Даже Нобелевская премия не дает иммунитет от репрессий: история российского «Мемориала»


21 марта в России прошли обыски у сотрудников «Мемориала», их родственников, и в офисе организации. Многих сотрудников организации забрали на допрос.

«Международный Мемориал» появился еще в Советском Союзе. В 1987 году все началось с дискуссии о жертвах политических репрессий. Ее участники тогда поняли, что мало только обсуждать эту тему: надо создавать полноценную организацию с общедоступным архивом и библиотекой, где бы собирались данные о жертвах репрессий. Сегодня в «Мемориал» входит ряд отделений и независимых организаций-членов из России, Украины, Бельгии, Германии, Франции, Италии и Чехии.

«Мемориал» – это скорее движение, чем единая организация» — так указано на официальном сайте, который не обновляется с 28 февраля 2022 года, так как, по решению суда, «Мемориал» был ликвидирован. С 2014 году организацию внесли в список «иностранных агентов».  Но, несмотря на это, «Мемориал» пытается продолжать свою деятельность и, в прошлом году организация вместе с белорусской «Вясной» и украинским «Центром гражданских свобод» получила Нобелевскую премию мира. Однако от репрессий это не защитило участников «Мемориала», которые движимы идеей восстановления исторической правды о массовых политических репрессиях в СССР и защиты прав человека в настоящем.

Обыски проводились в присутствии оперативников Центра «Э» — подразделения МВД России, которое отвечает за борьбу с экстремизмом. «Мемориал» подозревают в реабилитации нацизма. Уголовное дело возбудили третьего марта без конкретных фигурантов. «В отношении неустановленных сотрудников», – так написано в постановлении. Их обвиняют в том, что в списки жертв политического террора попали имена трех человек, одного из которых в СССР лишили свободы за работу в немецком полицейском отряде, а двух других осудили за измену родине. Сообщает «Настоящее время».

Фото из телеграм-канала «Общество Мемориал»



Настоящая причина обысков у сотрудников «Мемориала» в России ничего общего с «реабилитацией нацизма», как указано в деле, не имеет —  так  считает сопредседатель центра защиты прав человека «Мемориала» Сергей Давидис, который успел заблаговременно покинуть страну.

«Причина – продолжение самостоятельной активной деятельности «Мемориала» как сущности единой, как большой семьи, конгломерата, организации, объединяющей многих и многих людей в России и за рубежом. Особенно это раздражает российскую власть в связи с тем, что эта работа, в том числе и внутри России, продолжается, несмотря на все репрессии и угрозы. В такой ситуации авторитет «Мемориала», подкрепленный Нобелевской премией, особенно неприятен власти, и каким-то таким противным, нелепо оскорбительным обвинением в реабилитации нацизма этот авторитет пытаются подорвать, обмазать грязью.

Кампания идеологическая, связанная с тем, что государство монополизирует историческую память, память о Великой Отечественной войне, идет и безотносительно к кампании против «Мемориала», количество дел о реабилитации нацизма растет с каждым годом по самым бредовым основаниям. И в этом смысле мотив репрессий против «Мемориала» как субъекта, который раздражает власть, совпадает с мотивом идеологического воздействия на общество, демонстрации ему очередного врага, который реабилитирует нацизм, посягает на нашу историю», — сказал Сергей Давидус в интервью НВ.

По его мнению, целью уголовных дел является попытка опорочить само имя «Мемориала» в глазах российского общества, и убрать организацию из публичного пространства.

«Если бы прямо задача была посадить и разгромить путем уголовных репрессий в отношении людей, нашли бы другие статьи. Эта статья именно идеологическая, она скорее для опорочивания нужна, чем для того, чтобы кого-то непосредственно репрессировать», — отметил Сергей Давидус.

После обысков выяснилось, что член совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов стал фигурантом уголовного дела о «дискредитации» армии из-за поста в фейсбуке, с него взяли подписку о невыезде.

Чем больше сотрудники «Мемориала» рассказывали о преступлениях советских спецслужб, тем чаще давление на правозащитников оказывали российские власти, считает российский журналист Юрий Баранюк.

Правозащитники устанавливали последние адреса жертв репрессий, записывали воспоминания выживших и искали могилы тех, кто погиб от террора. Одно из самых больших захоронений нашел руководитель карельского отделения «Мемориала» историк Юрий Дмитриев. Он обнаружил, что в урочище Сандармох были расстреляны тысячи жителей советских республик и иностранцев. Позже Юрия Дмитриева российские власти приговорили к пятнадцати годам колонии строгого режима. Формально – якобы за то, что историк нелегально хранил оружие, создавал порнографию, и за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней приемной дочери. Дмитриев вину не признал, но доказать свою правоту в российском суде не смог.

В Чечне по обвинению в хранении наркотиков к четырем годам колонии приговорили руководителя грозненского «Мемориала» Оюба Тетиева.

В сегодняшней России гиперреальность назначена реальностью на законодательном уровне и превращает страну в сплошную симулякру, если использовать терминологию выдающегося философа Жана Бодрийяра, которая здесь как нельзя кстати. Ведь историзм напрямую влияет на самоидентификацию народа. Если поставить задачу сделать из всех дураков, превратив людей в «управляемую массу», то необходимо помнить, что если таким народом и легко управлять, то бОльшего от них ждать не стоит: ни открытий, ни научно-технического прогресса, ни великих достижений. Слепое стадо уязвимо и беспомощно.

_____________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше