Работа ученого с доказательствами

Работа ученого с доказательствами 1

МАЛО ИМЕТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, НУЖНО УМЕТЬ ДЕЛАТЬ БЕЗУПРЕЧНЫЕ ВЫВОДЫ. БОЛЬШИНСТВО ЛЮДЕЙ ДЕЛАТЬ ЭТО НЕ УМЕЮТ

Работа с доказательствами — это ключевая модель любой деятельности. Просто обычный человек этого не замечает и не придает должного значения. Когда он не может оценивать доказательства и не умеет этого доказывать, то всегда  у человека возникает проблема с уровнем знаний и с уровнем навыков.

 Когда мы принимаем на веру чьи-то высказывания, не утруждая себя потребовать доказательства прежде, чем принять это за основу, возникает огромное количество заблуждений, что ведет к накопительному эффекту этих самых заблуждений. Что впоследствии с человеком сыграет нехорошую шутку. Можно попасть в определенный период времени в очень нехорошую ситуацию, когда вам будет казаться, что вы правы, а выяснится, что на самом деле не правы, более того,  вы всегда были не правы. Просто вы думали обратное.

У ученого существует самая большая проблема: он не ограничен в выборе доказательств, но ограничен в их применении. Например, нет фотографий древней Трои. Где их взять?

Работа ученого с доказательствами 2

Геометрическая форма работы ученого с доказательствами будет кругообразной с точкой в центре и радиусами.

Точка в центре — это предметом доказывания. Ученый задает первейший вопрос:

ЧТО МЫ БУДЕМ ДОКАЗЫВАТЬ? 

Это самый сложный вопрос в науке. Потому что, когда мы говорим об уголовном процессе, то там доказывается виновность/невиновность. В журналистике доказываются факты. Когда мы говорим об ученых, нам не понятно,  что доказывать.

Точки на окружности на окончаниях радиусов — это то, что ученый может сделать.

Работа ученого с доказательствами 3

Например, мы будем говорить о фехтовании и памяти. Почему о фехтовании? Почему не о чем-нибудь другом? Потому что кроме фехтования исследовать нечего. Потому что ничего другого в мире нет. Нам исследовать больше нечего. А первое, что спросят у ученого — у вас есть письменные доказательства? По большому счету нечего исследовать. Все остальное — фикция, потому что другие первоисточники уничтожены. Но как же тогда живут ученые? Да очень просто — на основании тех данных, которые им оставили, и на которые они ссылаются. 

Если вы хотите услышать научные измышления и на кого будут ученые ссылаться, то даю 100 к 1, что все будут ссылаться на Платона и Аристотеля, потому что не на кого больше ссылаться.

Еще Фоменко с Носовским говорили, что очень странно — античные труды сохранились, а средневековые нет. Вот как так может быть? Они же древнее. Даже православная церковь ссылается на язычников Платона и Аристотеля. Осипов не грешил ссылаться на них. Кстати, нет ни одной древнегреческой картины. Поэтому, повторюсь, кроме фехтования исследовать нечего. И придется из фехтования все вытаскивать. Сколько я уже вытащил из него: и концепцию родового бессознательного, и систему предыдущих рецензорных ядер. Это жрец, правитель и военный, которые заменились на интригана, рыцаря, бандита соответственно.

Попов в свое время до такой мистики дошел. Он сказал, что человек обречен на нищету. Потому что он все равно умрет, родится заново, и ему придется все по новой зарабатывать — свои замки, свое серебро и злато.

Второй вопрос ученого — это предмет исследования. Доказательства нужны только касательно предмета исследования.

ЧТО МЫ ИССЛЕДУЕМ?

А про это ничего нет. А мы хотим исследовать… Исследовать нужно то, о чем никто ничего не знает. Все известное никому не интересно, все ограничены бумагами, если они есть, конечно. Бумаги — это бесспорное доказательство. Любой ученый всегда согрешит бумагой, такое искушение, потому что бумага все стерпит. Он будет использовать даже подделку, он всегда обречен поиском бумаг. Но книги Де Каранза и Де Нарваэзе подделать не возможно даже теоретически, в них изложены целостные системы. Их прочитать даже сложно. Дайте современному ученому написать такую книгу — он ее не напишет, уровень интеллекта не тот.

Поэтому все будут ссылаться на документы. Фото нет, видео нет. А бумага есть. Вся история, вся наука построена на источниках. А правдивы они или лживы — не имеет значение. Всегда существует искушение работы с источниками, потому что они исключают объяснения — вот, читайте сами!

Поэтому необходимо различать истинность и лживость источников, их подлинность. Нужно рассматривать источник с разных сторон. Источник может быть допустимым, а может быть и бесспорным. Трактаты только о фехтовании дагой и мечом или шпагой. Ни одного трактата о фехтовании ножом или навахой — все изъято, когда оружие было запрещено. Когда мы отобрали источники, то  может получиться ситуация, которая нам ничего не дает. Нам придется сравнивать имеющиеся вещи между собой с использованием банальной логики. Логика исследователя должна быть основана на методе фатального примитивизма: «не верю», «докажи».

Докажите, что аборигены создали воинское искусство, фехтование. Они берут палки и бьют друг друга по голове, никакого фехтования там нет. Это неоспоримое преимущество. Абориген не согласен на равный поединок. Есть палка — против нее камень. Поэтому ученый должен рассуждать методом фатального примитивизма.

К примеру, мне говорят, что у ндрангеты нет ножа. Не верю, потому что нож имеет мистическое значение. Это мистика старая, это ключевой символ. То, что они не хотят об этом говорить, я их понимаю. Не станет символа — исчезнет мистика. Организовывает мистику ключевой символ.

В основе чего-либо лежит ключевой символ. Не бывает вещей без ключевого символа. Символ нас отличает от других. Уберите ключевой символ — исчезнет явление: уберите крест — исчезнет христианство. Уберите белый плащ с красным крестом — исчезнут тамплиеры. Уберите нож — исчезнет криминал, они без ножа жить не могут. 

Ключевой навык прямо связан с ключевым символом. У любой субкультуры, традиции есть ключевой символ. Найдем ключевой символ — найдем субкультуру. Исчезнет он — исчезнет субкультура, традиция.Нет букв, нет слогов — нет языка. Нет цифр — нет математики.

Когда мы говорим о коллективном бессознательном, то уберите определенные гайки — разлетится все мировое коллективное бессознательное. Символы могут изменить эпоху. Человек начнет действовать согласно эпохе.

Когда мы говорим о науке, очень хочется использовать документы из общего шаблона. Но их зачастую нет. Поэтому придется пользоваться специальным шаблоном. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА крайне важная вещь, но мало-диапазонно, потому что специалиста в истребуемой сфере может и не быть. 

ЭКСПЕРИМЕНТ — единственное, что всегда доступно ученому. Зачастую это единственный способ доказать. Результаты эксперимента — прекрасные доказательства. Нужно учиться ставить эксперименты. 

Эксперимент позволит построить ТЕОРЕТИЧЕСКУЮ МОДЕЛЬ. Сравнение методик (Юнга, Сонди, Фрейда, например) между собой также позволит построить теоретическую модель. Можно сравнивать между собой школы (фехтования, например). Сравнительный анализ всегда дает огромное количество фактов. Даже временная линейка может не дать много информации. 

Если же нет возможности ни ставить эксперименты, ни сравнивать методики для выведения модели, то мы вынуждены последовать методу построения гипотезы, по сути это метод подбора ключа. Строю гипотезу — проверяю. Не годится. Выбрасываю. Строю новую, проверяю, выбрасываю. До тех пор, пока гипотеза не будет доказана.

Работа ученого с доказательствами 4

Если же и это невозможно, то остается ВЕРТИКАЛЬНАЯ МИСТИФИКАЦИЯ. Я не могу знать как это на самом деле, но я знаю, что все отражается вверх. Модель строится сверху вниз. Существует система градиентов в прикладной науке. Я знаю что внизу. Восстанавливаем явление от причины, ищем эту причину и из причины распаковываем модель.

Например, есть явление, порождающее маятник — бесконтакт системы координат. Если я знаю бесконтакт системы координат, мне не составит труда восстановить маятник вниз. Я знаю как раскоординировать человека, чтобы не дать ему попасть в меня из пистолета. Мне нужно не дать ему прицелиться. Нужно не дать ему опираться на стоящую мишень. При этом я должен оставаться в равновесии. Изучаются элементы системы координат и с каждым проводится исследование, выясняется как работать с каждым. Как мне не дать попасть в меня? Не стоять на месте. То есть не быть в точке опоры. Передвигаться. Не дать стреляющему опираться. Мне нужно сохранять баланс. Сокращать дистанцию. Как пространство используется, как рельеф местности используется. И так с каждым элементом. Так восстановлен маятник.

САМОЕ СЛОЖНОЕ ДОКАЗЫВАНИЕ ЛЕЖИТ В ПОЛЕ НЕВИДИМОГО — ПСИХИКА, СОЗНАНИЕ, ПАМЯТЬ

Когда мы работаем с невидимым, ничего, кроме модели, требовать нельзя. Ничего больше быть не может. Модель может породить методику в дальнейшем, на ее базе можно проводить эксперименты и получать прогнозируемые результаты.

Работа ученого с доказательствами 5

В таком случае такая модель валидна. Модель — эксперимент — прогнозируемые результаты — методика. Дайте мне память. Покажите мне ее. Возьмите пинцет и принесите ее. Где находится память? Ваше сердце не спокойно — принесите мне его, я его успокою. Как, работая с невидимой системой, можно требовать что-то большее, чем модель? Вы можете только чертеж начертить. Современная фундаментальная наука прикладной наукой не является, как говорят сами современные ученые. Это игра с самим собой. Целые академии занимаются ерундой. Наука, не имеющая практической реализации, наукой не является.

Есть ПОНЯТИЕ ПАРАЛЛЕЛИЗАЦИИ В НАУКЕ. Мы можем провести параллель с чем угодно и на базе свойств параллели вывести свойства искомого. Например, берем современного человека, помещаем его в 17 век и смотрим на его поведение в тех условиях. Параллель провести можно, но важно найти доказательства. Параллелизировать можно любые данные.

 Должен быть план доказывания. Нельзя приступать к работе, если нет плана доказывания. А он возникает примерно в средине работы, когда появились некие данные, превращенные в некую гипотетическую систему. 

Помните, как погасло обсуждение маятника? Потому что с Жераром Тибо никто спорить не может. Вот страницы трактата — смотрите. Явление железно существует. Маятник существовал. Применим он, не применим, можно ли его сегодня применять — уже вопросы другого плана.

Спорить с Де Каранза невозможно. Он святой, и ни у кого нет сомнений в его святости. Со святыми не спорят. Иначе вы против католической церкви, Папы Римского и короля Испании. С Фабрисом спорить нереально. Это учитель трех стран — Италии, Франции и Германии. Слова Фабриса можно подвергнуть сомнению. Но в общем его труд нельзя поставить под сомнение. Потому что все написавшие венецианские трактаты — боги. Это античный стиль, старая школа, откуда произошло фехтование. 

АЛЬТЕРНАТИВА. Все ученые утверждают одно, а вы утверждайте прямо противоположное. И методом от противного строится модель. Например, память в мозге. Память не в мозге, но тогда в каком месте? Это даст почву для исследований. Никто никогда не сможет достать пинцетом память. 

И вы очень быстро поймете, что память везде, весь мир — это память. Выходим на улицу и видим архитектуру прошлых веков и понимаем, что весь мир — это память. Потом мы параллелизируем: память мира параллелим с памятью человека и выводим модель памяти. Так делал Попов. Есть вещи, которые не врут. Потому что сложно изменяемы. Это храмы, старая архитектура, оружие, язык. Они не врут. С языком очень сложно спорить. Лингвистическое исследование — самое точное и безупречно доказываемое. Нет слова, названия — явления не существовало. Все существующие и существовавшие явления отражены в языке.

Вот так выглядит работа ученого с доказательствами, что требует умения и навыков.

page42image1292718048

Работа с доказательствами— это ключевая модель любой деятельности.Вы просто этого не замечаете. Когда мы не может оценивать доказательства и не умеем доказывать, у нас всегда проблема с уровнем знаний и с уровнем навыков. Когда м ы принимаем на веру чьи-то высказывания, не утруждая себя потребовать доказательства прежде, чем принять это за основу, возникает огромное количество заблуждений, накопление огромного количества заблуждений. Что в последствии с человеком играет нехорошую шутку. Можно попасть в определенный период времени в очень нехорошую ситуацию, когда вам будет казаться, что вы правы, а выяснится, что не правы и были всегда не правы. Просто выдумали всегда, что правы. Всего лишь на всего. В этом вся суть.

Глава 4 книги «Доказуха». Авторы: академик, адвокат, журналист Олег Мальцев  и  адвокат, журналист Евгения Тарасенко 

Работа ученого с доказательствами 6
Скачать PDF
Работа ученого с доказательствами 7

Книга «Доказуха» написана практикующими адвокатами — доктором философии, кандидатом психологических наук Олегом Викторовичем Мальцевым и Евгенией Васильевной Тарасенко. 

В книге подробно описан общий шаблон доказывания, в ней продемонстрированы и приведены проблемы специального шаблона доказывания, описана тактика доказывания в исчерпывающем количестве вариантов, подробно рассмотрен раздел того, что доказательствами не является и являться не может. Описан процесс доказывания в адвокатуре, журналистике, науке. Особого внимания заслуживает глава о доказывании в журналистике в виду возрастающего потока информации, атакующего человека, и проникновения интернета во все сферы жизни. Рассмотрены также так называемые способы доказывания, применяемые в религии для обоснования веры. Приведены конкретные примеры из практики, показывающие применение общего и специального шаблонов доказывания. 

«Доказуха» является первой книгой в серии книг о научных проблемах адвокатуры на стыке таких наук, как криминалистика, психология, социология. 

Книга будет полезной для широкого круга читателей.

Добавить комментарий