Европы становятся неадекватными. В этих условиях возникает контрсистема: бизнес пытается избежать убытков и тоже подает напряжение. Ему безразличны люди. Он отменяет рейсы, занимается всем, чтобы минимизировать убытки, и это все отражается на обыкновенных людях.

Теперь следим за последствиями: каждый человек пытается минимизировать свои проблемы  и тоже начинает подавать напряжение: на бизнес, друг на друга… При этом они не начинают пока подавать напряжение на генеральное руководство, оно как бы отсечено от этого всего, оно вне игры.

Эта схема идентична для бизнеса. Тактическая схема при ПВУ следующая: возникает эта самая переменная временная угроза, она атакует личности и доход (ПВУ ничего не атакует, кроме личности и дохода), эти люди начинают подавать напряжение на своих подчиненных, и они становятся неадекватными. Все то же самое. Руководство как бы отделяется от подчиненных. Бизнесу всё равно, находитесь ли вы в состоянии ПВУ или нет, главнее, что они не находятся. Соответственно, они от вас требуют штатной деятельности: выполнения обязательств, подписания договоров. Все сводится к личному составу. Неизвестно, что делать в этой ситуации: руководство визжит «давайте что-то делать!», бизнес требует выполнения обязательств, а люди не знают, что делать. Службы безопасности даже теоретически не представляют, что происходит и каковы последствия. И это разряд. ПВУ – это разряд.

Он кратковременен, он привёл вашу систему в определенное состояние и исчез, а «завтра» возникла новая ПВУ и исчезла. Атаки не повторяются. Даже если мы понимаем, кто их может произвести, от этого ничего не меняется. В итоге, собственники и руководство предприятия получают неадекватный личный состав, который зажат в тиски между исполнением обязательств и некомпетентными решениями руководства, его неспособностью руководить в этих условиях.

ПВУ — система быстрая и интервальная: пока «проснётся» начальство, пока даст распоряжения, разрушения могут быть уже катастрофическими. В условиях, когда ПВУ сыплются со всех сторон, руководить нужно быстро, а для этого нужно заранее знать, что делать.

Для вас уже все приготовлено в этом мире! Например, Нассим Талеб предлагает разумную панику. Что это значит: все ваши сотрудники без вашей воли имеют доступ к компьютеру и читают всё, что считают нужным. Вы не можете ограничить своих сотрудников и сказать не читайте интернет, они будут читать на телефоне, даже если вы отключите интернет. Они вечером будут сидеть дома, и читать всё. И вот они начитались Нассима Талеба и прочей шушеры, которая раздает советы налево и направо, что нужно вашим сотрудникам делать – и приходят в офис и начинают чудить.

Обложка учебника «Безопасность деловых кругов в 21 веке»

Сотрудники и так находятся под напряжением в силу некомпетентного руководства, с них все требуют выполнения обязательств, в том числе семья. Они замкнуты в двух плоскостях, им нужно куда-то выходить… И они начнут самостоятельно искать выход из сложившейся ситуации, потому что эти люди ущербны. И здесь возникает самое интересное, что будет дальше: многовекторное, неконтролируемое движение. Руководитель не будет понимать, что происходит с его сотрудниками, не сможет объяснить это и его служба безопасности. А сотрудники просто имеют доступ к интернету, где объясняют, что им, беднягам, нужно делать в условиях напряжения.

Всегда существуют «говорящие головы», которые будут объяснять. Так что если вы им не будете объяснять, найдется тот, кто будет объяснять: интернет. И тогда шрапнель полетит во все стороны. И у вас вместо офиса будет группа неадекватных людей. Офис превратится в психушку. А это уже не ущербность, это неадекватность. Неадекватные подчинённые непременно утопят корабль.

Сегодня все люди хотят как-то жить, выживать в этих условиях. И вы начнете бороться с людьми, вместо того, чтобы бороться с цифровыми показателями.

Как бы вы это себе ни представляли, попадая в некую ситуацию, ваши люди неадекватны и адекватными их сделать никто не может, кроме вас. Следовательно, нужна определенная психотерапия. Нужен контакт с каждым. Ваши люди вам должны верить больше, чем они верят интернету. С учётом того, что люди вообще верят тому, во что им верить выгодно, в настоящий момент времени.

Если предположить, что это не США, где люди и 3-4 часа работают, и легко находят себе другую работу, если начинают претерпевать от системы… а Украина, в которой люди 8 часов работают, да и в этих условиях нужно выцарапывать 300 долларов в месяц, во что верит этот человек?

У него огромная неудовлетворённость от деятельности. Очень многие люди боятся будущего и начинают искать заработок в интернете. Они хотя не зависеть от этого всего. Интернет позволяет не зависеть. Сейчас есть онлайн и офлайн. Они практически сравнялись по объему. Дальше тенденция движения в онлайн. И получается, что людей, которые работают офлайн, всё меньше, а автоматизация все выше и выше. По сути, все эти ситуации толкают людей в интернет, в некое другое пространство, в некий другой мир, в котором как бы всё хорошо. И вот здесь возникает такая ситуация, что человек утрачивает связь с действительностью. Здесь границы стираются, и виной всему ПВУ. Гиперреальность, по Бодрийяру, становится реальней, чем симуляция и иллюзия.

Мир виртуальный становится миром реальным, а мир реальный становится  миром виртуальным. Возникает тот самый мир Матрицы. Мы семимильными шагами идем в это ущербное состояние, где человечество использовали как батарейки. Вот куда ущербнее? У Стругацких во «Втором нашествии марсиан» налоги можно было платить из желудочного сока.

Человек-батарейка, дойная корова… А кто он сейчас? Я вам скажу. Сегодня всех людей пытаются превратить в некое оружие: в пистолет, автомат, копье, нож. Неадекватный человек – это слон в посудной лавке. Это некое оружие, разрушитель. Подали напряжение – разрушения произошли. В чем разница того, что было и того, что есть: раньше атаковали систему (офис), сегодня атакуют людей, а они уже сами разрушают офис, все что угодно,  становясь слонами в посудной лавке.

Сегодня нет смысла атаковать офисы, потому что офисов нет, — это ширмы. Поэтому мы атакуем людей, люди попадают в напряжение и начинают становиться слонами в посудной лавке и начинают все разрушать, превращать офис в дурдом и подрывать его изнутри. И они вам сложат бизнес быстрее, чем кто-то будет пробиваться через эшелоны вашей обороны, пытаясь атаковать систему.

Принцип действия ПВУ таков: разряд, напряжение, разрушение.

Люди хотят жить в некоем мире, где все хорошо. И они постоянно мигрируют туда, где хорошо. Когда итальянцы побежали по всей Европе, они убегали оттуда, где плохо, туда, где хорошо. Старая поговорка, что человек ищет, где лучше, а рыба, где глубже – всегда актуальна. А представьте себе, что мест, где хорошо – нет?

Тогда из двух зол выбирают наименьшее, где плохо, но не настолько плохо, как было там. Как выглядит наилучшая обстановка для человека на сегодняшний день? Это удаленная деятельность. Я являюсь неким дополнительным модулем в компании, и я имею таких компаний, скажем, две. И там, и там я работаю удаленно. Я ни к этой компании, ни к той не имею никакого отношения. Атакуют людей находящихся внутри, а я вовне. И, соответственно, что бы здесь ни случилось, на меня это никак не влияет, кроме как прекращает поток денег. Если быть благоразумным, то и третью компанию можно завести… Получается, что эти удаленные люди на сегодня – предел мечтаний среднестатистического образца.

Но существуют анахронизмы, которые сильнее всего этого. У нас живо ещё то поколение, которое говорит: надо получить высшее образование, надо ходить на работу, чтобы иметь пенсию и обеспеченную старость. И возникает конфликт между двумя системами. Человек маме говорит: «туда опасно ходить», а мама отвечает: «не морочь мне голову, иди работай». Он приходит оттуда весь покалеченный, она говорит — ты плохо, видимо, работаешь. Начинают разрушаться отношения в семье, люди начинают атомизироваться: каждый сам за себя. Атомизация позволяет этими людьми очень удобно управлять.

Когда человеку страшно, его деятельность можно направлять куда угодно – на общественную деятельность, например. Должен быть вентиль, как говорил судьбопсихолог Липот Сонди, должен быть выход этому всему напряжению. Известно, кто виноват в этом случае: государство. И так появляются революционеры.

Эти революционеры – люди, которых определённые силы начинают использовать в политической борьбе за власть. Вы посмотрите, какое количество открылось политических партий, организаций. У нас количество бизнеса уменьшается, а количество общественных структур увеличивается. И все хотят иметь свою общественную организацию, которая борется за кусочек власти, чтобы «пилить бюджеты». В Украине уже бюджета не осталось, который можно пилить, поэтому постоянно создаются ситуации, чтобы получать кредиты от Евросоюза, которые и будут пилить эти общественные структуры. Возникает новый вид деятельности,  который говорит о том, что нас надо спасать. Бизнес, эксплуатирующий институт чрезвычайной ситуации, становится повсеместным.

Повсеместность бизнеса на ЧС выстроена по следующей схеме: проблема, СМИ, в результате некое решение и делёж награбленного. Как это работает? Например, на дамбу в Одессе уже сколько миллионов выделялось, всё попилили, дамбу не сделали, выяснилось, что ошибка в проекте. Надо снова выделять деньги. Проблема, СМИ, решение выделения средств, распил на участок. Другой пример: сейчас «пришёл коронавирус», и вот уже 5 миллионов евро Труханов выделил на то, чтобы бороться с коронавирусом, которого в Одессе не существует. Украина тоже не отстает от Труханова: вводят жуткие меры, показывая какое у нас количество коронавируса, поэтому Евросоюзу срочно нужно выделять деньги на борьбу с вирусом в Украине. И опять СМИ, опять решение, опять распил. Борьба с коронавирусом превращается в глобальный бизнес.

И эта история не нова. С десяток лет тому назад, когда Юлия Тимошенко была у  власти, маска стоила 5 копеек, а ей удалось продать маски украинцам во время «птичьего гриппа» за 25 гривен. Это прибыль больше, чем на наркотиках. Это сверхприбыль. Закупаю по 5 копеек, продаю по 25 гривен. Не надо торговать наркотиками, можно торговать масками, поднимая цену, в условиях ураганного спроса, в 500 раз. Вы на это все смотрите, и принимает эту ущербность. Человек под напряжением соглашается в 500 раз дороже купить маску.

Вам кажется, что идея, которая использована, гипертехнологична, гипернова? Тогда вспомните «Графа Монте-Кристо»: в романе ярко описана ситуация, в которой курица стоила (!) миллион. Что произошло? Графу не давали есть, долго, пока ценность курицы не стала 1 миллион. Если человека долго морить голодом, то курица может стать стоимостью в миллион. Теперь мне нужно из маски сделать миллион: на некого субъекта нужно подавать напряжение, последовательно его увеличивая, и тогда ценность маски, на основании определенной конфигурации, например, вируса, начнет резко возрастать. Маска станет стоить 25 гривен, потом 100, потом 150 и т.д. в условиях текущего дефицита.

Меня повергла вчера в эйфорийный шок статья о том, что «спецподразделение Моссада доставили наборы для тестирования коронавируса».  Одного названия достаточно, чтобы напряжение в Израиле возросло  катастрофически! Внешняя разведка Израиля никогда не участвует в гражданских мероприятиях, но в данном случае служба внешней разведки не смогла остаться в стороне от народа…. сам Моссад, про который ходят легенды! Какой ужас возник в Израиле после этого сообщения в СМИ? И на следующий день Израиль уходит в чрезвычайное положение. Сколько сейчас люди заработают, когда тест на коронавирус станет стоить не 5 шекелей, а 600 шекелей? Оставим вопрос открытым…

В Одессе, кстати, тоже продаются тесты на коронавирус по 400 евро. И их же покупают, раз продают, значит, покупают! Вы представляете, что такое перепуганный одессит? Он же хуже итальянца (типологически это смесь итальянца и немца). Он берёт тест, вкалывает себе, фууу – результат отрицательный. Ну и зовёт соседа выпить по этому поводу. Продажи алкоголя, в частности, в городе увеличились в три раза.

Стоимость товаров первой необходимости также взмыла вверх катастрофически. Президент кричит «вы не можете контролировать антисептики, почему по 50 гривен, ведь они стоили по 7, кто вам дал право?» А кто тебя спрашивает, что ты лезешь в бизнес — это бизнес, ничего личного. Если люди берут по 50, мы будем продавать по 50.

Экстренная ситуация – либо кризис, либо катастрофа – становится основой заработка. Катастрофа – это быстрые деньги, лёгкие деньги: устроили нагрузку, сорвали баснословный куш, закончили. Кризис – это пожизненная длинная нехватка. Еще коронавирус не распространился, они уже всю гречку скупили в Европе, всё, что не распродавалось, все вымели. Та затоваренная Европа, которая была, в которой ломились полки от предложения – всё, её нет больше. Человек, когда чувствует себя ущербным, в условиях нарастающего напряжения, совершает неадекватные действия, якобы обеспечивающие впрок собственную безопасность.

Сегодняшний маркетинг бизнеса основан на переменных временных угрозах. ПВУ становится основным инструментом маркетинга в малом и среднем бизнесе. Поэтапная нагрузка, актуальность, дефицит, ураганный спрос с повышающимся коэффициентом – вот такая схема. И одни бизнесы она разрушает, а другие делает богатыми и переводит в другие категории. Все, что мы видим – это старая добрая спекуляция, действующая в условиях многовекторных ПВУ.

Инструменты атаки становятся инструментами маркетинга, и это происходит повсеместно. А так как мы говорим про ПВУ как разряд электрошокера, то это импульсный заработок: интервал, заработали, сложилось. Импульсная система вынимания денег.

Когда у человека заработок 300 евро и с ним это делать постоянно, то денег у него не станет через три минуты. Что ему делать в этой ситуации? Он хочет «прибиться до надежного берега», как говорят в Одессе. Так начинается масштабировани криминала. Надёжней криминала берега нет: у криминала всегда все хорошо. Криминал – это единственный способ быть в надежных руках, потому что во всех остальных местах этажи складываются. И хочет человек или нет, он вынужден идти в криминал. Здесь другие деньги, он начинает чувствовать себя защищенным. Это когда вы идет по Одессе, и видите, что вся Одесса не на работе, а сидит в ресторанах и «разводит» друг друга…  

Люди становятся частью криминальной глобальной системы. Криминал начинает масштабироваться, все люди переходят на тёмную сторону силы. А в Одессе так и подавно, там никогда на белой стороне никто и не был. Представьте, вся Европа будет искать прибежища. В Ндрангете сидят не дураки, они понимают, что им сейчас просто раздолье рекрутинга. (Сначала вы попадете в какой-то адаптивный блок, не в саму Ндрангету, конечно, где на развес деньги продают). Многие уйдут в шкалу исполнителей и станут инструментом создания ПВУ.

Вторая часть людей, которые не пойдут в эту систему, станут элементами конфигурации криминальных холдингов. А так как в таких условиях, в которых сегодня живет Европа, заняться нечем, то алкоголь, наркотики, «высосут» из европейских граждан все деньги.

