Джеймс Кокс, автор «философских часов»: предприниматель или ювелир, изобретший вечный двигатель?

Джеймс Кокс, автор «философских часов»: предприниматель или ювелир, изобретший вечный двигатель? 1

«Начало и конец не так далеки друг от друга, как кажется»

Джеймс Кокс

Джеймс Кокс (1723-1800) — известный лондонский ювелир, часовщик и изобретатель, изготовил множество замечательных механизмов. Но история его жизни, увы, до нас дошла лишь скудными отголосками прошлых столетий, оставив след в  его творениях, которые не перестают восхищать  целые поколения людей.

Но даже из небольшого количества имеющихся сведений мы можем представить жизнь изобретателя и перенестись на пару сотен лет назад, чтобы окунуться в тот мир, когда только зарождалась механизмы, невиданные науке. Его гениальные автоматы, механические игрушки и часы – это выдающиеся, неповторимые изобретения, приводящие в восторг множество людей: например, единственный в мире крупный часовой автомат, дошедший до нашего времени, «Павлин», который экспонируется в Малом Эрмитаже в Санкт-Петербурге, или «Серебряный лебедь» из музея Spring Gardens (Лондон). Наблюдатели становятся перед ними просто маленькими детьми, удивлённо открыв рот и с нескрываемым восторгом хлопая глазами. Эти часы работают и сегодня, несмотря на то, что им уже около 250 лет! «Павлина», например, заводят строго один раз в неделю. Мастер в своём произведении использовал четыре самостоятельных механизма: три приводят в движение фигуры, а четвёртый, собственно, и является часами. Это  не только искусный механизм и модная для того времени занимательная игрушка, но и настоящее подлинное произведение искусства. В стеклянном вольере часов расположились петух, павлин, сова, стрекоза и белочки. Хранитель заводит ключом все механизмы, проворачивая их, и на несколько минут, часы словно оживают: под музыку крутится павлин, расправляет свой хвост; петушок, вытягивая голову, издает пронзительные звуки; на грибочке крутится маленькая стрекоза. 

Джеймс Кокс, автор «философских часов»: предприниматель или ювелир, изобретший вечный двигатель? 2
Часы «Павлин» работы Дж. Кокса из собрания Эрмитажа

XVIII век – время  расцвета механики как отрасли науки

Изначально  деятельность Джеймса была предпринимательской: он торговал чаем.  Но уже в зрелые годы, когда начался расцвет механики, он начинает пробовать себя в новом на тот период творческом деле – изготовлении предметов роскоши. 

У Джеймса была страсть: механизмы. Он с удовольствием начал специализироваться на замысловатых часовых механизмах, инкрустированных золотом, серебром и драгоценными камням. Не существовало аналога его работам, каждая деталь была, как произведение искусства.  

Карьера Кокса в качестве ювелира началась в 1751 году. Его механические творения были разработаны такими художниками, как Джозеф Ноллекенс и Иоганн Зоффани. Спорный вопрос, был ли сам Кокс ювелиром или просто талантливым предпринимателем, провозгласившим себя «золотых дел мастером». Известно лишь, что на него работало до тысячи человек. 

Джеймс Кокс, автор «философских часов»: предприниматель или ювелир, изобретший вечный двигатель? 3
Изобретатель Джеймс Кокс

Примерно в 1765 году Кокс начал производить роскошные игрушки, в которых для обрамления сложных механизмов европейские формы использовались вместе со слонами, пагодами и китайскими фигурами. Основным рынком сбыта стал Дальний Восток, Индия и Китай. 

Узнав, что в Китае император Цянь Лун ни разу не видел механических часов, он  в 1772 году решил познакомить его лично с механическим чудо-творением. Часы создавались для китайских рынков с учетом вкусов китайской знати. Особенность изобретателя состояла в том, что его задачей было удивить клиента: его  предметы издавали музыку и двигались, в те времена это было что-то невероятное и фантастическое! Кокс переправил в Китай 200 тысяч своих изобретений, по сей день некоторые из них хранятся в Пекинском музее.

Большая часть рынка Англии по производству и поставке часов и автоматов принадлежала Джеймсу Коксу. Многие англичане жаловались на механические часы за их некачественную работу, но это обстоятельство никоим образом не уменьшало восторга китайцев от диковинок Кокса. 

Музей Джеймса Кокса

Изобретатель не остановился только на изготовлении часов, он пошел дальше, взяв в управление частный музей: в Большом зале лондонской галереи «Спринг-Гарденс» он начал выставлять свои товары. Площадка музея находилась рядом с Адмиралтейской аркой и являлась одним из самых популярных выставочных залов в Лондоне. 

За время работы музея с 1772 по 1776 год экспозиция Кокса затмила все остальные экспонаты. Его умение в рекламе, несомненно, сыграло свою роль в создании популярности музею: быловыпущено несколько каталогов и даже сборник стихов, восхваляющих музей!

Примечательно, что «музей Кокса» был одной из самых дорогих выставок в Лондоне. Вход на неё которую дозволялся лишь ограниченному числу посетителей, из соображений безопасности. Музей был популярен среди лондонского высшего класса и литераторов: Джеймс Босвелл посетил в 1772 году по рекомендации Сэмюэля Джонсона, а Фрэнсис Берни устраивает дискуссию об использовании искусства у Кокса в своём романе «Эвелина». Драматург Ричард Шеридан отдает дань уважения Музею Кокса в «The Rivals» . 

Кокс надеялся на королевское покровительство и специально для этого выставлял королевские портреты в музее, но так и не достиг своей цели. В 1773 году специальный акт парламента уполномочил Кокса «разбить» его коллекцию и продать по лотерее. Музей был удалён из Spring Gardens в 1775 году. До конца своих дней Кокс оставался в бизнесе в качестве розничного продавца.

В заключение, уделим особое внимание изобретению Кокса против всех законов физики – настоящему вечному двигателю

В 1760 году Джеймс Кокс разработал часы, которые, по его заверениям, могут бесперебойно работать бесконечно долго: механизм называется Cox’s timepiece. Превосходно сконструированные и тщательно изготовленные часы приводились в действие перепадами атмосферного давления. Кокс создал их с помощью механика Джозефа Мерлина в 1760-е годы. Надо полагать, что созданию этого механизма предшествовали многолетние эксперименты, хотя нам о них ничего не известно.

Главное отличие вечного двигателя Кокса от великого множества других машин вечного движения, созданных ранее и создававшихся в последующие годы, заключалось в следующем. Он не ставил своей целью выработку энергии, хорошо понимая, вероятно, неосуществимость такой задачи, а попытался использовать ту её форму, которую можно было получить непосредственно в природе, без участия человека. Его двигатель приводился в действие в прямом смысле природными силами.

Часы работают непрерывно за счет подъема и падения ртути в совершенно обычном барометре – не было никаких оснований опасаться, что часы когда-нибудь остановятся. Причём них создан такой запас энергии, который дает возможность часам работать в течение года, даже если барометр будет убран. Если изучить конструкцию устройства, можно утверждать, что это один из самых замечательных механизмов. 

Уже после смерти были найдены и расшифрованы записки самого Кокса в отношении вечного двигателя, вот что он пишет:  «Это механические и философские часы, доведенные — вопреки мнению скептиков — до высокой степени совершенства в результате огромного труда, бесконечных испытаний и огромных денежных затрат. Совместное использование в этом устройстве философских и механических принципов позволило получить движение, которое будет продолжаться вечно. И хотя сталь и медь, из которых изготовлены часы, должны со временем разрушиться (что, впрочем, ожидает и нашу планету, и все на ней живущее), первопричина работы механизма останется неизменной, а поскольку трение между деталями часов крайне незначительно, они будут находиться в движении гораздо дольше любого другого когда-либо созданного механического устройства.

По своим размерам эти необыкновенные часы не отличаются от обычных маятниковых часов, завод которых рассчитан на восемь дней. Их корпус изготовлен из красного дерева и напоминает здание с колоннами и пилястрами, карнизами и лепными украшениями, выполненными из меди ажурной ковки, с богатой позолотой и изящными безделушками. Для того чтобы любознательный посетитель смог увидеть искусно сделанные детали часового механизма и наблюдать за его работой, часы со всех сторон застеклены. Часовой механизм крепится к той части устройства, от которой поступает энергия для приведения его в действие. Часы изготовлены на алмазах, причем, говоря техническим языком, камнями снабжены те детали механизма, где сила трения должна быть уменьшена. Для поддержания высокой точности требуется такой же уход за устройством, как и за обычными часами. Кроме часовой и минутной стрелок, в этих необыкновенных часах имеется еще и секундная стрелка, постоянно находящаяся в движении. Для того чтобы исключить всякую мысль о надувательстве (а, кроме того, уберечь устройство от пыли), часы заключены под стекло. Они выставлены в самом центре музея для всеобщего обозрения».

Самозавод в часах Кокса осуществлялся с помощью присоединенного к ним барометра. Конструкция всего устройства была выполнена так, что, независимо от того, поднимается или опускается столбик ртути в барометре, колесо, соединяющее барометр с часовым механизмом, всегда вращается в одном и том же направлении. В результате этого грузы, сообщающие движение часам, всегда поднимались вверх.

Наиболее серьезные и неожиданные затруднения, с которыми столкнулся Кокс при конструировании своих часов, были связаны с тем, что незначительные изменения атмосферного давления оказывались слишком ощутимыми для нормальной работы механизма подзавода; они могли привести к слишком быстрому вращению колеса и, как следствие этого, к разрыву цепи, на которой крепились грузы. Но Кокс успешно справился с этой задачей. Он добавил к механизму устройство, которое выводило колесо из зацепления, если грузы были подняты до верхней точки траектории движения, и вновь запускало его лишь после того, как грузы опускались на некоторую дистанцию.

Оценивая конструкцию «вечного двигателя» Кокса в целом, невольно восхищаешься тщательностью, с которой продумана каждая деталь. Начинаешь понимать, что по своей долговечности этот механизм мог пережить самые старинные часы из всех ныне существующих. Разница заключалась бы лишь в том, что часам Кокса не требовался специальный уход и вообще какое-либо вмешательство со стороны человека.

Нет ничего удивительного в том, что нынешние знатоки часового дела выражают сомнения относительно возможности получения вечного движения с помощью часов Кокса. Однако конструкция этих часов известна, и сколько бы кто-то ни пытался доказывать невозможность существования механического вечного двигателя, изобретение Кокса ему придется признать – а раз так, то считать его явным исключением из общего правила.

После закрытия «музея Кокса» все экспонаты, в том числе и Cox’s timepiece, были разыграны в лотерее. Часы, вместе с рядом других экспонатов, попали в руки коллекционера Томаса Уикса, который открыл в Лондоне на Тичборн-стрит «Механический музей Уикса». Перевезти их из Spring Gardens, не вынув 150-фунтовые колбы со ртутью и не остановив тем самым часовой механизм, оказалось невозможным.

После смерти Уикса экспонаты перешли к новым владельцам, а в 50-х годах XVIII века коллекция музея на Тичборн-стрит была отправлена в музыкальный выставочный зал лондонского Павильона.

Вот уже более ста лет часы неподвижны. Мучительно сознавать, что если бы не баснословно высокие цены на ртуть, такую дешевую во времена Кокса, этот поразительный механизм смог бы обрести в наше время вторую жизнь и продолжить свою дивную работу.

Добавить комментарий