«Понять материальные механизмы человеческой души»: Петр Анохин, автор теории функциональных систем

Знаковой в судьбе парня из семьи рабочего, главным редактором газеты «Красный Дон» в Новочеркасске, стала случайная встреча с Анатолием Луначарским, объезжавшим с агитпоездом в Гражданскую войну войска Южного фронта. Нарком образования с готовностью поддержал беседу о желании молодого человека заняться изучением мозга, чтобы «понять материальные механизмы человеческой души». Далее все развивалось словно по сценарию, и вот – Петр Кузьмич Анохин академик двух советских академий (АМН в 1945 и АН в 1966), лауреат Ленинской премии (1972 г.), на протяжении многих лет представитель СССР в Международной Организации исследований мозга (IBRO). 

«Пётр Кузмич был одним из тех, близость с кем убеждала, что способности человека, выраженные до уровня таланта, становятся его характером. Он был по характеру и убеждениям физиологом с большой буквы. Его увлечение наукой было столь велико, что дошло до абсурда: он выбыл из рядов партии, перестав платить членские взносы, искренне считая, что партийная работа отвлекает его от научной».

Платонов К. К. «Мои личные встречи на великой дороге жизни. Воспоминания старого психолога»

К осени 1921 года Анохин получил вызов в Петроград и направление на учёбу в Ленинградский государственный институт медицинских знаний (ГИМЗ), которым заведовал Владимир Бехтерев. Студент из Царицына шансами своими разбрасываться не стал и уже на первом курсе под непосредственным руководством Бехтерева провел первую научную работу «Влияние мажорных и минорных колебаний звуков на возбуждение и торможение в коре головного мозга».

Кроме учебы у Бехтерева, он слушал лекции Ивана Павлова в Военно-медицинской академии, а с 1922 года поступил на работу в его лабораторию.

По окончании в 1926 году ГИМЗа Петр Анохин избирается на должность старшего ассистента (а с 1928 года — доцента) кафедры физиологии Ленинградского зоотехнического института. Не прекращая работать в лаборатории Павлова, ученый выполнил на кафедре института ряд исследований по изучению кровообращения головного мозга и влиянию на сосудистую и секреторную функции слюнной железы ацетилхолина. Это был первый открытый нейромедиатор в мире: в 1921 году немецким фармакологом Отто Леви, во время опытов на лягушках.

Павлов рекомендовал Анохина на должность заведующего кафедры физиологии медицинского факультета Нижегородского университета им. Лобачевского. В 1930 году он побеждает в конкурсе, и сразу же выделяет факультет в отдельный институт. Не отказываясь, впрочем, руководить кафедрой физиологии и на биологическом факультете университета. В этот период ученый предложил принципиально новые методы изучения условных рефлексов: секреторно-двигательный метод, а также оригинальный метод с внезапной подменой безусловного подкрепления, позволивший Петру Кузьмичу прийти к заключению о формировании в центральной нервной системе специального аппарата, в котором заложены параметры будущего подкрепления («заготовленное возбуждение»). Позже, в 1955 году, этот аппарат получит название «акцептор результата действия».

Также Анохин вводит понятие «санкционирующая афферентация» (с 1952 года — «обратная афферентация»). В кибернетике это явление называется сейчас проще: «обратная связь».

«Функциональная система (ФС) – объединение элементов различной анатомической локализации, взаимодействующих для достижения приспособительного результата.
Приспособительный результат является системообразующим фактором ФС. Достичь результата — значит изменить соотношение между организмом и средой в полезном для организма направлении».

Первое определение функциональной системы создатель ее теории дал в предисловии к коллективной монографии «Проблемы центра и периферии в физиологии нервной деятельности». «В этот период моей жизни, когда я был уже профессором, и родилась концепция, которая на всю жизнь определила мои научно-исследовательские интересы… мне удалось сформулировать теорию функциональной системы, показав, что системный подход является наиболее прогрессивным для решения физиологических проблем», — напишет он годы спустя в автобиографии.

1935 год ставит перед Петром Анохиным новые, столичные задачи: организовать во Всесоюзном институте экспериментальной медицины (ВИЭМ) отдел нейрофизиологии. Исследования отдел осуществлял совместно с отделом микроморфологии и клиникой неврологии Михаила Кроля. С 1938 года Петр Кузьмич, по приглашению главного хирурга Красной армии Николая Бурденко, одновременно руководит психоневрологическим сектором Центрального нейрохирургического института и занимается там разработкой теории нервного рубца. К этому же времени относятся его совместные работы с хирургической клиникой Александра Вишневского по вопросам новокаиновой блокады. Во время эвакуации в Томск (с осени 1941 гоа) результаты довоенных теоретических исследований и нейрохирургического опыта были обобщены Петром Анохиным в монографии «Пластика нервов при военной травме периферической нервной системы», а также легли в основу сформулированной им теории нервного рубца.

Художественный конверт, выпущенный в 1977 году

После освобождения Москвы Петр Кузьмич возвращается в Москву, где его назначают заведующим физиологической лабораторией в Институте нейрохирургии. Здесь он консультирует, оперирует и, совместно с Бурденко, продолжает исследования по хирургическому лечению военной травмы нервной системы. Результатом этих работ явилась их совместная статья «Структурные особенности боковых нервов и их хирургическое лечение». В это же время Анохин был избран профессором на кафедру физиологии Московского университета.

В 1944 году на базе отдела нейрофизиологии и лабораторий ВИЭМ был организован Институт физиологии незадолго до этого учрежденной Академии медицинских наук СССР. Петр Анохин был назначен в институт заведующим отделом физиологии нервной системы. Позже он также исполнял функции заместителя директора по научной работе и непосредственно директора института.

Начало сталинским репрессиям в истории советской физиологии было положено так называемой «павловской сессией», состоявшейся в 1950 году в Ленинграде. Это было прямое продолжение печально знаменитой «лысенковской» сессии ВАСХНИЛ (Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина) 1948 года. 

«Различают функциональные системы первого и второго типа.
Функциональная система первого типа – функциональная система, обеспечивающая постоянство параметров внутренней среды за счет системы саморегуляции, акты которой не выходят за пределы самого организма. Основные две константы гомеостаза это осмотическое давление и Ph крови. Функциональная система первого типа автоматически компенсирует возникающие колебания кровяного давления, температуры тела и других параметров.
Функциональная система второго типа — использующая внешнее звено саморегуляции; обеспечивающая адаптивный эффект через связь с внешним миром за пределами организма и изменение поведения».

Собрание было посвящено проблемам физиологического учения И. П. Павлова (ученого, напомним, не стало еще в 1936 году). Несправедливой критике на нем подверглись новые научные направления, развиваемые учениками Павлова Левоном Орбели, Иваном Бериташвили, Алексеем Сперанским. Их обвинили в идеализме и антипатриотизме. Относительно теориифункциональных систем Анохина ученик Павлова профессор Эзрас Асратян высказался следующим образом: «Когда с отдельными антипавловскими недомыслиями выступают Штерн, Ефимов, Бернштейн и им подобные лица, не знающие ни буквы, ни духа учения Павлова, это не так досадно, как смешно. Когда с антипавловскими концепциями выступает такой знающий и опытный физиолог как И. С. Бериташвили, который не является учеником и последователем Павлова, то это уже досадно. Но когда ученик Павлова Анохин под маской верности своему учителю систематически и неотступно стремится ревизовать его учение с гнилых позиций лженаучных идеалистических «теорий» реакционных буржуазных ученых, — то это по меньшей мере возмутительно!»

В результате Петр Кузьмич был отстранен от работы в Институте физиологии и направлен в Рязань, где до 1952 года работал профессором кафедры физиологии медицинского института. Лишь со смертью Сталина ему позволили вернуться в столицу, заведовать кафедрой физиологии и патологии высшей нервной деятельности Центрального института усовершенствования врачей.

С 1955 года Петр Анохин становится профессором кафедры нормальной физиологии Первого Московского медицинского института имени И. М. Сеченова (ныне Московская медицинская академия). В это время им были сформулированы теория сна и бодрствования, биологическая теория эмоций, предложена оригинальная теория голода и насыщения, получила завершенный вид теория функциональной системы. В 1958 году вышла монография ученого «Внутреннее торможение как проблема физиологии», в которой он дал новую трактовку этого механизма.

Научную работу П. К. Анохин сочетал с педагогической деятельностью, а также был организатором и в течение ряда лет бессменным руководителем Горьковского отделения Всесоюзного общества физиологов, биохимиков и фармакологов. Несмотря на минувший эпизод своей жизни, он был членом правления Всесоюзного физиологического общества имени И. П. Павлова. 

В конце 1960-х годов Петр Кузьмич Анохин создал международный семинар по теории функциональных систем. В 1970-1974 годах он был председателем Московского физиологического общества. Он основал журнал «Успехи физиологических наук» и был его первым главным редактором, а также членом редколлегий ряда отечественных и зарубежных журналов, редактором раздела «Физиология» второго издания Большой медицинской энциклопедии и членом редакционной коллегии её третьего издания. Последней опубликованной при жизни Анохина работой стал «Системный анализ интегративной деятельности нейрона», где были сформулированы основные идеи о внутринейрональной переработке информации.

5 марта 1974 года ученого не стало. Похоронен он на Новодевичьем кладбище в Москве. В настоящее время его имя носит НИИ нормальной физиологии, основанный в том же году и вобравший в себя лаборатории, которыми руководил Петр Кузьмич.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Мысль на тему “«Понять материальные механизмы человеческой души»: Петр Анохин, автор теории функциональных систем”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше