От вероятности к согласию: как объяснительные значения реализуют байесовское рассуждение

Мир захлебывается от поляризации мнений, научных гипотез и морально-этических расхождений. По любому важному вопросу – от потепления и ГМО до масок и вакцинаций, — сторонники противоположных позиций в баталиях споров теряют друзей и остатки веры в разумность оппонентов, все более склоняясь к непреодолимости когнитивных искажений и пороков мышления людей, ведущих во тьму интеллектуальной слепоты.

Лучом света в этом все быстрее темнеющем царстве может стать новая прорывная гипотеза Войтовича и ДеДео, опубликованная ими в работе «От вероятности к согласию:  как объяснительные ценности реализуют байесовское рассуждение»

Эта гипотеза:

✔️  может дать продуктивный способ смягчения противоречий (а то и способом преодоления) взаимонепонимания групп специалистов и общественности, стоящих на противоположных позициях в самых жизненно важных научных и морально-этических вопросах;

✔️  позволяет переосмыслить объяснительные пороки, которые движут теории заговора, заблуждения на основе отрицания науки и экстремистские идеологии.  

Предложенная Фристоном новая «конституция биоматематики» предполагает, что мозг использует байесовскую модель мира и байесовский вывод— основанный на теореме Байеса вероятностный вывод, в котором свидетельства и/или наблюдения используются, чтобы обновить или вновь вывести вероятность того, что гипотеза может быть верной.

Войтович и ДеДео пошли похожим путем, предложив  байесовское объяснение того, как в нашем мозге сочетается множество объяснительных ценностей, на основе которых мы принимаем или отвергаем объяснения некоторых фактов (обычно, оппоненты соглашаются с фактами, но категорически не согласны с их объяснением).

Если любопытство побуждает искать ответы на важные вопросы, то объяснительные ценности — это субъективные состояния, связанные с получением удовлетворения при нахождении «хороших» (нравящихся) ответов.

В работе Войтовича и ДеДео:

1.  Предложена таксономия объяснительных ценностей – неких измерений, по которым мы оцениваем объяснения как лучшие или худшие. 

2.  Полученная таксономия дает набор предикторов того, из чего складываются предпочтения людей к тем или иным объяснениям, а также показывает, как основные ценности психологии, статистики и философии науки возникают из общей математической структуры байесовской процедуры.

3.  Операционное применение таксономии и байесовского подхода позволяют измерять и сравнивать объяснительные предпочтения в различных контекстах, включая визуальное восприятие, политику и науку.

Предельно упрощая, можно сказать, что объяснительные ценности делятся на две группы: 

•  первая связана с оценкой объяснения в свете опыта, 

•  а вторая касается внутренних особенностей объяснения.

Неспособность настолько хорошо объяснить, чтобы убедить оппонента, может быть понята как дисбаланс в этих ценностях.

Если найти баланс, оппонент может согласиться. Но нахождение баланса между многими объяснительными ценностями является сложной когнитивной проблемой.

Авторы приводят примеры нахождения баланса между объяснительными ценностями:

•  простоты и эстетической элегантности объяснения 

•  сложных сообъяснений, пытающихся решить сразу несколько головоломок одним махом.

Особенно интересны примеры, приводимые авторами по теории заговора.

Например, история террориста из Оклахома-Сити Тимоти Маквея, который был арестован вскоре после взрыва за то, что ехал без номерного знака с заряженным пистолетом на пассажирском сиденье. Людям было трудно понять, как преступный гений может быть таким беспечным козлом. И потому многим было куда легче поверить, что Маквей просто стал козлом отпущения в заговоре элиты. 

На обложке: слева – кадр из рассказа о конспирологическом меме Pepe Silva, справа – один из авторов исследования Саймон ДеДео.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше