Программа SETI в культуре модерна и постмодерна: культурологические измерения проблемы Контакта

Программа SETI в культуре модерна и постмодерна: культурологические измерения проблемы Контакта 1

В июне Национальный институт астрофизики Италии INAF и Харьковский университет им. В.Н. Каразина провёл Третью итальянско-украинскую конференцию «Одни ли мы во Вселенной?» Доклады её участников – а это астрономы, астрофизики, философы, социологи, теологи, историки, дипломаты, футурологи – были посвящены теме поиска контактов землян с внеземными цивилизациями и исследований Вселенной в этом контексте. Анатолий Щедрин, профессор кафедры философии и политологии Харьковской государственной академии культуры, выступил на конференции с докладом, в котором остановился на философско-культурологических измерениях программы SETI (Search for Extra-Terrestrial Intelligence), то есть возможных контактов с внеземным разумом.

Прошло уже более 60 лет со времени начала практических поисков радиосигналов внеземных цивилизаций. В середине прошлого века в универсуме культуры впервые возникла реальная возможность, возникли реальные предпосылки для качественно нового поворота в решении очень важной проблемы: установление контактов с внеземными цивилизациями, переход от проблемы чисто умозрительной, натурфилософской к практической, лежащей в плоскости конкретной науки. 

Работы в области практических радиопоисков сигналов внеземных цивилизаций, которые заняли важное место в культуре зрелого Модерна и получили дальнейшее развитие в ситуации постмодерна, приобрели в 1965 году, с лёгкой руки чешского профессора Рудольфа Пешека, название CETI (Communication with Extra-Terrestrial Intelligence, «Общение с внеземным разумом»), которое позднее трансформировалось в нынешнее SETI (Search for Extra-Terrestrial Intelligence, «Поиск внеземного разума»). 

У истоков возникновения проблемы Контакта в современном виде были представители Италии, прежде всего профессор физики в Милане и Катании Джузеппе Коккони (1914-2008), директор Центра ядерных исследований в Женеве. С 1947 года вместе с американским астрофизиком, членом Манхэттенского проекта, профессором Филиппом Моррисоном (1915-2005) он опубликовал программную статью поисков сигналов внеземных цивилизаций.

В 1960 году американский астроном и астрофизик Фрэнк Дональд Дрейк (родился 28 мая 1930 года) начал практические работы: первый поиск сигналов внеземных цивилизаций по программе «ОЗМО» в обсерватории Грин Бэнк. 

Но за все эти годы работы программы СETI-SETI «безмолвие чёрных пространств», которое в своё время так пугало Блеза Паскаля, не было нарушено. Мы не только не увидели убедительных свидетельств деятельности деятельности «иных», но космос даже и не намекнул нам о том, что мы не одиноки во Вселенной.

Проблематика бытия внеземного разума, поиски разумной деятельности внеземных цивилизаций имеют важные философско-культурологические измерения. Поэтому и оказался пророческим вопрос, заданный летом 1950 года другим великим итальянцем (позднее он принял гражданство США) – физиком Энрико Ферми (1901-1954), создателем первого ядерного реактора в мире Сhicago Pile-1. В беседе с коллегами, горячо отстаивавшими гипотезу множественности обитаемых миров, он задал свой знаменитый вопрос: «А где же они?»

Ответа на этот вопрос мы не знаем и до настоящего времени.

Вклад в работу программы CETI-SETI внесли и украинские учёные. В частности, следует отметить фундаментальные работы киевского профессора Юрия Львовича Мазора (1928-2015) в Политехническом университете, а также работы харьковского астронома Алексея Викторовича Архипова (родился в 1959 году), сотрудника Радиоастрономического института НАН Украины в Харькове.

Важнейшими социокультурными основаниями для становления программы CETI-SETI явились два важных фактора: становление философии космизма как неклассической философии, направленной на поиски новых ареалов деятельности человечества. 

Космизм как философия начинает рассматривать ареной деятельности человечества не только Землю, но и Солнечную систему и даже пространство за её пределами. Космизм ставит вопросы и о соседях человечества во Вселенной. Собственно говоря, он поднимает вопросы и контактов с различными формами разума, которые наполняют Вселенную.

Важной вехой становления программы SETI в современном виде явилась Первая советско-американская конференция по проблеме СETI, состоявшаяся 5-11 сентября 1971 года в Бюраканской астрофизической обсерватории (Армения). В ходе обсуждения проблемы нашёл отражение её междисциплинарный характер, отвечающий специфике неклассической науки. На десяти заседаниях конференции в Бюракане были определены основные направления работ, которые проводились на протяжении предшествующего и последующих шести десятилетий. Это, прежде всего, «классика SETI»: поиск в радиодиапазоне, радиоконтакт, радиосвязь, поиск астроинженерной деятельности и следов палеовизита – пересмотра под новым, космическим углом зрения широкого круга артефактов культур прошлого, геологических и палеонтологических находок. Эти подходы объединяла идея множественности внеземных цивилизаций, широкой распространённости разумной жизни во Вселенной, идея «синхронизированности» существования её очагов в Галактике с земной цивилизацией и универсальности водно-углеродной жизни как субстратной основы. 

Реализация многочисленных национальных программ СETI-SETI на первоначальном этапе носила ярко выраженную «технооптимистическую» окраску. Как показали обсуждения на конференции в Бюракане, вопрос об адресатах отправления рассматривался по умолчанию, возможные собеседники мыслились изоморфными по отношению к земному человечеству. Итогом контакта мыслилось становление своеобразных сетевых структур – как, например, «Великое Кольцо» Ивана Антоновича Ефремова (1908-1972), «Галактическое Сообщество» Рональда Брейсуэлла (1921-2007). Однако наука, прежде всего постнеклассическая, столкнулась с уже отмечаемым ранее «парадоксом Ферми»: космос упорно молчал.

Осмысление субъектности человечества в негативной форме, прежде всего, возможность актуальной смертности в ядерной войне, стимулировало экстраполяцию земной ситуации на окружающую Вселенную. Эту опасность ясно увидел крупнейший философ ХХ века Карл Ясперс. 

«Парадокс Ферми», феномен «великого молчания Космоса» подчеркнул необходимость расширения социокультурных оснований реализации программ СETI-SETI. Это обстоятельство начинает осознаваться в астрономической субкультуре. Ещё в 1975 году советский астрофизик Виторий Фавлович Шварцман (1945-1987) впервые указал на то, что поиск внеземных цивилизаций – это задача не только научная, но и всей человеческой культуры в целом. В межзвёздные радиопередачи, считал он, следует включать, в первую очередь, информацию об искусстве, музыке, играх и т.д. 

Превращение проблемы бытия внеземного разума в общекультурную проблему поиска внеземных цивилизаций, в «проблему СETI-SETI», влекут за собой необходимость обсуждения философских аспектов самого проекта, связанных уже с более широкой проблемой субъектности диалога между космическими цивилизациями. Здесь возникает проблема, прежде всего, тождества или расхождения их субстратных оснований. Если редуцировать возникшую методологическую проблему до уровня обыденности, с целью создания максимальной наглядности, то она в конечном счёте сводится к вопросу: а кто, собственно, находится «на другом конце провода»? С кем мы собираемся вести разговор? 

Ситуация, связанная с отсутствием правовых оснований деятельности по установлению контакта с внеземными цивилизациями, обострилась также с возникновением и ростом опасений по поводу возможности «галактических войн». Высказываются мнения, что появление «METI-проектов» (Messaging toExtra-Terrestrial Intelligence, «Послание внеземным цивилизациям»), попытка передачи межзвёздных посланий от человечества к вероятным разумным существам за пределами Солнечной системы, могут иметь крайне негативные последствия. Прежде всего, речь идёт о фобиях, связанных с возможными последствиями контакта, которые принимают форму гипотез относительно внеземного искусственного интеллекта – который, собственно, и может стать нежелательным участником диалога.  

Внеземные цивилизации, находящиеся на ином, качественно новом этапе «постчеловечества», могут не иметь мотивации для установления контакта с теми, кто находится на более низком уровне развития. Вектором движения человечества в этом направлении является не только феномен «постчеловека»-киборга (появления интеллекта на кремниевой основе). В этой смысловой плоскости находится возможность и «оцифровки» человека, человечества, «уход в Сеть» как новую среду обитания. 

Позитивные сценарии Контакта исходят из потенциальной огромной отдачи от реализации программ SETIпо отношению к тем весьма скромным вложениям в них, которые осуществляются сегодня. Эту мысль, в какой-то мере созвучную с идеями рериховской Живой Этики, высказал в своё время и Василий Васильевич Налимов (1910-1997), известный математик и философ, профессор МГУ. Он утверждал, что в нынешней планетарной ситуации углубления кризиса техногенной цивилизации можно надеяться только на помощь инопланетян. Аргумент в пользу развития экзокоммуникативной деятельности даёт и синергетическая парадигма, которая исходит из того, что Контакт – это, прежде всего, решение системных проблем, стоящих перед цивилизацией. Нелинейность, неустойчивость развития всех систем делает необходимой экзокоммуникативную деятельность человечества. 

В неравновесных условиях, в которых пребывают внеземные цивилизации в определённые моменты своей истории, происходит рост и накопление информации. Мерой упорядоченности организации систем является информация, а мерой беспорядка – энтропия. Тенденция роста информации характерна для открытых систем, а энтропия – для закрытых, изолированных систем. Поэтому спецификой внеземных цивилизаций, её существования как диссипативной системы является постоянный обмен не только веществом и энергией, но и информацией, с окружающим пространством. Фактором устойчивости развития космической цивилизации – идёт ли речь о человечестве или о внеземной цивилизации – является обмен информацией с окружающей средой, включение в галактический экзобанк знаний, созданных как ныне существующими, так и уже ушедшими, канувшими в Лету, цивилизациями Галактики.

Добавить комментарий