Назип Хамитов о влиянии философского искусства на человечество ХХІ века

Вашему вниманию предлагаем продолжение интервью с известным в Украине и за рубежом философом, писателем, психоаналитиком Назипом Виленовичем Хамитовым, читайте первую и вторую части интервью в нашем журнале. Наши читатели уже немного знакомы с трудами Назипа Хамитова — ранее у нас выходили статьи с фрагментами из его книг: о метаантропологии – новом направлении в современной философской антропологии, созданным Назипом Хамитовым, и о его концепте «гугл-мышление». 

Назип Виленович Хамитов – член-корреспондент Национальной академии наук Украины, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник отдела философской антропологии Института философии им. Григория Сковороды НАН Украины. Писатель, почетный иностранный член Союза независимых болгарских писателей. Основатель и Президент Международной Ассоциации философского искусства. Практикующий психоаналитик, автор андрогин-анализа и афоризмотерапии. Почетный Президент Международной Ассоциации философского психоанализа и андрогин-анализа. Автор более 20 книг, изданных на разных европейских языках. Ведущий популярных программ на телевидении и радио: «Философские диалоги», «Искусство жизни с Назипом Хамитовым», «Свобода мысли», «Ночные размышления» и т.д.

Назип Виленович, Вы – основатель философской школы метаантропологии. Скажите, почему вы посчитали, что возникла необходимость в создании нового направления? 

Интересный вопрос. Прежде всего скажу, что основатели философских школ не всегда задумываются об их создании. Они просто занимаются творчеством – воплощают идеи в текстах, формируют авторский стиль и метод, созидают себя и свою жизнь. И общаются. И в этом общении к ним притягиваются те люди, которые впоследствии могут стать членами направления, а затем и школы.

В первом интервью, которое я дал Вашему журналу, я говорил, что научная школа вырастает из научного направления, а оно формируется на основе развития и применения оригинальной методологии основателя. Философская школа и философское направление, вероятно, создаются так же. Только для философской школы нужно, чтобы у ее основателя была не только оригинальная методология, но и оригинальное мировоззрение – видение мира и отношение к нему – самостоятельное, критическое, творческое, целостное и, добавлю, гуманистическое. Такое мировоззрение, позволяет не просто решать теоретические и практические задачи, но и строить свою жизнь, двигаться от тоски, отчаяния, гнева – к надежде и вере, а от одиночества – к любви. Философская школа больше, чем просто сообщество профессионалов, это сообщество людей близких по духу и соединенных человечностью. 

Повторю, что уже говорил в предыдущих интервью – направление и школа метаантропологии как философия обыденного, предельного и запредельного бытия человека уже достаточно сформированы, а вот основанная на них школа философского психоанализа и андрогин-анализа сейчас только формируется. При этом любая философская школа всегда находится в процессе творческого становления. Этим она отличается от религиозной общины и тем более секты, которые на определенном этапе становятся закостенелыми структурами, объединяющими фанатиков. Философская же школа предполагает, что последователи основателя относятся к нему с уважением, но его учение воспринимается критически и творчески развивается.

Встреча членов школы метаантропологии на методологическом семинаре

Итак, будем полагать, что основанные Вами направления и школы находятся в процессе творческого развития. 

Как любые другие философские направления и школы. Это касается как метаантропологии, так и философского психоанализа и андрогин-анализа. 

Но сегодня эти направления и школы уже известны и имеют последователей. Поделитесь, как происходило становление на самых первых этапах?

Думаю, что все коренится в моей книге «Философия одиночества: одиночество женское и мужское», первое издание которой вышло в 1995 году. С каждым последующим изданием, осмысляя отклики читателей, я убеждался, что одиночество – наиболее глубокая и актуальная проблема нашего современника. И решил посвятить осмыслению и решению этой проблемы диссертацию на соискание ученой степени доктора философских наук. Для этого я создал методологию метаантропологии. В диссертации «Одиночество как феномен человеческого бытия» я пришел к выводам, о которых говорил в первом интервью Вашему изданию: в обыденном бытии есть скрытое одиночество, в предельном оно становится явным, а в запредельном преодолевается. Защита состоялась в 1998 году. И после этого метаантропология стала применяться украинскими и зарубежными учеными для решения иных научных и практических задач. На этой основе развивалось направление и школа метаантропологии, создавались индивидуальные и коллективные монографии, словари, учебники.

Параллельно с этим направлением и школой происходило становление направления и школы философского психоанализа и андрогин-анализа как практического применения метаантропологии. Я начал психоаналитическое консультирование после выхода книги «Одиночество женского и и мужского» в середине 90-х, затем подключились мои ученики. В ходе психоаналитической практики углубляется и теория, в том числе и основы метаантропологии.

Празднование 55-летнего юбилея с коллегами

А на каких авторов Вы опирались, создавая метаантропологию, а также философский психоанализ и андрогин-анализ?

Если начать с метаантропологии, то она коренится прежде всего в учении великого украинского философа Григория Сковороды с его персоналистическим отношением к человеку и миру. Идеи Г. Сковороды еще недостаточно оценены в Украине, в одном из интервью я постарался показать их значение и для метаантропологии и для современной философии в целом.

Метаантропология основывается и на подходах выдающегося немецкого философа, создателя философской антропологии ХХ века Макса Шелера, а также на идеях известного киевского философа, инициатора мировоззренчески-антропологической школы Владимира Шинкарука. Более подробно о связи метаантропологии и этих мыслителей — в моей статье «Философская антропология: мировой и отечественный контексты».

Философский психоанализ разрабатывался под значительным влиянием работ Зигмунда Фрейда, Карла Юнга, Эриха Фромма, Жана-Поля Сартра… Андрогин-анализ в значительной степени вдохновлен Платоном, прежде всего его диалогом «Пир», идеями Отто Вейнингера, Сандры Бэм, Николая Бердяева, которого я, кстати, считаю прежде всего киевским и украинским мыслителем, ибо в его творчестве, как и в учении Г. Сковороды, ясно звучат архетипы украинской культуры – персонализм, мировоззренческая толерантность, глубинный оптимизм, кордоцентризм… 

Учтите, я сейчас выделяю наиболее резонансных авторов, есть еще множество других, всех их я упоминаю в моих статьях и книгах.

Я знаю, у Вас были проекты на радио и телевидении для широкой аудитории.

Авторскую радиопрограмму «Философские диалоги» я вел более 12 лет, еженедельно общался в течение 2-х часов со всей Украиной в прямом эфире. Философские телепрограммы «Свобода мысли с Назипом Хамитовым» и «Искусство жизни», которые выходили тоже в прямом эфире, наиболее интересным было общение с дозвонившимися зрителями. Затем была программа «Ночные размышления», это был мой единственный медийный проект в записи, а не в прямом эфире. Сейчас значительная часть этих программ есть на моем канале в Ютубе.

Телепрограмма «Свобода мысли с Назипом Хамитовым». Эфир с академиком Мирославом Поповичем

Для меня важно воспитание и развитие не только будущих ученых. Речь идет и об интеллектуалах в широком смысле слова – политиках, государственных деятелях, бизнесменах, учителях, врачах… Тех, кого мы называем элитой. Этих людей нужно заинтересовать, увлечь творческим мышлением, дать моральный вектор. Особенно в юности.

После телепрограммы «Искусство жизни с Назипом Хамитовым»

В прошлых интервью мы уже затрагивали с Вами тему философской эссеистики, и такого жанра как философский роман. Хотелось бы ее углубить. Последние несколько лет Вы начали работать в этом направлении. Я правильно понимаю, что такая форма Вашего творчества выбрана в частности и для того, чтобы донести свои идеи до широкого круга читателей?

На презентации очередной книги

Философская эссеистика – это поэзия мысли, проникающая в самые потаенные глубины бытия человека и мира. Но для меня вершина философского искусства – это философская романистика. Можно сказать, что это философское искусство в самом строгом смысле слова, ибо здесь оживают герои, которые философствуют не только словами, но и поступками. И отношениями, что вызывает особое сопереживание, рождающее соединение инсайта и катарсиса.

Является ли искусство лишь способом популяризации достижений науки, а философское искусство – способом популяризации идей теоретической философии? Я так не думаю. Искусство в целом и философское искусство в частности, – особый способ постижения Истины, который не уступает научному, а иногда и опережает его. Так что искусство не просто доносит идеи до широкого круга, оно подает их так, чтобы они были и поняты, и катарсически пережиты.

Я знаю, что Ваши романы были экранизированы.

По мотивам романа «Маска» режиссером Вселенной Светлой был снят одноименный фильм. Я сыграл там психоаналитика Яна Виленовича. Очень интересный опыт посмотреть на себя со стороны… А жену главного героя сыграла моя жена Светлана Крылова. У нас со Светланой – сотворчество в самых разных областях и измерениях – мы написали вместе философский роман-сказку «Магическая Книга», он тоже был экранизирован режиссером Вселенной Светлой. Кстати, фильм «Магическая Книга» получил ряд премий на международных конкурсах. 

Кадр из фильма «Магическая Книга» по одноименному роману.

Со Светланой Крыловой Вы написали целый ряд научных, научно-популярных и художественных книг. Сложно ли заниматься сотворчеством?

Сложно, зато очень интересно. Опыт сотворческого диалога с Другим открывает новые краски и глубины Истины. Несколько книг мы со Светланой Крыловой в буквальном смысле создали в виде философских диалогов. Это, например, книга «Этика: путь к красоте отношений», где дискутируют философ, писатель, психоаналитик. Это книги «Психология красивой женщины» и «Сексуальность красивой женщины», написанные в виде диалогов мужчины и женщины. Публиковали мы вместе и романы, помимо «Магической книги» это, например, роман-фентези «Тайна хоббита».

Но у нас есть совместные книги, выполненные в духе традиционного строгого академизма. Это прежде всего словари «Философская антропология», «Философский словарь: человек и мир», «Человек и культура», курс лекций «История философии: проблема человека и его пределов», которые неоднократно переиздавались.

Современный мир требует сотворчества в самых разных формах – во имя сохранения жизни на нашей планете.

Словарь «Человек и культура»

По сути, когда речь идет о литературе или кинематографе, мы имеем дело с прототипами. И тут невольно вспоминается убеждение театроведа Жоржа Польти, что любое произведение отражает один из 36 возможных сценариев. А так как творчество – отражение человеческой жизни, существует мнение, что человека и привлекают те сюжетные линии, которые близки к его сценарию жизни, или желаемому сценарию. Хотелось бы узнать Ваши мысли по этому поводу. 

Давайте по-порядку. Первое. При всем уважении к театроведу Жоржу Польти и его убеждениям, сценарии – это драматургические алгоритмы, которые выражают противоречия бытия человека и человечества. Если мы допускаем, что человек и человечество развиваются, то развиваются и сценарии. Это раздвигает пределы их качества и количества.  

Второе. Чем более развит человек, тем больше он склонен осознавать и творить сценарий своей жизни. Мудрость в том, чтобы отделить желаемое, идеальное и реальное в сценарии жизни. Сюжетные линии в художественной книге или фильме, которые приближаются к желаемому, идеальному и реальному в моем жизненном сценарии будут волновать меня. Это естественно. Другое дело, что будет дальше с этим волнением. Разрешится ли противоречие идеального и реального? Или доведено до абсурда? А разрешение противоречия может быть совершенно разным – инфантильным и зрелым. Например, идеальное отождествляется с желаемым и побеждает реальность – получаем попкорновый хеппи-энд. Или идеальное все же нечто большее, чем желаемое, и мы разрешаем его противоречие с реальным  созданием новой реальности, запредельной обыденности. А это требует предельного усилия и самоизмения, в том числе и морального, которое порождает не просто хеппи-энд, но и катарсис.

Неформальное интервью на природе

Согласно Вашей философии, это определяет суть искусства?

Да. Искусство – это художественное разрешение противоречий человеческой жизни. Об этом – моя кандидатская диссертация. Философское искусство движется к постижению и разрешению основного противоречия своего времени и вечных трагических противоречий бытия человека. В дальнейшем, в книге «Философия: бытие, человек, мир» я выделил двенадцать таких противоречий. Их наличие и разрешение предполагает архетипическую основу драматургии. Однако даже если мы и выделим архетипы человеческого бытия, наполняющие не только подлинное искусство, но и философские и религиозные системы, то все равно сюжетов и сценариев, выражающих эти архетипы, может быть великое множество. А эволюция человека и человечества означает эволюцию изначальных архетипов и появление новых. 

Думаю, что гениальные философские художники – писатели, поэты, драматурги, режиссеры – способны творить не просто новые сценарии, но и новые архетипы. Новые архетипы приходят в мир, когда он в глубоком кризисе и находится на грани саморазрушения. И спасают его. Новые архетипы порождают новые сюжеты и новых героев, которые способны преодолеть кризис. 

Н.В. Хамитов «Искусство как разрешение противоречий жизни»

Что Вы понимаете под архетипом? 

Прежде всего стоит осознать, что архетипы бывают разными. Есть архетипы коллективного бессознательного, этот концепт предложил Карл Юнг. Есть архетипы культуры, которые характеризуют конкретные этно-антропологические сообщества, выступая первоначальным основанием для осмысленного творчества представителей этих сообществ. 

Я предлагаю понятие архетипов человеческого бытия, оно интегрирует все многообразие архетипов в бытии человека. Архетипы человеческого бытия – основы, обеспечивающее единство человеческого рода в телесных, когнитивных и душевно-духовных проявлениях. 

Н.В. Хамитов «Философия. Бытие. Человек. Мир»

Знаю, что Вы являетесь Президентом Международной Ассоциации философского искусства. Расскажите о ней.

Ассоциация философского искусства появилась в конце 80-х как творческое объединение молодых литераторов, желающих соединить эссеистику, поэзию и прозу с глубокими философскими смыслами. С тех пор в Ассоциацию помимо писателей и поэтов влились и ученые, и художники, и режиссеры, и представители бизнеса, и даже политики. 

Международная Ассоциация философского искусства регулярно
проводит конференции и семинары

В самом широком смысле философское искусство можно трактовать как искусство мудрой жизни – самореализацию, которая соответствует мировоззрению личности и предполагает принятие моральной ответственности за результаты. 

В более строгом смысле философское искусство – это искусство философствования – и в научной, и в эссеистической, и в публицистической, и в образно-художественной формах. Это искусство создания произведений, в которых разрешается основное противоречие нашей эпохи и вечные трагические противоречия человеческого бытия. На мой взгляд, вершина такого разрешения – художественное философское творчество, однако другие проявления философского искусства сегодня не менее важны. При этом важно не только творчество, каким бы осмысленным и морально ответственным оно бы не было, но и сотворчество. Необходимо взаимодействие гуманистических творцов. В этом – глубинный смысл нашей Ассоциации.

Думаю, что основным противоречием ХХІ века вырисовывается противоречие нового гуманизма и неототалитаризма, которое превращается в антагонизм, угрожающей самим основам человечности в мире. Антагонизм – это противоречие, в котором противоположности стремятся уничтожить друг друга. История показывает, что победа в антагонизме одной из сторон означает и ее саморазрушение… Победа неототалитаризма в нашем случае трагична и ужасна, но не менее ужасной может быть победа нового гуманизма, который в яростном противостоянии может сам стать тоталитарным…  Философское искусство стремится показать, как разрешить это противоречие, не доводя его до антагонизма. Я верю в то, что это реально. 

Человечество сегодня все больше глобализируется. Деятельность Ассоциации в последние годы не только углубляется, но и расширяется, – она становится Международной Ассоциацией философского искусства, объединяя членов не только из Украины, но и из Англии, Германии, США, Болгарии, Польши. 

Сегодня Ассоциация проводит инновационные методологические семинары, совместные исследовательские и творческие проекты, литературно-философские студии, конкурсы философских афоризмов, сейчас готовим конкурс на лучшее философское эссе с неплохим денежным призом, который предоставили наши спонсоры. Призываю присоединяться к нам – с новыми идеями и проектами. Верю в то, что философское искусство спасет мир.

Номинанты и победители одного из конкурсов афоризмов, которые проводит Ассоциация

Задать свои вопросы Назипу Хамитову и приобрести его книги можно по ссылке.
Телефон для справок 097-195-87-88

___________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading