Интервью с новым ректором Одесского экономического А. Ковалёвым

Сегодня в Одесском национальном экономическом университете (ОНЭУ) прошёл второй тур выборов ректора. Предыдущий ректор Михаил Зверяков возглавлял вуз на протяжении 20 лет и избираться снова не имел права. Из шести кандидатов во второй тур прошли Юрий Маслов (проректор по науке с августа этого года) и Анатолий Ковалёв (предыдущий многолетний проректор по науке). Итог второго тура: 212 голосов из 322 у Анатолия Ивановича, интервью с которым «Гранит науки» подготовил между двумя турами выборов.

— Анатолий Иванович, как давно Вы в ОНЭУ, с чего начиналась Ваша научная и административная карьера?

— Уже 46 лет: с тех пор, как в 17 лет поступил сюда учиться. Сейчас мне 66 лет и я профессор кафедры экономики, права и управления бизнесом, а до августа 2020 году занимал должность проректора по науке.

В 32 года я начал заведовать кафедрой анализа хозяйственной деятельности, защитив кандидатскую диссертацию «Анализ резервов повышения эффективности хозяйствования за счёт снижения материалоёмкости продукции машиностроения». В моей выборке были охвачены 25 предприятий из региона и 75 из отрасли. Основным научным методом в этой работе был ФСА — метод функционально-стоимостного анализа. Очень известная и авторитетная школа ФСА в Перми. Метод до сих пор не изжил себя, применяется в том, что сейчас называется «реинжинирингом» предприятий: пересмотр технологических решений, но прежде всего конструкционных; выявить главные, второстепенные и ненужные функции, ненужную стоимость в изделии; провести оптимизацию затрат и оптимизацию выполнения функций с удешевлением стоимости.

Также я применял корреляционно-регрессионный анализ и прочие полезные вещи для поиска резервов. Мы, экономисты, порой забываем о важном своём предназначении – поиск новых решений за счёт имеющихся резервов. Снижение материалоёмкости всегда интересно и перспективно. По сравнению с Европой у нас часто те же функции обеспечиваются более материалоёмкими продуктами.

От кафедры я на год поехал на стажировку в Высшую школу экономики в Праге. Там у меня появилось очень много друзей, до сих пор езжу отдыхать только в Карловы Вары. Прага мне подсказала, что одним экономическим анализом экономика не ограничивается. Одним анализом нельзя видеть стратегию развития предприятия. Да, любая из пяти функций управления базируется на анализе: планирование, учёт, контроль, регулирование и стимулирование. Ни одно управленческое решение не принимается без подготовительной аналитики, или оно будет неправильным и неэффективным, но анализом кругозор профессионального экономиста не исчерпывается. Я начал осваивать ещё стратегическое планирование и антикризисное управление, и в русле этих трёх плоскостей потом и занимался — не только чтением лекций, а и практическим консалтингом. 

— Стояли у основ бизнес-консалтинга, правильно оцениваю годы?

— Да. Я одним из первых в 1992 году в ФГИ – Фонде госимущества – сдал экзамены на право ведения такой деятельности, обеспечения поддержки крупных предприятий, чтобы они шли уверенно, не ошибаясь, вовремя. На то время в Украине было 11 таких предприятий, «Укрречфлот» под руководством Виктора Ивановича Лисового был первым. Также в числе крупных предприятий было АО «Ильичёвсквнештранс», которое я консультировал. Предприятие, владеющее 35 га территории, было примером устойчивого финансового равновесия и динамизма. Они переваливали хлопок – очень деликатный и очень пожароопасный груз: боится влаги чрезвычайно, поскольку всего одна капля вызывает возгорание, контейнер начинает тлеть, а потом гореть. Хлопковоз если идёт по морю, его даже не тушат, это всё равно что подливать бензина. Кроме Одессы, на весь Союз это была специализация Рижского порта, вторым после нас успешным предприятием был «Ленвнештранс». 

Акционирование «Ильичёвсквнештранса» прошло так неплохо, что мы не отдали фондовым посредникам ни одного пакета акций, всё — коллективу и на подписке через розничную торговлю. Но в 1997 году владельца предприятия Леонида Гавриловича Коренчука убрали киллеры. Его жену спас только медальон, который отрикошетил пулю, и она отделалась испугом. Всё время я был уверен, что в этой истории чеченский след, а недавно с удивлением для себя обнаружил, что именно по этому делу проходил мой нынешний оппонент, кандидат в ректоры ОНЭУ Юрий Маслов, с такой формулировкой в досье: «проверялся на причастность к возможному совершению уголовных правонарушений». Но это отдельная история. После того, как расстреляли Леонида Гавриловича и Жана Шляхова (его убийца вообще «косил» под женщину, вышел из ели в парике и шубе), я окунулся в наши возможности рыночных преобразований. Участвовал в разрабортке механики таких новых интересных организмов экономики, как биржа.

— Насколько мне известно, первую биржу, «Десятинна», создал будущий мэр Киева Леонид Черновецкий?

— Да, а я создал биржу в Одессе, она называлась «Порто-Франко» и располагалась по адресу Пушкинская, 10. Ездил и в Киев к Черновецкому, и Константина Борового изучал опыт. Оказалось, что биржа – это эффективнейший механизм выявления потребностей и способностей их удовлетворить. Мы работали, чисто, «бело», эффективно проводили оптовые торги. Год-полтора государство не мешало, а помогало.

С 1994 по 2001 годы я имел честь работать с Героем Украины Филипчуком Владимиром Станиславовичем: вёл акционирование возглавляемого им «Эксимнефтепродукта» на Пересыпи. Там было 42 га территории, я отвечал за результаты, мы выплачивали существенные дивиденды государству, это была эффективная работа «вбелую», все результаты подтверждались аудитом. 

С 1995 года я был довольно продолжительное время замдиректора регионального центра поддержки бизнеса «Интмар». Выиграл тендер поддержки бизнеса USAID. Как бизнес-консультант, набрался тогда такой практики, которая позволила мне подготовить серьёзную докторскую диссертацию. Обобщив опыт консалтинговой работы, я защитил её по теме реструктуризации предприятий как инструмента антикризисного управления, на всех фазах жизненного цикла предприятия. Соответствующие инструменты я распределил под каждую фазу, ведь нельзя использовать весь арсенал сразу, не присматриваясь к особенностям предприятия. 

Теория для меня всегда выходит из практики и в неё же возвращается. Я вёл международные проекты по развитию и поддержке предпринимательства, микрокредитованию, финансированию бизнеса. Я даже был участником разработки проектов законов по поддержке малого и среднего бизнеса в ВРУ, вёл некоторые секции и направления.

На данный момент под моим уже руководством защищены 13 кандидатских и 5 докторских диссертаций. 

— Анатолий Иванович, какое направление в экономической науке видится вам сейчас наиболее актуальным?

— Последние 5 лет я переключился на процесс децентрализации и содействие развитию громады. Раньше всё, что доходило до села или посёлка, было совершенно нищенское. Сейчас ситуация меняется. И уже есть громады, которые развернулись лицом к людям. 

В моём «послужном списке» большой проект «Добре» — участие в реформе децентрализации власти, поддержка территориальных громад: 8 в Николаевской, Херсонской и Кировоградской областях – мы помогали составлять их экономический профиль, стратегический план и его наполнение, реализацию и бюджетирование, а также вели подготовку инвестпроектов на инвестфорум. Многие, кстати, на недавних местных выборах опирались на тот фундамент, который мы помогали им строить с экспертами из Киева и проекта USAID. Сейчас мы работаем с 11 громадами Одесской области, кроме того, установив хорошие отношения с горсоветом, стали разработчиками двух проектов развития Одессы (в том числе публично хорошо рекламируемая стратегия «5Т»). Кода я говорю «мы» — это значит, что в этом было задействовано 4 кафедры университета: статистики, аналитики, финансисты и плановики (те, кто занимается стратегическим планированием). Проект с USAID длился 2 года, мы всё делали через университет, благодаря чему также удалось поднять его материальную базу: мы полностью оснастили в 2018 году компьютерный класс.

Сейчас мы получили хорошее финансирование по проекту дуального образования Erasmus + КА2, я его автор. Мы работаем ещё с тремя вузами: Харьковским университетом им. Каразина, столичным КРОКом, Закарпатским университетом, а также Минобразования является участником этого консорциумного проекта. Иностранные участники – университеты Германии, Словении и Польши. 

— В чём его суть?

— Он очень интересный, суть — адаптация к условиям, в которых мы оказались, обучение на основе взаимного интереса 3х сторон: вуза, студентов и предприятий. Под их финансовые гарантии мы можем обучать «направленников», как это называлось в советское время. Мы получаем исходные данные о потребностях предприятий, студенты получают дотацию, а мы, преподаватели, получают возможность с таких студентом спрашивать очень серьёзно. 3-5 лет потом они не имеют права уходить с этого предприятия. Все программы мы готовим в онлайн-режиме с партнерами. Проект на 965 тысяч евро, таких проектов в Украину пришло всего 38. Мы позиционируем его со стороны студента, который учится дважды: в университете и на предприятии. Мы, понимая, какую ему задачу поставили, оказываем содействие. Это очень важно – у нас, кроме «дуального образования», и выхода другого нет. Запускаем проект 15 ноября.

— Анатолий Иванович, а Вы коренной одессит?

— У меня мама с Волги, отец с Донбасса, а родился я в Германии, в округе Потсдам, где отец работал начальником военной гостиницы. Отец получил под Сталинградом 2 пули, одну так и не вытащили. Это другой ракурс войны. Вообще-то он закончил Ачинское лётное училище. В лётной части дали задание подниматься вылетать, а «горючку» не подвезли, и немцы разбомбили часть. Как покарание, оставшихся в живых отправили даже не в штрафбат, а хуже – в танковый десантный батальон, на бронь сверху во время танковых бросков. Отучали от танкобоязни простым способом: вывезли в поле с сапёрными лопатками – окапывайтесь. Пару человек, кто недостаточно прилежно подошёл к вопросу, раздавило своими же танками… На реке Калач, где делали дополнительное окружение армии Паулюса, огнём из пулемёта накосили очень много наших, в том числе моего отца тогда прошили пули – спасло то, что дело было на льду, а не на земле, поэтому не было заражения. Санитар на лошади ездил подавал верёвочные концы тем, кто лежал на льду. Но вытягивал только своих, а отца как будто не слышал. Отец взял ППШ и дал очередь над ним. Санитар тогда понял, что следующий будет уже не по воздуху, и только поэтому спас отца.

— Да уж, такие истории в роду – хорошая закалка и к жизни в 90-х, да и к выборам в родной вуз в 2020-м. Я слышала, что Вам взломали почту и рассылали с неё всякое непотребство?

— Да, и кроме того, были звонки нашим преподавателям: «я представитель Ковалёва, голосуйте за него». С моего почтового адреса рассылали нецензурные слова в адрес оппонента. Также был взломан мой кабинет в системе дистанционного образования и из него удалены все данные – получалось, что я ни одного занятия не провёл… Хотя это нетрудно выяснить у студентов, которых я будил в 8 утра!.. Они пользуются грязными схемами. Не умеют достойно уходить. Именно из-за этого коллектив восстал: исполняющий обязанности ректора не подготовил корректную смену для выборов (в юбилейный, кстати, год университета), а пошёл по лёгкому пути передать дела сменщику. 

Задача ректора ведь, по-хорошему, какая? Сформировать команды, ставить задачи, и чтобы все понимали роль каждого. Это как в стратегическом управлении: не обязательно всё уметь самому. У нас же ректор брался за всё, но оказалось, что не довёл ничего до конца. Нам он делал, конечно, легче: не было никакой ответственности, как и не требовалось никакого профессионализма. Тупо выполняй, что старший сказал. Если получилось, старший результат пожинает, если не получилось – это ваше исполнение некачественное. 

Я и решил идти в ректоры, потому что надо разбить эту схему. 20 лет у нас не было права выбора, надо было его реализовать. Зверяков член-корреспондент НАНУ в секции «экономическая теория», то есть у него абстрактная наука, но при этом он работал в банке «Украина», который обанкротился – как и банк «Киев», в котором работал Маслов (после чего он год скрывался в Австрии). Юрина трудовая книжка лежала на кафедре банковского дела, но он ни одного курса до конца не прочёл, завкафедрой постоянно ставила за него какие-то замены… 

Смиренно дожидаться, как эти двое сменят друг друга в нашем университете, я не мог, а таких тяжеловесов, как я, больше в списке не было. Причём я сразу сказал, что иду на одну каденцию, чтобы подготовить к ответственной руководящей работе наших воспитанников из молодой генерации, которые знают и поддерживают славные традиции нашего университета и достойно работают, не заигрываясь и не перепрыгивая с места на место.

— Разрешите последний вопрос. Что на сегодня, с Вашей точки зрения, представляет собой экономическая наука?

— Раньше экономическая наука была скорее интерпретацией: объясняла, что произошло, по факту. Но мы объясняем – и опять напарываемся на следующие факты, которые снова собираемся объяснять. Какой в этом смысл? Нужно смешать акцент в сторону распознавания и упреждения нежелательных явлений. Диагностирование ситуации на макро- (мировом), мезо- (территориальном) и микроуровне (предприятий) – вот что должно происходить. Задачи развития территорий базируются на определённых точках роста, которыми являются, по сути, предприятия. Устойчивое развитие, к которому все сегодня стремятся и которое имеет три составляющих — экономическую, социальную и экологическую – должно быть обеспечено экономистами, потому что их основа обеспечивает всё это развитие. Экономисты становятся агентами изменений, которые грядут. Воздействие наше должно быть социально осмысленное, экономически просчитанное и экологически ответственное. 

— Благодарим Вас за интервью и поздравляем с победой на выборах!

— Уверен, для моих оппонентов она стала неожиданной. Там думали, что коллектив слишком… «интеллигентный», чтобы его отторгнуть.  


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading