«Известный автор маргинального труда»: в чём ошибка Козырева?

Такие — как вне коррозии: ноздрей петербуржской вздет,
Николай Александрович Козырев — небесный интеллигент.Он не замечает карманников. Явился он в мир стереть
второй закон термодинамики и с ним тепловую смерть

А. Вознесенский

«Неспециалистам известен прежде всего как автор маргинальной теории «Причинная механика», — сообщает об учёном Википедия. Став, благодаря своим многочисленным открытиям в астрофизике, фигурой международного масштаба, Николай Козырев думал, что может себе это позволить: не соблюсти процедуру, дать свои выводы, что называется, «в лоб», без занудства. И поплатился он тем, что, назвав его заключения о природе времени «научно неприемлемыми», сообщество учёных как бы перечеркнуло и остальные работы Козырева. Любой официальный разговор о нём современные астрофизики встречают с неохотой, словно опасаясь, что тема бросит тень на научность уже их деятельности. Чем же нарушил Николай Александрович хорошо известную ему процедуру и, главное, почему он это сделал?

Начнём с ответа на второй вопрос, а для этого нам потребуется войти в биографию учёного. Родом из петербургского 1908 года, сын дворянской семьи, Козырев вряд ли предполагал, что десять из своих 74 лет жизни проведёт (с 1936 по 1946-й) в местах лишения свободы. Он был осуждён по так называемому «пулковскому делу», когда по распоряжению наркома Ежова НКВД арестовало группу советских учёных по обвинению в «участии в фашистской троцкистско-зиновьевской террористической организации, возникшей в 1932 году по инициативе германских разведывательных органов и ставившей своей целью свержение Советской власти и установление на территории СССР фашистской диктатуры»

«Обвиняли его в попытке угнать реку Волгу, — рассказал об этом писатель Сергей Довлатов. — То есть, буквально угнать из России — на Запад. Козырев потом рассказывал: „…когда сформулировали обвинение, я рассмеялся. Зато когда объявляли приговор… было не до смеха“». Его матери, сёстрам и жене предложили отказаться от родства с учёным в обмен на невысылку, они не согласились и были отправлены в сибирские лагеря.

Обсерватория появилась на Пулковских высотах под Петербургом в 1839 году, ещё при Николае I

Сам Козырев до 1939 года содержался в тюрьме города Дмитровск-Орловский, а потом был этапирован на Крайний Север, в Норильлаг НКВД. Но поскольку страна остро нуждалась в грамотных специалистах, на Дудинской мерзлотной станции Николаю Александровичу, в прошлом специалисту первого разряда Пулковской обсерватории, доверили работу геодезиста, а в 1940 году даже расконвоировали и назначили начальником станции. 

За Северным полярным кругом учёный со всемирно востребованными исследованиями  проведёт шесть лет. К тому времени он уже создал теорию солнечных пятен, при предположении, что пятно находится в лучевом равновесии с окружающей фотосферой. В 1934 году мировую известность получила его теория протяжённых звёздных атмосфер, которую он вывел, установив ряд особенностей выходящего из них излучения. Теорию Козырева обобщил индийско-американский учёный Чандрасекхар Субраманьян, отчего она получила название теории Козырева-Чандрасекара. Кстати, в 1952—1971 годах соавтор нашего учёного стал главой редколлегии американского «Astrophysical Journal», а в 1983-м – год смерти Козырева – был награждён Нобелевской премией по физике «За теоретические исследования физических процессов, играющих важную роль в строении и эволюции звёзд». Подумать только: быть в самом эпицентре теоретической астрофизики, заработать международную славу искусного астронома-наблюдателя – и вот так, вдруг, попасть в полную изоляцию от мировой научной мысли, под смехотворным предлогом оказаться отодвинутым от науки, обнаружить себя управляющим… мерзлотной станцией! Без сомнения, именно тогда, под этим напряжением несправедливости, к Козыреву пришла идея его будущей «машины времени».

Чандрашекхар Субраманьян, соавтор Николая Козырева 

Фатальность неистовствовала в судьбе учёного: в 1941 году, «за враждебную агитацию среди заключённых», он был осуждён повторно, и ещё на десять лет. Обвинения снова звучали в духе абсурдизма: «подсудимый — сторонник идеалистической теории расширения Вселенной», считает то ли Есенина, то ли Гумилёва хорошим поэтом, а Дунаевского – плохим композитором, «заявляет, что бытие не всегда определяет сознание» и не согласен с высказыванием Энгельса в «Диалектике природы», что «Ньютон — индуктивный осёл».

После суда Козырев был переведен в Норильск инженером теплоконтроля на металлургический комбинат. Там он узнал, что Верховный суд РСФСР пересмотрел судебное решение в отношении него, и две недели жил как приговорённый к «высшей мере наказания» — пока это решение не отменила высшая инстанция, Верховный суд СССР, вернув прежнее. Весной 1943 года учёного перевели на работу в Геологическое управление Норильского комбината инженером-геофизиком, и до конца войны он работал прорабом экспедиции на Хантайском озере и начальником Северного магниторазведочного отряда Нижне-Тунгусской геологической экспедиции.

В 1946 года по ходатайству коллег-астрономов Козырев был освобождён условно-досрочно, как талантливый учёный (полностью его реабилитировали только в 1958 году). Через три месяца после освобождения он получил степень доктора физико-математических наук, защитив диссертацию на тему «Теория внутреннего строения звёзд как основа исследования природы звёздной энергии».

Николай Козырев крайний слева

После освобождения Николай Александрович работал в Крымской астрофизической обсерватории, а после реабилитации его приняли на работу обратно в Главную астрономическую обсерваторию АН СССР в Пулково. Вот как описывает его в то время коллега, астроном Александр Дадаев: «Высокого роста, хорошо сложенный, худощавый, подтянутый, гололобый, очень коротко подстриженный, с гордо поднятой головой, он походил на военного высокого ранга в отставке, хотя в армии никогда не служил. Ходил он обычно быстро, стремительно, при встрече со знакомыми любезно раскланивайся на ходу или останавливался, протягивая для пожатия руку, если не спешил. Вежлив был всегда и со всеми. У телескопа и в лаборатории отличался мягкими и ловкими движениями. Много курил. В лаборатории постоянно держал горячий чай и печенье: к этому вынуждала язвенная болезнь желудка, нажитая в заключении и ставшая для него роковой. Приезжая на наблюдения в Крымскую обсерваторию, он почти ежедневно совершал прогулки в горы и леса, окружающие поселок Научный. Уходил большей частью в одиночку: во время прогулок он размышлял. Поддерживая «спортивную форму», он каждое лето, оформив отпуск, совершал какое-нибудь путешествие: проходи на байдарке протяженный маршрут по заранее намеченной реке средней полосы России, колесил на велосипеде или мотоцикле по дорогам Ленинградской области, спускался теплоходом по Волге от Московского моря до Астрахани. Любил Киев и места русской старины, которой насыщена Ярославщина или Золотое Кольцо».

Наиболее значительный результат Николая Козырева в области наблюдательной астрономии — получение 3 ноября 1958 года спектрограмм лунного кратера Альфонс, которые указывали на выход газа (молекулярного водорода и углерода) из центральной горки кратера. Спектрограммы  явились свидетельством вулканических явлений на Луне или тектонических перемещениях у её поверхности. Ранее распространённым было мнение, что вулканизм на Луне закончился более 1 млрд. лет назад. За обнаружение лунного вулканизма в 1969 году Козырев был удостоен именной золотой медали Международной академии астронавтики.

В ходе своих плановых исследований, в 1953 году Николай Козырев обнаружил молекулярный азот в атмосфере Венеры – на него указывали две эмиссионные полосы в спектре тёмной части диска Венеры. Также учёным было доказано присутствие водорода в атмосфере Меркурия на основании сравнительного изучения контуров линии водорода в спектрах Меркурия и Солнца. Теоретически Николай Александрович пришёл к заключению о высокой, до 200000К, температуре в центре Юпитера. Им было предсказано отсутствие магнитного поля Луны, ещё за несколько лет до первых космических экспедиций к ней. Обо всех своих открытиях учёный читал увлекательнейшие лекции, которые собирали битком набитые аудитории. Козырев всегда искал и исследовал новое, рассчитывал не на прогнозируемый результат, а на то, что может появиться нечто неожиданное, доселе неведомое. Его позиция была такова: «Когда открываются новые и широкие пути исследований природы, тогда самым главным результатом бывает не тот, который можно предвидеть, а то неожиданное, что обязательно встретится на новых путях. Это неожиданное и будет тем подлинным сокровищем Космоса, которое обогатит человечество и даст ему новые силы и возможности. Эти сокровища ждут исследователей».

В 1958 году Николай Козырев издал небольшую книгу «Причинная или несимметричная механика в линейном приближении», где обобщённо изложил свою теорию времени. Фактически, эта работа стала продолжением его докторской диссертации.

«В последнее время в ядерной физике были обнаружены явления, показывающие неравноценность Мира и его зеркального отображения. К существованию этой несимметрии автор пришел уже несколько лет назад, исходя из астрономических данных. Астрономические данные указывают на то, что упомянутая несимметрия Мира существует благодаря несимметричности времени, т.е. благодаря объективному отличию будущего от прошедшего. Этим свойством времени, которое может быть названо направленностью или ходом, устанавливается отличие причин от следствий. Поэтому механику, в которой учитывается ход времени, естественно назвать несимметричной или причинной механикой. Все явления природы протекают во времени. Поэтому невозможно представить себе отрасль науки, изучающей Мир, в которой свойства времени не играли бы роли. Если ход времени действительно создает неравноценность Мира и его зеркального отображения, то явления асимметрии в биологии и в микромире должны иметь то же объяснение направленностью времени», — пишет Николай Александрович в предисловии к труду.

Далее следует «Астрофизическое введение», где говорится: «В настоящее время в астрофизике редко удается давать безусловно правильные объяснения наблюдаемым явлениям звездного Мира. Это относится не только к частным и сложным явлениям, но и к явлениям принципиальным, большой общности, с простыми закономерностями. Уточнение физических обстоятельств и применение более совершенного математического аппарата не помогают теоретику и не приносят ему радостного чувства правильно решенной задачи. Из всего этого пора сделать вывод, что для решения астрономических проблем у нас не хватает знаний. Очевидно, в Мире существует некоторый глубокий принцип, не открытый еще современным естествознанием. Этот принцип едва ли можно придумать, но его следует искать индуктивным путем, решая теоретически обратные задачи. При таком исследовании мы должны не обходить трудные для теории вопросы, а, наоборот, сосредотачивать на них свое внимание».

Теория времени Николая Козырева заслуживает отдельной статьи, но, в общих чертах, он видел его как источник энергии, не просто длительность от одного события до другого, измеряемую часами, а отдельное явление, которое посредством своих физических свойств активно воздействует на события мира. Козырев экспериментально установил, что ход времени определяется линейной скоростью поворота причины относительно следствия. И направленность времени от прошлого к будущему, согласно труду Николая Александровича, может меняться.

Один из опытов Козырева, продемонстрированный писателю Альберту Валентинову

В газете «Правда» немедленно была напечатана разгромная статья про Козырева «О легкомысленной погоне за научными сенсациями», появился термин «козыревщина», а результаты экспериментов объяснили погрешностями приборов. Труды Козырева не печатали, его выступления запрещали более 20 лет. В 1979 году учёного уволили из Пулковской обсерватории по сокращению кадров. Такой степени была «научная неприемлемость» его выводов…

Сегодня, более чем полвека спустя, теорию времени Козырева с огромным интересом и даже ажиотажем изучают учёные всех стран и даже делают попытки применить её практически – в частности, изготавливая так называемые «зеркала Козырева» на закрытых оборонных заводах и проводя в этих зеркалах эксперименты с людьми. Так какую же ошибку совершил выдающийся учёный на то время, когда выпускал в свет свою потрясающую теорию? 

Николай Александрович не сыграл с обществом по его правилам. Он не посчитал нужным придать своему открытию вид нуднейшей наукообразности, не расписал должны образом методологию исследования, не посоветовался с начальством, в конце концов… 

Он был горд. Человеку, который провёл шесть лет за Полярным кругом в лишении свободы и две недели жил в крайне приближённой перспективе «высшей меры», это простительно. Но, тем не менее, общественно не позволено. Даже «небесным интеллигентам», как написал о Козыреве поэт Андрей Вознесенский, людям не от мира сего – не стоит забывать, что живут и действуют они в миру. Здесь, на этой планете, среди этих людей. Которым ещё только предстоит познакомиться со своим действительным потенциалом и привыкнуть к нему. А пока что рассказы о нём их только пугают и злят – настолько, что они готовы лучшего своего доброжелателя и светоча назвать «псевдоучёным», плотно закрыв глаза на международное его признание.

__________________________
Читайте нас в телеграм 
https://t.me/granitnauky


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше