Новейшие мировые тенденции развития высшего образования

Автор Ольга Васильевна Борисова — доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории и общественно-экономических дисциплин КУ «Харьковская гуманитарно-педагогическая академия» Харьковского областного совета.

Статью можно прочитать на украинском языке

Общие тенденции развития отечественного высшего образования описаны в ряде важных документов, в частности, в «Стратегії розвитку вищої освіти в Україні на 2021–2031 роки» [1], «Review of the Education Sector in Ukraine» [2], частично – в «Crowd sourcing the European foresight study» [3] и др. Впрочем, многие содержащиеся в них положения уже успели утратить актуальность.

Следует с сожалением отметить, что высшее образование в нашей стране развивается по инерции, никто не занимается задачей формулирования долгосрочных ориентиров, созданием аргументированных научных прогнозов. Это частично объясняется тем, что в условиях формирования новой Информационной цивилизации изменения во всех областях жизни человеческого общества, в том числе и в образовании, настолько кардинальны и стремительны, что ухватить и учесть всё, чтобы сделать четкий прогноз, очень трудно.

Однако эта общая мировая тенденция усугубляется нашими, украинскими проблемами. Следует отметить, что в Украине есть множество специалистов по педагогике, но мало настоящих ученых-педагогов. Причин такого положения много и объективных, и субъективных, однако справедливости ради следует отметить, что не все они коренятся собственно в украинской педагогике.

И одна из этих причин объективна, и является, на мой взгляд, едва ли не главной, и заключается в слабости современной украинской философии. У Украины нет философов мирового уровня. Последним украинским философом мирового уровня был Г. С. Сковорода, а это – конец ХVІІІ ст., а затем – всё. И это также объективно: у безгосударственной нации, в которую украинцы были превращены Россией окончательно как раз в конце XVIII в., философы могут быть только национального уровня, и то – если им удастся выжить. Поэтому Сковорода и был странствующим философом, которого «мир ловил и не поймал». Что он искал в своих странствиях? То, чего не было на земле. Украину. Он её так и не нашел, и уже не мог найти. Но отметим: Казацкая Украина, которая во время жизни Сковороды уже погибла, философа мирового уровня все-таки успела родить. В отличие от современной Украины. А это очень важно. Почему?

Григорий Саввич Сковорода

Обратим внимание на мнение знаменитого британского писателя ирландского происхождения Джорджа Бернарда Шоу (1856–1950), который с болью говорил, что в Ирландии не решится ирландский национальный вопрос до тех пор, пока она не родит философа мирового уровня. Вот и ответ.

Из слабости национальной философии вытекают большие проблемы с национальной государственностью.

Украинский национальный вопрос (обретение и построение собственной украинской государственности) стоит у нас на повестке дня ещё со времен уничтожения Казацкой христианской республики, а обострился он – с начала ХХ ст., и должным образом не решается до сих пор, поскольку никак не может сформироваться единая украинская нация. И вопрос этот не может быть решен до тех пор, пока не появится в Украине философ мирового уровня.

Можно привести пример. Так, перед тем, как Нидерланды завоевали в результате войны за независимость от Испании свое собственное государство в первой половине ХVII в., у них появился Эразм Роттердамский (1466–1536), философ мирового уровня. А после него был еще и Гуго Гроций (1583–1645), который жил и творил как раз тогда, когда Нидерландская революция набирала силу. Итак, Нидерланды в состоянии национальной зависимости родили философа мирового уровня, а в ходе их войны за независимость у них родился еще один. Поэтому, если у этой страны сегодня нет философа мирового уровня (а после Йохана Хёйзинги /1872–1945/, предтечи знаменитой Школы Анналов, она не имеет), то он ей, в принципе, уже и не нужен. Природа таких тонких вещей очень прагматична, это следует признать.

Слабость философии в Украине тоже, естественно, имеет свои причины. Главной из них считаю то, что в Украине происходят политические «качели», когда в течение более 30 лет независимости пророссийские силы фальсификациями, обманом и подкупом наивных избирателей прорывались к власти в стране, тут же уничтожая все, что до них было сделано; и прежде всего – в гуманитарной сфере, не позволяя украинской философской мысли вырасти до мирового уровня. Слабость же философии влечет слабость методологии, в том числе и в педагогике.

Поэтому в такой ситуации интерес представляет международный опыт прогнозирования развития высшего образования, ведь мир и Украина в нём уже настолько интегрированы, что всё происходящее в мире мы видим и в нашей стране. И в сфере образования тоже, а, возможно, и прежде всего в нём.

Иностранные специалисты прогнозов не боятся и не избегают их. Ежегодно Ассоциация по внедрению информационных технологий в высшее образование Educause публикует отчеты под названием Horizon Reports. В 2022 году она выпустила два отчета: о преподавании и обучении (Teaching and Learning Edition) [4] и аналитический (Data and Analytics Edition) [5]. Я проанализировала эти отчеты в своей статье «Світові тренди вищої освіти: прогноз на майбутнє» [6]. В 2023 году вышел новый отчет – Horizon Report Teaching and Learning Edition [7]. Большинство опрашиваемых было из США и Европы, среди которых были и представители ВУЗов. Украинцев не опрашивали.

Выделены были социальные, экономические, технологические, экологические и политические тренды. Отчеты за два года в сочетании дают целостную картину современных мировых тенденций развития высшего образования, которая заставляет серьезно задуматься. Проанализируем её обобщенно, объединив выделенные экспертами тренды в четыре большие группы (они одинаковы в отчетах за два года), пятая группа – это рекомендации, содержащиеся в отчетах, а шестая – это прогностическая группа. Свои мысли изложу в круглых скобках курсивом.

Первый мега-тренд: Удаленные и гибридные формы обучения – это навсегда.

Во время пандемии дистанционное обучение и его гибридные с офлайн-обучением формы прочно вошли в практику образования и спрос на них высок. В 2023 году было отмечено, что среди студентов явно растет спрос на гибкие и более удобные формы обучения, усиливается внимание к справедливому и инклюзивному обучению.

(Нам здесь целесообразно добавить, что в Украине эта тенденция ещё и усилилась из-за перехода от гибридной фазы российско-украинской войны к полномасштабной 24.02.2022 г.).

Однако в отчетах отмечается, что эти формы обучения ещё находятся в развитии, их обобщенное определение и конкретное содержание пока не устоялись. Также необходимо переделывать программы, переучивать сотрудников, покупать новое оборудование. Кроме того, ещё мало кто понимает, как по-новому организовывать образовательное пространство.

Самый неприятный мега-тренд – второй: Всё больше молодых людей не желают получать высшее образование.

Профессиональное образование во всем мире переходит к навыкальным моделям. Даже такие технические мегакомпании, как, например, Google, уже не требуют от своих сотрудников высшего образования. Начинает доминировать мнение, что специалистом можно стать, приобретая определенный набор компетенций на курсах, вебинарах, мастер-классах, и даже путем самообразования. Университеты проигрывают онлайн-платформам в конкуренции за студентов, ведь короткие программы, по окончании которых выдаются сертификаты, гораздо дешевле полных университетских курсов.

(Для Украины это ещё не так актуально, ведь у нас есть студенты, которые учатся на бюджете. Однако проблема в том, что на контракт преимущественно идут те, кто желает получить именно то образование, которое их интересует [а это же – весомая мотивация!], а не то, на которое хватило баллов ВНО/НМТ. Тем не менее, этот мега-тренд обязательно следует иметь в виду, потому что рано или поздно это коснется и нас).

Из указанного вытекают два тренда. Первый: диплом университета уже не вызывает такого уважения, как раньше. Хорошей репутации университета и обещаний ввести молодых людей в особую университетскую среду уже недостаточно, чтобы обеспечить массовый приток абитуриентов. Второй тренд: всё больше людей сомневается, стоит ли вкладывать деньги в университетское образование. Многие люди переориентируют своих детей на колледжи. И этот процесс будет только усугубляться.

Третий мега-тренд: Учреждениям высшего образования всё сложнее обеспечивать безопасность, как в кампусах, так и в соцсетях.

Многие опрашиваемые называли тренды, которые связаны не с системой образования, а с внешними факторами, в частности, с политической нестабильностью. В отчетах указывается, что кампусы перестают быть безопасными, а в сетях кибератаки на университеты становятся всё многочисленнее.

(Понятно, что для Украины это чрезвычайно актуально сегодня в условиях войны и будет оставаться таким ещё долгое время. А о том, что этот мега-тренд определен точно и он чрезвычайно актуален, свидетельствует то, что сейчас происходит в американских университетах вообще, и в их кампусах в частности, в связи с войной на Ближнем Востоке).

Палаточный лагерь протестующих во дворе Колумбийского университета, 2024 год

Также отмечено, что политическая нестабильность может привести к тому, что высшие учебные заведения будут поляризованы по разным политическим позициям и смогут привлекать к себе только тех студентов, которые разделяют их взгляды.

(В Украине существовало очень угрожающее явление – пророссийские сепаратистские настроения среди преподавателей и руководства некоторых университетов, особенно на востоке и юге страны. Есть надежда, что в результате войны с РФ оно наконец-то исчезнет окончательно. И тогда останется лишь указанная мировая тенденция).

Четвертый мега-тренд: Цифровые технологии не могут решить все проблемы, они не панацея.

В отчетах подчеркивается, что ВУЗы не успевают за технологическими инновациями, причем именно потому, что многие тренды являются технологическими. Университетам сложно войти в цифровую экономику и конкурировать с ІТ-индустрией за специалистов, поэтому высшее образование находится в постоянном состоянии оттока ІТ-кадров, поскольку не в состоянии предложить условия труда хотя бы примерно такие, как предлагают корпорации. Это дополнительно усложняет внедрение технологических инноваций в высшее образование. А без помощи ІТ-специалистов работники университетов не могут решать неотложные технологические задачи, это – объективно. Замкнутый круг, как видим.

В отчете за 2023 год отмечается, что проблема только обостряется, ведь на повестку дня уже выходят программы с поддержкой искусственного интеллекта (ИИ) для предиктивного, персонального обучения, генеративной ИИ и т.д. Отмечен потенциал ИИ, который может стать важным фактором в образовании, а также появление новой тенденции – технологии с низким или даже нулевым кодом (no-code или zero-code) становятся всё более доступными, позволяя каждому создавать цифровой контент. Поэтому, университеты нужно снабжать кадрами, техникой, программами и т.д., на что нужны немалые средства. Между тем, учебные заведения балансируют между требованием делать больше при меньших затратах и необходимостью разрабатывать и внедрять в учебный процесс новые доступные программы, что соответствует ожиданиям общественности в вопросе возврата инвестиций.

Рекомендации

В отчетах представлено множество рекомендацийотносительно повышения уровня ІТ-грамотности преподавателей и студентов, что понятно, ведь Educause занимается именно внедрением ІТ-технологий в высшее образование. Что касается преподавания и обучения вообще, то наибольший потенциал эксперты Educause видят в различных практиках по внедрению гибридных форм образования – они не должны рассматриваться как временное явление, а стать постоянным форматом высшего образования.

Отмечается, что происходит размывание границ между модальностями обучения, растет спрос на HyFlex (т.е. студенты, зачисленные на курс, могут посещать занятия на месте синхронно онлайн или асинхронно онлайн по желанию). Также эксперты советуют высшим учебным заведениям ввести практику микростепеней. Речь идет о программах рескиллинга (переобучения) работающих специалистов, а также о создании ряда коротких курсов для студентов. Их следует разрабатывать под нужды работодателей и разрешать студентам самим выбирать те или иные микроступени.

Прогнозы

Сценарии на ближайшие 10 лет. В отчетах 2022 и 2023 годов представлены по четыре сценария в каждом. Я их объединяю.

Первый: рост. Условие: максимальная цифровизация учебного процесса. У высших учебных заведений, которые не смогут оцифровать учебный процесс и перейти к навыкальным моделям обучения, упадут наборы и доходы. Университеты освоят новые технологии ИИ. Технологии no-code или zero-code освободят потенциал преподавателей и сотрудников, которые смогут тратить больше времени на взаимодействие и общение один на один со студентами, а также на формирование и развитие собственного профессионального сообщества.

Однако импульс цифровизации неизбежно усугубит цифровое неравенство среди студентов. Дополнительные вопросы справедливости будут возникать по мере того, как работодатели станут всё более значимыми партнерами в сфере высшего образования, разрабатывая более подробные микро-кредиты без инвестиций в критически важную инфраструктуру университетов, что является досадной тенденцией, но неотвратимой.

Второй: трансформация. Отстающие в технологическом отношении высшие учебные заведения перестанут существовать. Высшее образование будет идти вперед без них.

Педагоги и работодатели будут сотрудничать, чтобы предложить студентам гибкие варианты гибридных и HyFlex форм обучения, включающих персонализированные межинститутские пути обучения для удовлетворения потребностей студентов.

Эксперты считают вполне реальной угрозу утраты высшим образованием свободы развития из-за финансовых и политических проблем.

Впрочем, есть еще третий и четвертый сценарии, которые далеко не оптимистичны.

Третий: ограничение. Переход высшего образования в онлайн состоится, но кампусы будут закрыты из-за изменения климата, а также из-за того, что многие направления подготовки пострадают.

(Последняя причина возражений не вызывает, а вот первая – закрытие кампусов из-за «изменения климата» кажется искусственно привлеченной. Будут другие причины закрытия кампусов).

Политики все чаще будут распространять климатическую информацию для привлечения избирателей, в результате чего высшие учебные заведения останутся одним из немногих надежных источников информации по изменению климата.

Четвертый: коллапс. Высшие учебные заведения окончательно потеряют престиж из-за политических разногласий, пребывание в кампусах просто станет опасным.

(Исходя из сегодняшней ситуации, можно спрогнозировать, что кампусы действительно будут закрываться в результате политических беспорядков среди студентов и угроз терактов со стороны радикальных политических группировок. Слишком долго ведущие демократии мира не обращали на это внимание).

Инструменты ИИ станут недорогой и эффективной альтернативой человеку для многих видов работ в сфере высшего образования. Число преподавателей и сотрудников будет сокращаться, а оставшимся будет всё сложнее находить время для общения со своими студентами. Большое количество молодых людей откажется от высшего образования. В качестве альтернативы ему молодые люди полностью перейдут на «мета-жизнь», налаживая отношения с человеческими аватарами, создавая домашние ландшафты и развивая новые источники дохода – и все это в метавселенной, которой будет управлять ИИ.

Таким образом, развитие новейших технологий, как видим, требует от высшего образования кардинальных трансформаций. И отставать в этом процессе нельзя, потому что не выживешь. На мой взгляд, каждому университету в Украине необходимо создать, с учетом всех описанных выше четырех сценариев будущего высшего образования в мире, собственную карту своего будущего. И создать её надо отбросив все иллюзии и напрасные надежды как-то «проскочить».

Литература:

1. Стратегія розвитку вищої освіти в Україні на 2021-2031 роки. Київ, 2020. 71 с.

2. Review of the Education Sector in Ukraine: Moving toward Effectiveness, Equity and Efficiency. World Bank Group. [Електронний ресурс]: URL: https://elibrary.worldbank.org/doi/epdf/10.1596/32406

3. Crowd sourcing the European foresight study. Pontydysgu. [Електронний ресурс]. URL: http://www.pontydysgu.org/2010/01/crowd-sourcing-the-european-foresight-study-your=chance-to-be-an-expert/

4. 2022 EDUCAUSE Horizon Report® Teaching and Learning Edition, 2022. 58 р. URL: https://library.educause.edu/-/media/files/library/2022/4/2022hrteachinglearning.pdf?la=en&hash=6F6B51DFF485A06DF6BDA8F88A0894EF9938D50B

5. 2022 EDUCAUSE Horizon Report® Data and Analytics Edition, 2022. 54 р. URL: https://library.educause.edu/-/media/files/library/2022/7/2022hrdataandanalytics.pdf?la=en&hash=9FA4BFE5CDA22F19AEB4F7B46F8F1AAC6206BE3F

6. Борисова О. В. Світові тренди вищої освіти: прогноз на майбутнє. Ways of Science Development in Modern Crisis Conditions: Proceedings of the 4th International Scientific and Practical Internet Conference, June 8-9, 2023. FOP Marenichenko V.V., Dnipro, Ukraine, Р. 101–103.

7. 2023 EDUCAUSE Horizon Report® Teaching and Learning Edition https://library.educause.edu/-/media/files/library/2023/4/2023hrteachinglearning.pdf

_____________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram-канал и смотрите видео
на канале в YouTube

📩Прислать статью [email protected]

📩У нас есть страница на Facebook
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше