Терроризм, глобальные угрозы и философия Жана Бодрийяра

Интервью PhD. Олега Мальцева с Dr. Максимилиано Корстанье.

Максимилиано Корстанье (Maximiliano E Korstanje) является писателем, экспертом по терроризму, главным редактором Международного журнала безопасности и защиты в туризме (UP Argentina), главным редактором Международного журнала кибервойны и терроризма (IGI-Global US). Он является автором более 1200 статей и 35 книг.

Олег Мальцев — глава Экспедиционного корпуса НИИ Памяти имени Григория Семеновича Попова, автор множества научных работ в области криминологии, психологии, социологии и философии.


Вниманию читателей «Гранита науки» беседа двух ученых, которая состоялась в апреле 2020 года

PhD. О.Мальцев: Я очень рад вашему знакомству. Мы могли бы поговорить с вами о Бодрийяре  и о вашей специализации: о ваших взглядах на терроризм, и о том, что происходит сегодня в мире.

Dr. М. Корстанье: Я тоже очень рад знакомству. Да, конечно. Мы можем об этом поговорить. Я Жаном Бодрийяром заинтересовался, когда он говорил, что 9/11 не произошло. Это было для меня крайне интересно. И я также заинтересовался тем, что Бодрийяр называл «замечательной катастрофой». Также, в США я работал с неким социологом Энрико Палантери, который является отцом учения о катастрофах. В живых его уже нет.

Что самого важно сделал Жан Бодрийяр, я считаю, это три вещи: понятие «обратимости», понятие о «восхитительной катастрофе», и третье – это концепция о псевдособытиях.

PhD. О.Мальцев: Давайте каждую концепцию рассмотрим подробнее.

Dr. М. Корстанье: Первое, это концепт «обратимости». Это легко можно понять на примере политических структур. Например, любая политическая структура (будь это в Аргентине, США или Турции — любой стране), чем больше эта структура, как институт расширяется, тем больше возникает внутри разрушения. Мы это четко видим на примере COVID-19. США – вроде сильная страна, но из-за какого-то вируса она сейчас в очень плачевном состоянии. 

PhD. О.Мальцев: Т.е. я правильно понимаю, что чем больше конструкция, тем она уязвимее?

Dr. М. Корстанье: Да, можно так сказать. В том числе, нужно понимать, что мы сами себя разрушаем. Мы, создавая некую структуру, начинаем ее разрушать и нужно понимать, что это понятие «обратимости» не принадлежит Жану Бодрийяру. Оно идет от древних философов, а Бодрийяр его просто использует для иллюстрации примеров.

PhD. О.Мальцев: Мы можем переходить ко второму — «восхитительной катастрофе»,

Dr. М. Корстанье: Данная тема о «восхитительной катастрофе» — одна из тех, которая сильно привлекала Жана Бодрийяра. Когда были взорваны башни близнецы, он, безусловно, не на сам террористический акт смотрел, он хотел изучить то, как терроризм влияет на общество. Есть также пример, когда в Чикаго полицейская группа пыталась найти преступников, и они пытались предотвратить преступление до того, как его совершат. И Бодрийяр говорит, что СМИ публикуют некоторые новости, создавая мифы для людей, индоктринируя эти вещи для людей, которые никогда не существовали.

PhD. О.Мальцев: Какова цель этих «восхитительных катастроф»? Это рукотворные вещи или они происходят по стечению каких-то обстоятельств? Т.е. это инструмент в чьих-то руках или это неизбежное последствие нашего общества?

PhD. О. Мальцев во время интервью



Dr. М. Корстанье: Я так не считаю. Но с точки зрения Баодрийяра, все эти происшествия выдуманы СМИ для того, чтобы создать псевдореальность. Но я так не считаю.

PhD. О.Мальцев: Мы поговорим с вами отдельно о том, как вы считаете. А пока давайте перейдем к третьему вопросу.

Dr. М. Корстанье: Когда мы говорим о псевдособытиях, то это напрямую связано с «восхитительными катастрофами» и напрямую связано с понятием «конец истории». Дело в том, что по Бодрийяру данная реальность она пустая, и по этой причине она мутирует в псевдореальность, а из этой псевдореальности образуются такие события как COVID-19, как 9/11, которых не существует. Они создаются СМИ, а люди это потребляют, потому что люди в массах, они не задаются вопросами своей истории. Соответственно они живут только в будущем.

PhD. О.Мальцев: Но мы ведь прекрасно понимаем, что взрывы башен в Нью-Йорке они были физически видны, и Бордрийяр был достаточно высокоинтеллектуальный человек. Может он что-то иное имел в виду?

Dr. М. Корстанье: Жан Бодрийяр имел в виду, что мы не знаем причин этого события. Да, башни были взорваны. Но мы не знаем, почему это произошло. Скорее всего, он думал, что это было для создания шоу. Также как Дональд Трамп придумывает новости, которых не существует, чтобы создать шоу и эту реальность наложить на людей. Бодрийяра да, очень многие люди критиковали, но я думаю, что он имел в виду именно то, что причина неизвестна.

PhD. О.Мальцев: Ну почему же неизвестна. События, которые последовали после взрыва башен близнецов, хорошо известны всему миру – это война в Ираке.   

Dr. М. Корстанье: Есть же такое понятие как «симулякра», которая порождает другие события. Т.е. на самом деле этого события не существует. И террористические атаки они все создаются для того, чтобы оправдать принятие новых правил.

PhD. О.Мальцев: Абсолютно верно. По сути, мы имеем необходимости войны в Ираке, потому что нам нужна нефть и прочие вещи. Это экономика, это политика. Что же мы делаем: нам же нужно как-то начать войну в Ираке. Мы берем башни близнецы, организовываем террористический акт; это приводит в ужас Соединенные штаты Америки, народ требует отмщения; американская армия вторгается в Ирак, не встречая никакого сопротивления; в Ираке всех наказывает, справедливость восстановлена, установлено новое правительство; американские корпорации получают за это весь нефтяной бизнес Ирака в полном объеме. Так как тогда президентом был Джордж Буш младший, а он техасец, и его бизнес – это нефть, то по-моему все крайне логично.

Dr. М. Корстанье: Именно это хотел донести Жан Бодрийяр. Это то, что позволяет вторгаться и создавать односторонние новые правила, будь это с Ираком или Афганистаном. Именно так.  
 
PhD. О.Мальцев: Позвольте я задам вопрос. Вот у нас есть глобальные мировые угрозы. Как, с вашей точки зрения, мы бы могли их систематизировать? Есть ли у вас некая их классификация?

Dr. М. Корстанье: (…)

PhD. О.Мальцев: Давайте, тогда я классифицирую. Первое – это терроризм. Второе – это эпидемии.

Dr. М. Корстанье: Да, я согласен.

PhD. О.Мальцев: Третье это некие шоу. Что я тут подразумеваю. Это то, что вы говорите «климат», глобальные мировые мошенничества. Это все театральные постановки. Все же прекрасно понимают, что никакой климатической угрозы у нас не существует, но все сознательно создают это шоу для того, чтобы создавать на этом сборы и получать большие средства, чтобы их распределять. И таких способов масса. По сути, это придуманная проблема, которая специально глобализируется для того, чтобы собирать на это деньги и потом эти деньги распределять. Это некая театральная постановка, в которую все должны резко поверить.    

Dr. М. Корстанье: Да, я с этим согласен.

Dr. М. Корстанье во время интервью


PhD. О.Мальцев: Давайте погорим как раз об эпидемии COVID-19. Как вы думаете, почему возникла эта проблема?

Dr. М. Корстанье: Произошла глобальная истерика. И я написал об этом заметку для Университета Лидс. Конец капитализма наступил, потому что произошел конец гостеприимству. Закрыли все границы. Если вы помните, раньше иранские террористы охотились за знаменитостями и даже за королевой. А сейчас получилось так, что каждый человек стал террористом, каждый человек может быть разнощиком болезни, каждый человек уже убийца, потому что он может быть заражен вирусом. 

PhD. О.Мальцев: По сути, все началось в некой провинции Китая. И если бы Китай был разумным государством, закрыл бы свои границы на въезд и выезд то, безусловно, в итоге ничего бы подобного не произошло. Потому что разнести вирус по миру можно только с помощью самолета. Если прервать авиасообщение с Китаем, пока там все не выздоровеют. Никакой бы пандемии не было. Это первый этап.

Второй этап. Полыхнула Италия в Европе. И если бы правительство Италии тоже изолировало бы очаг и вылечило бы в нем всех людей, то в Европе  
бы тоже не было коронавируса. Но итальянское правительство тоже почему-то этого не сделало.

Dr. М. Корстанье: Да, вы все верно говорите. Китай настолько поздно отреагировал, что когда все уже началось, бизнесмены свободно ездили туда и обратно. Вторая проблема в том, что в США и Европе система здравоохранения уже была настолько шаткой, что мы не справились.

PhD. О.Мальцев: Вот очень интересно получается. После Китая и Европы вирус пошел дальше и распространился по миру с помощью аэросообщения. Так вот я беру самые примитивные цифры, по сути, все цифры лживые, но вот, в Америке заболело какое-то количество людей. Я беру процентное соотношение этих людей к общему числу населения, и у нас получается 1% и даже меньше. Вот в таком случае мы можем назвать это эпидемией?

Dr. М. Корстанье: Честно, у меня даже нет ответа на ваш вопрос. Есть много теорий о том, что произойдет с миром, что половина населения болеет… Сам COVID-19 меня не интересует, меня интересует его последствия.

PhD. О.Мальцев: Вот «произойдет» — это будущее время. Итак, у нас есть некое будущее. По сути, эпидемии нет. Но есть будущая эпидемия. Нас пугают будущей эпидемией, выдавая ее за эпидемию настоящего времени. Это то, что есть сейчас. Теперь. Вот что, происходит. Средства массовой информации говорят, что потенциально вы можете попасть в некую эпидемию, где умрет куча людей, но почему-то все это говорится в настоящем времени, а не будущем. Т.е. они говорят, что у нас уже сейчас эпидемия. Мы смотрим на те же лживые цифры Всемирной организации здравоохранения и если брать государство США – это до 1%. И это не умерших, а заболевших. А если брать Украину, то это 0,000.. какой-то процент населения. Но всех пугают будущим. Но тут возникает вопрос, как они рассчитывают это будущее, т.е. откуда им известно, что это будет будущее? Тогда просим методику — как они считают? А они говорят, что методики нет. Вместо методики есть мнение специалистов. Каких специалистов — не понятно. И часто об этом высказываются не вирусологи, а специалисты каких-то других областей. Вот недавно в Англии написали статью – это были специалисты по глобальному потеплению. Какое отношение они имеют к эпидемиям, я не знаю. Но вот, что получается: нам создают некую симуляцию. Выдавая будущее за настоящее. И вот мы имеем такую конструкцию. Я бы хотел узнать ваше мнение об этой конструкции.

Dr. М. Корстанье: То, что вы нарисовали, это как раз то, о чем говорил Жан Бодрийяр о восхитительной катастрофе. Это и есть суть симулякры. Именно так она и создается. Дело в том, что людей загнали в машину будущего, которая не существует, которая нереальна. Именно так все и происходит.

PhD. О.Мальцев: Тогда у меня возникает вопрос. А можем ли мы сказать, что это некий инструмент маркетинга?

Dr. М. Корстанье: Думаю, да. Это некий инструмент, который позволит реструктурировать мировой порядок.

PhD. О.Мальцев: Спасибо. Я очень рад был знакомству. И благодарю вас за уделенное время и ваши пояснения.

Dr. М. Корстанье: Спасибо и вам. Был рад знакомству.

Апрель, 2020 год.



___________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Отправить статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше