Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных.

Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 1

Жизнь на обочине или самодостаточная реальность?

Данная тема сама по себе комплексная, глобальная и крайне актуальная в настоящее время. Количество детей, которые рождаются с диагнозом РАС («расстройства аутистического спектра»), растёт в геометрической прогрессии. Сегодня существует множество мнений о том, что такое аутизм, вплоть до сверхъестественной теории, и подходов к его лечению.  Именно лечению, потому что в Европе до сих пор считают, что это болезнь. При этом сегодня никто досконально не знает, ни каким образом возникает аутизм, ни каково устройство этого феномена, ни что делать с людьми, которым поставлен диагноз «аутизм».

Забегая наперед, сообщим, что на сегодняшний день сделан огромный прорыв в комплексном понимании этого явления, причин возникновения, а главное, что с этим делать. 

  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 2
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 3
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 4
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 5
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 6

Украинскими учеными в НИИ Памяти и НИИ «Международное судьбоаналитическое сообщество» под руководством кандидата психологических наук, академика УАН Олега Мальцева начато глобальное исследование в области клинической психологии.  Исследование, стоит заметить, движется семимильными шагами и имеет сугубо прикладной характер.  Целью является  комплексное описание механизма возникновения аутизма и конструирование технологии работы с этим явлением. Остов технологии уже выведен, доказан, проведены экспериментальные проверки. Также будет написана двухтомная монография, первая часть которой будет содержать объяснение явления, а вторая – технологию, как этим управлять. Что важно, как отмечают в НИИ: конструируемая терапия самодостаточна,  без вмешательства докторов, родители смогут использовать её самостоятельно

Людям посторонним жалко аутистов. Их как будто не позвали на праздник жизни. Они как будто что-то важное пропускают. Все заняты чем-то общим, жизнь бурлит – а их исключили, как минимум за странное выражение лица.

Родителям аутистов жалко себя. Их можно понять: радужные ожидания родителей разбиваются о стену отрешённого детского молчания или, наоборот, резкого переключения в истерику. Они создают в Фейсбуке коллективный разум в попытке обмануть ребёнка, чтобы заставить его выполнять требуемое, обмениваются приёмчиками «дрессировки», как они сами это называют. 

Учёные не знают, чем помочь родителям. В 40-х годах по проблематике аутизма вышло две работы – «Аутистические расстройства эмоционального контакта» Лео Каннера и «Аутистическая психопатия в детстве» Ганса Аспергера, — и с тех пор особых подвижек в научном познании аутизма не состоялось. 

Что думает обо всём этом сам аутист, неизвестно. Его сознание не пригодно для того, чтобы описывать себя понятным этому миру языком. 

Именно поиском языка и среды, которая позволяла бы адекватно описать проблему аутизма и создать эффективную методику терапии, и занялся учёный Олег Мальцев. «Применение медицины в качестве среды для разрешения проблемы аутизма приводит в тупик», — убедился он. Искать пути решения без точного описания проблемы и понимания её причин, без «проникновения в логику аутиста», считает Олег Викторович, попросту недальновидно. Как и пытаться навязывать аутисту свою логику «дрессурой».

В ходе предварительных исследований, основанных на доктрине памяти академика Г.С. Попова, профессор Мальцев сделал вывод, что аутизм – это не заболевание и не расстройство, это просто другая форма отношений человека с миром. 

Лишь в 1982 году аутизм отделили от ранних стадий шизофрении, а значит, медикаментозное лечение перестало быть обязательным. Хорошо этот перелом показан в художественном фильме «Темпл Грандин», рекомендуем к просмотру.

На сегодня существует 12 формулировок, чем же является аутизм. Весь набор симптомов собирается в медицинскую категорию «Расстройства аутистического спектра» (РАС). Причины их появлений наука трактует по-разному: от проблем с развитием гипофиза до последствий вакцинации. С каждым годом детей-аутистов рождается всё больше (на сегодня это каждый 80-й ребёнок), причём, согласно статистике, аутичные мальчики рождаются в четыре раза чаще, чем девочки. Существует даже Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма – 2 апреля. Однако до сих пор всё ещё никому не было известно, через какие механизмы нужно стать полноценными членами общества.

Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 7

Диагностируют РАС в возрасте от полутора до трёх лет. Ставится этот диагноз при наличии следующих трёх составляющих в поведении ребёнка.

Во-первых, он демонстрирует полнейшее отсутствие необходимости организовывать социальные взаимодействия(родители описывают, что ребёнок смотрит как бы «сквозь» них, не реагирует, даже не сигнализирует поменять пеленки, не стремится к обратной связи, не интересуется и не вступает в контакт с другими детьми). Во-вторых, у него напрочь отсутствует аффективная, то есть эмоционально окрашенная привязанностьк родителям (впоследствии они плохо распознают эмоции). В-третьих, наличествует такой шаблон поведения, как стремление что-либо упорядочивать– благодаря чему хорошо социализированные аутисты становятся отличными программистами или тестировщиками, бухгалтерами, инженерами, для которых ценен навык выделять детали и находить неверные части картинок. 

Американский и европейский подходы пытаются лечить аутизм. В Европе это до сих пор заболевание, в Америке считается расстройством восприятия. Там считают, что если откорректировать поведение ребёнка в детстве, позволить ему прийти в некую договорённость с правилами общества, тогда человек сможет со временем, через пять-десять лет, стать более-менее обычным. Подход изоляции, показанный в фильме «Человек дождя» 1988 года, сделавшем аутизм знаменитым, безнадёжно устарел.

Но «дрессура» американского подхода не имеет ничего общего с наукой в высшем понимании этого слова. Устройством аутизма как таковым никто, до сенсационного открытия украинских учёных, не занимался.

Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 8
Отец американской детской психиатрии Лео Каннер, он же Хаскель-Лейб, родившийся в 1894 г. в городке на границе Западной Украины и Венгрии. 

Понять феномен аутизма Олегу Мальцеву помогла научная экспедиция 2018 года в Кейптаун (ЮАР), где он исследовал местную криминальную субкультуру. 

«Выбрав «слепой подход» к изучению аутизма – то есть когда мы просто смотрим на явление и задаемся вопросом, есть ли такая среда, которая поможет нам понять, проникнуть в суть этого явления, – мы с исследовательской группой, проведя огромное количество интервью, пришли к выводу, что такое же поведение мы наблюдаем в чётко устоявшейся среде, и это среда африканская», — рассказал он. Африка – это то место на земле, где человек с наличием всех диагностических параметров аутизма не будет ненормальной личностью, поскольку там это норма поведения, объяснил Олег Викторович: «Как только появилось понимание той среды, сразу возникли параметры, и мы их сравнили с диагностическими параметрами аутизма, и удивлению не было предела, потому что параметры дублировали друг друга».

Африканскую культуру учёный Мальцев знает не понаслышке. Он занимается глубоким изучением и исследованием африканской криминальной субкультуры уже более 7 лет, проведена не одна научная экспедиция в Кейптаун, то есть погружение в среду, без чего качественное исследование попросту невозможно. Общение с членами банд, с учеными-коллегами из Оксфорда и с руководителями реабилитацоинных центров для выходцев из тюрем и банд.

  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 9
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 10

После кейптаунской экспедиции из-под пера Олега Мальцева вышло три книги: «Чёрная логика», «Чёрная смерть» и «54». Досконально изучая южноафриканскую криминальную традицию, Олег Викторович обратился к практике реабилитационных центров в Кейптауне, в которых работают с бывшими членами банд и за 6-8 месяцев успешно достигают весомых результатов. Кроме того, есть немало исторических примеров, когда африканцы становились офицерами испанской армии и даже епископами.

  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 11
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 12
  • Аутизм как форма отношений с миром. Научный прорыв украинских учёных. 13

Исследовательская группа Олега Мальцева поделилась с «Гранитом науки» некоторыми особенностями, которые они выделили в африканской среде – представление о них значительно поможет родителям аутистов понимать своих детей, а не пугаться их как чего-то чуждого, инородного.

Начнём с того, что люди в Африке крайне самостоятельны. Согласно европейской логике, ребёнком надо заиматься, учить его. А в Африке никто обучением, воспитанием вообще не занимается, там все образовательные учреждения – европейские либо американские. Учатся африканские дети в действии. Но заставлятьчто-либо делать их бессмысленно, единственное решение – это воспламенять интерес, возбуждать моторику. Есть импульс – действую, нет – не действую, демонстрирую категорическое нежелание.

Далее. Африканская среда странно геометрическая, её ещё называют «сырой». Это как набор кубиков, играя в которые, каждый раз вы собираете что-то новое. Дети с РАС могут часами сидеть собирать-разбирать, выстраивать цепи. При этом каждый раз из «сырого» набора человек собирает собственную систему, не похожую на предыдущую. На примере боевой африканской традиции – это фактическое отсутствие устоявшихся технических приёмов хвата оружия. Каждый раз разобранная система ребёнком собирается по-новому. У аутиста умопомрачительное количество способов использовать вещи по-разному и ввиду этого находить разные решения.

 «Сырость» и формирует такие параметры, как неожиданность инепредсказуемость.

Европейцу всё, что не структурировано, в чём нет логики «по полочкам» — всё странно, а всё что странно – плохо, потому что неожиданно, то есть неясно, что оно принесёт в следующий раз. Он выпихивает системы со спонтанной сборки за пределы своей реальности, и так возникает «аутизм». 

Неадекватность поведения – в Кейптауне, Йоханнесбурге это залог выживания. Человек ведёт себя не так, как мы привыкли. Кто адекватен, того сожрут. Нормальный человек, идя по улице и заприметив чужую банду, моментально может сыграть юродивого, выпучить глаза, волочить ногу, плеваться слюной – «не суйся ко мне, я сам от себя не знаю, чего ждать в следующий момент»! Странный взгляд, изгиб плечей – вот Африка! Это обязательная составляющая их модели поведения, это то, почему они живы. И всё это есть в многогранной симптоматике аутизма. 

Причём переключение у этих людей необыкновенно резкое, мгновенное. И это обязательный критерий отношений со сложной дикой средой, иначе ты просто не выживешь. Важно не допустить схватку, быстро организовав себе преимущество. Биться в лоб терминально опасно, поэтому у африканцев тяга к заранее обеспеченному преимуществу. 

Кстати, что касается «чужих». У африканца есть «мы» – а есть все остальные, кого можно грабить. Аналогична парадигма восприятия аутиста: «мы» VS«они». Они – это весь остальной мир, который что-то требует, просит, побуждает.

Кейптаунская криминальная система обратила на себя внимание Олега Мальцева также другой своей особенностью: в ней напрочь отсутствует оборона. «Отсутствует само понятие, что надо защищаться, обороняться, прятаться, пугаться,— говорит он. — Представьте себе крокодила, который вылез из воды и отрешённо надвигается на вас: он собирается от чего-то защищаться?»

Африканская форма постоянно заставляет что-то выдумывать. Аутист ползает, прыгает – нам кажется, что это нерационально, но это один из методов познания среды. Начинает применять вещи не по назначению, может себя ими бить (заниженный, как у животных, болевой порог!), проверять лбом, тазом, плечом не крепость стол, стену. Ребёнку-аутисту интересно, что ему больно и насколько. А если ему интересно, если «воспламенение» состоялось, то его за уши не оторвешь от занятия! Там нет понятий обороны и обиды, взял попробовал на себе – ну что такого? Понятие, что хорошо и что плохо, удовольствие и не удовольствие – с европейской точки зрения у него крайне извращённое.

«Если пытаться своей привычной логикой пользоваться и ею что-то диагностировать, то ничего не получится. Понять логику аутиста и применять её – это требует желания, терпения, навыка, но даёт результат»,— заключает академик.

Отец одного из детей-аутистов, которые принимают участие в исследовании и который, можно сказать, инспирировал его, обратившись на правах старого друга к Олегу Мальцеву со своей проблемой, поделился с «Гранитом» своими инсайтами: «Вы представляете, я, наконец, начал ПОНИМАТЬ своего ребёнка!! Что интересно – когда Олег Викторович только выдвинул свою гипотезу про Африку, меня осенило, что ведь у сына даже предпочтения в еде африканские: ему не нравится обычная украинская еда, зато очень любит бананы и кокосовое молоко… Я уже применяю некоторые результаты исследования в общении с сыном, начало получаеться управлять его спонтанными переключениями – и, должен сказать, просто за голову хватаюсь, каким раньше был слепым! Насколько беспомощным чувствовал себя без этой оптики взгляда на явление, которую открыли наши учёные. Могу только позавидовать тем родителям аутистов, которые с самого начала взаимодействия с ними смогут не относиться более к своим детям как к какой-то кошмарной проблеме». 

Таким образом, среда для исследования аутизма на сегодня найдена и доказана в полном объёме. Она прошла тройную парадигму проверки, в подробности которой мы здесь вдаваться не будем, но, как подчёркивает член-корреспондент УАН, научный ассистент Олега Мальцева, участник исследовательской группы Ирина Игоревна Лопатюк, «движение с трёх точек просмотра очень качественное, позволяет уйти в сторону от предубеждений и ошибок».

В настоящее время команда учёных под руководством Олега Мальцева, используя, помимо теории памяти Г.С.Попова, метод судьбопсихологии Липота Сонди, завершила разработку остова терапии аутизма и уже очень скоро, с выходом двухтомной монографии, начнёт делиться результатами своей, такой необходимой многим семьям,  научной работы.

На официальном сайте Мальцева О.В. можно  ознакомиться с материалами НИИ 

Также создана закрытая группа в Фейсбуке, где выкладываются некоторые материалы хода исследования. 

Добавить комментарий