Язык эсперанто Людвика Заменгофа: утопический мост между людьми

Эсперанто так и не стал, увы, универсальным языком человечества и не положил конец мировому насилию. И всё же история его возникновения и развития — это урок идеализма, из которого мы можем многое почерпнуть и сегодня.

Создатель искусственного языка эсперанто Людвик Лазарь Заменгоф, или Лазарь Маркович Заменгоф (при рождении Лейзер Мордхович Заменгов) был врачом-окулистом. Родился он 15 декабря 1859 года в мультикультурном Белостоке Гродненской губернии Российской империи; изучал медицину в Варшаве, Москве и Вене.

С раннего возраста Заменгоф вынашивал идею создания простого международного языка, который облегчил бы взаимопонимание между народами и служил мирному общению и сосуществованию различных культур. В 10 лет Людвик написал даже пьесу под названием «Вавилонская башня, или Белостокская трагедия в пяти действиях». Будучи свидетелем непрекращающихся конфликтов на национальной почве, Заменгоф решил, что все дело в отсутствии взаимопонимания между народами, и захотел придумать политически нейтральный язык.

Вырастая в Белостоке между идишем, польским, русским, белорусским, литовским, немецким и татарским языками (плюс латынь, древнегреческий, иврит и арамейский в гимназии и французский от отца), он видел в эсперанто не только язык как техническое средство, но с самого начала связывал с ним идею братства и мирного сосуществования народов. Когда Людвику было 13 лет, семья переехала в Варшаву, и там «самым неприятным», как отзывается он в воспоминаниях, было то, что тогда в Варшаве совсем было не видно людей – только русские, поляки, евреи и т.д., все друг друга ненавидели, каждый думал только о себе и о своём народе.

В 19 лет Заменгоф закончил работать над первой версией эсперанто под названием «Lingwe Uniwersala» (1878). Оригинальная рукопись не сохранилась: ее сжег отец Людвика. Согласно семейной легенде, он хотел, чтобы сын уделял больше внимания учебе. В результате Людвик Заменгоф изучал медицину в Москве и Варшаве и стал офтальмологом, а следующего проекта эсперанто пришлось ждать еще 10 лет.

Людвик Заменгоф говорит на эсперанто на Всемирном конгрессе эсперантистов в Барселоне в 1909 году

Первый учебник эсперанто под названием la Unua Libro (Первая Книга) – в русском переводе «Международный язык» — вышел в Варшаве 26 июля (14 июля по старому стилю) 1887 года. Автор подписался псевдонимом: Доктор Эсперанто («Врач, который надеется»). Так у искусственного международного языка появилось имя.

Язык составляли 16 грамматических правил и 927 корнеслов, в основном заимствованных из современных европейских языков: романских, германских и славянских. Идея Заменгофа заключалась в том, чтобы создать максимально простой язык, который можно выучить в кратчайшие сроки (говорят, что Лев Толстой выучил его за 4 часа). Стремясь доказать, что, несмотря на свою простоту, эсперанто может стать литературным языком, Заменгоф опубликовал на нем собственные сочинения, стихи, а также переводы ряда классических произведений немецкой, английской и русской литературы и фрагменты из Библии, переведенные им с иврита.

Новый языковой проект был принят с большим энтузиазмом. Несмотря на некоторый успех предыдущего искусственного языка Волапюка, созданного в 1879 году немецким католическим священником Иоганном Мартином Шлейером, эсперанто достаточно быстро нашёл последователей во всём мире. В 1888 году в Нюрнберге (Германия) возник первый клуб эсперантистов и первое периодическое издание на этом языке — La Esperantisto. В 1891 году такой же клуб был создан в Упсале (Швеция). Один из последователей Заменгофа писатель Николай Африканович Боровко, проживавший в Одессе, совместно с Владимиром Гернетом основал филиал первого в Российской империи официального Эсперанто-общества “Еsреrо”. Они переписывались с Заменгофом и переводили классику на язык эсперанто. Кстати, в 1889 году Заменгоф по причине отсутствия денег, отправив жену Клару и двоих детей в Каунас к свёкру, был вынужден переехать в Херсон – но уже в мае 1890-го вернулся к Варшаву, поскольку на юге Украины найти выгодной работы ему не удалось. Денежные проблемы преследовали Людвика большую часть жизни.

