Коронавирус 2019 nCoV как повод вернуть эпидемиологов в Украине

Извините, что мы заявили об умеренном риске пандемии вместо высокого, сказал директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Адхан Гебреисус, вернувшись 29 января из Китая. Уже болеют Европа и Америка. Ведущий врач-инфекционист Украины Ольга Голубовская допускает, что вирус может передаваться даже через предметы, в частности, через посылки AliExpress. Паника растёт. «Гранит науки» благодарен кандидату медицинских наук, инфекционисту Юрию Жигареву за то, что он, сохраняя спокойствие, подготовил для нас рациональную статью о том, как обстоят дела с коронавирусом на самом деле.  

Автор: Юрий Жигарев, кандидат медицинских наук, врач-инфекционист, преподаватель Киево-Могилянской академии и Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

Фото: страница в фэйсбук Юрия Жигарева

На самом деле, это не такая страшная инфекция. Умирает всего 4% максимум. Проявления у коронавируса 2019 nCoV, как у обычной респираторной инфекции: почихал, покашлял, температура поднялась. Почему такая паника, я объясню. Никто не знает, чего ожидать от этого вируса, как он может меняться и к чему приведёт. А по сути, это не многим хуже того же «свиного гриппа» 2009 года, даже по смертности. Большинство людей переносят его на ногах, они даже не знают, что у них был вирус. Мне обещали дать контакты украинца, который уже переболел китайским коронавирусом, говорят, два раза чихнул, три раза кашлянул, и всё. У большинства это так. У 20-30% это может быть тяжёлое течение, когда человека положили в больницу. А умирает всего лишь 3-4 человека из сотни. Особенность в том, что если начинается пневмония, то развивается она крайне быстро: не неделя-две, а один-два дня до летального исхода. 

На цифры, которые фигурируют в СМИ, вообще сейчас смотреть не стоит. Они меняются так резко, что я не могу понять, то ли вирус распространяется так быстро, то ли китайцы сливают информацию, после того как уже в США зафиксировали случаи заболевания. Они ведь могли информацию скрывать, это специфическая страна, поэтому все цифры от них очень условны. 

Что касается Украины. Проблема в том, что мы абсолютно не готовы справляться с ситуацией, если коронавирус проникнет в страну. Нету ни костюмов защиты для медиков, ни оборудования в больницах, чтобы помочь массово пациентам с пневмонией и дыхательной недостаточностью. Специфической противовирусной терапии нет, так что лечение таких больных только симптоматическое. Всё это фейки, что нашли препарат против китайского коронавируса, не вздумайте ничего покупать в интернете, оно не работает. Только симптоматическая терапия, контролируем температуру. Важно обеспечить возможность пациентам дышать, и здесь поможет только аппарат ЕСМО (Extracorporeal membrane oxygenation), который необходимо закупать по 5 млн гривен. Сумма немалая, но для госбюджета реальная. Этих аппаратов на всю Украину всего 14 штук, но в рабочем ли они состоянии, неизвестно. В Харькове есть один ЕСМО на весь город, но там нет то ли запчастей, то ли расходников – он несколько лет просто стоит. То есть в Минздраве он числится, если прийти туда и спросить, «сколько в стране нужных аппаратов». А когда придёте на место, то реально его или нет, или он не работает, или разобран зачем-то на части.

Придёт ли вирус в Украину, это вопрос времени. Люди летают, границы мы не закроем, из Китая эта зараза расползлась практически везде: уже и в Европе, в Америке, и в Азии – разве что в Африке пока только нет . Даже если мы закроем с Китаем сообщение, любой человек может перелететь сюда транзитом через какую-нибудь Францию и привезти этот вирус в Украину. Если он будет распространяться с такой же динамикой, как сейчас, и будут новые очаги в новых странах, то я прогнозирую, что это просто вопрос времени: через неделю или через месяц.

Именно поэтому меня крайне тревожит, когда министр здравоохранения Зоряна Скалецкая (напомню, она не медик, а юрист) и её первый зам Виктор Ляшко (который тоже с пациентами никогда не работал) красиво сидят за одним столом с Президентом на совещании и докладывают ему: мол, у нас всё есть, наши врачи могут лечить этот вирус (то есть если вирус заболеет, то его полечат, что ли?), так что не волнуйтесь, всё хорошо. «Технологии, которые помогли вылечить людей в Китае, применяются и в Украине. Наши инфекционисты знают о них и готовы ими воспользоваться. При помощи таких же технологий они лечат гриппоподобные заболевания», — вот что сказал Ляшко. Гениально. 

У нас на сегодня даже отсутствует чёткий алгоритм действий для врачей, что делать в случае, если обратился больной с коронавирусом. Почему такая настороженность: если к любому семейному врачу придет пациент с симптомами ОРЗ и он его не догадается спросить, был ли человек в Китае или общался с китайцами, то просто выпишет лекарства и отправит домой лечиться. В 2009 году, когда был «свиной грипп», в каждом отделении был локальный приказ Департамента, где было чётко написано: если пациент с подозрением на эту инфекцию, то его нужно везти его туда-то, подать экстренное извещение туда-то. Надеть такое-то средство защиты, диагностировать тем-то, лечить тем-то и делать то-то. И у каждого завотделения это было на столе, и все знали, в случае чего, что делать. Сейчас этого ничего нет. МОЗ издал с недельным опозданием приказ – но мы посмотрели, что это просто Гугл-переводчиком переведены с сайта ВОЗ рекомендации, со всякими приколами робота-переводчика типа «не посещать живые рынки» — это невольничьи, что ли? – и прочее. И при этом они говорят: ну, пусть врачи заходят на сайт, читают приказ. Ну действительно, вы за 24-е января вывесили 10 приказов, он должен выискивать среди них, каждый день, нужный? Я спрашиваю: врачу больше заняться нечем, когда у тебя 10 «скорых» стоит на приёмнике? В общем, сейчас так. Врачи в одной реальности живут, а МОЗ – он в какой-то параллельной. Поэтому продуктивных коммуникаций нет.

Что я буду делать, если ко мне попадёт такой пациент? Первое – я самоизолируюсь с ним в кабинете. Закрою все двери, окна, выключу вентиляцию, выключу кондиционер. И не пускаю в кабинет никого, будь это хоть директор клиники, хоть сам Зеленский. Дальше я информирую свое руководство. Я при этом уже сижу в респираторе. Наша клиника, она частная, уже их закупила. Это анекдот: мы перехватили партию респираторов, которые должно было закупить посольство Китая. 

Китайские медики – вы видели на фотографиях – ходят, как космонавты в скафандрах, в костюмах биозащиты и респираторах со специальным классом защиты, которые не пропускают частицы определенного размера, и в очках, потому что не исключено, что вирус может проникать через слизистую глаз. А у нас респираторов тоже на всю страну с десяток комплектов, которые остались ещё с 2009 года, когда из государство закупило, когда был «свиной грипп». Совсем не в каждой больнице в каждом отделении остались такие спецсредства. Глупо надеяться, что спасает от заражения обычная медицинская маска: НЕТ, не спасает, это просто что-то нацепить на нос для самоуспокоения. Она поможет в какой-то степени, только если вы наденете её на больного. Маска и респиратор работают абсолютно по-разному: маска не даёт выдохнуть, она нужна больным, чтобы не заражать других, не распространять далеко инфекцию, она задерживает её возле вашего лица.  А респиратор фильтрует тот воздух, который мы вдыхаем. Если это правильный респиратор, он защищает.  

Дальше я очень подробно расспрашиваю этого пациента – это называется эпидемиологический анамнез – где, как, когда он мог заразиться. Где он был, где летал, с кем контактировал, с кем он живёт и с кем находился в близких контактах за последние 14 дней – это инкубационный период вируса. Дальше я выясняю данные всех этих людей, где они живут, потому что их нужно всех выявить, обзвонить, пригласить и установить за ними наблюдение. Если кто-то из них заболеет в ближайшее время, значит, его сразу хватают и везут в инфекционку уже без лишних разговоров. 

Это минимум. А чтобы пациент не умер – это уже другая история. Жестокий момент в том, что если я потеряю одного пациента, это для врача плохо, это всегда плохо (хотя и говорят, что у каждого врача есть своё маленькое кладбище), всё равно ты это всегда через себя пропускаешь. Но намного страшнее, если я выпущу эту инфекцию и потом уже умрёт не один человек, а 100 и 1000, как сейчас в Китае. Почему мэр Уханя извиняется и подаёт сейчас в отставку? Потому что он считает себя виноватым в том, что не смогли локализовать у себя эту вспышку. Поэтому я должен, как инфекционист, прежде всего обезопасить других людей. 

Если я уже все эти мероприятия провел, уже спокоен, что там всё под контролем – тогда я уже начинаю думать об этом пациенте. Смотрю, в каком он состоянии. Если у него есть дыхательная недостаточность, значит, мы его сразу госпитализируем в реанимацию, где есть аппаратура, с помощью которой его можно перевести на искусственную вентиляцию лёгких, и там он под наблюдением. 

Очень советую посмотреть всем фильм «Заражение» (Contagion) 2011 года режиссёра Стивена Содерберга. Там смоделирована такая же ситуация, которая происходит сейчас: в Китае начинается вирус, он заносится в США, начинается эпидемия.  В фильме красиво, в документальной манере показано, как работает американская государственная структура CDC: Centre of Decease Control, то есть Центр по контролю над заболеваниями. Приезжает офицер из этого центра, вызывает к себе мэра города и говорит: так, это закрыть, здесь мы делаем госпиталь, по этим людям мне нужна вся информация. То есть при всей их демократии и свободе, они понимают, что действовать надо жёстко, иначе можно пропустить. У нас такого нет.

В 2015 году постановлением Кабмина преступно, я считаю, ликвидировали Санитарно-эпидемиологическую службу Украины. Преступно, потому что не сделали ничего взамен, не реорганизовали, не трансформировали. Хорошо, СЭС была старая, советская, прогнившая и так далее – но сделайте что-нибудь вроде американской CDC тогда взамен! Теоретически полномочия СЭС разделили между ЦГЗ («Центром громадського здоров’я») и Держпродспоживслужбой, но там вообще медиков нет, там ветеринары. А ЦГЗ это виртуальная структура, у них есть сайт, где они выставляют свои рекомендации. Есть у них одна лаборатория, ну от силы полторы. Но у них нет штата эпидемиологов, которые были бы в каждом городе и могли заниматься контролем ситуации. Деньги они получают, сайтик у них красивый, якобы структура есть – а полномочий и возможностей у них нет. Вот и получается, что на месте санстанции возник вакуум. 

Мы почему сейчас поднимаем эту ситуацию – потому что это очень хорошее время достучаться до людей, которые принимают решения. Ладно, Бог с ним, с коронавирусом, я думаю, ничего страшного не будет. Пройдёт, как свиной грипп. Но что, если завтра нам из Африки привезут лихорадку Эболы? Это совсем другое дело, тогда уж мы будем совсем бедные. Там 50% людей умирает сразу, а остальные 50 живут ни долго, ни счастливо. Эбола – очень серьёзная инфекция, а системы противодействия этим инфекциям у нас сейчас в Украине практически нет, она разрушена. 

Ликвидация Санэпидслужбы была связана с якобы её неэффективностью и коррупционностью. Как будто санитарные врачи только ходили брали взятки, поборы и кошмарили бизнес. На что я обычно говорю: вы забываете, что в любой санстанции, кроме этих взяточников, были ещё эпидемиологи, которые знали, что делать, если вот такая ситуация, как сейчас с этим коронавирусом. Которые приходили, проводили расследование вспышек, выявляли контактных людей – эпидемиологи этим занимались, а не инфекционисты и не семейные врачи. А сейчас кого уволили, кого заставили переквалифицироваться на другие специальности, кто вообще из медицины ушёл… Вот и осталось сейчас, например, в Николаеве два с половиной эпидемиолога, потому что реально два, а занимают 2,5 ставки. А раньше эпидемиологи были в каждой районной санстанции. Сколько в Киеве районов, столько было и врачей, а то и по два, и по три, и по четыре.

Сейчас специалистов физически нет. Кто-то уехал из страны. Если даже остался, но человек уже потратил время, чтобы переквалифицироваться, например, на семейного врача, он не пойдёт обратно переквалифицироваться на эпидемиолога. А кто-то вообще из медицины ушёл, машины продаёт, крыши красит и так далее. Ну и всё – мы их потеряли, а подготовить нового эпидемиолога это 8 лет: 6 лет медуниверситета и 2 года интернатуры. То есть раньше, чем через 8 лет, новых у нас не будет. Нужно хотя бы СРОЧНО необходимо организовать курсы для семейных врачей по инфекционному контролю и биобезопасности. После преступной ликвидации СЭС многие из её функций возложено именно на них.

Моё конструктивное предложение – это создать структуру по типу американской. Они занимаются всем: контролем вакцинации, контролем инфекций, превенцией любых заболеваний, мониторят пищевые отравления. В Советском Союзе подготовка врачей была очень дешёвая, поэтому мы могли позволить себе выпускать просто тысячи врачей каждый год и посадить по 10 штук в каждую санстанцию. А в Америке подготовка врача очень дорогая, поэтому они пошли по пути интенсификации: у них может быть один специалист, но он просто космос, спец во всём: он и эпидемиолог, и знает и биостатистику, и много других всяких методов, и математику, и информатику – закрывает много областей. Поэтому мы можем пойти сейчас по такому пути: подготовить супер-специалистов из самых талантливых врачей, которые ещё остались, в конце концов, отправить их на стажировки или привезти сюда кого-то. Сейчас все эти стажировки точечно происходят, нет государственной политики. Если б кто-то набрался смелости наверху и сказал: ребята, нам сейчас нужно срочно делать такую вот систему, давайте выделим деньги и ресурсы, и нам нужны такие полномочия, так чтоб буквально за несколько месяцев оно начало работать. Я уверен, Президент бы изыскал возможности. А когда к нему приходят и говорят, что у нас «все добре».

Главное при любой ситуации – не бояться: страх это стресс, а стресс снижает иммунитет, то есть ваши защитные силы. Но для того, чтобы не бояться, нужно быть к ситуации ПОДГОТОВЛЕННЫМ.

__________________________
Читайте нас в телеграм 
https://t.me/granitnauky


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше