Хосе де Акоста: учёный миссионер

В 16 веке самыми «продвинутыми» учеными были миссионеры. Великий испанец, историк, географ и натуралист, иезуит-миссионер Хосе де Акоста (1540-1600) в своих сочинениях, посвящённых природе и культуре Америки, предвосхитил ряд теорий, выдвинутых наукой 19 в.

Это, конечно же, совпадение, но родился Хосе де Акоста в год, когда основанный Игнацием Лойолой иезуитский орден (1534) был одобрен католической церковью. Новицием (послушником) Общества Иисуса кастилец из города Медина-дель-Кампо стал в 13 лет. Обучался Акоста в толедской Оканье. В 20 лет Хосе отправился в столицу вице-королевства Перу Лиму – на следующий год после того, как там появились первые иезуиты. Именно в этой стране и состоялись главные его научные реализации.

Иезуиты в целом были более открыты для изучения культур, которые они стремились обратить в христианскую веру, чем доминиканцы и францисканцы, и в итоге испытали значительную трансформацию между 16 и 18 веками. Фактически, орден был изгнан в 1767 году, когда корона Кастилии пришла к выводу, что иезуиты в Новом Свете, которые больше не были испанцами, а были креолами (то есть рожденными в Новом Свете от испанского происхождения), больше не поддерживают интересы Испании.

С 32 лет Акоста начал преподавать богословие в иезуитских коллегиях вице-королевства, сам основал множество учебных заведений, в частности, в Куско и Потоси, а в 1576 году был избран провинциалом (главой отделения ордена на определённой территории). Хосе де Акоста готовил итоговый документ третьего провинциального собора, корректировавшего деятельность миссионеров в соответствии с решением Тридентского собора. Вступив в конфликт с вице-королём Перу Франсиско де Толедо, графом Оропеса, в 1585 году был отозван в Испанию. До отъезда Акоста успел побывать в Мексике и расширить, таким образом, свои исследования Южной Америки. От коллеги-иезуита Хосе де Товара он получил ценные материалы по истории страны, а также собирал в Мексике сведения об азиатских государствах и в 1587 году написал две работы о возможной войне с Китаем.

В 1587 году учёный окончательно вернулся в метрополию и сблизился с королём Филиппом II. В дальнейшем Акоста жил и работал в Риме, Вальядолиде и Саламанке в качестве орденского сановника, университетского преподавателя и церковного проповедника. Его проповеди пользовались большим успехом и были изданы в Саламанке в трёх томах.

Главный труд ученого — «Естественная и нравственная история Индии» (имелась в виду Америка, разумеется, где Акоста собирал весь материал) — был издан в Севилье в 1590 году. Приводя обширный фактический материал, Акоста впервые высказывает здесь ряд идей, развитых наукой XIX столетия. Задолго до открытия Берингова пролива Акоста выдвинул гипотезу о заселении Америки выходцами из Азии. Также он предполагал, что американская фауна возникла из европейской — что позволяет считать его одним из предшественников дарвинизма. Ученый отмечал у жителей Анд развитие способности жить на высоте более 4000 метров, предвосхитив достижения научной физиологии. Акоста предпринял попытку классифицировать народы Америки по этнокультурному принципу (он различал три основных «категории варваров») и подробно описал особенности цивилизаций ацтеков и инков.

«Естественная и нравственная история Индий» находится в центре значительного числа исторических трансформаций: труд откликается не только на «новости» из Нового Света, но и на напряженность и конфликты в «Старом Свете» (христианская Европа и две другие части — Азия и Африка). Книга Акосты также была написана на пересечении ренессансного возрождения греко-латинской традиции и появления чего-то неожиданного внутри этой традиции: ранее неизвестной, но впечатляющей массы земли и интригующего разнообразия людей.

Величие книги Акосты заключается в ее концептуализации «Индий» в рамках более широкой философской картины.

У великого испанца впервые появилась теория о четырёх линиях без магнитного склонения (он описал использование компаса, угол отклонения, различия между Магнитным и Северным полюсом; хотя отклонения были известны ещё в XV веке, он описал колебание отклонений от одной точки до другой; идентифицировал места с нулевым отклонением, например, на Азорских островах); соображения об изгибе изотермических линий и о распределении тепла в зависимости от широты, о направлении течений и многих физических явлений: различия климатов, типы ветров и причины их возникновений, активности вулканов и землетрясений.

Хосе де Акоста первым доказал, что землетрясения и вулканические выбросы имеет различную природу, описав различные землетрясения: 1575 года в чилийской Вальдивии, 1582 года в перуанской Арекипе, 1586 года в Лиме и 1587 году в Кито (Эквадор). Их очерёдность привела его к мысли, что они совершают последовательное перемещение с Юга на Север. Ученый также первым описал цунами высотой 25 метров, которые ворвались по суше на 10-километровую дистанцию. Акоста собрал доказательства связи отливов и приливов с фазами Луны (например, что приливы на обоих берегах Панамского перешейка происходят практически одновременно) и даже указал, что период приливов, происходящих дважды в сутки, отличается на 3/4 часа от суток.

Актуальность книги можно измерить ее немедленным переводом с испанского на итальянский, французский, английский, голландский, немецкий и латынь. В XVI–XXI веках труд неоднократно переиздавался на этих языках. Александр фон Гумбольдт высоко оценил работу Акосты по исследованию в области метеорологии и физики и за многие его открытия удостоил иезуита звания одного из Основателей Геофизики.

Концепция морального и естественного аспектов истории Акосты представляла собой пересечение философии и теологии: философия — потому что понимание природы для ученого было не просто вопросом описания минералов, растений и животных, но пониманием порядка вселенной и цепи бытия, в которой человек был точкой прибытия Божьего творения; и богословие — потому что понимание природы было способом познания и благоговения перед Богом, ее создателем.

Также миссионер написал работы «О природе Нового Света» (De Natura Novi Orbis) и «О распространении Евангелия среди варваров, или О достижении спасения индейцев» (De promulgatione Evangelii apud Barbaros, sive De Procuranda Indorum salute).

Помимо естественнонаучных и «психологических» изысканий, Акоста интересовался различными языками и алфавитами. Он упоминает о знакомстве в Мексике с китайцами и их иероглифами, и о том, что просил их записать по-китайски такую фразу: «Josef de Acosta ha venido del Perú» (Хосе Акоста приехал из Перу). Акоста обнаружил примечательную разницу: понятия они смогли передать, а имя — нет, поскольку искали подобие имени на своём языке для иероглифа.

Умер ученый в Вальядолиде, занимая должность ректора саламанкской иезуитской коллегии. Его пример лишний раз доказывает, как много существенных «побочных» дел (благодаря которым он и останется в веках) способен сделать человек, когда у него есть конкретная миссия.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше