О научной организации безопасности в украинском бизнесе

И снова наш автор с берегов Рейна хотел сделать лишь лёгкий набросок исследования особенностей организации безопасности в украинском бизнесе, а вышла полноценная докторская под названием «Коррупция как расширение компенсационной системы стремящегося к науке криминала»

Должен сказать, что был весьма тронут читательской реакцией на мою первую статью об украинском бизнесе. Уже в первый час после её публикации на «Граните науки» я получил письмо от незнакомого мне джентельмена, который горел желанием встретится со мной с целью получить консультацию на тему безопасности своего предприятия. Я пока не решил, удовлетворю ли его потребность, но сегодня изложу любезным моим читателям некоторые мои наблюдения за тем, как украинские предприятия обеспечивают свою безопасность.

Обывательский взгляд на слово «безопасность» — что это синоним «охраны» — в корне неверен. Это и личная безопасность предприятия, то есть лиц, входящих в него, и безопасность самого бизнеса. Например, клиент не заплатил за что-то деньги – это тоже нарушена безопасность. Устойчивость предприятия, сохранение положительной плавучести шара вашего бизнеса на рынке – всё это относится к вопросам безопасности, ведь факторов, которые хотят сделать данную «плавучесть» отрицательной, более чем достаточно.

Ваш покорный слуга выделил три логических модели украинского бизнеса, и сейчас мы вместе с вами рассмотрим, как же в них обеспечивается безопасность.

В первой своей статье я подробно обосновал свой вывод о криминальном лекале бизнеса в Украине, так что позвольте начать с этой логической модели.

Безопасность в бизнесе, скроенном по криминальному лекалу

Поведение предприятия, выстроенного в криминальной традиции, всегда чисто оборонительное и никогда не переходит в контратаку. Бытует мнение, что чуть их кто-то задел – и они бах, давай сразу стрелять с автоматов. Нет, такая модель поведения – явный признак армейской структуры, норманнской, это те будут стрелять первые. А криминал – это же подполье, они никого атаковать не будут. Чем незаметней, тем меньше угроз для безопасности. Подполье хорошо и долго работает на рынке, когда о нём никто не знает. Едва узнали, то сразу вопрос о «положительной плавучести» — мне отчего-то близка именно эта метафора, надеюсь, что она будет понятна моим читателям – сразу ставится на повестку дня.

Мне рассказали занятную историю, как у вас в Харькове некая банда из пяти человек на протяжении десяти лет совершала ограбления инкассаторов. Грабили они строго раз в год, «зарабатывая» при этом около 60 миллионов – согласитесь, для пяти человек это достаточная сумма, чтобы продержаться год до следующего инцидента. Последнее ограбление было особо дерзким: они ограбили броневик прямо во дворе банка, перестреляв с приборами бесшумной беспламенной стрельбы всё сопровождение за 60 секунд. До сих пор никто не знает, что это были за люди, поскольку их структура изначально защитила себя абсолютной неизвестностью.

Что касается понимания безопасности людей, входящих в криминальное сообщество, то и тут оно другое, нежели у специалистов, которые профессионально занимаются безопасностью. Проблематика делится на три части: физическую, затем такой пункт, как женщина в криминале, и водка. Вот три основы.

До сходки 1956 года женщины даже становились «воровками в законе», последней была Аглая Демидова
До сходки 1956 года женщины даже становились «воровками в законе», последней была Аглая Демидова

Выбор сферы деятельности требует от криминала умения за себя постоять. То есть любой криминальный бизнесмен – у которого «так башка закручена», прелестная идиома! – должен уметь постоять за себя так, что никто не может с ним ничего сделать без применения оружия. Он должен быть отменнейшим образом подготовлен. Но, повторюсь, никогда не инициировать явное наступление, поскольку криминал по своему лекалу – исключительно оборонительная структура, которая живёт за счёт тайны. Бей кого надо, но без свидетелей. Иначе тебя арестуют, ты лишишь свою банду одного члена, твои обязанности лягут на кого-то, кто должен в это время выполнять свои, и подвёл людей в делах, получается. То же самое получается, когда пошёл заступаться за девушку и сел в тюрьму – такие «великие драконы» в криминале не нужны.

Любовь для криминала – это очень плохо. Люби, как говорят, но не залюбливайся. «Сгорел из-за бабы» – даже есть такое выражение. Женщины и водка или прочие вещества присутствуют в жизни вора исключительно как компоненты расслабляющей системы, при огромном психическом напряжении. Вообще криминал пьёт очень сдержанно, поскольку если человек начинает перебирать, то он становится известным. Три, максимум пять рюмок, всего двести граммов водки за ужин. Ваши бизнесмены в подавляющем большинстве своём пьют иначе, и это лишнее доказательство того, что они лишь играют в криминал.

В Украине вообще многие в него играют, поскольку это то, что близко и известно людям с пелёнок. Депутаты разговаривают на «фене» прямо с  трибуна Верховной Рады. У вас был трижды судимый президент. Естественно, просто не представляется возможным, чтобы у подавляющего большинства людей была другая модель бизнеса, чем криминальная. Однако большинство бизнесменов сегодня полностью нарушают все догмы, принятые в криминале, и потому у них не предприятие, а проходной двор.

Теперь поговорим о том, как в криминале образование компенсируется экспертным уровнем. Прошу любезных читателей особенно внимательно следить за моим пояснением, поскольку оно раскрывает причины механизма процветания коррупции в вашей стране, от которой вы, согласно заявлениям в брюссельских офисах, очень устали и крайне горите желанием жить по-новому.

Итак, криминал понимает, что он образован, но по-своему и не так, как надо. И поэтому очень трепетно относится к компенсаторной системе, которую они выстраивают: различные эксперты в области экономики, адвокаты – те люди, одним словом, к которым можно приехать, вот так вот дать денег и проконсультироваться на предмет подводных камней в «теме», которой они собрались заняться. Руководство построенных по криминальному принципу предприятий основную часть своего времени проводит на встречах с экспертами, на этом построен их образ жизни. И, если в руководстве предприятия люди грамотные, не те, которые беспредельничают, а те, кто ко всем вопросам подходят серьёзно, то сеть таких людей только ширится с каждым днём!

Они же впоследствии обеспечивают связи криминалитета с правоохранительной системой: после того, как ты полгода консультируешь человека, сложно отказаться, когда он тебя о чём-то попросит. Есть, любезные читатели – и я буду об этом беззастенчиво говорить, я не персонаж украинской поэзии – предел любого патриотизма, и это цена вопроса. Криминал всегда рассчитывается. Если у человека зарплата 300 долларов в месяц, а ему предложили 10 тысяч – так на кого он будет работать? Тем более что принцип такой: не сделаешь ты – сделает твой друг. То есть человек знает, что «они» всё равно решат вопрос, но либо я получу деньги, либо мой знакомый.

Таким образом, КОРРУПЦИЯ – ЭТО РАСШИРЕНИЕ КОМПЕНСАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ СТРЕМЯЩЕГОСЯ К НАУКЕ КРИМИНАЛА. Я скромный учёный, но сей осенивший меня в поездке в вашу страну вывод представляется мне блестящим и заслуживающим отдельной докторской диссертации! Не так ли? Экспертные граждане плетут, сами не отдавая себе в том отчёт, вот эту «паутину возможностей» – когда даже не напрягаясь, босс может одним звонком решать вопросы, освободить, например, кого-то из-под стражи. И так по-честному, по-государственному и возникает коррупция.

Граф Безбородько был единственным украинцем в ранге действительного  тайного советника. Как и все, он приближал людей к симпатии императрицы не без личной выгоды

Со своей стороны, бизнес, который криминалом не является, но при этом упоённо в него играет, подпитывает коррупцию другим способом. Там руководству не нужна наука от экспертов, но нужна, например, разрешительная документация, или какое-то решение суда. И он «бегом марш» отправляет своего подчинённого «занести деньги». Подчинённый может протестовать, что он идёт в Европу и никакую взятку давать не будет – но попытается решить вопрос по-закону, получит от шефа за задержку, и спросит себя: а чего я экономлю не свои деньги? Пойдёт, занесёт эти 500 долларов, ему выдадут документы, предприятие возобновит работу, и все будут спокойны.

Как побороть коррупцию? Наверняка, любезные читатели, в вас уже несколько минут ёрзает этот вопрос – не говоря уже о тех нескольких десятилетиях, если не столетиях, которые он «ёрзает» в украинском обществе. Я вам на него отвечу. Нужно выбить, вытрусить, убрать криминал из голов людей. Как – другой вопрос. А пока есть профессиональный криминалитет, бизнес, который играет в криминал, и дети, которые хотят быть криминалом, слова эти их специальные учат для «крутости», потому что иначе станут в обществе изгоями – будет компенсаторная система и останется на своём месте коррупция.

Безопасность в бизнесе, вырезанном по армейскому лекалу

Теперь поговорим об атакующей модели бизнеса. Это модель армии. Армия начинает и выигрывает. Это агрессивная модель, построенная на упреждающих мероприятиях. Помните методы Сталина? Нет человека – нет проблемы. Если есть сомнения, то нету человека – нет сомнений. Рейдерские захваты, чтобы вы понимали, это не криминальное лекало, это модель армии. Может быть и завод, и концерн построен в армейской модели.

Компенсаторная структура в этой модели отсутствует. Работающие в ней бизнесмены считают, что что-то компенсировать нету никакого смысла, поэтому надо просто ставить на места своих людей. Они просто едут туда, платят деньги и ставят своего, например, прокурора. Военная структура не понимает, как можно кому-то что-то отдать – только нужно своего ставить. Как только армия начала расставлять своих людей, территория захвачена. У армии вообще территориальный принцип мышления – как у церкви. Это наш город, говорят военные. Это наш приход, говорит церковь.

При этом армейская структура нормально уживается с криминальной на одной территории. Одни живут на свете, другие в тени – они не сталкиваются. Конечно, военные будут беситься от того, что криминал у них что-то вдруг отобрал, но сделать с ними ничего не могут. Сильная сторона «армейского» предприятия – это его безопасность: военные люди знают, как это делается. Даже если это бизнес, никак не связанный с силовым компонентом, он обязательно появится в структуре, некое охранное подразделение в составе предприятия, или будет открыта отдельная охранная фирма.

У военных даже свобода по уставу: например, на футболе
У военных даже свобода по уставу: например, на футболе

Как-то особо регулировать личную безопасность на такого рода предприятиях нужды нет, там железная дисциплина, эти люди не будут пить, там все по стойке смирно ложатся спать. В военных организациях люди не свободные.

Безопасность в бизнесе, построенном по модели НИИ

В этом смысле полной противоположностью армейской модели является модель НИИ – научно-исследовательского института. Предприятия типа НИИ любят открывать спецслужбы.

Компенсирующая научная структура там отсутствует по определению, поскольку они и являются этим банком данных, это к ним все ходят советоваться.

Что касается безопасности предприятия, то она должна быть обеспечена прежде всего в технологическом смысле. А вот с человеческой безопасностью всё намного сложнее. Подобного рода люди, работающие в бизнесе по модели НИИ, по причине своих «десяти пядей во лбу» очень тяжёлые, ими тяжело управлять, диктовать им, как себя вести. «Кандидату наук ругаться матом нельзя, а академику не только нужно, но и архиважно» — любимая фраза моего украинского коллеги, тоже доктора философии.

Интеллектуала на предприятии приходится терпеть просто за то, что он есть. Он знает себе цену. Его не выгонишь, потому что это величина, например, генеральный конструктор. Существует прямая связь между его работой и выполнением обязательств предприятия перед внешним миром. И приходится как-то держать баланс, потому что добиться того, чтобы интеллектуалы вели себя как по струнке, практически невозможно. Да ваш покорный слуга и сам такой! И потому отправляется прямо сейчас на прогулку под майским солнышком, чего и вам желает.

Тема организации безопасности в Европе построена совсем по-другому, поскольку логические модели моего, в частности, народа, отличаются от ваших. Если это интересно, я расскажу о них в других статьях. Но в любом случае это иллюзия, что построить бизнес по американской или европейской модели в Украине возможно, пока образ мышления людей скроен по другим лекалам.

Надеюсь, что доставил вам и сегодня удовольствие своими научными изысканиями,

С всенепременным уважением,

Вернер Гиссельманн


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading