Монолог о стереотипах или «Учёный? Да кому ты нужен!»

И на этот раз без отдельных предисловий и реверансов.

Летел я недавно во Франкфурт в бизнес-классе одной достопочтенной немецкой авиакомпании и рассуждал. Рассуждал «себе под нос», как говорится, о том, что сегодня происходит в науке отечества моего и за его пределами. А натолкнула меня на эти рассуждения недавняя встреча с коллегами из Украины, с которыми у меня, по чести скажу, взаимодействие достаточно плотное. Я уже наслышан и о переменах, и о проблемах, и о достижениях (грюсс Гот, имеем и плюсы); но одно дело – «фоновые беседы и текущие задачи» и совсем другое – отношение современного учёного к своему будущему. К будущему своей профессии и государства в целом, ибо, как известно, наука – прочный оплот и фундамент любой державы.

Меня насторожила мысль, что некоторым украинским учёным сегодня важнее, где их напечатают и будет ли это «рейтинговый журнал» с хэштегом Scopus, нежели то, ЧТО они вложат в свой продукт научной деятельности, КАК проявят себя в качестве учёных и ЗАЧЕМ вообще это всё – исследования, эксперименты, патенты и прочее…

Вопросы, конечно, философские, однако и остро-жизненные одновременно.

Что же, начал я со стереотипов; к слову, знакомы ли вы со «стереотипом исследования» как таковым? Я лично искренне не один год задавался вопросом, почему научное исследование в 21 веке сводится к некоему существующему стереотипу и шаблону. Ответ, впрочем не заставил себя ждать. Иные «держатся за исследовательские стереотипы» да пишут «как под копирку» одинаково безликие научные работы, потому что их исследованию не предшествует проблема. Либо нет жизненной проблемы, либо не стоит научная задача, решение которой предваряло бы исследование.

Полагаю, логика размышления ясна: невозможно было бы решить задачу, не проведя исследование! А что мы видим в современной науке вместо «научной задачи или проблемы»? Слово «тема»? Да, в любом высшем учебном курирующие «юнца в науке» лица предлагают прежде всего оговорить тему. Не ЗАДАЧУ, не ПРОБЛЕМУ, не ПОЛЕЗНОСТЬ, НО «тему» будущей научной работы.  А «тема» — это предмет обсуждения и договоренности, если хотите, компромисс на первом этапе, соисполнительство на втором этапе и поиск консенсуса на третьем этапе! То есть, по сути, в соответствии с таким подходом выращивают политика от науки, а не учёного! Вопрос «Зачем это, и кто это придумал!?» Прототип или, если изволите, предшественник идеи известен.  «Тематика» — это проблема категории «плановой науки», то есть запланированной науки, каковой она была в эпоху Советского Союза! Другими словами, советская наука была многотиражной и обыкновенному человеку был виден только нижний этаж науки, а прочие три уровня лицезреть было «не положено».  Касательно уровней и их градации, напомню, что информация ранжировалась по категориям «наука общедоступная» — это для всех; и «секретная», «совершенно секретная», «совершенно секретно государственной важности» — для тех, кому «положено». Более того, уровни науки определялись университетом, НИИ, закрытым НИИ, конструкторским бюро (при этом, у двух последних могли быть «дымовые» названия вроде «научной лаборатории», «творческого коллектива» и прочее). Вообще закрытый научный центр был вершиной и пиком научных достижений!!!

Так вот, когда Советский Союз развалился, три уровня исчезли («секретно» и выше) а один, общедоступный, остался. Затем некоторые деятели нехотя попытались сохранить пару-тройку НИИ (которые «почему-то и кому-то» показались нужными), придав им статус академической науки, что не ведёт никаких разработок и исследований.  Конечно же, всё, представляющее интерес и ценность – то, что можно было уже беспрепятственно продавать за границу за валюту (раньше-то было нельзя…предательство и измена Родины не были пустыми словами). Всё остальное, на что заграничный спрос не распространялся, не интересовало!!! То есть, интересовали уже существующие разработки, и прежде всего технологии военно-промышленного комплекса (как понимаете, это большие, баснословно большие деньги).  Также интересны были учёные, которые к тому времени имели мировую известность, которые умели и демонстрировали результаты в технических областях большие, чем их коллеги за границей, но за меньшие деньги — это интересовало, безусловно! Гуманитарные же науки интереса не представляли никакого!!!

Единовременно при развале СССР научно-исследовательские институты как таковые были уничтожены. При прекращении существования СССР все достижения «отправлены» в архив, люди — на пенсии.  А так как разработки были секретные… то и интереса они ни для кого более не представляли! «Почему?» — спросите вы. Да про них просто никто не знал, за исключением весьма ограниченного числа учёных, которые просто стали никому не нужны… в один день!!! Светила секретной науки перешли преподавать в обыкновенные университеты или доживать век на пенсии.  «Новой власти» образовавшихся после СССР держав они, может, и хотели бы служить, но новая власть в них не нуждалась!!! Она хотела жить по-новому.

И с того момента в фаворе и во главе Научного Стола стали Экономика, Юриспруденция, Финансы. Основными знаниями «на рынке спроса и предложения» стали махинации и негласная дисциплина «как зарабатывать деньги». Экономическая и Юридическая специальности стали чем-то вроде «универсального рецепта», а-ля притчи во языцех. Другие науки вообще не интересовали!!! Началась эра экономики, появились деньги.

И наступила новая эпоха, которую можно охарактеризовать так: «Когда есть деньги, никакая наука не нужна… а всех, кого надо, мы купим за деньги!!!» И, надо сказать, так и действовали, пока ещё было «кого покупать». Наследие СССР ещё «не остыло с пылу, с жару»; люди, которых вышвырнули на свалку истории, нуждались в деньгах, и их время и интеллект можно было «покупать»,  пока они ещё были живы!!! Они-то жили-были, но никого не учили, ученикам знания школы не передавали. А зачем кого-то учить? Создавать себе конкуренцию? И в этом аспекте кроется очень серьёзная психологическая проблема, в которой предстоит разораться особо. СССР так был устроен, что в государстве было очень мало руководителей и весьма много (скажем, достаточно) людей в науке, способных качественно справиться с самой сложной задачей! И так как эти люди, «носители советского менталитета», привыкли, чтобы им задачи ставили, вот они и искали впоследствии тех, кто эти задачи и далее ставить будет!

Иными словами, когда началась «другая война» в новом государстве, по случаю дележа наследия и собственности бывшего Советского союза, вот тогда эти люди, как солдаты, стали востребованы на время войны. Когда же все поделили – снова стали не нужны!!! «Главное – деньги; есть деньги, и хорошо; надо будет —  новых купим», — философия известна, проста и незатейлива.

И в перипетиях обсуждения исторических событий, не забудем обсудить один немаловажный вопрос: «А зачем в науке вообще существовали эти четыре этажа?»

Попробую объяснить суть.

«Общедоступно», «секретно», «совершенно секретно», «совершенно секретно государственной важности» — это своего рода взаимосвязанные уровни. «Общедоступный уровень» — его «представители» в миру – университеты, в которых молодые люди получают высшее образование. Университеты готовят из поколения некую смену, то есть выводят человека на необходимый уровень знаний.

И три «не всем доступных» уровня:

  • НИИ — делают из человека учёного;
  • Другое дело, «Закрытые НИИ», секретные, в которых человек способный получал место в команде для решения конкретных задач;
  • Уровень закрытого научного центра — это уровень решения сверхзадач!

И соответственно, каждый человек из верхних уровней подбирал себе в научные проекты, в дело, способную молодежь снизу; подбирал, так как отвечал за работу института перед партией и правительством, а те, как известно, любили сложные задачи!

Соответственно, поступившие в университет молодые люди, обучающиеся «по специальности», в ВУЗах становились кандидатами в ту самую «секретную» науку, которая в три уровня располагалась вверху.

В НИИ перспективных приглашали; непосредственно в НИИ кандидаты становились учёными, а доктора работали и их курировали. То есть, кандидатов наук превращали в учёных, и спустя годы уже они становились докторами наук и после этого получали право на самостоятельную работу в рамках НИИ! Доктор наук — это статус уровня Научно-Исследовательского института.

По сути, как это работало в СССР: молодой человек, защитив кандидатскую в ВУЗе, тем самым становился кандидатом к следующему академическому уровню, то есть, в НИИ. Далее в НИИ из кандидата делали учёного, до тех пор, пока он не защищал докторскую. Что означало «защита докторской»? «Докторская» = «Вы получили право на самостоятельную работу в рамках НИИ». И доктор наук не просто получал право на самостоятельную работу, он мгновенно становился кандидатом на следующий уровень.

Следующий уровень науки — закрытый НИИ, которому, по сути, соответствовал статус члена корреспондента академии наук. И это вовсе необязательно подразумевало военные разработки, актуальны были разные направления, напрямую влияющие на государство, его процветание и обороноспособность; военно-промышленный комплекс — это всего лишь одна из тем.

И самый недоступный уровень — секретного научного центра, который представляет собой уровень Академика АН СССР!

Обратим пристальное внимание на тот факт, что исторически прототип секретного учёного в СССР — это основной прототип, а второй прототип — это бедный инженер с колбасой за восемьдесят копеек…И в тот самый миг, когда Советский Союз рухнул, два верхних уровня науки канули в Лету вместе с бывшей великой державой, её устройством – исчезли, словно и не было их вовсе, так как о них просто никто не знал, лишь единицы!!! А начни об этом говорить? В ответ окружающие, всё те же советские люди, сообразно мышлению устоявшемуся, тебя просто посчитают сумасшедшим!

Научный уровень «совершенно секретно» некому стало содержать, так как политика «За деньги купим всё!» стала основной. Остался лишь уровень НИИ, посредством которого обналичиваются денежные суммы; а сами «учёные» занимаются, скорее, имитацией бурной деятельности.

Да, и остался самый начальный, первый уровень, который «по идее» даёт образование. Почему «по идее»? Дело в том, что раньше, при СССР, верхние уровни формулировали требования к нижним, и в соответствии с этим подходом всё очень гибко и быстро менялось и внедрялось, а министерство образования к этому не имело никакого отношения. Теперь же требования формировать стало некому, поскольку исчезли вышестоящих уровни. Прежнюю же функцию поручили ВАКу и Министерству образования, Названия все сохранили без принадлежности к сути происходящего. Смысла в самих названиях не стало, так как это были лишь отсылки, дань истории системы, которую ни представители Министерства образования, ни ВАКа не создавали. ПОЧЕМУ система в СССР существовала и КАК она функционировала – этим «новым» формациям было неведомо. Они лишь скопировали старое, без понимания сути.  Логично, конечно же, было бы создать свою, собственную, новую систему, то есть сконструировать её, придав новые имена и названия, отражающими суть системы, но, простите, КОМУ было конструировать? Уровень конструирования — это уровень закрытых НИИ а таких больше не существовало, а «сохранившиеся» НИИ более таковых задач не решали, перед ними стояли иные вопросы – позиционирования и обналичивания интересов третьих лиц.  НИИ стали лишь обложками, названиями на документах, через которые можно украсть деньги, но сконструировать хоть что-то – нет. Вообще такие системные задачи класса создания должны решать конструкторы, а их более нет! И за деньги таких специалистов не купишь!! Конструктора можно только воспитать, то есть вырастить в рамках школы, но и школы более не существует!!! Поэтому в новые времена никто не мудрствовал лукаво: просто скопировали советскую систему без понимания, как она работает.

Возвращаемся к единственному научному уровню, который остался в 21 веке. Университет!!! «Зачем он нужен?» — задам я банальный вопрос. Причин, разумеется, множество, не одна. Это и ответ на вопрос «А как же деньги зарабатывать образование же нужно», и имидж на западе, и рабочие места… кто-то же должен заполнять общественную иерархию работников, и этот «кто-то» обязан обладать хотя бы базовыми знаниями, которые и предоставляет многоприменимая университетская система.

Теперь же, когда мы со всеми фактами знакомы, определённо можно заключить, почему исследовательская база у нас в Отечестве такая и почему «кандидатская» работа ничем не отличается от «докторской», кроме, разве что, числом исписанных страниц (то есть, попросту, РАЗМЕРОМ!) Откуда в науке появилось категории «можно или нельзя»? Да нет никакого секрета: нужно угодить «тем, кто там выше сидит», чтобы пройти или хотя бы проползти без препятствий, нужен статус, в конце концов!

Цель стать ученым исчезла!!! Учёные никому не нужны! Зачем, в таком случае, быть ученым, если они не нужны? Значит, остаётся один вариант: встроиться и зарабатывать???!!!

***

Старики уходили, учёных становилось все меньше и меньше, и в конце концов эта ситуация достигла критического уровня. По сути, вокруг одни тупицы! Из песни, уважаемые, слов не выкинешь! И теперь…. Надо средь толпы не выделяться!!! Ты не можешь быть лучше этих тупиц, иначе они тебя сотрут в порошок… Вот такая вот «логика реалий 21 века».

И последнее наблюдение в завершении монолога. Знаете ли, академику всегда интересно, может, с долей иронии, мнение студента – молодого, «зелёного», делающего первые шаги.  А преподавателю — нет !

Всенепременно Ваш, с неизменным уважением,

Вернер Гиссельман


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше