Как Сковорода узнал себя в розенкрейцере Мейнгарде

Как Сковорода узнал себя в розенкрейцере Мейнгарде 1

3 декабря день рождения Григория Саввича Сковороды. В прошлом году мы отмечали его статьёй, а в этом предлагаем рассказ о «родоначальнике украинской философии» с мистической стороны – как о Данииле Мейнгарде. Так звали двойника философа, розенкрейцера, которого он встретил в Германии и оставил воспоминания об этой встрече в письмах ученику. 

Уж казалось бы: сколько лет Сковороду носят на флаге украинской философии, а что мы о нём знаем? К примеру, знаем ли о его связи с учением розенкрейцеров?..

Эйзенштейн, Вахтангов, младшая сестра Марины Цветаевой Анастасия – все они состояли в ордене розенкрейцеров. Их иерофантом был Борис Зубакин, получивший посвящение от чехов. Они изучали арканы Таро и проводили инвольтации тёмной силы в Сталина. В 1938 году все эти «выкрутасы» пришлось прекратить, Цветаева, например, после ареста на даче в Тарусе была отправлена в Байкало-Амурский исправительно-трудовой лагерь в структуре ГУЛАГа и работала там поломойкой.

Об этой истории – розенкрейцерах в советской России – снял фильм армянско-российско-украинский режиссёр Валерий Балаян. А днепропетровский философ и психоаналитик Олесь Манюк во время работы над своей диссертацией по символам Сковороды (1996 год) в архивах набрёл на «двойника» Григория Саввича, розенкрейцера Даниила Мейнгарда. Именно так – своим двойником – представляет его Сковорода в переписке со своим учеником Михаилом Ковалинским. Более того, утверждает, что их встреча произошла в Германии. 

Как Сковорода узнал себя в розенкрейцере Мейнгарде 2

Жан-Пьер Даниил Мейнгард родился в Лозанне в 1694 году в светской семье, учился некоторое время в Лозаннской академии, в 1717 году защитил диссертацию ”Systematis Physici. Disputatio Irigesima Quinta, Quam Secundam de Сosmographia Iavente Deo Praеside Dn. I. P. De Crosa рrof Defendere Ionabitur I. P. Daniel Mingardus Vautuatum Cappellensis In Publico Academic Laussaneses Auditorio Die mensis Anno 1717 Ab hora usque ad Bern, Ex officina, Typ III Reip Bern MDCCXVII”, в 1924 году написал философско-богословский труд «De intercessione Christi».

В диссертации Мейнгард сопоставлял «Аль магест» Клавдия Птолемея (бывшую на протяжении более тысячи лет энциклопедией астрономических знаний) и гениальные открытия Кеплера и Коперника, автор проявил свою глубокую приверженность материалистическому восприятию мироустройства.

Диссертацию эту нашёл и проанализировал донетчанин Григорий Штейн – заслуженный работник народного образования Украины, почётный гражданин Европы, профессор, доцент кафедры экономической теории Донецкого технического университета, основатель и автор серии художественно-публицистических книг «Жизнь замечательных людей Донбасса». Малоизвестна его научная статья о связи Г.С. Сковороды и Д. Мейнгарда, с которой мы хотим познакомить читателей «Гранита».  

Дмитрий Иванович Багалей — выдающийся исследователь творчества Сковороды — пишет, что в 1773 году ученик Сковороды (в Харьковском коллегиуме) Михаил Ковалинский во время своего путешествия с графом Разумовским познакомился в Лозанне с Мейнгардом, который настолько был похож на его учителя лицом, поведением, мыслями и даже манерой изъясняться, что его можно было бы принять за ближайшего родственника философа.

 «Когда хотим измерить небо, землю и моря, должны сперва измерить самих себя собственной меркой. Если же внутри себя меры не найдём, то чем будем мерить? А не измерив себя сначала, что пользы знать меру в других живых существах? Да и возможно ли? Может ли слепой у себя дома – стать зрячим на базаре? Можно ли найти меру, не поняв, что это такое?» 

(Г.С. Сковорода, «Наркисс»)

Вернувшись из путешествия, в 1775 году Ковалинский рассказал учителю о встрече, и Сковорода, пишет Штейн, заочно так полюбил своего «двойника», что начал подписывать его именем свои письма и даже произведения! 

Так “Діалог, или разглагол о древнем мире” начинается письмом к Ковалинскому, подписанному словами: “Любезний друже! Есмъ и пребуду твой Даниил Мейнгард”. Произведение “Потоп змиин” Григорий Саввич также начинает письмом к ученику, подписанным словами ”Пустынник Григ. Варсава Сковорода (Д.Мейнгард)”. Письмо к Ковалинскому из “Ольшанския Ивановки” 26 сентября 1790 года философ заканчивает так: “Твой друг и брат, слуга и раб Григорий Варсава Сковорода – Даниил Мейнгард”. В другом письме он пишет: “Будьте здорові, найдорожчі мені в Господі особи і радійте! Даніїл Мейнгард”. Третье заканчивает так: “Твій слуга і друг Григорій Сковорода – Даніїл Мейнгард”.

Да что там, даже сам Ковалинский в письме к наставнику 19 января 1779 года из Москвы обращается к нему как “Любезнейший Meingard”. Далее он пишет: “Беседу Вашу получил. Сорадуюсь обращению Вашему с Плутархом. Он из греков – лутший мой друг, из римлян – любомудрствующий царедворец Сенека, из французов – Бенет, из республикантов – Жан Жак Руссо, из немцев – Геллерт, из русских – Meingard”. И далее: “А в дружбе и добросердечии сокровище утешений моих. И Плутарх, и Мейнгард правду говорят, и я то же думаю. И сие триедино”. И снова: “Но где бы вы ни были, на всяком месте люблю я душу Мейнгардову”. В приписке к этому письму жена Ковалинского Надежда пишет: “При сём я и Вам, любезный Meingard, Григорій Савич, свидетельствую моё почтение и прошу меня любить, а я, право, уже люблю Вас”.

В письме из Санкт-Петербурга 18 февраля 1782 года Михаил Ковалинский обращается к учителю со словами ”Любезный мой Мейнгард!”, а заканчивается письмо так: ”Adio, mio caro Mangard!” 

Чего мы не знаем о Сковороде, друзья? И как получилось, что столетиями его официальная биография полируется без этих «незначительных подробностей», а вселенское мировоззрение Григория Саввича подаётся как «феномен сельского самородка»?

Как Сковорода узнал себя в розенкрейцере Мейнгарде 3
Портрет Сковороды кисти Олеся Бердника

Вы пока подумайте об этом, а чтобы мысли выстраивались яснее – предлагаем вам в завершение этой статьи стихотворение Олеся Манюка «В честь дня рождения Григория Сковороды-Даниила Мейнгарда»:

Восточный ветер Сковороды
Поднялся вихрь над степью,
Затем опустился
Многоликим вращеньем закона
Мир обновился
В год спокойного Солнца горящей короной
Вспыхнет в утренней дымке лист осеннего клёна,
Пальцы тонкие лягут на дырья свирели
Небо свяжут с Землей ее дивные трели
Каждой твари по паре, каждой рыбе по мели
Не о том горевали, не о том песни пели
Обитатели храмов, кабаков и усадеб
С миром алчным сыграв тьму обманчивых свадеб
Крепок навий союз паука, паутины и мухи
Кто осмелится вырваться из объятий сей адовой скуки?
Путник странный явился на заброшенном сельском майдане,
С обликом хищной птицы, в старом сером кафтане,
Длинный посох в руках; без оглядки
Этот путник идет, посох меряет чертовы грядки
Остановится путник лишь, заслышав удода
Потаенному смыслу никому не известную оду.
В редкий миг тишины отдохнут его ноги,
А потом, вновь на путь призовут его Боги
Без него очень тяжко Им приходится ночью
Когда Бездна вступает в свои полномочья,
Когда образ Их зыбкий в зеркалах замаячит
То прикинется мышью, то свернется как мячик.
Удивляются Боги, насмехаются люди
Мир всегда был таким, и иным он не будет.
Возражать им не стоит, все живые так судят
Боги договорятся, человек все забудет
Только не путник этот в старом сером кафтане
Мир давно потерял его сути названье,
Он невидим для мира; легкий как летний ветер
Отблеском тишины ускользнул он из клети…
Поднялся Дух над миром, затем опустился
Многоликим вращеньем закона мир обновился…

Добавить комментарий