Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации

Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 1

Семь лет Музей Ханенко в Киеве не выставлял бесценный триптих «Искушение святого Антония», считавшийся старой копией знаменитого произведения Иеронимуса Босха. Все это время картину реставрировали специалисты Национального научно-исследовательского реставрационного центра Украины (реставрация живописи — Анастасия Черниченко, рамы — Михаил Билошицкий) и исследовала команда историков и технологов искусства из Музея Ханенко (Анастасия Мацело, Марьяна Варчук) и бюро научно-технической экспертизы «Арт-лаб» (Елена Андрианова, Светлана Бискулова). Инициировала и возглавила проект Елена Живкова – заместитель директора по научной работе, куратор и хранитель живописи Музея Ханенко. Она поделилась с «Гранитом науки» своими впечатлениями от процесса и результатами предпринятых научных изысканий: свежими данными об истории, содержании и смысле картины. Читайте увлекательный искусствоведческий детектив!

Босх сегодня – один из самых популярных и при этом самых загадочных художников. Да он таким был и при жизни. Гравюра Корнелиса Корта с его портретом (из альбома «Портреты славных художников Нижней Германии» 1572 г.) подписана латинским текстом писателя-гуманиста Доминика Лампсониуса: «Что означают Ваши удивленные глаза, Иеронимус Босх, и бледность Вашего лица? Будто Вы увидели призраков, привидений Эреба, которые носятся перед Вами. Я могу поверить, что пещеры ненасытного Плутона и царство Тартара лежат открытые перед Вами, ибо вижу, как Ваша рука смогла запечатлеть столь превосходно все то, что вмещают самые глубокие бездны Аверно».

Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 2

Настоящее имя художника – Йорун ван Акен, то есть Йорун из Аахена (на самом деле, оттуда приехали его предки). Всемирно известное имя-бренд «Иеронимус Босх» — это артистический псевдоним, составленный из двух частей: Иеронимус дословно с греческого означает «со святым именем», а Босх – нидерландское слово den bosch, лес. Считается, что почти безвылазно художник провел свою жизнь в городе Хертогенбос, дословно «герцогском лесу» (местность с конца 12 века находилась под протекторатом герцогов Брабантских).

В основном, биография Босха остается такой же загадкой, как и глубинные смыслы, которыми он наполнял свои произведения. Документальных свидетельств о жизни мастера сохранилось крайне мало. Отдельные факты удалось установить лишь недавно благодаря новонайденным архивным документам (см. Bosch research and conservation project. Hieronymus Bosch, painter and draughtsman. Catalogue raisonné. 2016)

Художниками были прадед Томас, дед Ян, отец Антониус, а также трое дядей и двое братьев Босха. В Хертогенбосе, который тогда был процветающим торговым городом с широкими международными связями, семейная мастерская ван Акенов располагалась непосредственно в их собственном доме на Рыночной площади, в самом центре города.

Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 3
Памятник Иеронимусу Босху на Рыночной площади в Хертогенбосе работы скульптора Аугюста Фалисе (1875 — 1936), установлен в 1930 г.

Важным фактом биографии художника является его принадлежность к уважаемой религиозной общине – «Братству Богоматери» (нидерл. Onze Lieve Vrouwe-Broederschap). В возрасте приблизительно 37 лет Босх получил звание Почетного члена братства, и это была беспрецедентная привилегия: обычно такой статус предоставляли исключительно особам духовного сана или аристократам. Босх стал единственным художником, удостоенным подобного отличия, к тому же в достаточно молодом возрасте. Вероятно, таким образом общество засвидетельствовало уважение к его таланту и славе. Благодаря почетному членству Босх расширил круг своих заказчиков: в Братство входила не только местная элита, но и правители и власть имущие из многих стран Европы. Благодаря удачной женитьбе у Йеронимуса не было необходимости зарабатывать своим ремеслом, так что с определенного времени он сам мог выбирать, над чем работать в первую очередь. Самые известные картины Босха были гордостью коллекций высшей аристократии Бургундии, Испании, Португалии и Италии.

Подобно другим средневековым художникам, Босх работал не только над живописными произведениями, но и над эскизами к витражам, шитью, медным и серебряным изделиям. Было бы невозможно создать все это без помощи художественной мастерской, сотрудниками которой были преимущественно члены семьи Босха. Известно, что эта мастерская продолжала существовать и после смерти художника, изготавливая копии с его прославленных произведений. Споры ученых о том, в какой степени помощники причастны к созданию оригинальных картин мастера, ведутся до сих пор.

В 16 веке, когда фоторепродукций еще не существовало, а путешествия были крайне тяжелыми и дорогими, отношение к творческим копиям было совсем другим, нежели в наше время. Их ценность почти равнялась оригиналу. Творческая карьера самого Питера Брейгеля Старшего в Антверпене началась с создания рисунков в манере Иеронимуса Босха!

Сегодня кисти Босха с уверенностью приписывают примерно 25 картин и 20 рисунков. Еще 50 лет назад аутентичными считали 40 живописных произведений – почти половина из них теперь признана копиями.

Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 4
Здесь и далее — информационные панели в экспозиции, подготовленные научными сотрудниками Музея Ханенко

Летом 1516 года в Хертогенбосе вспыхнула эпидемия болезни, похожей на чуму; не уберегся от нее и Босх. Место захоронения художника точно неизвестно, однако, в соответствии с существовавшей традицией, это могло быть церковное подворье Храма святого Иоанна, где его отпевали.

Босх жил в то время, когда Эразм Роттердамский призывал в либерализации мышления, и умер всего за год до того, как Мартин Лютер обнародовал свои 95 тезисов против индульгенций. В Хертогенбосе было 8 мужских и 9 женских монастырей, однако большинство произведений Босха предназначались для религиозных общин. Уже через несколько лет после смерти художника эти религиозные конгрегации стали средоточием жестких противостояний между приверженцами Лютера и правоверными католиками. Образованные аристократы-интеллектуалы и городская элита видели в картинах Босха с их с многослойными метафорами, визуальными цитатами из философских трактатов и сложным символическим подтекстом образов пищу для размышлений и религиозных медитаций.

Что мы знали до начала проекта?

Триптих «Искушение святого Антония» был куплен Богданом Ханенко, собиравшим лучшие картины для будущего музея, как оригинальное произведение Босха, вероятно незадолго до 1911 года. Уже в 1927 году тогдашние сотрудники музея признали картину копией. «Кошмарная бессмыслица образов Босха окрашена элементами социальной сатиры», — вынужденно писали они в музейных аннотациях в 1930-е годы. И тем не менее, эту картину никогда не прятали от зрителя, она всегда была в экспозиции, хотя как-то загадочно и неравномерно «болела»: на двух створках триптиха появлялись вздутия красочного слоя, которые реставраторам приходилось постоянно укладывать.

Что нам удалось выяснить?

Во-первых, что произведение происходит из коллекции французского психиатра Анри Гимбая (известного своими статьями в области психотропных препаратов, в частности, исследованием «Морфинисты»). Во-вторых, что Богдан Ханенко привез триптих из Мюнхена, куда в 1910 году ездил на международную выставку «Шедевры магометанского искусства» и посетил аукционый дом известного тамошнего антиквара Юлиуса Бёлера.

В-третьих, что триптих был основательно реставрирован в конце 19 – начале 20 века, вероятно в Германии. Скорее всего, необходимость этой реставрации и значительный масштаб реставрационных вмешательств были вызваны тем, что дубовая основа картины серьёзно пострадала от жуков-короедов и могла рассыпаться в прах. Именно поэтому реставраторы были вынуждены срезать красочный слой вместе с грунтом с левой и центральной дубовой панели и перенести их на новое полотно, которое потом наклеили на новую деревянную основу. Сегодня, когда бороться с жуками помогает химия, такая процедура уже не проводится и считается неоправданно травматической.

То, что левая и центральная створки ей когда-то подверглись, доказали исследования. Хотя теперь их живопись лежит на холсте, макрофотографирование в косом освещении отчетливо проявило на поверхности на века застывшую оригинальную структуру старой, деревянной доски.

Очевидно, третья, правая, створка не так сильно пострадала от древоточцев. поэтому ее только утоньшили, срезав поврежденный жуками слой, а сложную и травмирующую операцию по переведению живописи на холст проводить не стали.

Таким образом, стало понятно, почему хронически болели первые две створки. Их внутренняя структура была нарушена реставрационной травмой – переносом на полотняную основу. Как результат, многочисленные новые и старые слои клея, грунта, масляных красок и лаков при малейших колебаниях температуры и влажности начали двигаться каждый в своем темпе. Это и вызывало постоянные угрозы осыпания красочного слоя.

Чтобы решить эту проблему, мы поместили триптих в полугерметичный киот, который значительно снижает температурно-влажностные колебания. Его внешнюю поверхность образует антибликовое музейное стекло, малозаметное даже вблизи.

Любопытно, что доски из так называемого «балтийского» дуба, на которых писал Иеронимус Босх, происходят с территорий, которые занимают современная Польша и Украина. Уже с начала 14 века в Нидерландах не хватало подходящей местной древесины. Поэтому дубовые стволы сначала по речкам отправляли на балтийское побережье, а оттуда морем – на север Европы.

Мы также выяснили, что, скорее всего, триптих был создан сотрудниками художественной мастерской Босха приблизительно в 1520-е годы, вскоре после того, как прославленный мастер ушел из жизни. Об этом свидетельствуют технологические особенности нетронутой правой створки «Искушения», в частности, незагрунтованные края ее дубовой основы и утолщения (т.наз. «барбы») по периметру авторского грунта. И то, и другое говорит о том, что живопись наносилась в пределах заранее надвинутой на доску рамы, а такую технологию нидерландские мастера использовали приблизительно до 1520-х годов (Hélène Verougstraete. Frames and supports in 15th and 16th-century Southern Netherlandish painting. Initiative Royal Institute for Cultural Heritage: Brussels, 2015).

Подобных ранних копий в мире осталось немного. Ближайшими к нашей является полная версия произведения из Музея изящных искусств в Брюсселе и левая панель из музея Прадо в Мадриде. Что касается триптиха «Искушение святого Антония» из Музея старинного искусства в Лиссабоне, который раньше безапелляционно считали оригиналом, то теперь его также относят к вероятным репликам мастерской.

Мастерство исполнения нашей, киевской, картины — очень высокое. Об этом, в частности, свидетельствует артистический характер подготовительного рисунка, сейчас почти незаметного под красочным слоем. При исследовании картины в инфракрасном свете этот рисунок прекрасно проявился. Стали видны и многочисленные правки, которые как правило отсутствуют в поздних, «технических», копиях, и гибкие, свободные линии, не присущие работам слишком педантичных поздних копиистов.

Об определенной свободе в передаче композиции говорят также «пентименти» — изменения в красочном слое, проявившиеся со временем. Их, впрочем, видно даже невооруженным глазом. Так, например, заметно, что изображение рыбы с парой «всадников» вверху на правой створке было когда-то расположено гораздо ниже.

Для сравнения можно привести частичную копию (около 1530 – 1600 гг.) из амстердамского Рейксмузеума, где рисунок выполнен по перфорированному трафарету, что говорит о серийном производстве.

Последняя реставрация не случайно заняла семь полных лет. Ей предшествовали многочисленные эксперименты и технологические исследования. Философия современной реставрации предусматривает обратимость всех процессов, использование неразрушительных материалов и максимальную защиту авторских частей произведения. Поэтому на участках с потерями и грунта, и красочного слоя был подведен пластичный реставрационный грунт из осетрового клея и мела. Затем эти места в намеренно упрощенной манере (чтобы можно было отличить остатки авторской живописи от добавлений реставратора). В завершение вся живопись была покрыта защитным слоем ретушного лака, который усиливает блеск и яркость красок и который при необходимости также можно легко удалить.

Чего мы пока еще не знаем?

Ждет своего исследователя исчерпывающая история картины – та, которая началась еще в мастерской художника. Проведя дендрохронологический анализ, можно было бы еще сузить датировку киевского «Искушения». К сожалению, в Украине такое исследование пока невозможно.

До сих пор неизвестной остается судьба внешних створок триптиха со сценами Страстей Христовых, если они вообще существовали на нашей реплике.

  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 14
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 15
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 16

И, конечно, не только для нас, но и для всех историков искусства загадкой остается точная интерпретация каждого отдельного образа в густонаселенных картинах Иеронимуса Босха. Канонических толкований не существует, поэтому в комментариях мы опираемся на частично противоречивые допущения самых авторитетных ученых. Вот далеко не полный их список:

  1. Афанасій, архієпископ Олександрійський. Житіє Антонія Великого. 4 ст.
  2. Dirk Bax. Hieronymus Bosch. 1978
  3. Lynda Harris. The secret heresy of Hieronymus Bosch. 1995
  4. Wilhelm Fraenger. Hieronymus Bosch. 1999
  5. Jos Koldeweij. Hieronymus Bosch: The Complete paintings and drawings. 2001
  6. Nicole Hochner. Louis XII and the porcupine: transformations of a royal emblem. 2001
  7. Erwin Pokorny. Bosch’s Cripples and Drawings by His Imitators. 2003
  8. Larry Solomon. Symbols in the paintings of Hieronymus Bosch. 2005
  9. Richard Hosking. Eggs in Cookery: Proceedings of the Oxford Symposium of Food and Cookery. 2006
  10. Yona Pinson. Hieronymus Bosch: Homo viator at a Crossroads: A New Reading of the Rotterdam tondo. 2005
  11. Paulo Martins Oliveira. The Nationalist And Rational Jheronimus Bosch. 2012
  12. Paulo Martins Oliveira. Porquê «Jheronimus» Bosch? 2012
  13. Gerry Cordon. The goldfinch: symbol of salvation yet thrice-cursed, ‘enjailed in pitiless wire’. 2013
  14. Paulo Martins Oliveira. Bosch, The Surdo Canis. 2013
  15. National Gallery of Art, Washington. Painting in the Dutch Golden Age. 2007
  16. Annemarieke Willemsen. Playing with Reality Games and Toys in the Oeuvre of Hieronymus Bosch. 2007
  17. Hans-Curt Flemming. Water: Religion, Mythology, Art and Beauty. 2008
  18. Laurinda Dixon. Bosch’s Stone Operation: meaning, medicine, and morality. 2010
  19. Paulo Martins Oliveira. The Hidden Letters In Old Paintings. 2015
  20. Pilar Silva Maroto. Bosch 5th Centenary Exhibition. Catalogue. 2016
  21. Gary Schwartz. Jheronimus Bosch: The Road to Heaven and Hell. 2016
  22. BOSCH RESEARCH AND CONSERVATION PROJECT. Hieronymus Bosch, painter and draughtsman. Catalogue Raisonné. 2016

В целом современные исследователи босховского «Искушения святого Антония» соглашаются в следующем.

На левой панели действие происходит в пустыне, где демоны вытащили отшельника Антония (кстати, Антонием звали отца художника) из пещеры и подхватили в дьявольский полет, чтобы поколебать прочность его веры и силу духа. Ниже изображены

отшельника, которые спасают его после падения. Левая панель полна аллюзий на сцены соблазнения Христа дьяволом во время сорокадневного поста в пустыне.

В центре средней панели изображен сам Антоний, перед разрушенной башней. Ему безразличны толпы богоотступников, мошенников и демонов, которые заполонили небо, землю и воды. Святой склоняет колени перед Христом, который появляется в глубине маленькой часовни рядом с распятием, и, оборачиваясь к зрителю, вторит благословляющему жесту Спасителя, чья жертва дала человечеству надежду на спасение. Библейские сцены, изображенные справа на колонне, напоминают про завет Бога с народом, который должен противостоять фальшивым идолам.

На правой панели Святой Антоний преодолевает чуть ли не самое тяжелое испытание, которое постигло его после падения и исцеления. Вооруженный Библией или Книгой псалмов, отшельник противостоит «наимогущественнейшему дьяволу» — искусительнице-женщине.

  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 17
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 18
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 19
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 20
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 21
  • Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 22

Что нам (или «Какое дело зрителю»?) вообще до этой картины? Иеронимус Босх творил в те времена, когда искусство живописи еще находилось в непосредственной близости к религии и философии, то есть прежде всего было озабочено вечными вопросами относительно истоков и смысла жизни, природы добра и зла и преходящих земных наслаждений. Впрочем, визуальные размышления великого мастера никогда не выглядели как назидательные проповеди и нудные тезисы. Они будто бы специально были выдуманы для того, чтобы завести и привлечь умного зрителя к распутыванию скрытых смыслов и разгадыванию символических квестов. Кажется, именно к Босху можно отнести слова Фридриха Шеллинга о том, что свойственное автору «бесконечное количество замыслов допускает бесконечное количество толкований, причем никогда нельзя сказать, вложена ли эта бесконечность самим художником или раскрывается в произведении как таковом».

Киевский триптих Иеронимуса Босха. Результаты исследования и реставрации 23

Если добавить к этому постоянное балансирование Босха между земным и «виртуальным» миром, черным юмором и легкой иронией, а также толику социальной сатиры, то выходит, что образы Босха, растиражированные теперь глобальной сетью на несчетное количество цитат, постеров и стикеров, можно рассматривать как архетипы всего современного искусства. Несмотря на темные видения, его произведения не вызывают ужаса, а лишь только желание без конца всматриваться в мельчайшие детали. Наверное, это потому, что положительные герои Босха впереди всегда видят свет.

Елена Живкова

Добавить комментарий