Глобальные угрозы, в отличие от ПВУ – это инструмент маркетинга гиперхолдингов. Создать глобальную угрозу среднему бизнесу очень непросто. Они на нём сливок не снимут. Нужен гиперхолдинг. Который мог бы в условиях глобальной угрозы, методом, который я описывал, получить сверхприбыль. А другие получить решение о минимизации убытков. Один достанутся сверхприбыли, другим решение минимизации убытков. Люди хотят потерять, меньше, чем они могут потерять. Между ними станет какая-то штуковина, одним будет обеспечивать сверхприбыль, другим – минимизацию убытков. 

То, что мы видим – это акт диверсии. Эпидемия – это диверсия. Диверсию может подготовить и осуществить только частная спецслужба, люди, которые в этом разбираются. Техногенные катастрофы, эпидемии, глобальные научны идеи о конце света, встрече с метеоритом, требуют очень серьезного подготовленного состава и скрытости деятельности. «Важно» не только совершить диверсию, но и сделать так, чтобы даже никто не догадался; требуется обеспечить секретность. Поэтому надлежит сделать всё так, чтобы вовне ни один человек не догадался, что наблюдает воочию плоды деятельности некой скрытой частной спецслужбы.

И я знаю точно, сколько это будет действовать. Это будет действовать, пока одни отдадут деньги за минимизацию убытков, а другие отдадут деньги за сверхприбыль. Эти частные спецслужбы будут становиться главным инструментом маркетинга в XXI веке. И они будут становиться всё богаче и богаче. И эти транскорпорации, которые используют частные спецслужбы для того, чтобы получать сверхприбыль в условиях жесткой конкуренции, этого общества потребления  – они роют себе яму. Потому как эти организации будут обладать всё большей властью в мире, и очень скоро спецслужбы поднимутся на вершину власти.

Транскорпорации поделятся на криминальные и политические, а внизу останется некая биомасса, часть которой будет стремиться в конфигурацию бизнеса, а другие в криминал. Криминал будет масштабироваться, а бизнес будет всё меньше похож на бизнес, стремясь к форме криминала. Иначе ему не выжить. И, в конце концов, нас ждёт война частных спецслужб между собой. Мировая экономика, вероятнее всего, превратится в войну частных спецслужб между собой. В этой войне, что логично, кто-то проиграет, кто-то победит, и за ней начнут возводить новую мировую экономику. Это то, то будут давать импульсы и условия на мировом рынке, которые должен будет реализовывать бизнес.

Всё это будет действовать единовременно: война частных спецслужб, которые создают условия для реализации транснациональными корпорациями, масштабирование криминала, и ПВУ, которые будут разрывать локальные рынки временными ограблениями. Всё это  приведет к краху банковской системы, которая попросту станет не нужна, и полному ретрансформированию рынка в некую систему, которая будет обеспечивать нужды мирового бизнеса и криминала. Валюты биткойн  и так далее станут основными транспортными средствами, основными средствами капитализации.

Банки перестанут выдавать кредиты, исчезнет понятие «наёмный сотрудник» как длинный контракт, который обеспечивает выдачу кредита, ипотеки. Банковская система перестанет обеспечивать тот образ жизни, который существует в обществе потребления. Возникнет новое общество, где нет границ, нет всего того, что мы привыкли – и вслед за банковской системой рухнут государства. Вместо них возникнут некие частные объединения и образования, некие выборные системы территорий, ну и всё это будет контролировать некая конфигурация частных спецслужб, из которых выделятся люди, договорятся со всеми спецслужбами, создадут некое Х –неизвестное никому мировое правительство, что-то сообразно Неизвестным Отцам в «Обитаемом острове» у Стругацких. И никто этому не может противостоять, потому как никто не понимает, что происходит, и, скорее всего, не поймёт в ближайшие 10-20 лет. А ведь иначе, как возможно предусмотреть свои дальнейшие действия?

Продолжение следует…

__________________________
Читайте нас в телеграм 
https://t.me/granitnauky


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше