Знакомство с гением академика Яковлева.

Знакомство с гением академика Яковлева. 1

Яковлев — эта фамилия стоит тысячи, миллионы фамилий других! Алексей Самуилович до конца XX века оставался неизвестной фигурой. Так часто бывает с легендами прошлого, которые обеспечивали триумф военной науки. Однако масштаб этой личности восхищает как эффективностью, так и масштабом. Будучи выпускником Гейдельбергского университета, этот учёный добился выдающихся академических и прикладных результатов в области исследований сознания.

Но родиной легендарного академика является именно Флоренция. Почему мы говорим   «именно Флоренция» —  все потому, что со дня на день стартует научная экспедиция украинских ученых во Флоренцию. Личность Яковлева и его деятельность — является одним из векторов научного исследования.

Флоренция XIII—XVII веков внесла грандиозный вклад в развитие европейской и мировой цивилизации. В этом «цветущем» по определению городе зародилась Эпоха Возрождения. Здесь родились великие живописцы, архитекторы, скульпторы, ученые, мыслители и политические деятели. Город дал миру таких «гигантов мысли», какАлигъери Данте, Донателло, Боттичелли Сандро, Пьеро ди Козимо, Америго Веспуччи, Никколо Макиавелли, Екатерина и Мария Медичи, близ Флоренции родились Леонардо да Винчи, Микеланджело, Галилео Галилей. На худой конец, не совсем вписывающийся в эту кампанию, но тоже известный во всем мире, Роберто Кавалли.

«Прекрасное зеркало Тосканы», «Нежнейший цветок Италии», «Произошедшая от великого Рима и наследовавшая его величие», вот лишь несколько громких и ярких определений, которые дает Флоренции великий родоначальник эпохи Возрождения, наследник рыцарского ордена Колюччо Солютати.

Каждая экспедиция начинается с исследования среды и, безусловно, во время подготовки к Флорентийской экспедиции целый научный аппарат руководителя экспедиционного корпуса, академика УАН, PhD Мальцева Олега Викторовича исследовал эту среду. А при изучении среды всегда первый вопрос касается действующих лиц.  Мы поговорили с научным ассистентом Олега Мальцева — член-корреспондентом УАН Лопаток Ириной Игоревной.

Знакомство с гением академика Яковлева. 2

Так кто же такой академик Яковлев?

 — Кому-то сказанное мной может показаться слишком возвышенной речью, и вместе с этим, хочу сказать, что Алексей Самуилович Яковлев — Величайший учёный. Он достоин самых громких слов, самых бездыханных похвал и самого искреннего восхищения. Потому что это тот человек, который вместе со своим коллегой, академиком Григорием Семеновичем Поповым, вообще выстроил и Советский Союз, и совершил невероятный подъём в области подготовки и создания действительно эффективных и результативных людей-экспертов. Ну, и вообще, человек, который создал науку. И, когда мы говорим о феномене науки, как таковой, науке двадцать первого века — без этих двух людей академиков  — Яковлева и Попова, ничего бы не было. Для многих, и очень многих, наверняка загадка — откуда взялась наука в ССР? Каким образом она туда попала? А ведь она именно была привезена, как самый настоящий клад. И мы точно об этом можем сказать, поскольку данному выводу уже предшествует несколько научно-исследовательских экспедиций, тридцатилетняя научная подготовка, проделанная работа Олегом Викторовичем и не одно открытие этому предшествовало и позволяет, ответственно говорить, сейчас уже аргументированно говорить.

Откровенно говоря, Попов и Яковлев – это два человека, которые создали всю советскую и мировую науку.

Простейшие наблюдения и документы подтверждают, что в 1917 году на месте бывшей Российской империи к власти пришли преступники, уголовники, негодяи, деревенские малообразованные люди – и они все построили за 10 лет (!) науку, которая способна была создавать танки, ядерное вооружение, ракеты и прочие чудеса техники?! Вы же понимаете, уважаемый читатель: по меньшей мере таковое заявление выглядит смешно. Государство, которое стало самостоятельным, которое изменило собственный строй, а впоследствии  и мироустройство, определив его как капиталистическое и социалистическое; государство, которое выбрало совершенно новый путь развития, по которому никто ранее не следовал и не отваживался даже, – это государство не возникло естественно, интуитивно или спонтанно, словно из воздуха.

Кто хочет разобраться в этом подробнее, как так получилось, что наука в СССР попала откуда-то, я бы конечно рекомендовала одну из наших последних книг под авторством Олега Викторовича Мальцева «Рыцарский Орден русских воров». Прекраснейшая книга и несмотря на то, что в ней описывается очень много исторических и научных загадок — она показывает, кто мы такие на самом деле. В этой книге мы смогли показать, каким образом зарождалось то самое государство СССР, откуда вся наша современная жизнь, потому что, хотим мы того или нет, но мы сегодня просто живем на основании этого наследия. Все инновации, все технологии, достижения, методики — всё, что мы имеем сегодня — будь то область самая приземлённая и материальная, будь то область возвышенная, область философии, психологии и истории — всё это оттуда. Наследие последних семидесяти лет. И, чтобы это наследие появилось, его кто-то должен создавать и создавали его рукотворно, как раз-таки академики Яковлев и Попов. 

Чем же занимался Яковлев? Почему при упоминании Яковлева, сразу говорим «и Попов»?

По двум причинам. Во-первых, они выросли вместе, во-вторых, они дружили, в-третьих, они коллеги-учёные, и были даже такие моменты, когда Попов и Яковлев спорили, при проведении совместных научных работ.  И, когда мы говорим о науке Попова — это наука о памяти, когда о Яковлеве — это наука о сознании.

И, я уверена, Флорентийская экспедиция очень много откроет в этом вопросе и принесёт открытия в области психологии, философии, социологии. Но самое главное, в области науки жизни. Ни Попова, ни Яковлева нельзя назвать теоретиками — они сугубо практики. Это люди, занимающиеся прикладной наукой, наукой выполнения задач. Той самой, что позволяет человеку жить. Яковлев обладал непревзойденными организаторскими способностями, был выдающимся руководителем.

Возвращаясь непосредственно к вопросу связи Флоренции, Советского Союза и Рейна — нужно сказать, что мы имеем дело с удивительным городом Гейдельбергом. Именно он является тем самым городом, тем самым плацдармом, тем самым сердцем Рейнской традиции — Традиции достижения власти в Европе, на Земле, в любой точке планеты. Это тот самый город, в котором были заложены все современные и несовременные Рыцарские Ордена. Это тот город, в котором беспрерывно присутствует и продолжается традиция существования студенческих сообществ и, это тот город, который подарил миру и Попова и Яковлева! И, конечно,  Мотыгина.

Знакомство с гением академика Яковлева. 5
Гейдельбергский университет (Германия)

Так вот, после событий 1917 года по какой-то причине три ордена, которые существовали в Гейдельберге ещё с 1804-1816 годов, полностью переезжают из Гейдельберга в Российскую Империю. Вернее в то, что остаётся от Российской Империи на тот момент времени. 

Когда мы говорим «Три Ордена» — мы должны понимать, что это, во-первых, «Корпус Правды», который возглавлял академик Попов. Это «Братство Сынов Дамоклова Меча», который возглавлял непосредственно Яковлев и Илья Евгеньевич Мотыгин, который был главой Ордена «Карцерония»(прим. Ред. — девиз Карцеронии «оставь надежду всяк сюда входящий»). 

Знакомство с гением академика Яковлева. 6
Герб ордена «Карцеророния» — написано вверу Карцерония живи (Карцер Гейдельбергского университета)
ФОТО: Олег Мальцев

1917 год для Имперской России был значимым и переломным. События, которые тогда происходили, свежи в памяти и по сей день. Чего стоит всеобщая амнистия, которая была объявлена по случаю революции. На фоне этого «радостного» события на свободу были выпущены все политические заключенные. Манифест В.И.Ленина гласил о том, что «все народы — братья, что уголовников больше нет, и что люди должны помогать друг другу». Но когда открылись «двери свободы», то оттуда вышли не только люди, сидевшие по политическим статьям, но и самые настоящие закоренелые уголовники, грабители, разбойники, убийцы. В стране начался не просто вал преступности, а настоящая бойня. Борьба с преступностью длилась 13 лет, пока последнего преступника в 1930 году не отправили обратно в тюрьму. Если вы посмотрите статистику преступлений в период 1917-30 годов, то увидите, что самый пик пришелся на 1924 год, а уже к 1930 году уже произошел резкий спад.

В 1922 году к власти приходит товарищ Сталин. Возникает СССР, появляется иная система правления, создается новая структура, новая армия, а следовательно, требуется и новая система боевой подготовки. Ведь на тот момент в России уже как 40 лет крепко держала свои позиции итальянская школа фехтования, где-то еще отголосками доносилось французское и немецкое фехтование. Но период «отлова» всего преступного элемента очень ярко показал, что вся воинская система, которая была, не позволяет быстро и эффективно справляться с боевыми задачами. Отсчет времени уже перешел за 1930 год, и Сталин прекрасно понимал, что война не за горами.

Как раз в этот момент и возникает необходимость в новой боевой системе. Раз государство новое, то в нем уже исповедуют другую идеологию, другие принципы. Все, что было «заграничным», иностранным, как-либо связанным с Европой, Америкой и другими странами — это все капиталистическое, а следовательно, враждебное и плохое. Нужна только своя система, она должна отвечать всем требованиям, быть самой эффективной и боеспособной. Эта задача и была поставлена товарищем Сталиным перед научным сообществом.

Научный состав разделился на несколько групп. На тех, кто придерживался научного подхода – это как раз взгляд академиков Григория Семеновича Попова, Алексея Самуиловича Яковлева и других наших отцов-основателей. Второй научный состав считал, что систему надо искать на востоке, где-то в горах у мудрецов. Такой точки зрения придерживался Лев Бокий. Был организован даже специальный отдел для постановки экспериментов, для проведения поисковых работ. Это противостояние длилось значительный период времени. В конце концов победа по праву оказалась на стороне науки. Яковлев и Попов выиграли у Льва Бокия. Как раз в это период времени появляется такое понятие, в том числе и у военных, как прикладная наука.  Прикладная наука – это наука о том, как жить, как себя защитить, как чего-то добиться.

Флоренция это именно тот самый город, в котором родился Алексей Самуилович Яковлев. Да, фамилия у него была совершенно иная, но это не имеет никакого значения. Потому что гордимся мы нашим научным наследием, нашим академиком, доктором военных наук именно тем человеком, который прославился, как Алексей Самуилович Яковлев. Вы же понимаете, что время было такое, военные ученые, вся их жизнь были по грифом «совершенно секретно». 

Дело в том, что задача восстановления биографии таких выдающихся героев нашего мира, как Григорий Семёнович Попов и его соратник, близкий друг и родственник, Алексей Самуилович Яковлев – крайне сложная, на грани невозможного и нереализуемого. Все существующие документы о Попове, Яковлеве  их деятельности пребывают под семью замками. Естественно потому, что они грифованы как «совершенно секретно» и «совершенно секретно государственной важности». Мало того, незнание первоначальных имён этих учёных, на многие годы определивших будущее поколений, затрудняет даже линейный поиск в архивах. Безусловно «Попов» и «Яковлев» — это фамилии ненастоящие, не исходные. Но указанные фамилии стали для них настоящими, потому как именно под этими фамилия некогда «Грег и Алекс» вошли в историю, став выдающимися учёными, деятелями  и основоположниками Школы. Вошли в историю науки, в историю государства, в историю мировой политики.  Именно под этими именами и фамилиями они вошли в память множества людей, которые обязаны им и карьерой, и достижениями, и, что немаловажно, жизнями.

У Алексея Самуиловича было очень непростое детство. У этого выдающегося ученого сложнейшая судьба, которую никому не пожелаешь. Представьте себе маленького ребёнка, который на самом деле не может ничего, абсолютно беспомощного, имеющего проблемы с речью и требующий особого ухода и отношения. Он не может существовать без своих родителей — самостоятельно может только дышать и перемещаться. И вот, у такого ребёнка родной дядя убивает родителей и отправляет его прочь из Италии в Германию, к тётке. Это удар, который не мог не сказаться на создании такой личности, как А. С. Яковлев.

Знакомство с гением академика Яковлева. 7
Профессор Максим Лепский и академик Олег Мальцев (в Рейнской экспедиции, где был найден замок академика Попова, в котором жил и рос будущий академик Яковлев).

А если бы не та самая тётка, если бы не её невероятное умение справляться с такими детьми, а ведь она знала, как с ними справляться, будучи невероятным врачом, превратила его в человека, перед которым никогда не возникало слова « Нет». Именно она отправила его и своего сына в Гейдельбергский Университет. Вот таким образом, Алексей Яковлев попал в Германию. И то, что он попал в Гейдельберг — это вторая важнейшая веха на его жизненном пути. Потому что, именно Гейдельбергский Университет — это Альма-Матер всех великих людей. Гейдельбергский Университет — это невероятная кузница кадров, которые могут менять власть, создавать науки, это люди, которые могут переворачивать философию всей планеты, и мы это можем смело наблюдать в течении всей истории Гейдельбергского Университета, то есть, с конца 14 века. Кто не особо знаком с этой темой, я крайне рекомендую, всеми полюбившуюся Википедию, там очень много информации, просто посмотрите графу: выдающиеся выпускники Гейдельбергского Университета. У Вас сразу отпадут все вопросы.

Для постоянных зрителей и свидетелей того, как происходят экспедиции не является секретом то, что в ходе экспедиции происходит не только, так называемые взломы и изучение криминальных традиций мира. Происходит множество научной работы, которая сводится к тому, что такое бизнес и его истоки. И терапевтический блок, безусловно исследуется, потому что в каждой стране, на каждом континенте были свои уникальные подходы, которые в какой-то степени отличались, в какой-то совпадали.

Флорентийская экспедиция подарит нам определенный взгляд на терапию академика Яковлева?

 ⁃ Флоренция — самое лучшее место на земле, чтобы изучать терапию Яковлева и её механизмы. Уверена, Флоренция будет оценена по достоинству и станет именно тем городом, которым ему по праву и положено быть, а именно — столицей мировой терапии. Когда мы говорим о Яковлеве, докторе военных наук, в отличии от Попова, который занимался механизмами памяти, будучи докой и невероятным специалистом в области подготовки людей, то Яковлев был выдающимся терапевтом и выдающимся организатором. Если Попов занимался, преимущественно штучной работой, то, когда мы говорим о задачах общенационального и межгосударственного уровня, например, о создании армии, подготавливая высший офицерский состав — это не единичная работа. Именно в этом ключе Яковлев трудился и днями, и ночами, превзойдя всех. 

 Определенно, это не человек в белом халате, в кабинете, в окружении медицинских книг, взламывающий вашу психику и пытающийся её откорректировать?

 ⁃ Замечательная метафора – «взломать психику». Так как все современные представления и образы этих терапевтов, психотерапевтов, терапевтов-самоучек, психологов — не имеет ничего общего с тем, чем занимался Яковлев. Всё-таки, самым первым и лучшим терапевтом является жизнь. Так, как это может сделать сама жизнь — на это не способен никто. И Яковлев это понимал. Перед ним стояли огромные, можно сказать, невыполнимые сверхзадачи. Ему нужно было с нуля выстроить несколько государственных аппаратов. Одна армия чего стоит. Но Яковлев справился, триумфально справился. Советская наука — самая сильное и мощное наследие, которое существует в мире. Потому что, корнями оно уходит в глубинную европейскую науку.

И называть её можно по-разному, хотите называйте Европейским Мистицизмом, Еврейским наследием, чем угодно. Она не имеет рамок, национальностей, полов, расовой принадлежности, религиозной признательности ещё чего-то. Не имеет. Это — субстанция, чистая, и в Гейдельберге знали, как эту субстанцию передавать, преподавать и применять. И, если бы ни Яковлев, ни Попов, ни Мотыгин,  в Советском Союзе — не было бы всех этих прорывов, триумфов, первых ракет в космосе, первого космонавта, всех тех великих открытий, завоеваний, и всего остального. 

У нас сегодня во всех науках стоит огромная проблема — это камень преткновение уже больше ста лет, это так называемый человеческий фактор. Вот все в это упираются. Мы все носим социальные маски и кого-то играем очень короткий промежуток времени. А там за этой маской, простите, личина. И она, крайне разношёрстная. И Яковлев это знал. И для того, чтобы из этой личины, этого нутра, переплетенного с естественным и божественным потенциалом, действительно сделать достойного человека, человека умеющего, который сам может быстро разобраться что к чему в любой ситуации, да ещё и в экстремальной ситуации. Вы уж простите, но, когда Попов и Яковлев работали — была война. У них было, буквально, несколько лет до войны, и они за эти несколько лет справились, сделали невозможное. Они создали и систему армии в Советском Союзе, и построили весь менеджмент, и обеспечили беспрерывную, бесперебойную подготовку кадров. То есть, это все сделали два человека. Они все это организовали. Но, непосредственно Яковлев, разработал именно тот метод терапии, который подходил для всех людей. Который не требовал изначально, как сейчас принято, тестирования и так далее. То есть, если нам нужно единовременно работать с большим количеством людей, а любое предприятие всегда сталкивается в лице директора с этой задачей, то хотите вы или не хотите, жизнь заставит предпринимать меры. И иногда непонятно, откуда меры эти брать. 

Могли бы вы рассказать о карцере Гейдельбергского университета? Что Вы о нем знаете? Зачем он?

О, это удивительное место, но мало кто знает истинное его предназначение. Общедоступную информацию вы и так сможете прочитать, без меня. Я не буду на этом останавливаться. 

Начать следует со студенческих орденов Гейдельберга. Для вас не секрет, и я думаю, сегодня многие, кого интересует эта тема, тоже могут для себя открыть эти вещи, что в Гейдельберге существует очень длительная традиция – существования студенческих организаций. Гейдельберг —  это то самое место сосредоточения множества студенческих организаций, студенческих сообществ и орденов в том числе. 

  • Знакомство с гением академика Яковлева. 8
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 9
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 10
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 11
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 12
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 13
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 14
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 15
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 16
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 17
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 18
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 19
  • Знакомство с гением академика Яковлева. 20

Сто лет назад строптивых студентов сажали в карцер. Попасть в него стремились многие, ведь там их ожидали отнюдь не хлеб и вода. Сто лет назад попасть в студенческий карцер для многих учащихся Гейдельбергского университета было делом чести и принадлежности к элите.

В Гайдльберге студенческие ордена — это были закрытые школы фехтования.  Наверняка вы слышали о  Мензурном фехтовании ( с нем. Mensurfechten), также мензура, студенческое фехтование. Своеобразная форма благородной дуэли.  Противники вставали друг против друга и поочерёдно наносили удары, метясь в единственно незащищённую часть тела – лицо соперника. Сходить с места нельзя. Только движения рукой и шпагой. В момент наступления усталости или ослабления внимания один из участников поединка пробивал защиту своего соперника, на лице которого появлялась резаная рана, а в последствии на этом месте оставался шрам. В итоге оба дуэлянта уходили удовлетворёнными: победитель с ощущением триумфа, а побеждённый с признаком мужества на лице.

Цель мензуры в фехтовании — воспитание мужества. Проявление ловкости скорее запрещалось, чем поощрялось. Участник мензура должен был в первую очередь продемонстрировать окружающим коллегам и членам других корпораций несгибаемость духа и силу воли. Студенты Гайдельберга  — это  будущая элита, интеллектуальная элита. И поэтому у них был создан  строгий внутренний кодекс чести.  Германия очень долгое время была набором не особо связанных между собой государств и княжеств. И порой профессиональные объединения значили для местных жителей гораздо больше, чем гражданство. Не исключением были и  студенческие объединения. Это были достаточно мощные корпорации, членство в которых не прекращалось и после того, как молодой человек покидал университет. Во многих таких студенческих орденах членство было пожизненным. До конца жизни ты не мог больше выйти из этого ордена. Такие объединения во многом заменяли германской интеллектуальной элите институт «землячества» и обеспечивали своим членам опеку и карьерный рост. О мощи этих организаций говорит, к примеру, тот факт, что в 1903 году только в Пруссии в местных органах самоуправления из 35 высших руководящих постов 21 занимали члены студенческих корпораций.  Для качественного отбора членство в такой организации должно обеспечиваться не только немалым вступительным взносом. Став членом корпорации, студент должен был быть готов к различным, порой диковатым, ритуалам посвящения. Основной целью многочисленных проверок на «вшивость» и доблесть было воспитание волевых качеств. Но ни один из ритуалов не мог сравниться по действенности с дуэльным поединком.

Так вот. Хочется подчеркнуть почетность пребывания в студенческом ордене, именно почетность. И когда мы говорим о наших отцах основателях (Яковлеве и Попове) — это не просто люди, которые так или иначе имели отношение к орденам. Они были руководителями трех самых мощных и самых древних Гейдельбергских орденов. Коротко, чтобы наши читатели поняли, получили некое представление: если ты не часть студенческого ордена, если ты не часть этой организации  — у тебя нет будущего. И все студенты жаждали, они хотели попасть, причем в очень конкретные ордена. И они знали, что их ждет обязательно экзамен, фехтовальный экзамен, то есть всех проверяли, способны ли они владеть оружием, это ключевой признак. Вообще к возможности принадлежать к элите. Так вот,  есть три ордена , первый орден мы его уже затрагивали– это «Карцерония». Это самые сильные люди. Эти люди были способны  в одиночку справляться со сверхзадачами. Матыгин — друг академика Яковлева и Попова был руководителем этого ордена. 

Следующий орден –«Корпус правды» —  Григорий Семенович Попов был его руководителем, и третий  — «Сыны дамоклова  меча», руководил как раз тот самый человек, которому, в том числе, посвящена наша флорентийская экспедиция,  Алексей Самуилович Яковлев. И поэтому, наверное, люди, которые прочитают книгу Рыцарский орден русских воров, а я крайне рекомендую это сделать, наверное, она некоторых удивит, да. Как это так  — 3 человека отдали распоряжение и единовременно около трехсот человек  с ними почему то куда-то отправились, покинули родную Германию, оставили все свои семьи и просто, не зная, как долго они будут жить, не понимая, что их там ждет, они просто последовали приказу. И в составе этих трех орденов эти люди полностью переехали сначала в Петербург, ну а далее уже по всей разрушенной Российской империи. 

Ну а дальше произошло то, что произошло. Вот такой вот краткий экскурс и знакомство с величайшим ученым, нашим предком, академиком Яковлевым Алексеем Самуиловичем.

Ну а  подробную информацию мы сможем уже получить по окончании научной экспедиции во Флоренцию, за ходом которой вы можете следить  по ссылкам:

Подкасты «Экспедиционного корпуса»

Канал Телеграм «Экспедиционный корпус» 

Страница в facebook «Экспедиционный корпус» 

Официальный сайт академика Олега Мальцева

Официальная страница в facebook академика Мальцева Олега

Добавить комментарий