Аналоговая фотография и ее роль в научной деятельности

Научная деятельность ученого-прикладника очень тесно связана с фотографией, потому что все новые исследования требуют неопровержимых доказательств, и одним из основных доказательств являются аналоговые фотографии, сделанные в самых разных уголках мира.
Наша работа включает в себя исследовательскую, научную и прикладную части. Мы работаем комплексно. В научных экспедициях, которые мы регулярно проводим уже более пяти лет — мы исследуем власть людей на земле в разные периоды истории, а также механизмы, с помощью которых эти люди приходили к власти. Мы изучаем то, почему они были правителями, как они управляли своим народом, почему народы были вынуждены или желали подчиняться этим правителям, зачем они возводили многочисленные сооружения. Но самое главное, мы исследуем технологии, которые они использовали для того, чтобы прийти к власти и не лишиться ее в последствии.
Вся система исследования, как правило, делится на определенные блоки: военный блок, технологический или управленческий и мистический блок. Полную картину можно получить, исследуя только все 3 блока.

Мы занимаемся исследованием настоящего и прошлого, которое позволяет нам понимать, как эти знания трансформировались через время, какие поступки люди совершали, какие научные труды создавали, какие понятия и приоритеты существовали тот или иной момент времени. А также то, насколько каждый человек был образован и подготовлен к той жизни в которой он жил. Что позволяло человеку остаться в живых и прожить хоть какую-то жизнь, потому что в средние века, человеческая жизнь имела совершенно иную ценность, чем имеет сегодня и мы это прекрасно знаем из классической истории.
Все эти вопросы мы разрешаем, затем превращаем их в рабочие системы, испытываем в так называемых лабораторных условиях, а в последствии применяем в жизни.
В подобных исследованиях всегда участвуют несколько ученых. Это ученые-прикладники, исследователи в разных областях, с разным образованием и специальностями, имеющих разные подходы и разную методологию исследования. Затем все полученные исследования мы сопоставляем и получая одни и те же данные, мы можем сказать, что имеем дело с правдой.

фото из Неаполитанской экспедиции

Каждый наш исследовательский проект в последствии превращается в определенную прикладную систему, на основе которой конструируются технологии, позволяющие людям достойно жить, самосовершенствоваться, учить других людей этому и тем самым делать мир лучше. Человеку как физиологическому субъекту нужно дышать, чтобы жить, а как части мирового сообщества ему нужно что-то иметь и применять для того, чтобы жить. Это как воздух.
Однако все начинается именно с доказательств, как мы уже упомянули в начале статьи. Доказательства — это то, что нельзя опровергнуть, и именно пленочная фотография играет большую роль, когда мы говорим о научной деятельности, а также судебной и др. Пленка — это факт, с которым нельзя поспорить. Любой фотограф знает, что цифровую фотографию подделать достаточно легко, в отличие от пленочной фотографии, которую подделать практически невозможно, особенно при условии наличия негатива. Сегодня, в таких всемирно известных университетах, как Кембридж и Гарвард ученые профессора говорят о том, что необходимо использовать именно пленочную фотографию, когда речь идет о написании книг, статей высшего уровня или архивах университета.

Именно поэтому в экспедиционном корпусе, в приоритете мы используем именно пленочные камеры. Я бы сказал так: в 70 % случаев мы используем пленку и в 30 % — цифру. Цифровые камеры нам необходимы для того, чтобы сразу демонстрировать ход экспедиции в виде некого непрерывного дневника. Но мы не можем использовать в последствии эти фотографии для написания книг и в качестве научных доказательств.
Учитывая то, что исследования и экспедиции бывают разноплановые, нам необходимо иметь большой выбор разных камер. Для того, чтобы выбрать самые надежные и подходящие, иногда приходится приобретать и тестировать еще больше камер, чем нам может понадобиться, но это неотъемлемая часть нашей работы. К сожалению, мы не можем использовать одну или две камеры для всех задач, которые перед нами стоят.
Например, мне очень нравится среднеформатная Voigtlander Bessa 667, но у нее только один объектив и это сильно ограничивает ее использование. Более того, у нее не светосильный объектив и я не могу ее использовать при слабом свете, например вечером или в темном помещении.
Экспедиционный корпус работает в совершенно разных условиях, и чаще всего в очень сложных условиях. Например средневековые храмы, как правило, слабо освещены, но при этом насыщены мелкими деталями, которые могут быть крайне важны для исследования. Так же нам приходится работать в открытом море, под дождем, при тумане и при очень ярком свете. Иногда нужны широкие углы, иногда очень длинные углы и т.д.

Мы не можем использовать какую-то большую среднеформатную камеру с ручными настройками и дальномером в условиях, где нет возможности думать о фотографии, но она при этом очень нужна. Например в африканской экспедиции, в определенных районах Кейптауна, когда вокруг нас находилось немалое количество преступников, мы были вынуждены думать о своей безопасности в большей степени, чем о выдержке и диафрагме. Или например в Генуе мы однажды попали в ситуацию, когда оказались на волоске от ограбления и нападения на нас, при этом, нам было нужно сделать фотографии именно там, в рамках наших исследований.
Таким образом, иногда нам нужен более современный фотоаппарат, такой как Nikon F6, Leica R8 и т.д. В некоторых случаях нужны дальномеры или маленькие фотоаппараты, чтобы люди не видели камеру в наших руках и мы могли снимать внезапно и почти невидимо, как например это делал Анри Картье-Брессон.
Бывают места, где съемка попросту запрещена, а иногда не хочется спугнуть объект.
Также важно сказать, что существует огромное количество объективов и у каждого свои свойства. Например нам нужны конкретные свойства объектива Leica R8, или M серии, а мы не можем такой объектив поставить на Nikon. Это, в последствии определяет и выбор пленки. Ни для кого не секрет, что конкретная пленка может давать разные оттиски с разными объективами.
В качестве примера можем привести один из старых объективов Leica, которые были у Картье-Брессона. Их нельзя сравнить с объективами камер Mamiya, Hasselblad или Nikon. При этом задачи всегда разные. Мы стараемся показать множество вещей и стремимся добиваться разных эффектов для того, чтобы получить максимальный отзыв от людей, которые в дальнейшем будут изучать эти исследования. Для этого, в том числе нам необходимо использовать большую палитру разных пленок. Это могут быть пленки с номиналом ISO: 1600, 3200, 100, 25 и т.д., в зависимости от условий в тот или иной момент времени. А это также влечет за собой тщательный подбор камер и объективов.

Вероятно многие знают, что недавно закрылось производство пленки Fuji Natura 1600, которая нас часто выручала, когда необходимо снимать в цвете при условиях слабого света. Поэтому сейчас мы по всему миру собираем остатки этой пленки для ближайшей экспедиции, а также ищем ее аналог для будущей работы.
В приоритете выбора инструмента всегда стоит задача, которую мы решаем. Если необходимо безупречное качество, то средний формат подойдет лучше. Например объективы среднеформатной Mamiya 7 очень уникальны и дают прекрасный результат. Среднеформатный Rolleiflex также неповторим в своих оттисках. Однако, когда нужно быстро снимать, его использовать практически невозможно. Таким образом, подбор камер для каждого исследования и экспедиции — это очень кропотливая и непростая работа.
Например ближайшая экспедиция в Мексику очень ограничивает нас в выборе камер, потому что законами Мексики установлено ограничение, позволяющее провозить лишь 2 камеры на одного человека. Это означает, что мы не можем взять все, что хотели бы. Более того, мы никогда не были в Мексике и вообще в южной Америке, соответственно, мы не знаем с чем мы столкнемся. Хотелось бы взять разные камеры с разными свойствами, чтобы быть готовыми ко всему, но мы не можем этого сделать. Соответственно мы вынуждены ограничить себя и планируем взять с собой лишь самые проверенные и надежные камеры, такие как: Nikon F6, потому что это машина, которая прошла войны, экспедиции и многократно проверена не только нами. Это профессиональная камера, крайне многофункциональная и как танк не убиваемая. Более того, у нас есть огромное количество объективов для него, которые отлично работают в разных условиях. Я говорю о различных светосильных объективах, которые очень важны для нашей деятельности, с диафрагмой от 1,2, а также длиннофокусные объективы с зумами и широкими углами.

Мы часто снимаем высокие объекты, когда работаем с памятниками архитектуры и необходимо доставать до высоких точек. При условиях работы в узких улицах, как например в разных уголках Италии, больше подходят широкоугольные объективы. Но что нас ждет в Мексике мы пока не знаем. Учитывая то, что это бывшая испанская колония, возможно она будет подобна острову Тенерифе на Канарских островах, где мы работали несколько раз. Но это пока только наши предположения, а доступные фотографии в интернете не дают нам полного видения местности предстоящей поездки.
Также мы планируем взять Leica M-A, в первую очередь, потому что она полностью механическая. Для нее ничего кроме пленки не нужно. Это крайне важно, учитывая то, что мы не всегда будем находиться в местах, где будет возможно зарядить батарейку или купить новую. Но M-A будет работать даже тогда, когда не будет работать ничего, и это ее огромное преимущество.
Обязательно мы возьмем с собой Leica R8, потому что ее объективы ни с чем не сравнимы, а у нас присутствует внушительный выбор объективов под эту камеру.
Следующая камера, которая поедет с нами в Мексику, это Voigtlander Bessa T, потому что это очень универсальная камера. Я бы назвал ее своего рода конструктором. К ней можно подобрать практически любой объектив, в силу того, что там используется внешний видоискатель. То есть мы не ограничены рамками дальномера, а выбор достаточно большой. У нее байонет М, а соответственно те объективы, которые мы берем для Leica М-А мы можем использовать и для Bessa T.

Еще одна незаменимая камера, которая войдет в Мексиканский комплект, это широкоугольная Voigtlander Bessa 667 W, потому что она позволяет брать широкие углы, охватывая большое пространство, что обязательно нам пригодится в поездке.
Из цифровых камер, мы планируем взять Hasselblad X1d-50c или Fuji GFX 50, мы еще не решили. Каждый раз набор камер меняется, мы тщательно следим за новинками, находим редкие экземпляры и более старые для того, чтобы досконально разбираться в том, с чем мы имеем дело.
В наших поездках с каждым годом мы наблюдаем, что пленочная фотография восстанавливается и даже перерождается. В этом можно убедиться глядя на множество людей с пленочными камерами, которых мы встречаем в разных странах, а также немалое количество магазинов и лабораторий, работающих практически во всех крупных городах Европы. Более того, за последние 2 года возобновилось производство таких пленок, как Ektachrome, ТMAX 3200, а также различной химии для проявки фотографий. Начинают открываться новые лаборатории по всему миру и т.д. Люди потихоньку начинают возвращаться к пленке, потому что цифра, по сути достигла своего пика, где фотографы уже начинают повторять одно и то же. Кроме того, качество цифровой фотографии не соответствует пленочной, в случае динамического диапазона и разрешения, особенно когда мы говорим о среднем и крупном форматах. Я бы сказал, что с цифровой фотографией люди потеряли огромный оптический потенциал, который есть у пленочной фотографии. В цифровой фотографии мы ограничены. Даже средний формат в цифровой фотографии меньше, чем средний формат в пленке. И это потолок, а соответственно, это оптическая потеря. Когда мы говорим о цвете, цифровая фотография также не может достигнуть тех эффектов, которые дает пленка.
Из огромной палитры существующих сегодня пленок, мы можем выбрать любой оттенок, оттиск, контраст и т.д. А на цифровой камере у нас в наличии только одна матрица и один счетно-решающий механизм, который обрабатывает информацию, превращая ее в цветную картинку. И если захочется чего-то принципиально нового в изображении, то придется покупать камеру другой фирмы, а это стоит гораздо дороже, чем купить другую пленку.

Экспедиционный корпус под руководством ученого Мальцева О.В.

Если посмотреть на общую статистику, то мы увидим только возрастание пленочной фотографии во всех точках мира. Мы разговаривали со многими фотографами, снимающими уже более 40- 50 лет. Даже те, кто сегодня предпочитает цифровые камеры единогласно говорят, что без той практики и базы, которую им дала пленка в свое время, они не смогли бы добиться имеющихся сегодня. Это огромный обучающий пласт знаний для человека, который ставит правильные навыки, подход и тактику фотографирования, а также двигательные, необходимые человеку в будущем, в течении всей профессиональной жизни. С точки зрения образования и перспективы, об этом необходимо задуматься каждому фотографу, а так же школам фотографии, которым по моему мнению обязательно нужно вводить работу и базу пленочной фотографии.

Опираясь на всю нашу практику и знания о фотографии, полученные в ходе научных исследований и экспедиций, мы решили создать свой собственный уникальный способ продвижения и развития аналоговой фотографии. Поэтому, в июне 2018 года мы основали концерн «BigGuns Photos». Для нас фотоаппарат — это та вещь, которая объясняет нам, как добиваться результатов. Люди фотографируют и, как правило, продают свои фотографии, чтобы зарабатывать деньги. Мы этого не делаем. Для нас фотография — это нечто другое. Наши фотографии — это своего рода инсайд, прозрение. После каждой фотографии я понимаю то, что не понимал до этого.
Мы могли бы сказать, что наша фотография носит эвристический характер, вместо художественного, то есть она познавательная, это некая модель ума. Фотоаппарат для нас — это инструмент проникновения в тайну. В этом и есть наша уникальность. С каждой фотографией мы становимся все умнее и умнее. В то время как у многих людей, если не у большинства, фотография — это всего лишь механизм выражения себя.
Мы себя не выражаем через фотографию. Наши фотографии — это результат мастерства, а не самовыражения. Например для Анри Картье-Брессона фотография была неким эталоном, кадром вырванным из жизни. Это был решающий момент.

Для нас ключевым элементом в фотографии является сила. Неважно, какую фотографию вы сделали, важно то, как она действует на человека, важна ее сила воздействия. Это наша ключевая концепция. Если ваша фотография никак не действует на человека, который на нее смотрит, значит вы сделали плохой снимок. Если фотография не заставила задуматься, остановиться, пересмотреть свои убеждения, подумать о своей жизни, судьбе, не заставила позавидовать, не тронула вас никак и не поменяла вас никак, значит вы сделали плохую фотографию. Но если фотография поменяла вас, значит она поменяет и других людей.
Прежде всего фотография должна научить чему-то вас, а потом и других людей. Но если фотография не научила ничему вас, то она точно не научит никого другого.

Источник Одесское Фотографическое Общество


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше