«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели»

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 1

В сентябре исполнится 164 года со дня рождения изобретателя, учёного, основоположника космонавтики и видного деятеля русского космизма Константина Эдуардовича Циолковского (1857–1935). 

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 2
Константин Циолковский 1930-е годы

Благодаря путеводителю по дому-музею Циолковского (1965) мы узнаём о месте в Калуге, где «великий мечтатель» прожил без малого 30 лет. В его кабинете – ничего лишнего. На стуле лежат два специальных прибора для улучшения слуха – так называемые «слухачи» работы самого Циолковского. Ещё в детские годы, из-за осложнения после перенесённой скарлатины, он потерял слух. Однако при помощи «слухачей» слышал довольно хорошо и, если собеседник старался говорить громко, Константин Эдуардович поправлял: «Говорите, как обычно. Я вас хорошо слышу». Работал Циолковский, положив бумагу на фанерную доску, которую держал на коленях. Он считал, что так затрачивается меньше энергии и можно больше успеть. Многое в обстановке дома свидетельствует о постоянном намерении ученого всё рационализировать, даже в мелочах.

Как признавался сам Константин Эдуардович в одной из своих книг:

«Стремление к космическим путешествиям заложено во мне известным фантазёром ЖульВерном. Он пробудил работу мозга в этом направлении. Сначала явились желания. За желаниями возникла деятельность ума. <…> Основные идеи и любовь к вечному стремлению туда – к Солнцу, к освобождению от цепей тяготения, во мне заложены чуть не с рождения. По крайней мере, я отлично помню, что моей любимой мечтой в самом раннем детстве было смутное сознание о среде без тяжести, где движения во все стороны совершенно свободны и безграничны и где каждому лучше, чем птице в воздухе. Откуда явились такие желания – я до сих пор не могу понять…»

Действительно, в научном обществе существовало достаточно распространённое мнение о Циолковском, как об оторванном от жизни мечтателе или непризнанном гении, все это верно лишь отчасти. В коллекции Президентской библиотеки Российской федерации представлено множество книг учёного, изданных как до революции 1917 года, так и после неё. Это говорит о том, что, во-первых, скромный учитель из Калуги активно печатался и был известен в научных кругах, во-вторых, многие его идеи, первоначально отталкивающие своей новизной, довольно скоро находили практическое применение.

В 1890 году Циолковский сделал в Императорском Русском Техническом Обществе сообщение о «возможности построения металлического аэростата». А в 1897 году австриец Давид Шварц создал металлический аэростат, который летал.

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 3

В книге «Защита аэроната» (1911) сам Циолковский писал«Справедливость вычислений доказывается в моих трудах. Но есть и другие доказательства. Например, суждение о моих работах посторонних учёных лиц. Имею ввиду «заметку о проекте К. Э. Циолковского», подписанную 14 учёными – инженерами и специалистами – математиками. Косвенные доказательства содержатся также в моих вычислениях и открытиях, которые потом подтвердились. Например, сначала отвергали управляемость аэростатов, которую я всё время защищал, теперь дирижабли – обычное явление. Через два года после моего доклада «Продолжительность лучеиспускания звёзд» в учёном обществе и его напечатании в журнале «Научное обозрение» за 1897 год американский учёный Си пришёл к тем же выводам; о них прокричал весь свет, как о значительном научном открытии…».

Жизнь и научную деятельность Циолковского лёгкими назвать никак нельзя. В той же книге он пишет: «Я делал массу опытов по сопротивлению воздуха. Тут мне немного помогла русская Академия. Но к опытам вообще отнеслись довольно пренебрежительно, так Академия не поместила их в своих изданиях».Константин Циолковский искренне верил в возможность построения чрезвычайно легких и в тоже время сильных двигателей, удовлетворяющих ряд прикладных задач для полетов. Еще тогда ученый утверждал, что металлические дирижабли предельно больших размеров будут иметь в 100 раз большее значение, чем аэропланы. 

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 4
(Модель аэростата в музее-квартире Циолковского в Боровске.
фото CC BY-SA 3.0 )

Выведенная К. Э. Циолковским формула подъёмной силы дирижабля привела его к выводу, что при увеличении барометрического давления, аэростат, вытесняя тот же объём более тяжёлого воздуха, должен подниматься и, наоборот, снижаться при падении давления. Из этого вытекала идея цельнометаллического дирижабля с изменяющимся объёмом: при снижении атмосферного давления оболочка дирижабля должна раздвинуться под влиянием давления подъёмного газа, а при его повышении, наоборот, сжаться; конструктивно оболочка должна быть подобна мехам гармони. Чтобы избежать влияния колебаний атмосферной температуры, изобретатель предлагал для улучшения управляемости снарядом по высоте нагревать рабочее тело — подъёмный газ — используя тепло двигателей. 

Так называемые аэронаты, целиком металлические дирижабли, где в оболочке ничего нет, кроме металла, не могут быть малых размеров как аэропланы, но имеют свои достоинства, и что самое важное могут быть средних и больших размеров, за счет легкости в строительстве. Цель его изобретения, в том что бы создать некий мост (или ступеньку) между существующими дирижаблями и идеальными металлическими аэронатами, над которыми он напряженно работал с 1885 года.

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 5
фрагмент из книги К.Циолковского «Защита аэронавта»

В 1887 году он делал первое сообщение о металлическом аэростате в Москве в обществе любителей Естезствознания. 

При сравнении его с аэропланом, были использованы вычисления из работ о «Простом учении о воздушном корабле», «Аэроплан», так как вычисления касательно Аэроплана на тот момент времени уже оправдались. При проектировании важно понимать, что из-за размера он может казаться сложным устройством, но чем больше оболочка, тем эта сложность относительно уменьшается. Например, при увеличении объема в 1000 раз, длина пазов и лент вырастет лишь в 10 раз. Длина лент пропорциональна кубическому корню из объема оболочки или из его подъемной силы. Циолковский усердно занимался построением непроницаемой, несгораемой и дешевой оболочки, пригодной для аэроната, и доказать на деле эти качества, но не перестраивать дирижабль со всеми его «внутренностями».

Для получения средств на практические опыты и расходные материалы, ученый Константин Циолковский запатентовал свое устройство в России, Германии, Англии, Франции, Австрии и в нескольких других странах. Но средств за новизну и за патент получено не было. Именно по этой причине ему осталась возможность только теоретической деятельности, которую он упорно занимался.

Научное сообщество недоумевало, для чего ученому заниматься столь «схожим» направлением, если ранее его аэроплан принес успех.

Он приравнивал идею о будущих аэропланах как замену легковых автомобилей, которые рассчитаны на одного человека, или семью. Так как аэроплан имеет преимущества в легкости и скорости преодоления пути в сравнении с автомобилем, и не сильно большую разницу в стоимости топлива и технического обслуживания. Средний аэроплан по расчетам ученого, в 70 лошадиных сил имел скорость в 180 километров в час. Даже на сегодняшний день это достаточно много, а вот автомобиль такой же силы не давал большей скорости. Да, автомобиль имел более легкую управляемость и безопасность. Но Константин Эдуардович считал воздух – более однообразной средой и приспособится к его свойствам легче, чем к бесконечно разнообразным и часто неожиданным свойствам на дороге.


По его расчетам, средний металлический аэронат на 200 человек, при скорости в 54 километра в час, будет требовать около 1 лошадиной силы на человека. К примеру, средний четырехместный аэроплан для полета требует «50 сил на человека», то есть в 40 раз больше дирижабля.

Предельно большие аэронаты, при том же расходе сил, будут иметь скорость 108 километров в час, учитывая скорость, — расход силы на пассажира будет в 16 раз меньше. Принимая во внимание все расходные элементы, простоту устройства, дешевизны материала, замены горючего на светильный газ — расход на пассажира будет в 80-160 раз меньше, а стоимость самого металлического аэроната на 200 человек будет не более 100 000 рублей. Для сравнения, стоимость аэроплана на тот момент времени, для одного человека составляла 5000 рублей, то есть в 10 раз дороже.

Устройство подвергалось множеству критики со стороны коллег и третьих лиц, но Константин Эдуардович упорно продолжал свою деятельность, зная, что металлические управляемые аэронаты гигантских размеров будут более полезны, чем пароходы и паровозы. Именно эта мысль толкала ученого работать. Своими силами Константин Циолковский создал двухметровые модели, но этого было мало для реализации проекта. Константин Эдуардович прямо просит поддержки у читателей и предлагает «желающим продолжить его дело» написать на адрес: «Калуга, Коровинская, 61, Циолковскому».Он все же получил патенты в Германии, Франции, Италии, Англии, Бельгии, России и Австрии.

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 6
(из книги «Защита аэроната 1911 года)

Идеи Константина Эдуардовича стали по-настоящему актуальными в советский период. Ученому оказывали всестороннюю поддержку, создавали благоприятные условия для деятельности. В 1919 году Константин Циолковский был избран в Социалистическую академию, стал почетным профессором Военно-воздушной академии.

Из его книги «Проект металлического дирижабля на 40 человек» (1930) можно узнать, в том числе, что советское правительство назначило учёному пожизненную усиленную пенсию «ввиду особых заслуг».

Издание «Новый аэроплан» (1929) приводит письма коллег калужского учителя, получившего всемирную известность. Так немецкий профессор Г. Оберт оставил следующее пожелание: «Надеюсь, что вы дождётесь исполнения ваших высоких целей… Вы зажгли свет, и мы будем работать, пока величайшая мечта человечества не осуществится…».

Константин Циолковский умер в Калуге 19 сентября 1935 года от рака желудка. За несколькодней до своей смерти он писал: 

«Планета есть колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели» 7
Константин Циолковский с моделями своих стальных дирижаблей
 

«До революции моя мечта не могла осуществиться. Лишь Октябрь принёс признание трудам самоучки: лишь советская власть и партия Ленина — Сталина оказали мне действенную помощь. Я почувствовал любовь народных масс, и это давало мне силы продолжать работу, уже будучи больным… Все свои труды по авиации, ракетоплаванию и межпланетным сообщениям передаю партии большевиков и советской власти — подлинным руководителям прогресса человеческой культуры. Уверен, что они успешно закончат мои труды».

На протяжении всей жизни Циолковский был, практически одержим своим металлическим дирижаблем, который он задумал еще в возрасте 30-ти лет. Всю жизнь в своих трудах он пытался доказать возможность создания такого дирижабля. В 1930-х годах был диспут в Политехническом музее Москвы о целесообразности постройки дирижабля Циолковского. Но металлический дирижабль так и не был построен во времена правления советской власти.

«Сегодня Константина Циолковского назвали бы «нердом» — безумным изобретателем, который пытается навязать научному сообществу вздорные представления об устройстве мира. Однако для конца 19-го века, когда Циолковский совершил самое значительное свое открытие, его идеи хоть и выглядели фантастическими, но не выходили за рамки общих представлений. Большинство его современников забыто, а имя Константина Циолковского остается на слуху, и мы произносим его с почтением.» — Сергей Королёв, основоположник ракетной техники.

Добавить комментарий