Открытка из Вильнюса на эсперанто, 1900 год

Заменгофа очень беспокоил еврейский вопрос в Восточной Европе, проявления антисемитизма и еврейские погромы. Он участвовал в становлении сионистского движения, однако вскоре вышел из него и в 1901 году опубликовал заявление, в котором доказывал, что сионистское движение не способно решить проблемы еврейского народа. Свою этическую философию Заменгоф изложил в брошюре по учению учение еврейского философа I века до н. э. Гиллеля “О гиллелизме”, который вскоре трансформировался в его собственную философскую систему, которую на эсперанто он назвал homaranismo (гомаранизм). В письме в Организацию еврейских эсперантистов (TEHA) Заменгоф писал: «Я глубоко убежден, что любой национализм может предложить человечеству лишь величайшее несчастье… Это правда, что национализм угнетаемых народов — как естественную реакцию самозащиты — легче оправдать, чем национализм народов-угнетателей; но если национализм сильных отвратителен, то национализм слабых неразумен: они оба порождают и поддерживают друг друга».

5-12 августа 1905 года Заменгоф организовал во Франции I-й международный конгресс эсперантистов, который с тех пор проводится ежегодно. На обложке статьи вы можете видеть фото с этого первого конгресса в Булонь-сюр-Мер. В нём приняли участие 688 человек, включая создателя языка, из 20 стран мира.

После Первой мировой войны многие считали эсперанто языком освобождения пролетариата, а социалисты называли его «латынью для рабочих».

Во время роста популярности языка, почти с самого начала его существования, появлялись различные предложения реформировать эсперанто. Вначале Заменгоф демократично слушал все предложения и исправно сообщал об этом в газете La Esperantisto, но вскоре, когда начало приходить всё больше и больше предложений, создатель языка осознал, что многие из них противоречат друг другу. Также опытный лингвист ясно понимал, что то, что кажется хорошим теоретически, на практике может оказаться неприемлемым. И несколько предложений, которые устраивали определенную часть эсперантистов, могли быть абсолютно неприемлемыми для другой. Заменгоф отказался менять язык, и большая часть эсперантистов поддержала его решение. Он никогда не претендовал на права обладания языком. Людвик писал, что хотел быть не создателем, а инициатором эсперанто, считая, что он разработал основу, но остальное должно создаваться человеческим обществом и жизнью так, как это происходит с каждым живым языком. Он считал, что эсперанто должен жить, расти и развиваться по тем же самым законам, по которым существуют другие языки. Однако в 1905 был принят Fundamento de Esperanto, важный документ, который никто не имел право менять. А в 1907 году в эсперанто-движении произошёл раскол: Луи де Бофрон создал реформированный эсперанто под названием «Идо». Это стало для Заменгофа болезненным ударом. Но по своей природе он был скромным и миролюбивым человеком, всегда старался смягчить конфликты вокруг себя и никогда не показывал какую-либо враждебность своим обидчикам. Даже Бофрону, который самым жестоким образом предал его, он до конца жизни хотел помочь и писал ему удивительно снисходительные письма.

В 1911 году Всемирный конгресса эсперанто прошёл в Антверпене

Людвик Заменгоф скончался 14 апреля 1917 года в оккупированной германскими войсками Варшаве и был похоронен 16 апреля на варшавском еврейском кладбище. Его дочь Лидия посвятила себя делу, начатому отцом. Она преподавала эсперанто и была одним из первых в Польше последователей религии Бахаи, или бахаизма – монотеистической религии, созданной в XIX веке персидским учителем Бахаулла и подчеркивающей единство всего человечества. В декабре 1938 года Лидии пришлось уехать из США, где она преподавала эсперанто, поскольку ей отказали в продлении туристической визы (якобы из-за ее нелегальной «оплачиваемой работы» — преподавания эсперанто). В Польше она продолжила преподавать эсперанто и бахаизм. Вскоре после начала Второй мировой войны она оказалась в варшавском гетто. Ее судьба — еврейки и эсперантистки — была предрешена: Лидия Заменгоф погибла в концлагере Треблинка в 1942 году. Оба ее брата также погибли в годы Холокоста.

Эсперанто по-прежнему остается самым популярным искусственным языком в истории. Сегодня на нем говорят примерно 2 млн человек. В 1999 году число носителей эсперанто с рождения приближалось к 2 тысячам. На эсперанто написано более 25 000 книг, включая переводы.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше