«Водный щит» – таинственная организация, контролирующая все управление водным хозяйством Нидерландов

Кто контролирует воду, тот контролирует все государство.

Экспедиционный корпус НИИ Памяти под руководством украинского академика Олега Мальцева проводит в настоящее время исследования в Голландии. Что ищет там Экспедиционный корпус? Доказательства технологической власти и элементы системы контроля инфраструктуры: мельницы, замки, защитные редуты, дамбы – всё это тщательно обследуется, фиксируется на фотоплёнку и анализируется. Обнаруженное может доказать, что наука в 15 веке была совершенно на другом уровне, чем мы себе представляем.

Искусственно созданная вассалами Карла Пятого посредством осушения болот сельскохозяйственная земля, которая имеет все соответствующие высокотехнологичные коммуникации, позволяющие круглый год бесперебойно снабжать армию и тем самым обеспечивать все завоевания Испанской империи – как вам такая гипотеза о Голландии? Научные обоснования уже имеются…

А когда сельскохозяйственный проект доказал свою работоспособность, в 1580 году в стране «полыхнула» тщательно спланированная буржуазная революция, поднявшая его на уровень проекта уже промышленного. Вся промышленность Нидерландов посредством хитроумнейших инженерных приспособлений связана с водой и ветром, отчего её себестоимость практически «ноль», а на выходе – огромные богатства! 

Вот что пишет автор книги «Инновации и технологический прогресс в Нидерландах. Этапы становления и развития» (1350–1800 гг.) Карел Дэвидс: «Особенность нидерландского случая в сравнении с другими ныне изученными историческими прецедентами заключается в том, что расцвет эпохи голландских технических достижений точно совпадает с ранним Новым временем, что создает определенный парадокс. В истории Европы технический прогресс обычно связывают либо с эпохой после 1750 г., либо со Средними веками, но не с периодом между тем и другим. Нидерландский случай вроде бы приходится на то время, когда не происходило никаких заметных перемен. Устойчивый и нарастающий прогресс технической мысли, влияние которого распространялось на все сферы хозяйственной жизни, начинался в Европе с промышленной революции. Сама суть этой революции определяется как последовательность взаимосвязанных технологических изменений, в числе которых замена человеческих усилий работой механизмов, то есть использование неодушевленной силы — включая пар — вместо людей и животных, и значительное усовершенствование процессов добычи и обработки сырья, особенно в химической и металлургической отраслях».

По голландской модели, кстати, пошли все европейские страны. Только волна буржуазных революций катилась по ним до 1830 года – когда Голландия была уже на голову вперёд. Находясь, например, в музее De Сruquius («Крюкиус») в пригороде Харлема, расположенном внутри старинной паровой насосной станции, диву даёшься, на каком уровне была голландская наука. Закрадывается мысль, что кто-то затем понизил его специально, чтобы контролировать с наднаучного направления всё производство и весь бизнес…

Внутри паровой мельницы находится крупнейший из когда-либо построенных паровых двигателей: диаметр поршня – 3,7 метра!  

Бесперебойное функционирование системы в Голландии наладили, согласно предварительной гипотезе Экспедиционного корпуса, следующие люди. Наполовину бельгиец, наполовину итальянец Вильгельм Вильярди из Лейденского университета был руководителем инженерной части: этот мастер на все руки с четырьмя безымянными подручными (специалистами в шлюзовании, насосах и т.д.) создал «Водяной щит» Нидерландов, который существует и поныне.

Нидерланды — это огромная Венеция…

10 декабря ЭК работал в городе Делфт – резиденции этой организации, по факту возглавляющей самоуправление на территории страны, контролируя все управление водным хозяйством Нидерландов. «Водяной щит», по сути, стал хозяином этого государства. Они никому не подчиняются. Могут влиять на все, любые ультиматумы выставлять правительству. Внутрь штаб-квартиры организации, где хранится обширная коллекция старых карт, ЭК не пустили, сославшись на карантин. «Водяной щит» — это непубличная организация, ее на поверхности не видно. Но они и в парламент проникли, и в муниципалитеты – без них ничего не решалось раньше – с ними договаривались, им давали привилегии, чтобы что-то сделать, — и не решается сейчас. Это самый старый орган самоуправления здесь, и полноправный. Как мафия на Сицилии!

«Итак, сегодня мы были в самом загадочном городе Нидерландов! В городе Делфт. Именно в этом городе расположена штаб квартира той самой загадочной организации,  которой незримо принадлежит все самоуправление Нидерландами с незапамятных времен (как они говорят еще до возникновения городов). Лил дождь — это ничего не сказать !!! Но мы всетаки побывали в резиденции  этой организации (внутрь нас конечно не пустили — пандемия знаете ли). Называется эта организация-  Водный щит ! Вот кто является настоящим хозяином Недирландов .

Эта организация контролирует все управление водным хозяйством Нидерландов. А так как Нидерланды — это огромная Венеция , то вы понимаете,  кто тут владеет и управляет водными ресурсами.  От этого все и зависит ,тому все и принадлежит!! Это долгая и очень интересная тема . И предмет моей будущей монографии. Так прокомментировал непосредственно сам ученый, академик Олег Викторович Мальцев.

Военной частью голландского проекта руководил Вильгельм Оранский: обеспечивал контроль инфраструктуры. Если у его отца наставником был Карл Пятый лично, то учителем Оранского был Тюдор, или в другой транскрипции Теодор Рембова, преподаватель кафедры теологии Хайдельбергского университета, который также основал там кафедру математики, машин и механизмов. Мистическая личность. Внешне он был на профессора теологии совершенно не похож, отмечают в Экспедиционном корпусе. У него, например, не было правой руки, мало того, отсутствовал левый глаз; его отец был испанский гранд, а мать – сенегалка. Его сводный брат, монах гражданского корпуса ордена францисканцев Банко Рембова, руководил контрразведывательной частью проекта «Голландия», реализуя задачу защиты и борьбы с диверсиями, акциями саботажа и проч. Руководил всем проектом барон Тюдор Рембова. 

Барон Теодор Рембова — создатель организации «Водяной щит«

Эти люди (цепочка преемственности, что интересно отметить, приводит нас от них к архитектору Одессы Францу Де Воллану!) понимали, что людям, которые работают на обеспечивающей системе, надо дать возможность ею пользоваться, но они не должны уметь ни построить её, ни отремонтировать. Так они держали в работоспособном состоянии эту систему и при этом обеспечили невозможность её захвата: даже если кто-то взбунтуется, для себя они воспользоваться ею не смогут. 

Как отмечается в книге «Инновации и технологический прогресс в Нидерландах»«по мнению Джона Стауденмайера, развитие любой эффективной технологии неизбежно подразумевает возникновение трех «кругов причастных»: это «конструкторский круг», состоящий из индивидов и организаций, генерирующих оригинальные конструкции, «круг страдания», объединяющий всех индивидов, субъектов и организации, которые проигрывают от появления новой технологии, и «круг поддержки» — «все люди, объединения и организации, попавшие в зависимость от новой технологии и, соответственно, вынужденные мириться с ограничениями, которые она накладывает»: этот круг обычно противится дальнейшей модификации технологии, даже если меняются внешние условия».

Внимание руководителя Экспедиционного корпуса академика Олега Викторовича Мальцева обратили на себя огромные величественные храмы, стоящие посреди небольших поселков – а то и не один! «Нидерланды – абсолютно не религиозная страна, и при этом здесь такие соборы, как будто они славят Господа с утра до ночи», — сказал учёный. Он предположил, что изначально эти величественные здания имели другую функцию, а под церкви их уже стилизовали, достроив. Отчего некоторые из «храмов» — минимум пять, которые зафиксировал на плёнку учёный! — накренились и готовятся отнять славу у Пизанской башни…

В завершение этой статьи приведём ещё одну цитату из книги Карела Дэвидса: 

«В XVI в. голландские гуманисты пришли к убеждению, что Голландия давно уже заслужила место в авангарде технического прогресса. Адриан Юниус и Дирк Волькертсзон Коорнгерт в 1560-х гг. утверждали, что книжную печать изобрел вовсе не ювелир из Майнца, а ремесленник из голландского города Харлема по имени Лауренс Янсзон Костер. Согласно этой версии, Костер, в 1423 г., прогуливаясь в лесу близ Харлема, вырезал из бука несколько букв, которыми позднее развле- кал внуков, делая оттиски на бумаге, — именно так у него зародилась идея печати при помощи подвижных литер. Костер якобы изобрел новый состав чернил, заменил древесину в качестве основного материала для изготовления литер оловом и свинцом, создал полноценную типографию и нанял несколько человек для работы с печатными прессами. Все работники давали клятву хранить производственный секрет своего хозяина, однако один из них, по имени Фуст, предал доверие нанимателя. В рождественскую ночь этот вероломный тип похитил все оборудование типографии Костера и бежал в Германию. Выходило, что книгопечатание изобрели совсем не там, где принято считать. Таким образом, в середине XVI в. сложилась традиция, утверждавшая, что на деле местом одного из первых изобретений, которые, по словам Бэкона, воистину «изменили облик и состояние мира», была Голландия».

До окончания научной экспедиции под руководством академика Мальцева осталось меньше недели. По возвращении в Одессу, в возглавляемое им отделение Украинской академии наук, ученый проведет международный симпозиум на основе добытого в экспедиции материала. По вопросам участия в симпозиуме нужно обращаться в Академию прикладных наук.

Читайте также:  Научные инструменты голландского мастера Геммы Фризиуса


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше