«Анналы» страсбургских профессоров Марка Блока и Люсьена Февра

В 1929 году вышел первый номер журнала «Анналы экономической и социальной истории» (Annales d’histoire économique et sociale), перевернувшего подход к исторической методологии и положившего начало французской «Школе “Анналов”».

Основали журнал двое профессоров истории Страсбургского университета: Марк Блок (1886—1944) и Люсьен Февр (1878—1956). История первого из них, эльзасского еврея по происхождению, трагична: его, уже профессора Сорбонны, как участника движения французского Сопротивления в марте 1944 года арестовало под Лионом гестапо. Учёный стойко выдержал все пытки, не раскрыв ни имён, ни явок, и был расстрелян с «Да здравствует Франция!» на устах. «Я еврей, — писал Блок, — но не вижу в этом причины ни для гордыни, ни для стыда и отстаиваю своё происхождение лишь в одном случае: перед лицом антисемита». 

Люсьен Февр к тому времени профессор Коллеж де Франс и автор ряда исследований по истории XVI века («Судьба Мартина Лютера», «Ориген и Деперье, или Загадка „Кимвала мира“», «Проблема неверия в XVI в.: религия Рабле», «Вокруг Гептамерона, любовь священная и любовь мирская»), подхватил руководство в свои руки. Имя Февра известно в связи с его «боями за историю» (по названию ещё одной книги), то есть новую историческую науку — науку о человеке, его ментальности, особенностях его мировосприятия, о стереотипах мышления и даже о чувствах. Как сказал его наставник, Марк Блок: «Для того чтобы что-то реально узнать о прошлом, нам прежде всего надо стремиться понять, что было в головах людей». Эти слова совершили переворот в исторической науке. Февр развил их так: 

«История – наука о Человеке; она, разумеется, использует факты, но это – факты человеческой жизни. Задача историка: постараться понять людей, бывших свидетелями тех или иных фактов, позднее запечатлевшимися в их сознании наряду с прочими идеями, чтобы иметь возможность эти факты истолковать. История, разумеется, использует тексты, но это – человеческие тексты. Сами слова, которые их составляют, насыщены человеческой сутью. И у каждого из этих слов – своя история, каждое в разные эпохи звучит по-разному, и даже те из них, что относятся к материальным предметам, лишь изредка полностью совпадают по смыслу, лишь изредка обозначают равные или равноценные свойства».

Марк Блок утвердительно отвечает на вопрос, является ли история «подлинной наукой» — определяя подлинные науки как те, что способны установить между явлениями логические связи вместо простого бессвязного перечисления явлений и событий (в этом он занимал позицию антагониста позитивистской концепции истории). 

Предметом исторического исследования, согласно Блоку, является человек во времени: «…Время истории — это плазма, в которой плавают феномены, это как бы среда, в которой они могут быть поняты»; «…Исторический феномен никогда не может быть объяснён вне его времени». Учёный исходит из того, что сознание человека не является единым на протяжении времени, а изменяется под воздействием тех или иных факторов, «когда отблески страстей прошлого смешиваются с пристрастиями настоящего, реальная человеческая жизнь превращается в чёрно-белую картину», тогда как задача исследователя — понять человека прошлого. 

Для того, чтобы проникнуть в чужое сознание, нужно отрешиться от собственного «я», не приписывать этому сознанию свои собственные черты. 

Интересно, что Блок считал некорректным хронологические деление исторического времени на века, годы и прочие единицы. Для него подходящей единицей изменения в классификации времени является тот хронологический отрезок, который наиболее соответствует природе предмета: «Каждому типу явлений присуща своя, особая мера плотности изменения, своя специфическая система счисления. Преобразования социальной структуры, экономики, верований, образа мышления нельзя без искажения втиснуть слишком узкие хронологические рамки». Исследователь предложил регрессивный метод исследования прошлого: ведь для того чтобы объяснить то или иное явление, необходимо понять его природу, а это возможно лишь при знакомстве с ним в наиболее зрелом виде. Поэтому, прежде чем погружаться в изучение происхождения, нужно определить свойства изучаемого явления в его законченном виде. 

Школа «Анналов» кардинально расширила само понятие исторических источников, включив в их число, кроме текстовых и материальных, также географические, языковые и т. д. — «все, что человек говорит или пишет, все, что он изготавливает, все, к чему он прикасается, может и должно давать о нём сведения». Для того чтобы уметь оперировать подобного вида источниками, предлагалось воспользоваться совокупностью технических приемов, применяемых разными учёными для исследования одной темы. Переводя на нынешний язык, речь идёт о междисциплинарности. 

Блок разделял сообщения источника на намеренные и ненамеренные, причем первые могут уступать в значимости вторым: так, иногда жития святых не содержат детальной информации об их жизни, но могут указывать на особый склад мышления их автора и образ жизни той эпохи, когда он был написан. Одной из важнейших дисциплин, помогающих критике источника, Марк Блок признавал лингвистику. Для наиболее точного исследования ученому необходимо прибегнуть и к такой дисциплине, как психология свидетельства(учитывая психологические предпосылки автора источника, возможно с наибольшей точностью установить, достоверно сообщение или нет, и понять причину: умышленную или случайную ошибку допускает автор). Также, историк не может также интерпретировать источник, не включая его в хронологический или синхронный ряд. Однако сам Марк Блок не давал методологических установок для проверки свидетельств, утверждая, что рациональные принципы, доведённые до крайности, в данной области исследования могут привести к своей противоположности; в целом же, критика свидетельства по Блоку основана на «инстинктивной метафизике подробного и различного, единичного и множественного». 

С 2012 года журнал, ставший ориентиром для всех вдумчивых историков мира, издается и на английском языке – с 2017 года в партнерстве с издательством Cambridge University Press.

Читайте также интервью с профессором археологии А. Добролюбским: «Историческое источниковедение полно фальшивок»


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше