Заблуждения и слава психиатра Ломброзо

Заблуждения и слава психиатра Ломброзо 1

19 октября исполнилось 110 лет со дня смерти в Турине известного психиатра Чезаре Ломброзо. Его книги «Преступный человек», «Гениальность и помешательство» и многие другие – обязательное чтение для тех, кто хочет разобраться в человеческой психике.

Ломброзо родился 6 ноября 1835 года в Австрийской империи, в которую тогда входила итальянская Верона. Итальянцы устраивали много протестов против империи, и в одну из таких волн лингвиста и археолога Чезаре арестовали по обвинению в заговоре. В тюрьме он впечатлился преступниками настолько, что посвятил им всю свою дальнейшую жизнь.

В 1859 году в качестве армейского хирурга он участвовал в освободительной войне против австрийцев, затем боролся с бандитизмом в южных областях Италии, потом стал тюремным врачом, возглавил психиатрическую клинику. В 1862 году Ломброзо получил профессорское звание в университете в Павии, в 1876-ом стал профессором судебной медицины и общественной гигиены в Туринском университете, в 1896-ом профессором психиатрии и в 1906-ом — уголовной антропологии в том же университете.

Научная заслуга Чезаре Ломброзо с сегодняшней перспективы состоит в том, что он сместил акцент с преступления как деяния на самого преступника-человека. Как писал наш легендарный адвокат А.Ф. Кони: «дошёл до низведения карательной деятельности государства до охоты за человеком-зверем».

Ломброзо считал, что преступниками не становятся, а рождаются. Как это необычно для тех, кто утверждает, будто человека «вынуждают обстоятельства», и всю ответственность за поступок можно свалить на них!

Методы Ломброзо сегодня критикуют, некоторые уверены даже, что он – предтеча фашизма. Дело в том, что с начала 1860-х Чезаре начал искать общие черты во внешности преступников и даже изобрёл краниограф — прибор для измерения частей лица и головы. По итогу своих исследований сотен черепов живых и мёртвых людей он сделал вывод, что у злодеев «отсутствие чёткой границы роста волос, большие ноздри, выступающие уши и бугристое лицо с кривым носом». Он утверждал, что рыжие преступники встречаются крайне редко, а вот брюнеты (предпочитают воровать) и шатены (склонны к убийствам) совершают преступления чаще всего. Блондины в его книге «Антропометрия 400 правонарушителей» заняли нишу насильников и мошенников.

В ХХ веке методики умного еврея Ломброзо по проведению замеров черепов были взяты на вооружение нацистами и использовались ими в концлагерях перед отправкой людей в печи… 

Для Чезаре Ломброзо, увы, не существовало системы воспитания, при которой из преступника возможно сделать нормального члена общества. Насмотревшись на своих соотечественников-бандитов, он сделал вывод, что те попросту не могут совладать со своим преступным поведением, поэтому наилучшая реакция общества в отношении «прирождённых преступников» — избавиться от них, вплоть до лишения этих людей жизни. Его критиковали за то, что психиатр сильно преувеличивал биологическую и совершенно не учитывал социальную составляющую в человеческой природе, игнорировал различные причины возникновения преступности. Можно представить, какие конфузы возникали, когда выяснялось, что некоторые государственные деятели полностью попадают под описание преступников Ломброзо… 

Но не только своей антропометрией знаменит герой этой статьи. Огромную славу принёс ему тезис «Гениальность — это ненормальная деятельность мозга, граничащая с психозом». Для него умопомешанными были физики Ньютон и Ампер, писатель Свифт и философ Руссо. «Был Ломброзо, ограниченный, наивный старичок», — такое впечатление составил о самом психиатре Лев Толстой, которого Чезаре Ломброзо посетил во время своего визита в Россию. Смешно, но за несколько лет до этой встречи Ломброзо, увидев автограф Толстого, заявил, что это почерк «женщины лёгкого поведения с психопатическими наклонностями».

За единственное открытие никто не может упрекнуть одиозного психиатра: Чезаре Ломброзо изобрёл детектор лжи. Он создал его прототип: гидросфигмометр. Устройство фиксировало изменения пульса и кровяного давления у подозреваемых во время допросов и давало неоспоримые результаты. На основании показаний гидросфигмометра даже вынесли один оправдательный приговор. Пульс подозреваемого в убийстве остался спокойным, когда ему показали фотографию убитой. Дальнейшее расследование подтвердило данные прибора.

Таким образом, пионер криминалистики Чезаре Ломброзо и его заблуждения заслуживают памяти, а книги – прочтения теми, кому интересно мышление выдающихся людей или итальянская криминальная традиция.

Добавить комментарий