Наука и общество в Украине: в условиях войны и мира


Вниманию читателей новая статья Владимира Алексеевича Скворца
 доктора философских наук, заведующего кафедрой социологии ЗНУ. Академика Европейской академии наук Украины. Автора 150 научных публикаций.

Аннотация. В статье проанализирован противоречивый характер взаимосвязи науки и общества в контексте функционирования сложившейся системы социального управления в постсоветской Украине. Изучение роли науки в социальных изменениях в постсоветской Украине свидетельствует о том, что наука не стала главным фактором в функционировании системы социального управления. В условиях войны недостатки довоенной модели социального управления были преодолены развертыванием общественной самоорганизации структур гражданского общества, развитие которых было подготовлено теоретической и практической деятельностью украинских ученых. Анализ системы социального управления в постсоветской Украине и ее трансформации в условиях военного времени создает основания для обоснования основных черт послевоенной модели социального управления.

Актуальность проблемы.

Постсоветское украинское общество в результате пройденного пути, длиной в три десятилетия, оказалось перед вызовами, которые обусловлены российской агрессией в Украине. Исследователи Института социологии НАН Украины оценили эту войну как геополитический вызов, который обусловил «новую актуальную реальность», означающую, что украинское общество уже не будет таким, каким оно было до войны. Полномасштабное вторжение РФ в Украину 24 февраля 2022 г. стало фактором глобальных геополитических потрясений и вызовов. Война трагически и надолго изменила жизнь и судьбы миллионов людей в Украине. Многие тысячи граждан погибли в бою, от российских обстрелов и насилия, сотни тысяч семей потеряли свои дома, миллионы украинцев стали внутренними переселенцами или беженцами, выехавшими за пределы Украины [19, С. 25].

Путь, который прошло постсоветское украинское общество до войны, был непростым и неоднозначным, в нем происходили многие социальные процессы, которые не укрепляли социальный организм Украины, а наоборот, ослабляли его. Несмотря на тенденции социальных процессов, которые ослабляли украинское общество, Украина смогла выстоять перед натиском агрессора. Война стала мощным фактором консолидации нашего общества. Социологи отмечают, что современная национально-освободительная борьба намного больше влияет на коллективную идентичность, чем переживание прошлых исторических потрясений. В экстремальных условиях люди начали ценить те достояния, которые их естественно окружали хоть и в небогатой, но в свободной стране. Украинцы наконец-то начали ценить собственное государство, хотя и прежде ценили свою страну и имели восходящую тенденцию гражданской идентификации. Именно этим объясняется небывало высокая оценка государственных институтов, особенно армии. К тому же и другие институты, не только государственные, проявили неожиданную устойчивость [19, С. 272-273].

Социальные изменения, которые произошли в украинском обществе на пути от мира к войне, требуют всестороннего научного исследования. Без знания этих процессов мы не сможем понять, в чем состоит сила и слабость нашего общества, и разработать новую модель социального управления, которая будет способной адекватно реагировать на проблемы и потребности общества в условиях перехода от войны к миру.

Во все времена правящие классы использовали научные знания для организации социальных систем и социального управления ими. В науке социального управления безопасностью организаций констатируется, что в социальном управлении важнейшими функциями являются сохранение, развитие и безопасность организации.

Проблема реализации функций сохранения, развития и безопасности общества в постсоветской Украине остается малоисследованной. Главным условием полноценной реализации названых функций является создание такой модели социального управления, которая максимально опирается на научные знания.

Цель статьи – изучение взаимосвязи науки и общества в контексте функционирования социального управления в постсоветской Украине.

Достижение поставленной цели требует реализации следующих задач: изучение роли науки в социальных изменениях в постсоветской Украине; исследование роли науки в управлении украинским обществом в условиях войны; осмысление проблемы влияния науки на формирование модели социального управления в условиях перехода от войны к миру.

О влиянии науки на социальные изменения в постсоветском украинском обществе

В высокоразвитых странах современного мира науке отводится роль универсального средства решения самых разнообразных по характеру и сложности проблем. К сожалению, в Украине отечественная наука не стала определяющим фактором экономических и социальных преобразований в обществе.

С момента провозглашения независимости Украины в обществе начала складываться модель социального управления, которая ориентировалась исключительно на интересы формирующегося нового правящего класса, но при этом игнорировались национальные интересы народа. Сложившаяся в постсоветской Украине модель социального управления не опиралась на отечественную науку и поэтому оказалась не восприимчивой к проблемам сохранения целостности, развития и безопасности украинского общества.

Выбор модели социального управления в независимой Украине был обусловлен тем путем, по которому правящие круги повели украинское общество. Это был курс на проведение неолиберальных рыночных реформ по модели Вашингтонского консенсуса, на основе теоретической модели экономистов чикагской школы М. Фридмана и Ф. Хайека. Этот путь был избран в интересах иностранных ТНК, но с игнорированием национальных интересов украинского народа. В его реализации решающую роль играли иностранные советники, а не отечественная наука. Следствием этих реформ стало установление контроля глобальных центров над ресурсами Украины.

Руководители Украины с самого начала проведения реформ сделали все возможное, чтобы общество двигалось именно в этом направлении, а любые изменения курса были бы невозможны. Для того чтобы отвлечь внимание общественности от негативного влияния рыночных реформ на разные сферы жизни украинского общества, реформаторы заблокировали развитие политэкономии в Украине. В 2005 г. профессор А. Гош установил важный научный факт: «Непосредственно игнорировать обществоведческую науку в XXI веке никто не отважится. Но и признавать не с руки – мешала бы осуществлению корыстных реформ. Чтобы этого не произошло, политическая экономия как наука и учебная дисциплина из духовного пространства Украины выкурена. Вместо политической экономии введены основы экономической теории – абстрактный курс по теории рыночных отношений» [2, С. 71].

Анализируя историческую миссию политической экономии, экономист А. Гош констатирует, что эпоха спонтанного функционирования и развития цивилизованных человеческих обществ ушла в Лету. Без освещенного наукой регулирующего влияния государства на социально-экономические процессы уже не обходятся ни постиндустриальные, ни индустриальные, ни традиционные общества. Особенно важна роль обществоведческих наук в постсоциалистических переходных обществах, вставших на путь глубокого реформирования своих социально-экономических систем. Экономические реформы в них не были бы так разрушительны, если бы политики опирались на основательные политико-экономические исследования. Именно тогда, когда постсоциалистические общества остро нуждались в них, большинство бывших политэкономов под влиянием поддержанных номенклатурой реформ отказались от политэкономии и поддержали «Основы экономической теории» (теории рыночных отношений) [3, С. 52].

В анализе социально-экономического строя через призму рыночных отношений определенная логика есть. Однако замена политэкономии «Основами экономической теории» оказалась некорректной потому, что реформируется весь экономический строй и сами рыночные отношения нуждаются в соответствующем реформировании, потому что не к рынку идет Украина, о чем утверждают реформаторская экономическая наука и пропаганда, а к новому обществу. Исследовать социально-экономический строй общества, установить закономерности его функционирования и развития способна только политическая экономия. Весь исторический опыт ее формирования доказал, что научная политэкономия может сложиться на почве переосмысления всех основных достижений экономической науки с позиции диалектико-материалистического метода [3, С. 52].

Таким образом, политическая экономия, как наука о происхождении богатства и процессах общественного воспроизводства, оказалась не только ненужной, но и вредной для формирующегося нового правящего класса в постсоветской Украине. Чтобы оценить реальные последствия изгнания политической экономии из научного и духовного пространства Украины, необходимо без предвзятости рассмотреть содержание и основные тенденции социальных изменений в постсоветском украинском обществе.

Проводившиеся в Украине рыночные реформы оказали негативное влияние на экономические, демографические, политические, культурные и другие социальные процессы. По оценке М. Павловского, особым видом реформ были реформы, проводившиеся в постсоциалистических странах. Они связаны с переходом от централизованной плановой экономики к рыночной. Эти реформы трансформируют общество, ведут к изменению социально-экономической среды. Реформирование общества как переход от социализма к рыночным отношениям во второй половине XX в. проводилось по двум моделям. Первая – по модели Чикагской неоконсервативной школы на базе монетаристской теории Фридмена, которую претворяли в жизнь Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ), как в латиноамериканских, так и в постсоциалистических странах. Вторая – это модель реформ Китайской Народной Республики, в основу которой легла инновационная теория М. Туган-Барановского на основе инноваций и инвестиций в приоритетные отрасли. Реформы по первой модели оказались очень затратными и разрушительными. Украина за годы реформ потеряла почти 75 процентов своего экономического потенциала и была отброшена из десятки самых развитых стран мира далеко за 100 место. Китай же за годы реформ имел прирост ВВП на уровне 8–12 процентов в год и в течение всего периода – рост благосостояния своего населения [14, С. 18].

Таким образом, избранный правящим классом Украины курс реформ, характеризовался не только отказом от опоры на политическую экономию, научное обоснование и сопровождение процессов преобразования общества, но и означал изменение пути движения общества, перевод его на опасный путь деградации и упадка. Управление реформами 90-х годов ХХ века в Украине осуществлялось при активном участии иностранных советников (Дж. Сакс, Л. Фаоро, А. Ослунд, А. Гаврилишин), которые целенаправленно уничтожая экономику Украины, тщательно расчищали пространство для деятельности иностранных ТНК на ее территории и оказались в роли экономических убийц. Оценку их деятельности привел выдающийся ученый М. Павловский, который писал, что с тех пор как стратегия реформ была отдана на откуп иностранным советникам и консультантам, они начали работать не на украинские национальные интересы, а на интересы своих стран – «золотого миллиарда». Украинская национальная идея была предана как в части создания государства, так и в части развития нации, которая начинается с достижения экономической независимости. Более того, идеологи псевдореформ по рекомендациям МВФ и ВБ не противостояли и геноциду нации как средства достижения целей развитых стран – завоевание рынка Украины [15, С. 256].

В 2017 г. группа отечественных экономистов провела аналитическое исследование состояния экономической системы в Украине и разработала доктрину сбалансированного развития «Украина 2030» [18], в которой дана оценка результатов экономических реформ в Украине. «Действующая модель национальной экономики сформировалась на обломках советской командно-административной модели. Она предусматривает контроль крупного рентного бизнеса над государственными институтами и опирается на получение прибыли от экспорта преимущественно сырьевой и низкотехнологической продукции наряду с «проеданием» этих доходов из-за малоэффективного популистского социального патернализма и коррупционного перераспределения значительной доли ВВП. В такой модели наиболее прибыльным бизнесом является политика краткосрочных целей, что приводит к деградации реального сектора экономики и снижению глобальной конкурентоспособности страны. За последние 25 лет произошел спад экономики Украины на 60% от уровня объемов выпуска продукции 1991 г., что сместило страну с 10 места в Европе на последнее. По показателям индустриального развития Украина занимала пятое место в Европе. Доля Украины в мировом ВВП снизилась от 1,3% в 1991 г. до 0,17% в 2014 г. По стремительности падения макроэкономических показателей Украина достигла худших результатов за 25 лет ее независимости – в долларовом эквиваленте ВВП снизился более чем в два раза – от уровня 183,31 млрд. дол. США в 2013 г. до 90,615 млрд. дол. США в 2015 г.» [18, с. 18]. Изменение модели национальной экономики в постсоветской Украине привело к резкому сокращению ее промышленного, научно-технического, оборонного, образовательного, культурного и социального потенциала.

В Украине кардинально изменилась социальная структура общества: с 1988 по 2001 г. численность высших слоев населения сократилась с 19,3% – до 2%, средних – с 75% до 9,8%, низших – возросла с 5,7% до 88% [4, с.25]. В 2010 г. структура распределения национального богатства Украины выглядела так: 5 % самых богатых и богатых людей обладают 65 % богатства, 60 % бедных и бедных людей – 5 %, средний класс (35 % населения) владеет 30 % богатства [20, С.17]. В Украине на смену общества с преобладанием средних слоев пришло общество массовой бедности.

Для визуализации социально-экономических изменений в Украине, обусловленных рыночными реформами, нами была разработана таблица «Состояние занятости населения Украины в 1990-2015 годах» [16, С.196].

Таблица Состояние занятости населения Украины в 1990-2015 годах

Отрасль экономики УкраиныКоличество работающих (чел.)
1990 г.2001 г.2010 г.2015 г.
Промышленность7,8 млн.3,9 млн.3,0 млн.2,2 млн.
Строительство2,4 млн.0,8 млн.0,4 млн.0,2 млн.
Сельское хозяйство4,4 млн.2,4 млн.0,7 млн.0,5 млн.
Транспорт1,8 млн.1,1 млн.0,9 млн.0,7 млн.
Образование, культура, наука, искусство3,0 млн.2,1 млн.*1,7 млн.
Всего в названных отраслях19,4 млн.10,3 млн.**5,3 млн.

* точные статистические данные по этому показателю не найдены

**по причине отсутствия данных по одному показателю обобщение за 2010 г. невозможно

Показатели в таблице «Состояние занятости населения в 1990-2015 годах» отражают тенденцию сокращения занятости во всех главных отраслях экономики, обеспечивающих жизнедеятельность общества. Имеющиеся тенденции свидетельствуют о степени деградации рабочей силы, а вместе с ней и степени деградации производственного потенциала Украины. В период с 1990 г. по 2015 г. численность работников сократилась: в промышленности с 7,8 млн. человек до 2,2 млн., то есть в 3,5 раза; в строительстве – с 2,4 млн. человек до 0,2 млн., в 12 раз; в сельском хозяйстве – с 4,4 млн. человек до 0,5 млн., в 8,8 раза; в транспорте – с 1,8 млн. человек до 0,7 млн., в 2,5 раза; в образовании, культуре, науке и искусстве – с 3 млн. человек до 1,7 млн., в 1,7 раза. Общее количество работников, занятых в указанных отраслях экономики, уменьшилось с 19,4 млн. человек до 5,3 млн., то есть в 3,6 раза [16, С. 196].

Эти изменения в экономической системе, социальной структуре населения, структуре занятости населения, структуре распределения национального богатства свидетельствуют о деградации не только социально-экономической сферы, но и техносферы.

Процесс деградации техносферы Украины сопровождался деградацией отечественной науки. С 1991 по 2012 г. численность ученых в Украине, по данным Государственной службы статистики, уменьшилась втрое – с 295 тыс. до 89 тыс. человек [25]. Специалисты приводят статистические данные, свидетельствующие о том, что наукоемкость ВВП (расходы на выполнение научных и научно-технических работ в ВВП) в Украине является одной из самых низких в мире и постоянно сокращается. В 2015 г. она составляла в Украине 0,62% (против 0,99% в 2005 г.), тогда как в ЕС-28 – 2,03% (2014 г.), а в отдельных развитых странах была значительно выше – в частности, в Южной Корее (4,15%), в Японии (3,47%), в Финляндии (3,17%), в Германии (2,87%), в США (2,81%) [20, С. 66].

Еще в 2006 г. исследователи указывали на очевидную важность того, чтобы в Украине была определена экономическая стратегия, выделены социально-экономические проблемы, на решение которых должны быть направлены усилия науки. Эта стратегия должна опираться на науку. Наукоемкость ВВП представляет собой политический выбор страной определенной модели экономического развития. Мир уже вышел на показатель расходов на науку в 1,7% ВВП (2000), когда начинает «работать» экономическая функция науки. В странах ОЭСР – 2,2%; Израиле – 4,7 %; Швеции – 4%. Украина пока, как и другие постсоветские страны, сильно отстает по этому показателю. Интересен тот факт, что в Украине, начиная с 30-х годов до середины 50-х годов прошлого века, этот показатель составлял 1,7% ВВП, а затем наукоемкость ВВП росла до 1986 г., достигнув 3-5% [7, С. 14-16].

В 2011 г. ученые подготовили Национальный доклад «Национальный суверенитет Украины в условиях глобализации». В нем исследователи констатируют, что органы государственной власти в Украине утратили способность реализовывать общегосударственные программы: в течение последних 12-13 лет были приняты в качестве закона около пятидесяти общегосударственных целевых программ в разных сферах, однако ни одна из них не была реализована даже наполовину [12, С. 19].

Данные о деградации науки в постсоветском украинском обществе свидетельствуют о том, что наука в нем перестала быть главным фактором экономических, социальных, политических, технологических и культурных преобразований.

Система социального управления в постсоветской Украине оказалась неспособной направить украинское общество на путь развития, прогресса и процветания. Главным показателем неадекватности действующей в Украине системы социального управления является ее неспособность преодолеть демографический кризис, в который украинское общество погрузилось в первой половине 90-х годов ХХ века и из которого оно не смогло выбраться до настоящего времени. За всю историю Украины наибольшая численность ее населения была достигнута 01.01.1993 г., когда оно составляло 52,244 млн. человек [21]. На 1 сентября 2018 г. общая численность населения Украины, по данным Государственной службы статистики Украины, составила 42,234 млн. человек (наличное население) [22]. Как видим, официальная статистика о демографических изменениях в Украине свидетельствует, что в течение 25 лет (с 1993 г. по 2018 г.) население страны сократилось на 10 млн. человек, или на 19 %. Такое невиданное в мирное время сокращение населения свидетельствует о депопуляции населения как фундаментальном вызове для будущего Украины. По общему количеству утраченного населения Украины (в 10 млн. человек) эти потери не уступают ни потерям во время Голодомора 1932-1933 гг., ни потерям во время Второй мировой войны. Жертвами Голодомора 1932-1933 гг. в УССР (Украине), по подсчетам украинских и зарубежных исследователей трагедии, стали от 4 до 6 млн. человек [8]. Как установлено исследователями, общие человеческие потери народа Украины во Второй мировой войне составляют около 9 млн. человек [9].

А. Шныпко справедливо отмечает: «Самым трагическим из провалов украинской власти является то, что она, имея нужные для этого возможности и ресурсы, не сумела преодолеть тенденции вымирания народа. … При активном неучастии (…несостоятельности) национальной политической элиты независимая Украина так и не смогла выработать Стратегию национального развития Украины на 20-30 летнюю перспективу, которая отвечала бы современным реалиям, общественным ожиданиям и чаяниям» [23, С. 194-195]. Главной причиной как сохранения «тенденции вымирания народа», так и названной «неспособности выработать Стратегию национального развития Украины» является отношение к науке правящего класса Украины, который в проведении реформ отдавал предпочтение иностранным советникам.

Подводя итог двадцатилетних социальных изменений, Н. Шульга констатирует: за два десятилетия существования независимого украинского государства ни одно из жизненно важных ожиданий народа достигнуто не было. Вместо экономических реформ произошло беззастенчивое ограбление государственной собственности, сосредоточившейся в руках нескольких десятков семейств. Ценой независимости стал непрерывный системный кризис, упадок экономики, падение жизненного уровня подавляющей части населения, социальная поляризация, появление таких социальных болезней как массовая безработица, детская беспризорность, бродяжничество, рост преступности. Люди утратили веру в будущее. Правящая элита Украины оказалась неспособна решать те задачи, которые поставило перед ней время. В нравственном отношении она представляла собой малопривлекательное сообщество. Во властную элиту проникли некомпетентные, циничные, безответственные, завистливые, стяжательные и беспринципные люди. Украинский истеблишмент не смог выработать такую ​​модель построения социума, которая открывала бы путь продвижения к современному высокотехнологическому обществу, правовому, демократическому и социальному государству, в котором граждане чувствовали бы себя комфортно и были социально защищены [24, С. 63].

В Украине ярким примером отношения государства и общества к науке является ликвидация Института мировой экономики и международных отношений, который стал ведущим «мозговым центром» украинской науки. 30 октября 2013 г. президиум Национальной академии наук Украины принял решение о прекращении деятельности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) при НАН Украины. В руководстве НАНУ заявили, что деятельность ИМЭМО «тесно коррелирует с основными направлениями научных исследований Института всемирной истории НАНУ и Института политических и этнонациональных исследований им. Кураса» и потому может быть объединена с данными учреждениями. Выяснилось, что в действительности деятельность ИМЭМО вовсе не коррелирует с основными направлениями научных исследований названных институтов. Оказалось, что уже предпринимались попытки ликвидировать Институт археографии и Институт востоковедения, но их коллективы смогли объединиться, выйти на митинги и защитить себя. Исполняющий обязанности директора ИМЭМО А. Гаврилюк дал такую ​​оценку решению президиума НАНУ: «Отмена такого института, как наш, – преступление! Здесь явно проступает интерес к пятиэтажному дому на улице Леонтовича и ресурсам института. В 2013 году нам было выделено на содержание 6,3 млн. грн. Возможно, эти деньги хотят сэкономить» [11].

Институт мировой экономики и международных отношений НАНУ был создан в 1991 году. Он занимался международными экономическими и политическими исследованиями, разрабатывал направления экономического и внешнеполитического развития Украины. На время ликвидации в его штате работали 96 человек, среди которых 2 академика, 24 доктора и 45 кандидатов наук [11]. 22-летняя история ИМЭМО НАНУ ознаменовалась выходом многих сотен публикаций его исследователей. Среди научных публикаций работников ИМЭМО НАНУ не только десятки монографий, но и труды, достойные войти в сокровищницу не только украинской, но и мировой культуры. Чтобы убедиться в этом, достаточно войти на сайт Института. Глубоко познакомившись лиш с небольшой частью публикаций ученых этого Института, таких как О. Билорус, С. Крымский, Ю. Павленко, Ю. Пахомов, могу утверждать, что в их исследованиях содержится анализ тех социальных явлений и процессов, которые порождают угрозы, опасности, риски и вызовы для различных социальных субъектов, включая народ Украины.

Больше всего меня поразило то, что ни в Администрации Президента Украины, ни в правительстве, ни в Министерстве образования и науки, ни в президиуме НАНУ не нашлось личности, способной адекватно оценить роль ИМЭМО НАНУ, как ведущего «мозгового центра» Украины (по созданной им научной продукции) и выступить в его защиту.

ИМЭМО НАНУ был школой кадров высшей квалификации в области мировой экономики и международных отношений. В 2023 году А. Ермолаев, анализируя проблему отсутствий посла Украины в Китае, отмечал, что в Украине не просто дефицит кадров в области международных отношений, у нас «черная дыра» с разработкой этих направлений международной политики и мировой экономики. В Украине в катастрофическом положении сфера исследований, связанная с международной наукой, исследованиями в области международных отношений, критический дефицит специалистов, которые не объясняют, как газета «Правда», очередные события, а ежедневно и повседневно занимаются наукой, имея такие возможности. Потому что такие исследования – это обязательная коммуникация, это обязательно возможность совместных проектов и их реализации, международного обмена [17]. Таким образом, ликвидация ИМЭМО НАНУ привела, с одной стороны, к прекращению фундаментальных исследований в области международных отношений, мировой экономики, глобалистики, цивилизационного развития и глобальной безопасности, а с другой стороны, сократила возможности подготовки высококвалифицированных специалистов по международной коммуникации.

Таким образом, система социального управления в постсоветской Украине не опиралась на науку, не обеспечивала национальные интересы, не способствовала развитию общества, а также оказалась не способной предотвратить разрушительные процессы в жизни общества.

Как в Украине проявилось влияние науки на управление обществом в условиях войны?


В Украине после Евромайдана произошли события, подорвавшие единство и целостность украинского общества. Россия, воспользовавшись ослаблением государственной власти Украины, аннексировала территорию Автономной Республики Крым. На Донбассе развернулось сепаратистское движение, а затем были созданы самопровозглашенные образования – ДНР и ЛНР. С началом вооруженного противостояния на Донбассе украинское общество оказалось в условиях перехода от мира к войне. Возник вызов выбора будущего между войной и миром. Каждый из этих двух вариантов требовал адекватных изменений в системе социального управления Украины.

Проявилась необходимость замены кадровой политики, основанной на непотизме (кумовство, родственные связи) и торговле должностями, новой политикой, основанной на усиления профессионализма управленцев.

В июне 2014 г. при Министерстве экономического развития и торговли Украины создан Экономический совет, в который вошли 5 иностранных советников – известных экономистов. Среди них Каха Бенукидзе, Олег Гаврилишин, Василий Калимон, Андерс Ослунд и Дарон Асемоглу. Двое из них (А. Гаврилишин и А. Ослунд) уже были советниками в Украине в 90-х гг., помогали проводить реформы. «Все эти общественные советы – это просто клуб любителей поговорить, – считает экономист Александр Охрименко. – Беда в том, что чаще всего эти советники либо вообще не знают наших проблем, либо знают их только по слухам. Если действительно нужны реальные советы, нужно такие экспертные советы формировать из украинских бизнесменов, которые знают нашу экономику на практике и знают все ее реальные проблемы. Только они могут подсказать правильные решения. А зарубежные советники были при Януковиче, Ющенко и даже при Кучме, но результаты их советов не видны. Нельзя жить чужим разумом, если своего нет» [1].

Печальный опыт привлечения иностранных советников к разработке государственной политики, который два десятилетия подряд использовался для разрушения Украины, новая власть не смогла отвергнуть.

Будучи главой Администрации Президента Украины (в период с 2014 по 2015 г.), Б.Ложкин выступил инициатором введения современных правил «корпоративного управления» для государственных компаний, которые тоже работают на рынке [6, с. 193]. Он считал идею о привлечении иностранцев в правительство и на руководящие должности в госкомпаниях – поводом для гордости, а не для оправданий. Он утверждает, что введенная им стратегия «инфицирования» украинского государства успешными менеджерами из-за границы помогла в создании антикоррупционных механизмов [6, с. 37]. К сожалению, последствия реализации этой инициативы полностью отрицают приведенные утверждения. Ни один из иностранцев в правительстве или в государственных кампаниях ничего хорошего не сделал для украинского общества, ни Абромявичюс, ни Квиташвили, ни Бальчун, ни другие.

Бывший городской голова Киева А. Омельченко и Р. Василишин в книге «Спасти государство» дали образную оценку деятельности одного из иностранных граждан на должности министра в правительстве Украины. Они процитировали удивительный по своей детской непосредственности перл литовского члена правительства Украины, который рассказал украинским гражданам о своих планах в должности министра экономики: «Я с первого дня объявил, что в идеале, когда я закончу свою каденцию, чтобы этого министерства уже не было. В принципе, двигаемся как раз по этому пути. Сейчас находимся в первой стадии» [13, с. 28].

Что означают эти слова иностранца-министра? Если до истечения каденции министр ставит целью ликвидировать министерство экономики, значит, и экономики Украины к этому времени не останется. Нечем будет руководить! Министр экономики Украины декларирует цель ликвидировать ее экономику. Ни парламент, который обязан представлять интересы народа Украины, ни глава государства, являющийся гарантом государственности, никак на это не реагируют. Структуры гражданского общества тоже на это никак не реагируют.

Авторы книги о спасении государства Украина с иронией отмечают, что если другие руководители последуют примеру иностранца-министра Абромявичуса, то общество станет на путь саморазрушения. «К счастью, большинство граждан Украины с логикой не дружат, а то они, проникшись новаторскими идеями министра экономики, уже бросились бы крушить каждый свое рабочее место. … На Украину действительно пришли сказочные времена. Если все пойдет и дальше так, как видится министру экономики, то каждый его коллега по Кабмину будет считать главной задачей роспуск своего министерства, вместе с работниками; каждый главврач будет заниматься ликвидацией своей больницы вместе с больными; а каждый директор департамента образования все свое педагогическое мастерство задействует для закрытия школ на подведомственной территории! Руководствуясь законами формальной логики, Президент Украины просто обязан все свои усилия направить на то, чтобы… ликвидировать собственное государство» [13, с. 28].

О результатах влияния корпоративного управления на экономику Украины свидетельствуют финансовые показатели их деятельности. В 2020 году девять из 15 крупнейших госпредприятий были убыточными. Общий размер их ущерба составил 72,4 млрд. грн. Наиболее убыточными были: «Укренерго» (27,5 млрд. грн.); «Нафтогаз» (19 млрд. грн.); «Укрзалізниця» (11,9 млрд. грн.); «Державна продовольчо-зернова корпорація» (5,9 млрд. грн.); «Енергоатом» (4,8 млрд. грн.); «Украерорух» (1.5 млрд. грн.); Международный аэропорт «Бориспіль» (1,5 млрд. грн.); «Аграрний фонд» (0,2 млрд. грн.); «Автомобільні дороги України» (0,1 млрд. грн.). Остальные шесть госпредприятий завершили 2020 год с доходами. Их общая прибыль составила 30,1 млрд. грн. [10].

В кадровой политике Украины обозначилась тенденция отказа от назначения профессионалов на должности, и занятие различных престижных должностей лицами, которые не являются профессионалами. Примером игнорирования требований законности, профессионализма и ответственности является назначение на должность Генерального прокурора Украины Ю. Луценка, который не работал в прокуратуре, не имел юридического образования, но был кумом тогдашнего Президента Украины П. Порошенка. Чтобы осуществить это назначение, Верховная Рада Украине даже изменения внесла в Закон Украины «О прокуратуре».

25 сентября 2020 года под Чугуевым потерпел авиакатастрофу самолет АН-26, в результате аварии погибли 20 курсантов и 6 членов экипажа. В ходе расследования причин аварии и гибели людей, которым занимались три государственные комиссии, был установлен факт нарушения норм полетов, но до конца причин аварии так и не разобрались. Комиссии не обратили внимания на тот факт, что начальником университета Военно-воздушных сил Украины имени И. Кожедуба является не военный летчик, а зенитчик. Это уважаемый человек, герой, отличившийся в АТО. Но вопрос о причинах трагедии: может ли человек, не являющийся военным летчиком, обеспечить надежную и безопасную подготовку военных летчиков? Управлять настоящей подготовкой военных летчиков, обеспечивающей не только формирование их практических навыков, но и безопасность, может только военный летчик, имеющий соответствующий профессиональный путь и опыт. Это должен быть летчик, лично налетавший несколько тысяч часов, освоивший 5-7 типов самолетов, имеющий опыт обучения пилотов, то есть имеющий необходимые качества для того, чтобы успешно и безопасно обучать военных летчиков. Именно такой подход, ставящий во главу угла профессионализм личности, был главным критерием в кадровой политике СССР по назначению на должности руководителей всех учебных заведений, а особенно военных. Получила ли научную, объективную и всестороннюю оценку специалистов трагедия АН-26?

Место падения Ан-26Ш, 25.09.2020

Общественности Украины о наличии такой оценки ничего не известно. Наличие такой оценки означало бы не только установление ее причин, но и предложение ряда мероприятий по недопущению таких аварий в будущем. Это означает, что научный подход в расследовании трагедии не реализован. Философский подход к оценке авиакатастрофы также никто не применял: никто не сравнивал теоретические модели подготовки военных летчиков в советский и постсоветский период. Сравнение этих моделей позволяет выявить, что для первой модели обязательными являются профессионализм и ответственность руководителей, а для второй эти признаки не являются обязательными. А ведь профессионализм курсантов невозможен без наличия профессионализма тех, кто их обучает.

Руководство Украины не в состоянии определить социальную цену катастрофы 25 сентября 2020 года. Украина тогда потеряла 20 военных летчиков, которые уже начали осваивать технику пилотирования, а через несколько лет они бы составили часть военно-воздушной элиты Украины. Именно к статусу элиты нужно относить военных летчиков. Не каждый может им стать, их подготовка требует огромных ресурсов, а значение для обороны страны можно адекватно оценить только в условиях войны.

Модель социального управления в постсоветской Украине в течение трех десятилетий проявила свою неэффективность, а в некоторых аспектах даже ущербность. В условиях военного положения недостатки этой модели удалось преодолеть развертыванием самоорганизации разных структур гражданского общества.

Вопреки разрушительным социальным последствиям, проявившимся в процессе трансформации украинского общества, государственная власть в Украине смогла организовать сопротивление российскому вторжению. Война кардинально изменила общество, обусловив народный характер процесса самоорганизации разных групп и слоев населения, вставших на защиту своей страны. Взаимодействие государственной власти и самоорганизации граждан Украины стало решающим фактором сохранения государственности. При наличии всесторонней помощи партнеров, Украина не только выстояла, но продолжает противостояние в войне, которая рано или поздно закончится установлением мира. Недостатки довоенной модели социального управления были преодолены благодаря развертыванию общественной самоорганизации (волонтерское движение, территориальные общины, отряды территориальной самообороны, патриотическое движение и другие общественные структуры, включая научные).

Внезапное вторжение российских войск в Украину на некоторое время парализовало деятельность предприятий, учреждений, организаций, которые оказались вблизи от линии фронта, где нависла реальная угроза гибели людей. Запорожский национальный университет (ЗНУ) уже в первые месяцы войны оказался в нескольких десятках километров от линии фронта, а город Запорожье в период войны постоянно подвергается обстрелам. Несмотря на сложившиеся обстоятельства (значительная часть студентов, преподавателей и сотрудников университета оказались за границей, в других областях, или на оккупированной части территории Украины), уже через месяц после начала войны, 28 марта 2022 г., по инициативе ректора ЗНУ Н. Фролова при полной поддержке трудового коллективе университет восстановил свою работу. Это стало возможным благодаря многолетним традициям взаимодействия, как органов управления, так и самоорганизации преподавателей и студентов. Все основные трудности военного положения удалось преодолеть. Совместными усилиями администрации и трудового коллектива удалось сохранить состав преподавателей и студентов, осуществить выпуски бакалавров и магистров, а главное, провести успешную вступительную кампанию 2022 года.

Максим Анатольевич Лепский

Развитие структур самоорганизации гражданского общества с началом войны резко ускорилось, но еще в довоенный период деятельностью многих ученых закладывался фундамент этого процесса. Приведу лишь один пример общественной работы ученого по подготовке к развертыванию процессов самоорганизации. Профессор кафедры социологии ЗНУ М. Лепский активно участвовал в реализации проектов Агентства регионального развития в Запорожской области (руководитель Ашурбеков А.А.) по обучению актива объединенных территориальных громад Запорожской области. Посеянные учеными знания о самоорганизации среди гражданского актива многих районов области дали прекрасные всходы гражданской самоорганизации не только в мирное время, но и в условиях войны.

После начала вооруженного конфликта на Донбассе неэффективность системы социального управления проявилась более выразительно. Но вместо научного подхода к ее решению руководством страны были введены правила «корпоративного управления» для государственных кампаний и практика назначения иностранцев на государственные должности. После российского вторжения в Украину недостатки довоенной модели социального управления были преодолены благодаря развертыванию общественной самоорганизации структур гражданского общества, развитие которых было подготовлено теоретической и практической деятельностью украинских ученых.

О влияния науки на формирование новой модели социального управления в условиях перехода от войны к миру.

Осмысление проблемы влияния науки на функционирование системы социального управления в условиях мирного и военного времени отражает две тенденции: разрушительную, которая в течение длительного времени доминировала в украинском обществе, и созидательную, которая мощно заявила о себе в условиях военного времени процессом развертывания самоорганизации структур гражданского общества.

Общественно-политические силы, которые уже формируются в ходе войны, должны понять, что в процессе перехода от войны к миру будет формироваться новая модель социального управления в Украине. Это объективная реальность и закономерный процесс. Этот процесс следует осмысливать, исследовать, прогнозировать и проектировать. Управление этим процессом означает придание ему определенного смысла, содержания и целенаправленного характера.

Анализ действующей модели социального управления в постсоветской Украине создает основания для обоснования основных черт послевоенной модели социального управления. Обеспечение эффективности новой модели социального управления должно основываться на таких принципах. Во-первых, система социального управления должна обязательно опираться на науку. Во-вторых, в данной системе нужно обеспечить сбалансированное взаимодействие между органами государственной власти и структурами самоорганизации гражданского общества. В-третьих, в новой модели социального управления оптимизация управленческих воздействий должна основываться на рефлексии прямых и обратных связей между управляющей с управляемой системами (быть социально адекватной, согласно концепции В. Буреги). В-четвертых, критерием эффективности системы социального управления должна стать ее способность сохранять целостность социальной системы и ее элементов, содействовать развитию системы, создавать условия ее безопасного функционирования. В-пятых, предоставление в этой системе доминирующего статуса именно тем научным институтам, которые осуществляют социальную диагностику, аналитику и прогнозирование явлений и процессов, порождающих угрозы, опасности, риски и вызовы социальной системе.

Выводы.

Анализ характера взаимосвязи науки и общества в контексте функционирования системы социального управления в постсоветской Украине дает основания для следующих выводов.

1. Система социального управления в постсоветской Украине не опиралась на науку и поэтому не обеспечивала национальные интересы, не способствовала развитию общества, а также оказалась не способной предотвратить разрушительные процессы в жизни общества.

2. Путь движение постсоветского украинского общества определялся не украинскими учеными, а курсом неолиберальных рыночных реформ по модели Вашингтонского консенсуса, на основе теоретической модели экономистов чикагской школы М. Фридмана и Ф. Хайека.

3. По воле правящего класса Украины, политическая экономия, как наука о происхождении богатства и основных процессах общественного воспроизводства, была «выкурена» из культурного пространства, вместо того, чтобы стать основой реформирования общества.

4. Изменения в национальной экономике постсоветской Украины привели к резкому сокращению ее промышленного, научно-технического, оборонного, образовательного, культурного и социального потенциала.

5. Результатом функционирования действующей модели социального управления стали деструктивные изменения в экономической системе, социальной структуре населения, структуре занятости населения, структуре распределения национального богатства, а также в техносфере.

6. Данные о деградации науки в постсоветском украинском обществе свидетельствуют о том, что наука в нем перестала быть главным фактором экономических, социальных, политических, технологических и культурных преобразований.

7. После российского вторжения в Украину недостатки довоенной модели социального управления были преодолены благодаря развертыванию общественной самоорганизации структур гражданского общества, развитие которых было подготовлено теоретической и практической деятельностью украинских ученых.

8. Исследование проблемы влияния науки на функционирование системы социального управления в условиях мирного и военного времени отражает две тенденции: разрушительную, которая в течение длительного времени доминировала в украинском обществе, и созидательную, которая мощно заявила о себе в условиях военного времени развертыванием самоорганизации структур гражданского общества.

Владимир Алексеевич Скворец, доктор философских наук, заведующий кафедрой социологии ЗНУ. Академик Европейской академии наук Украины. Автор 150 научных публикаций.

Литература:

1. Гаценко А., Мичковская Н. Зачем Порошенко окружает себя иностранными совітниками. Комсомольская правда в Украине.

2. Гош О. Довгострокові векселі Майдану. Віче. 2005. № 3. С. 71.

3. Гош О. Історична місія політичної економії в Україні. Економіка України. 2004. № 2 (507). С. 52.

4. Дубровський М., Андрущенко А. Система і трансформації: програмне забезпечення розвитку сучасного профспілкового руху в Україні. Профспілки України. 2002. № 5. С. 25.

5. Кіндзерський Ю.В. Деіндустріалізація та її детермінанти у світі та в Україні. Економіка України. 2017. № 11(672). С. 66.

6. Ложкін Б. Є. Четверта республіка: Чому Європі потрібна Україна, а Україні – Європа / Б. Ложкін; за участю В. Федоріна. 2-ге вид. Харків: Фоліо, 2016. С. 193-194.

7. Малицкий Б.А. Научно-технологическое прогнозирование как ответ на вызовы времени. Наука та наукознавство. 2006. № 3. С. 14-16.

8. Марочко В.І. Голодомор 1932-1933 років в УСРР. Енциклопедія історії України: Т. 2: Г-Д / Редкол.: В.А. Смолій (голова) та ін. НАН України. Інститут історії України. Київ : Вид-во «Наукова думка», 2004. 688 с.

9. Муковський І.Т. Втрати людські України в другій вітчизняній війні 1941-1945 рр. Енциклопедія історії України: Т. 1: А-В / Редкол.: В.А. Смолій (голова) та ін. НАН України. Інститут історії України. Київ : Вид-во «Наукова думка», 2003. 688 с.

10. Найбільші держпідприємства – 42 млрд. у 2020, перше застосування «антиколомойського закону»: підсумки тижня для держпідприємств. Економічна правда. субота, 5 червня 2021.

11. НАН України ліквідував Інститут світової економіки. Тиждень.

12. Національний суверенітет України в умовах глобалізації: Національна доповідь. Київ : Парламентське вид-во, 2011. С. 19.

13. Омельченко О., Василишин Р. Врятувати державу. Київ : Самміт-Книга, 2015. 376 с.

14. Павловський М. Стійкість економічної системи. Від риторики до дії. Віче. 2001. № 3 (108). С. 18.

15. Павловський М.А. Стратегія розвитку суспільства: Україна і світ (економіка, політологія, соціологія). Київ : Техніка, 2001. 312 с.

16. Скворець В.О. Трансформація соціоісторичного організму України: аналітика соціальних процесів : монографія. Запоріжжя: Запорізький національний університет, 2019. 520 с.

17. Трамп – у американцев и без него проблемы! Автономия Европы, Китай и большая игра! Ермолаев.

18. Україна 2030: Доктрина збалансованого розвитку. Видання друге. Львів: Кальварія, 2017. 164 с.

19. Українське суспільство в умовах війни. 2022: Колективна монографія / С. Дембіцький, О. Злобіна, Н. Костенко та ін.; за ред. член.-кор. НАН України, д. філос. н. Є. Головахи, д. соц. н. С. Макеєва. Київ : Інститут соціології НАН України, 2022. 410 с.

20. Черняк В.К. Посткризова економіка: капіталізм з «людським обличчям». Економічний часопис – ХХІ. 2010. № 1-2. С. 17.

21. Чисельність населення України в 1993 р.

22. Чисельність населення (за оцінкою) на 1 вересня 2018 року та середня чисельність у січні-серпні 2018 року. 23. Шнипко О. Інноваційний дефолт України: економіко-технологічний контекст. Монографія. Київ: Ґенеза, 2009. 248 с.

24. Шульга Н.А. Дрейф на обочину: Двадцать лет общественных изменений в Украине. Київ: ТОВ «Друкарня «Бізнесполіграф», 2011. 448 с.

25. Юрій Е.О., Лютік О.М. Розвиток науки як фактор економічного росту України. Науковий вісник Буковинського державного фінансово-економічного університету: збірник наукових праць. Серія: Економічні науки. 2012. Вип. 2.

_____________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

2 комментария “Наука и общество в Украине: в условиях войны и мира”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше