Одесская национальная научная библиотека, est.1829

Городская публичная библиотека в Одессе была основана в 1829 году и располагалась прямо за левым плечом памятника Дюку (установленному всего лишь за год до этого) в одном из желтых полуциркульных зданий на Приморском бульваре. Она стала второй после императорской в Санкт-Петербурге публичной, открытой для широкого доступа читателей библиотекой в стране и первой на территории Украины. «Гранит науки» побывал в ОННУ, фонды которой насчитывают 5,5 млн. единиц хранения, и узнал много любопытных фактов!

Если быть точным, то библиотека открылась для читателей в 1830 году: в 1829-м в Одессе свирепствовала чума. ОДнако годом основания все же считается 1829-й: именно тогда в феврале редактор газеты «Одесский вестник», историк, географ, этнограф и публицист Алексей Ираклиевич Лёвшин (1797-1879) обратился к генерал-губернатору Одессы Михаилу Семеновичу Воронцову с предложением открыть в городе публичную библиотеку — место, где можно было бы свободно получать книги для чтения. Лёвшин обратился не просто так, а выразил желание коллектива редакции использовать накопленные за два года деятельности газеты средства на благородное дело просвещения горожан. Кстати, в 1831 году Лёвшин был избран градоначальником ОДессы и прослужил на этом посту семь лет.

Соединение политических, экономических и географических факторов вызвало быстрый рост города, а следовательно – и стремительное наращивание его архива и корпуса привозимых и публикуемых печатных изданий и книг. Для публичной библиотеки и городского музея древностей (основан раньше, в 1825 году) выстроили здание нынешнего Археологического музея (рядом с Оперным театром и Городской думой). Благо, тогда обоими учреждениями заведовал один человек, профессор Ришельевского лицея Николай Никифорович Мурзакевич (1806-1883).

Нынешнее здание библиотеки на улице Пастера.

Наконец, в 1907 году для публичной библиотеки было построено специализированное здание. Предварительно одесского архитектора Федора Нештурха (1857-1936) отправили в командировку в Киев, Варшаву, Москву и Петербург – чтобы он изучил опыт строительства специализированных библиотечных зданий.

В итоге действительно вышло произведение что надо: читальный зал тихий, спокойный, солнечный, светлый – днем свет включать в нем вообще не надо. Акустика в зале устроена таким продуманным образом, что если даже люди переговариваются на одном его конце, то дальше ближайшего периметра звуковой резонанс не идет, звук поглощается. Отопление в библиотеке было проведено с самого начала, уникальный радиатор работчий до сих пор – как и вентиляция! Причем машину для вентиляции, которая стоит внизу, в хранилище для периодики, даже современные инженеры не могут «разгадать»: придя на реставрацию, признались, что не знают, как он работает. Первые электрические часы в городе – работы инженера Иосифа Тимченко, изобретателя кинематографа – появились именно в этой библиотеке! Уже в наше время часы идти перестали, но их помог отреставрировать мастер из Морпорта. «К нам пришел на экскурсию директор Морпорта со своими детками, увидел часы и по-хозяйски распорядился: “А чего стоят часы? Непорядок! Я вам их починю”. И прислал мастера», — рассказала замдиректора библиотеки Ольга Бельницкая, заслуженный работник культуры Украины, которая работает здесь уже более 30 лет.

Старинные стулья библиотеки — тема совершенно отдельная: на одном типе из них — 300 посадочных мест читального зала — сидеть комфортно хоть целый день, и ничего не затечёт. «Это ж делали с умом, а не как сейчас…», — объясняют работники библиотеки секрет произведений венского мастера гнутой мебели Михаэля Тонета, у которого были заказаны стулья специально для нового здания. На спинке каждого из них надпись «ОГПБ»: Одесская городская публичная библиотека.

А вот 6 стульев «скабелло» из имения графа Михаила Михайловича Толстого, попечителя библиотеки в 1897-1919 годах, для сидения изначально не предназначены. «Скабелло» означает буквально «скамейка»: фактически, стул состоит из 3 досок, одна это спинка и задние «ножки», вторая сидение и третья — передние «ножки». Сделаны стулья, которые граф Толстой заказал из Франции в подарок матери Елене Толстой (отсюда инициалы «ЕТ» в медальонах на спинках) из ореха — мягкой породы дерева для резьбы. Из имения Толстых (ныне Дом ученых на Сабанеевом мосту в Одессе) стулья переехали в зал библиотечного музея, где выставлены старинные книги и рукописи. Сотрудники утверждают, что сидеть на них было не принято: стулья служили для украшения комнаты — как картины, только напольное украшение. Источник данных сведений хранится тут же в библиотеке, отделе искусств, в материалах аукционов в 19 века.

Кроме стульев, из имущества почетного гражданина Одессы Михаила Толстого в ОННБ присутствуют книжные шкафы — они-то как раз используются по назначению, только стекла в них закрыты специальными шпалерами от проникновения света к книгам. Кстати, граф даровал библиотеке 40 тысяч своих книг.

Другие взносы делали одесский градоначальник и меценат Г.Г. Маразли (10 тыс. экз.), археолог П.О. Бурачков (свыше 3 тыс. документов), граф М.С. Воронцов (более 600 томов французских классиков в роскошном издании Фирмена Дидо), профессор В.Е. Тимонова (1085 книг и брошюр), правовед А.А. Борзенко (851 экз.) и архивный офнд семьи ученых Шевалевых (100 документов). Также в ОННБ переехала вся библиотека и архив выдающегося украинского библиографа и книговеда, юриста по профессии Михаила Федоровича Комарова (1844-1913), в семье которого жила в Одессе Леся Украинка — здесь работал его сын Богдан. Сейчас по программе оцифровки ряда документов, возможной благодаря средствам Украинского культурного фонда, ОННБ полностью оцифровали коллекцию его писем.

Хранилище нового здания библиотеки было рассчитано на 300 тыс. единиц; когда в него переехали, фонд состоял из 130 тыс. единиц хранения. Попечитель граф Толстой сделал еще один щедрый подарок: купил участок земли впритык к творению Нестурха и построил на нем в том же стиле для библиотеки хранилище. «А вот начинаются “серые будни” в 9 этажей, — показывает из окна Ольга Николаевна. — Это в советское время, в 1987 году, взяли архитектурный проект овощехранилища и переделали под книгохранилище. Но прошло время, и даже этих площадей уже мало. И сейчас наш гендиректор решает этот вопрос, чтобы город помог нам, выделил землю, чтобы там можно было построить современное книгохранилище со всеми атрибутами: вентиляцией и сохранностью температурного режима. Ведь библиотечный фонд разросся уже до 5,5 миллионов единиц хранения более чем на ста языках! У нас колоссальный фонд периодики, к нам исследователи приезжают со всего мира».

Архив периодических изданий библиотеки начинается с 18 века: в фонде присутствуют газеты и журналы на русском, французском, немецком, итальянском, английском и украинском языках. Одессы так таковой еще не существовало в то время, когда некоторые из них публиковались (напомним, официально датой основания города принято считать 2 сентября 1794 года)! Но иностранцы хлынули в porto franco, а c ними и печатная продукция… Да и отечественные благотворители и меценаты очень много сделали для того, чтобы фонды публичной городской библиотеки стали действительно ценными. В них — хронологический слепок не только культурного слоя региона, но и Европы, и даже, можно сказать, всего мира.

Гордость и славу нынешней ОННУ составляет, например, третья коллекция инкунабул в стране — после Киева и Львова. Инкунабулой (от лат. incunabula — «колыбель», «начало») называется книга, изданная в Европе от начала книгопечатания до 1 января 1501 года. В Одессе 52 инкунабулы и более 100 палеотипов (европейские печатные книги, изданные с 1 января 1501 г. до 1 января 1551 г.). Всего в ОННБ хранится более 200 тысяч экземпляров редких изданий и рукописей. Из последних наиболее ранним временем датируются «Хиландарские листки» (отрывки из «Огласительных поучений» святителя Кирилла, епископа Иерусалимского) и «Охридские глаголические листки» из Евангелия 11 века, которые считаются самыми первыми памятниками старославянской письменности. В музее библиотеки выставлены их фотокопии19 (!) века, выполненные местным мастером. Оригиналы же скрыты от глаз публики в спецхране. Любопытно, что работники музея библиотеки никогда не интересовались историей попадания этих листков в Одессу. Известен остов истории: профессор Новороссийского университета, славист Виктор Иванович Григорович, во время своего путешествия по европейской Турции одно сокровище в 1844 г. вывез из Охрида (город известен тем, что ученик Кирилла и Мефодия Климент Охридский основал там, по распоряжению болгарского царя Бориса, школу по переводу церковных греческих книг на славянский язык), а второе нашел в 1845 году в подвале Афонского монастыря и привез сюда. Но кто разрешил ему вывезти их с Афона, сотрудник отдела затруднилась ответить. Одесса! По просьбе «Гранита науки» бывшая заведующая отделом Лина Владимировна Арюпина подняла соответствующие документы и сообщила, что, по всей видимости, это был не подвал, как указано в экспликации, а башня: как пишет в своих заметках из путешествия Григорович, его во время посещения Хиландарского монастыря, где он осматривал и описывал библиотеки, его провели в какую-то башню, где на полу «валялись ошмётки рукописей». Указано, что он подобрал скомканные листки с кириллической записью, но никаких свидетельств о том, что это были именно те самые Хиландарские рукописи, нет.

Что касается палеотипов, то в витрине музея выставлены, например, две из 15 содержащихся в фондах книг известного итальянского издателя и типографа, ученого-гуманиста эпохи Возрождения Альдуса Пия Мануция (около 1450-1515 гг.). В 1494 году он основал издательский дом, названный его именем, который просуществовал около 100 лет. Книги, напечатанные в Доме Альда, принято называть «альдинами». Благодаря своей утонченности, выверенным пропорциям, простоте набора и красоте шрифтов альдины признают шедеврами печати эпохи Возрождения. Мануций считается также первым типографом, который ввел пагинацию – нумерацию страниц — и вместе с венецианцем Франческо Гриффо разработал красивый элегантный наклонный шрифт, ныне известный как курсив. Он использовался для книг в карманном формате in octavo, который Альд Мануций также начал выпускать первым. Борясь с подделками своих изданий, Альд стал использовать специальный типографский знак: якорь, который обвивает дельфин. Иногда с девизом festina lente — спеши медленно.

В числе книг западноевропейских частных типографий 16-18 веков в Одесской библиотеке также содержатся книги нидерландской семейной издательской фирмы Эльзевиров — серия «Республики, или малые страны». Это настоящие путеводители по странам того времени, причем они действительно пользовались большой популярностью, так как были напечатаны в узком, в 1/12 листа, формате, и их удобно было взять с собой. В музее ОННБ представлены путеводители по Бельгии, Богемии, Венгерскому королевству, а также Польскому, Литовскому, Прусскому и Ливонскому королевствам. И даже империи Великих Моголов! Кстати, да будет вам известно, что владельцами Scopus — нашей притчи во языцех! — является издательский дом Elsevier, который, возникнув почти два века спустя после старинного семейного издательства, тем не менее взял у раскрученной фирмы название (которое, правда, сейчас читается как «Эльсевье») и даже эмблему: мудрец под деревом. «Эльзевиры» были первым в мире сугубо научным издательством, выпустив 2200 книг ученых (Галилея, Гоббса, Декарта, Паскаля) и 2500-3000 университетских диссертаций.

Украинское национальное наследие представлено в ОННБ такими старинными книгами, как Острожская Библия, «Хрестоматия Запорожской старшины», Патерик Печерский, «Служебник» Львовской братской типографии, созданной на базе оборудования первопечатника Ивана Федорова. Первой одесской иллюстрированной книгой стал «Календарь» на 1832 год, с литографиями О. Брауна, который всего 3 года назад открыл первую в городе мастерскую.

Есть и первая книга, изданная в Одессе на украинском языке (1834 год, Городская типография) — сказка «Маруся». Авторство ее приписывают ученику Ришельевского лицея, знаменитому этнографу и автору концепции «чаромутия» (намеренного искажения языков от общей основы) Платону Лукашевичу. «Историческая записка Ришельевского лицея» — другой экспонат в музее ОННБ, как и 1841 года «Отчет о состоянии и действиях Одесского общества истории и древностей». Фундаментальный труд археографа Аполлона Александровича Скальковского (1808-1899) «Хронологическое обозрение истории Новороссийского края» — кладезь фактов относительно заселения и освоения юга Украины и содержит тексты многих источников, которые не дошли до наших дней.

В 1873 году одесский книгопродавец Распопов напечатал «Словницю української (або Югової-руської мови) Фортуната Пискунова — первый лексикографический труд по украинскому языку, который появился спустя десятилетие после Валуевского циркуляра 1863 года, утверждавшего, что языка такого нет и быть не может (одесситы придумали издавать украинские тексты исключительно буквами русского алфавита — см. журнал «Ныва»). Факт издания словаря стал неопровержимым аргументом в пользу существования языка. Эта книга ОННБ является библиографической редкостью, как и Устав и «Одчот» одесского общества «Просвіта» 1905 и 1907 года соответственно и изданный в типографии Евтимия Фесенко благодаря их содействию исторический очерк вышеупомянутого дарителя Михаила Комарова о «Запорожских вольностях».

Что касается типографии Фесенко, то для Одессы это сегодня больная тема: идет борьба за историческое здание типографии неравнодушных горожан застройщиками. Сложно представить себе, чтобы в Европе, идентичность которой в Одессе сочится из каждого здания, такое было возможным.

Читайте также нашу статью про старейшее Одесское фотографическое научное общество


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше