«Психоанализ сегодня становится философским»: интервью с Назипом Хамитовым


Вашему вниманию предлагаем беседу с известным в Украине и за рубежом философом, писателем, психоаналитиком Назипом Виленовичем Хамитовым. Наши читатели уже немного знакомы с его трудами – ранее у нас выходили статьи с фрагментами из его книг: о метаантропологии – новом направлении в современной философской антропологии, созданным Назипом Хамитовым, и о его концепте «гугл-мышление». 

В нижеследующем интервью Назип Хамитов рассказал о значении философии в жизни человека и общества, поделился своим мнением о причинах психологических проблем в современном мире, и поведал о новых тенденциях в психоанализе.

Назип Виленович Хамитов – член-корреспондент Национальной академии наук Украины, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник отдела философской антропологии Института философии им. Григория Сковороды НАН Украины. Писатель, почетный иностранный член Союза независимых болгарских писателей. Основатель и Президент Международной Ассоциации философского искусства. Практикующий психоаналитик, автор андрогин-анализа и афоризмотерапии. Автор более 20 книг, изданных на разных европейских языках. Ведущий популярных программ на телевидении и радио: «Философские диалоги», «Искусство жизни с Назипом Хамитовым», «Свобода мысли» и т.д.

— Назип Виленович, чтобы немного познакомить вас с нашими читателями, расскажите, как вы пришли к такой науке как философия? В отрочестве и юности кем себя видели в будущем?

— В 14 лет под новогодней ёлкой я написал в тетради: «В чем смысл жизни?» Наверное, с этого все и началось… В 17 поступил на философский факультет университета Шевченко. С тех пор занимаюсь философией, можно сказать, профессионально.

— Ответили на свой вопрос?

— Да. Смысл жизни в соединении свободы и любви. И как ценностей, которые важнее безопасности и власти, и как реалий жизни. Такое соединение освобождает человека от внутреннего одиночества. Казалось бы, все просто. Но только на первый взгляд. И возникает новый вопрос: как достигнуть этого? Чтобы ответить, пришлось создать философскую основу, которую я назвал «метаантропология», а также ее практическое воплощение -философский психоанализ и андрогин-анализ. Все это я дополнил творчеством в области, которую называю «философское искусство».

— Насколько знаю, сегодня вы ведете активную просветительскую деятельность не только для людей науки, но и для всех мыслящих и ищущих?

— Сегодня очень хочется популяризировать идеи и подходы, возникшие в результате многолетнего творческого поиска, придать им междисциплинарный характер и практическую направленность. Но мера популяризации бывает разная. Более двадцати лет подряд практически каждый месяц в Институте философии НАН Украины я провожу методологический семинар «Философская антропология как метаантропология». Этот семинар, а также научно-практические конференции, которые проводит наша школа, прежде всего для ученых-гуманитариев – философов, социологов, политологов, правоведов, психологов. Другое дело – публичные лекции для широкой аудитории, которые продолжают мои радио- и телепрограммы.

Когда есть время стараюсь проводить литературную студию «Философское искусство: проза, поэзия, эссе, афоризмы». В нашей Ассоциации философского искусства мы называем ее еще «Студией Нобелевского потенциала» – хотим воспитать в Украине своего Нобелевского лауреата по философской литературе. Напомню, за теоретическую философию Нобелевскую премию не дают, а вот за философскую прозу, поэзию или эссеистику – вполне. На этой студии мы читаем и разбираем произведения участников, делая акцент на мировоззренческих смыслах. Весьма популярным является семинар «Философия кино и андрогин-анализ», в котором проводим обсуждение резонансных фильмов.

— В «Граните науки» мы всегда делаем акцент на том, что наука должна помогать человеку жить. Как вам философия помогает в жизни?

Философия не просто помогает мне в жизни – это моя жизнь. Другое дело, что философия для меня больше чем наука…И я считаю, что пришло время осознать, что философия больше, чем наука. В своих книгах я доказываю, что

философия – это духовное разрешение основного противоречия своего времени и вечных трагических противоречий человеческого бытия.

Это разрешение может происходить в научной, эссеистической и художественной формах – получаем теоретическую философию, философскую эссеистику, которая, становясь диалоговой, превращается в философскую публицистику, а также философское искусство. Подлинная философия существует в многообразии ее проявлений в культуре. И это касается и того феномена, который мы называем «академическая философия». Более подробно можно почитать в моей статье «Академическая философия как наука и искусство».

— А как вы понимаете практическую философию?

— Практическая философия – это философия, которая отвечает на вызовы времени и делает это в моральных и экзистенциальных своих проявлениях, то есть не отстраняется от вопросов добра и зла, вопросов о смысле, ценностях, свободе и любви. Практическая философия при этом нуждается в особом языке – в отличие от философии теоретической это язык эссеистики, публицистики и философского искусства – язык, который может воспринимать достаточно широкий круг мыслящих людей.

Практическая философия всегда соприкасается с конкретными сферами бытия человека, которые актуальны для современности. В наше время это прежде всего политическая деятельность и деятельность психоаналитиков, которые работают с мировоззрением, а потому становятся философскими психоаналитиками. После успеха моей книги «Одиночество женское и мужское» для меня стал органичен путь философско-психоаналитического консультирования. В результате имею многолетнюю психоаналитическую практику, результаты которой отразились во многих моих книгах – и теоретических, и эссеистических, и публицистических, и художественных.

— К слову, о психотерапии. Сегодня существует много людей, которые называют себя психологами и проводят терапию с людьми, которая зачастую не дает результатов. Один психолог в недавнем нашем интервью говорил о том, что сегодня психология как наука дискредитирована из-за такого положения дел. Как вы считаете, что должно произойти, или что могут сделать ученые, чтобы такое положение дел изменилось?

— Проблема современной психологии в том, что она отстранилась от философии. Множество внутренних проблем современного человека – экзистенциальные, связаны с такими глубинными переживаниями предельного бытия как тоска, ужас и отчаяние, которые преодолеваются лишь верой, надеждой, любовью. Поэтому они могут быть решены только на мировоззренческом уровне, а это требует нового продуктивного взаимодействия психологии и философии.

Семинар «Философская антропология как метаантропология»

Думаю, что я и моя научная школа смогли внести вклад в решение этого вопроса – был актуализирован философский психоанализ, который позволяет изменить жизнь личности через изменение ее мировоззрения. Соединяя возможности философии и психологии, философский психоанализ помог множеству людей в Украине и за ее пределами, особенно в условиях войны – это показывает и моя практика, и практика моих учеников.

— Расскажите подробнее, какой у вас подход к психоаналитической терапии? Каковы особенности философского психоанализа?

— Прежде всего нам стоит осознать особенности психоаналитической терапии как таковой. В мире существует множество школ психоанализа, но у всех этих школ есть общая черта – анализ тенденций в глубине бессознательного и постижение его взаимодействия с сознанием. В бессознательном находятся травмы и выросшие на их основе комплексы, мечты, образы и сюжеты сновидений… Работа с этим содержанием – основа любой психоаналитической практики.

Философский психоанализ предполагает следующий шаг – анализ мировоззренческих структур и экзистенциальных состояний, которые означают серьезную работу сознания и ведут либо к внутреннему одиночеству, либо открывают личность другим личностям. В этом контексте очень важна такая стратегия философского психоанализа как андрогин-анализ – постижение глубинной мужественности и женственности, которые проявляют себя как духовность – воля к познанию, творчеству,  свободе, устремленность к высокой цели, выход за пределы обыденного – и душевность – стремление к толерантности, любви, пониманию. В процессе андрогин-анализа духовность и душевность как основополагающие компоненты личности входят в состояние гармонии, что позволяет преодолеть внутреннее одиночество, обрести полноценную самореализацию и найти подлинную любовь. Итак, андрогин-анализ – это стратегия коррекции личности и отношений между личностями, позволяющая пройти путь от одиночества к любви и свободе.

Важнейшее значение в философском психоанализе имеет исследование жалости к себе, которая осознается как основа всех проявлений деструктивности  и танатичности как мужчины, так и женщины.

Жалость к себе – результат дисгармонии духовности и душевности в личности, и именно она главная причина внутреннего одиночества.

Ей противостоит любовь к себе, открывающая возможность пережить значимость своей личности, осознать ее ценность, свои способности и возможности. Любовь к себе, которая развивается в процессе философского психоанализа, выводит из одиночества, открывает к любви к Другому и продуктивным отношениям с ним.

То есть андрогин-анализ – это составляющая философского психоанализа?

— Скажем так, андрогин-анализ – один из самых действенных методов философского психоанализа, а также его краеугольная мировоззренческая стратегия. Но это не означает, что у философского психоанализа не может быть иных методов и стратегий.

Специфика андрогин-анализа в том, что он позволяет осознавать и корректировать как развитие личности, так и отношения между личностями. Проблема внутреннего одиночества – центральная для него.

И если 100 лет назад в эпоху, когда Фрейд развивал свой психоанализ, основной проблемой были неврозы из-за подавленной сексуальности, то теперь это глубинное, экзистенциальное одиночество на фоне гиперреализованных сексуальных желаний в условиях исчезновения множества табу прежних эпох.

В пределах моей школы философский психоанализ может выступать как первичная духовная практика, означающая освобождение от экзистенциальных и психологических травм и возникших на их основе комплексов, а также прояснение и систематизацию мировоззрения человека, пришедшего на консультацию. Если же человек нуждается в углубленном понимании и развитии себя, если проблема внутреннего одиночества основная для него, то тогда мы используем андрогин-анализ. И после этого можно вновь вернуться к философскому психоанализу, чтобы после андрогин-аналитической  коррекции переосмыслить ценности и принципы своего мировоззрения.

При этом предложенный мной философский психоанализ в целом, и андрогин-анализ, в частности, основываются на разработанной мной еще в докторской диссертации метаантропологии – философии обыденного, предельного и запредельного бытия человека, которую я и мою ученики развивают в целом ряде книг.

— А какой вы используете инструментарий при терапии? Это тесты, вопросы, какие-то упражнения? Благодаря чему вы, с одной стороны, получаете анализ и делаете выводы, а с другой, непосредственно помогает человеку поменять свое мировоззрение? Знаю, что один из инструментов, разработанный вами, — это афоризмотерапия.

— Если говорить о базовом инструментарии, то это мировоззренческий диалог. В философском психоанализе и андрогин-анализе главная задача – развитие  личности, которая преодолевает свои травмы и комплексы путем осознания основополагающих смыслов и ценностей, выстраивания приоритетов. Я и мои ученики относимся к человеку, пришедшему на сеанс, не как к объекту воздействия, а как к субъекту, свободной личности. У этой личности есть проблемы, которые нужно и можно решить. При этом используются такие классические психоаналитические подходы как метод свободных ассоциаций и анализ сновидений.

Замечательные результаты дают новые методы, возникшие в ходе практики: например, сравнительного анализа образов релаксаций и сновидений, а также метод креативной визуализации желаемого, когда аналитик и его клиент создают вместе «внутреннее кино», в котором клиент чаще выступает главным актером и автором идеи, а аналитик – сценаристом и режиссером. 

Декан философского факультета КНУ им. Т.Г.Шевченко академик НАНУ Анатолий Конверский и Назип Хамитов

Используется философская арт-терапия – например, просмотр и обсуждение глубоких фильмов, которые затронули личность, с которой работаешь. Анализируются мотивы и мировоззрение героев, а также идеи и мировоззрение сценаристов и режиссеров. Весьма продуктивным является обсуждение философских романов, эссе,  новелл, притч.

Особо остановлюсь на инновационном подходе философской арт-терапии –афоризмотерапии. Афоризмотерапия как метод родилась в процессе живой практики психоанализа и андрогин-анализа. Одной моей клиентке, известной писательнице, помог афоризм из одного моего романа. С той поры я стал использовать исцеление афоризмами сознательно. И постепенно афоризмов набралось на несколько книг. Наиболее известная – «Тайна мужского и женского: исцеляющие афоризмы». Мне приятно, что эта книга полюбилась читателям, она переиздавалась несколько раз, очередное издание вышло на трех языках – английском, русском и болгарском. Эта книга сейчас есть во всех крупных супермаркетах Европы. Общаясь с читателями, я убедился в том, что именно книги афоризмов сейчас весьма востребованы – нашим современникам нравятся концентрированные парадоксальные тексты.

Как показала жизнь, афоризмотерапия действует не только при личном общении с психоаналитиком, но и при чтении текста. Позволю себе цитату из предисловия к упомянутой книге, которая выражает суть афоризмотерапии: «Эту книгу лучше всего читать расслабившись и уединившись – наедине с собой или близким человеком. Чтение по порядку возможно, но необязательно. Внимательно просмотрите содержание и выберите часть и главу, которые в данный момент больше всего заинтересуют вас. Когда Вы найдете свой афоризм, вы почувствуете легкое возбуждение и особый духовный восторг. Прочитайте афоризм еще раз и постарайтесь не столько понять, сколько пережить его. И он начнет свою целительную работу в глубине вашего Я». 

— Можно ли сказать, что метаантропология – это уже сложившееся направление и научная школа?

— Очень важный вопрос. Для ответа нужно понять, как формируется направление и школа в науке. Им предшествует возникновение оригинальной методологии и на этой основе научного направления. Методология – это мыслительный ключ к решению проблемы, в результате применения которого возникает новизна. Если этот ключ начинают применять другие авторы для решения своих научных проблем, тогда появляется направление. Когда же эта методология начинает использоваться следующим поколением ученых, возникает особая коммуникативная среда, ее традиции, этика, то появляется научная школа. Об этом я говорил подробнее в программе «Про науку. Компетентно»

В свое время я создал методологию метаантропологии для исследования проблемы одиночества и получил интересный результат – в обыденном бытии есть скрытое одиночество, в предельном бытии оно становится пронзительным и явным, а в запредельном бытии человек преодолевает безличное или манипулятивное отношение к Другому и избавляется от одиночества. Эта методология стала применяться другими авторами, которые узнали о ней из моих публикаций, интервью, семинаров. В дальнейшем все больше подключались новые поколения ученых – под моим научным руководством аспирантами и докторантами были успешно защищены 15 диссертаций.

На сегодняшний день направление и научная школа метаантропологии имеет международный резонанс. Развивается творческое сотрудничество с коллегами из Британии, Болгарии, Германии, Греции, Южной Кореи.  Например, известный английский интеллектуал Вилл Стампер перевел мою книгу «Тайна мужского и женского» на английский язык, болгарская интеллектуалка Нина Йорданова – ее же на болгарский. Болгарский философ Димитр Мирчев перевел на болгарский книги «Одиночество женское и мужское» и «Люди тоски и люди скуки». У меня были очень плодотворные дискуссии с известным южнокорейскими философом Джинваном Парком, который несколько раз выступал на моем методологическом семинаре «Философская антропология как метаантропология», интересные диалоги с французским философом Филиппом Серсом и немецким философом Йоргом Дрешером – в радиопрограмме «Философские диалоги с Назипом Хамитовым». Запомнился наш диспут с Мишелем Маффесоли – известным французским социологом. А вот с болгарской ученой, этиком Сильвией Миневой мы вместе написали междисциплинарный словарь «Этика и эстетика».

Итак, если метаантропология как направление и школа уже существует, то направление и школа философского психоанализа и андрогин-анализа сейчас только формируется. Очень много творческих идей, которые требуют развития и систематизации .

Беседа с Назипом Хамитовым была очень содержательной, поэтому вторая часть интервью, в которой освещен еще ряд вопросов, будет опубликована позже.

Задать свои вопросы Назипу Хамитову и приобрести его книги можно по ссылке
Телефон для справок 097-195-87-88

_____________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]



Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading