Первый атомный ледокол (1957)

5 декабря 1957 года сошел на воду первый атомный ледокол (то есть, с атомной энергетической установкой). Он носил имя вождя пролетариата: «Ленин». У него не было привычных корабельных труб, он притягивал и пугал одновременно: напуганное человечество стремительно погружалось в атомный психоз.

В 1953 году академики Анатолий Александров и Игорь Курчатов вместе с руководителями различных отраслей промышленности и морского флота обратились к правительству СССР с предложением создать ледокол с атомной энергетической установкой. За год до этого они создали ядерные реакторы для атомных подводных лодок, благодаря чему те могли оставаться под водой месяцами. Для ледокола же требовался куда больший запас мощности – и, соответственно, компактное топливо.

Идея была в том, что атомный ледокол мог бы вести прочие суда через льды Арктики и по Северному морскому пути, а также участвовать в экспедиционных плаваниях. Осуществление этого проекта не только облегчило бы путь по важнейшей морской магистрали страны, но и продемонстрировало бы всему миру, что СССР прекрасно использует атомную энергию и в мирных целях, под тезисом: «атомный ледокол ломает лед Холодной войны».

Инициатива была одобрена Советом министров СССР, и к августу 1954 года, когда были обозначены сроки, этапы работы и основные исполнители (заводы и цеха), все было готово для начала постройки первого в мире атомного ледокола. Кстати, первую в мире Обнинскую АЭС в Калужской области запустили тоже в 1954 году. «В нашей стране была осуществлена мечта всего прогрессивного человечества об использовании атомной энергии для целей мирного строительства», — воодушевленно рапортовали с экранов теледикторы. В 1960-х по советским проектам начали строить АЭС за границей.

Главном конструктором самого судна был назначен инженер Василий Неганов. Сын крестьянина души не чаял в этих вспахивающих льды могучих кораблях и знал, какими нужно построить обводы носовой части. Кстати, совсем до недавнего времени считалось, что для льдов годны лишь упругие деревянные суда, а твердое стальное судно будет неминуемо раздавлено белыми громадинами. Первым, кто обосновал идею создания стальных ледоколов, был величайший флотоводец Степан Осипович Макаров, герой Русско-японской войны (адмиралтейство не прислушалось к предложенной им тактике ведения боя, в отличие от главнокомандующего флотом Японии Хайхатиро Того, одержавшего в результате безоговорочную победу!). В 1897 году он написал в морское министерство, что при содействии такого ледокола можно было бы открыть постоянные торговые рейсы с рекой Енисей, пройти к Северному полюсу, обеспечить кратчайший путь в Тихий океан. Эту идею адмирала воплотили через два года в Англии, где по заказу русского правительства построили ледокол «Ермак».

Благодаря конструкторскому гению Неганова, придумавшему новую форму обводов, новый ледокол «Ленин» легко въезжал на лед и ломал его под своим весом: лед не выдерживал нагрузки.

Атомная паропроизводящая установка была поручена ОКБ Горьковского завода №92 под руководством Игоря Африкантова, ядерный реактор — Игорю Курчатову, а позднее — Анатолию Александрову, который был научным руководителем проекта. К изготовлению отдельных деталей и механизмов было привлечено колоссальное количество разнообразных заводов, строительство атомного ледокола в целом было поручено ленинградскому Адмиралтейскому заводу. 27 июля 1956 года он был заложен на верфи завода, а уже 5 месяцев спустя благополучно спущен на воду и передан в опытную эксплуатацию Мурманскому морскому пароходству СССР. Сравните это с мучительным процессом строительства ледокола «Урал»…

Встречать первый атомный ледокол с верфей вышел едва ли не весь Ленинград. Еще бы: сколько месяцев городом бродили слухи, будто по ночам грузовики увозят пораженных радиацией рабочих… Кстати, традиционную бутылку шампанского о «Ленина» не разбивали, посчитав это кощунством!

Оставалось только оснастить его атомную установку, монтаж которой закончился к 1959 году. Ледокол «Ленин» стал первым в мире надводным судном, несущим атомную энергетическую установку (когда он в 1960 году двинулся через Балтику вокруг Скандинавии в порт приписки Мурманск, европейские и международные организации поначалу брали бесконечные пробы воды на радиоактивность, пока не удостоверились в безопасности эксплуатации творения советских ученых-атомщиков). Долгое время он не имел себе равных по мощности среди ледоколов всего мира.

Ледокол «Ленин» имел водоизмещение 16 000 т; длина его составляла 134 м, ширина — 27,6 м; осадка ледокола была 9,2 м, а максимальная скорость на чистой воде — 19,5 узла. На судне было 12 палуб и более тысячи помещений. В автономное плавание он мог отправляться на целый год. Использование электродвижения (вращения гребного винта при помощи электродвигателей), применяемого теперь на всех ледоколах, обеспечило прекрасную маневренность судна. Общая мощность двигателей составляла 44 тысячи лошадиных сил. Три реактора, установленных на ледоколе «Ленин», мощностью по 90 МВт каждый, давали суммарное производство 360 т/ч пара при температуре до 310 градусов Цельсия и давлении в 28 атмосфер (реакторы для подводных лодок не годились, требовались более высокие показатели надежности, поэтому установили один рабочий реактор и два запасных). Каждый реактор был связан с двумя парогенераторами, двумя циркуляционными насосами и одним аварийным насосом — на всякий случай.

Разумеется, без казусов не обошлось. Когда ледокол был уже готов, выяснилось, что внутрь корпуса попала некачественная изоляция. Ситуация была патовая: уже были готовы разбирать все обратно. Тогда ответственный за проект академик Александров объявил, что правительство выплатит 5 тысяч рублей рабочим-корабелам, которые догадаются, как извлечь некачественную изоляцию. И через 3 дня ее таки вытащили!

Но это еще не все. Атомоход нуждался в сверхмощном охлаждении забортной водой, поступавшей через отверстия в борту. А на ходовых испытаниях при первом же столкновении с тонким льдом Финского залива отверстия оказались забиты мелкими кусками льда – так называемой «шугой». Охлаждение прекратилось, реакторы аварийно стали. Пришлось делать отверстия в борту побольше…

Запас урана, загруженный в ледокол, был рассчитан на 4 года – его общая масса превышала критическую, достаточную для атомной бомбы. Реакторы долго не решались запустить. Пока обычное петербургское наводнение не оторвало ледокол от береговых коммуникаций, и реакторы были запущены автоматически.

За первые три месяца навигации атомный ледокол прошел 10 тысяч миль и провел за собой 92 судна. Далее навигации становились все продолжительнее. Небывалыми темпами развивалось освоение природных богатств севера: газовых и нефтяных месторождений на Ямале и в Тюмени – которые сейчас дают 73% нефти и 92% газа РФ. Также освоение пути многократно усилило мощности заполярной добычи в Норильске: железо, медь, никель, вольфрам, олово – миллионы тонн добытых богатств «Ленин» вывозил, а туда доставлял новую и новую технику. С конца 70-х навигация на Северном морском пути стала круглогодичной. За первые свои шесть навигаций ледокол с атомной установкой ОК-150 провел 457 судов и прошел свыше 62 000 миль. Атомная энергетическая установка, в дальнейшем замененная в силу износа, показала прекрасный результат даже в самых трудных условиях (при порывистой качке, ударах судна о лед и т. п.).

Вначале «Ленин» работал в Арктике и проводил суда через наиболее трудные участки Северного морского пути, позднее стал одним из первых участников проводки судов, нагруженных лесом, на магистрали «устье реки Енисей – Баренцево море». Ему без особого труда удавалось пробиваться сквозь пролив Вилькицкого, даже летом покрытый толстыми тяжелыми льдами, от которых он освобождается лишь ненадолго, если повезет с благоприятными ветрами. Именно с ледокола «Ленин» высадилась экспедиция научно-исследовательской станции «Северный полюс-10». С него были расставлены многочисленные автоматические радиометеостанции на границах паковых льдов. Благодаря ледоколу стали возможны и прочие научно значимые экспедиции.

Интересно, что когда царская Россия в 1916 году объявила эту часть моря и островов своей, это не вызывало ни у кого особого сопротивления, пока во льдах не начали открывать огромные газовые месторождения. Чтобы признать эту часть принадлежащей стране, нужно было, чтобы она вела здесь постоянную хозяйственную деятельность, демонстрировала свой вклад, укрепляя тем свое присутствие. Что и стало возможным в первую очередь благодаря первому атомному ледоколу «Ленин».

Вышел из эксплуатации он лишь в 1989 году: атомное оборудование работало безотказно, но износились корпусные и судовые конструкции. С 2009 года ледокол ошвартовался у причала в центре Мурманска — незамерзающего порта за полярным кругом, к которому приписаны все суда атомного ледокольного флота — и стал музеем. Я бывал на экскурсии, и скажу вам неочевидное: поражает работа мастеров-краснодеревщиков! Внутренний интерьер ледокола конструировался целой группой архитекторов, которые использовали 10 сортов различной древесины, включая ясень и клен редкой породы «птичий глаз».


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше