Прикладная философия: коронавирус встречает теорему Томаса

Это эссе посвящено практической применимости философии. Автор, вольный философ Мстислав Орлов, обещает раз в неделю делиться с читателями «Гранита Науки» своим взглядом на то, что из себя представляют те или иные инструменты познания, как их использовать и на что они годны в современном мире. И взгляд его, надо сказать, крайне любопытен и свеж.

Сколько философов в год выпускает нынешняя система образования и к чему нам столько — этот вопрос отложим на потом. Сейчас поговорим о том, как философию можете использовать вы. Если кратко и без вычурных определений, философия — ремесло отличать глупые вопросы от неглупых.

Можно ли это использовать? Да.

Для чего? Философы обычно пытаются познать макро- и микрокосм, посмотрим, что сможем сделать мы. 

В заголовке был обещан коронавирус. Он не для увеличения просмотров и вы в этом убедитесь. Просто он на слуху, а про «теорему» Томаса вы ещё толком не слышали и стоит для начала разобраться с ней.

«Если люди определяют ситуации, как реальные, то они реальны в своих последствиях» — так в 1928 году сформулировал американский социолог Уильям Томас. Проходит двенадцать лет, Роберт Мертон, коллега Томаса, называет это утверждение «вероятно, наиболее важной фразой, когда-либо напечатанной любым американским социологом». Он же для большего шума обзовёт всё это дело теоремой и будет всячески пиарить идею.

Причём здесь философия, если речь о социологии?

Во-первых, ничто не ново под луной. Уильяма Томаса здорово опередил стоик Эпиктет, философ, живший во втором веке нашей эры. Будем считать, что Эпиктет застолбил местечко за своей наукой. К сожалению, чаще всего в философии вариации на тему теоремы Томаса рассматривались преимущественно в контексте прогнозирования. В этом случае, она используется для описания механизма самоисполняющегося пророчества — достаточно страшной и популярной идеи. Карл Поппер, осознав, что теории, ожидания и предсказания могут влиять на описанное в них событие, вовсе обозвал это всё эффектом Эдипа (Википедия и автор статьи призывают не путать с Эдиповым комплексом) и настроился против всяческих прогнозов задолго до Ниссима Талеба. Гипотеза, влияющая на результаты эксперимента самим своим существованием и чьё влияние нельзя исключить… Реакцию Поппера можно понять.

Уильям Айзек Томас (1863 — 1947)

Во вторых, теорема Томаса, если отжать из неё всё лишнее и спорное, звучит так:

«все определения ситуаций как субъективно реальных приводят к объективно реальным последствиям».

С двумя оговорками:

1) не все реальные последствия — результат чьих-либо определений;

2)  совпадение субъективно реальных ожиданий с объективно реальными последствиями не гарантировано.

Помните, что теорема Томаса вертится в головах со второго века? Приблизительно так, как описано выше, её сформулировал византийский философ-скептик Парамон возможно Лучезарный. Забавный факт насчёт его прозвища, в некоторых переводах вместо «возможно» использовались «вроде бы» и «не исключено».

Парамон занимался философией сознания, а также был известен как последователь стоиков. Он не думал про прогнозы, он был скептик и не верил в будущее до того момента, пока оно с ним не произойдёт. Более того, Парамон не был уверен даже в реальности своих ощущений. «Если ноги мои висят в воздухе и от толпы услышу: «Землю топчешь», значит, топчу». Свою версию теоремы Томаса скептик использовал как важный философский критерий — реальность причины определяется через реальность следствия.

Оригинальность идеи Парамона в том, что он предлагал измерять степень реальности, как степень качества. Чем больше объективные результаты от деятельности совпадают с нашими субъективными ожиданиями, тем больше наши представления совпадают с объективной реальностью. По факту, Парамон объявил, что любое наше действие является экспериментом, проверяющим наши суждения на истинность.

С учётом всего вышесказанного, аккуратно, стараясь не приближаться, перейдём к главной «звезде» этого эссе.

Насколько пандемия коронавируса реальна в вашей жизни? Спросите себя, как философ. Очевидно, что реальна. Её последствия — уж точно. Только без паники (или действий, хотя бы отдалённо её напоминающих).

Мы уже говорили о том, что ремесло отличать глупые вопросы от неглупых используется для познания макро- и микрокосма. Задайте вопрос: нравится ли вам реальность, в которой коронавирус влияет на вас? Это не глупый вопрос, отнюдь, и ответ на него, скорей всего, будет «нет». Паниковать — это уже давать внешнему миру  влиять на вас. С точки зрения Парамона, увеличивая количество реальных последствий ситуации, вы увеличиваете реальность самой ситуации.

Когда вы закупаетесь с мыслью, что завтра уже ничего не останется, именно в этот момент прилавки завтрашнего дня пустеют быстрей. Если мы хотим перестраховаться на случай неудачи – и тем самым, согласно Парамону, способствуем неудаче, —  мы, как минимум, мошенники.

Собственно, неудивительно, что его разорвала толпа во время эпидемии чумы в Константинополе. На что рассчитывал Парамон возможно Лучезарный, придя к напуганным людям, с посылом типа «чёрт страшен именно настолько, как его малюют» — мне решительно непонятно.

Избегайте людей или хотя бы будьте от них подальше — вот чему ещё нас учит судьба византийского философа.

Самое главное: не забывайте с помощью теоремы Томаса отличать существенное от незначительного и не болейте.

Вопрос «насколько реален Парамон, если объективно его не существовало, но его история повлияла на ваше объективное поведение?» глуп или нет?

Автор: Мстислав Орлов, вольный философ

__________________________
Читайте нас в телеграм 
https://t.me/granitnauky


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Мысль на тему “Прикладная философия: коронавирус встречает теорему Томаса”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading