Как стать ученым?

А кто такой учёный? Вроде бы несложно, скажете Вы — это человек, который совершил открытие или внёс ощутимый вклад в науку, допустим, придумал особую методологию или подход, дал классификацию и т.д.. А преподаватели в вузах — учёные?  А их ученики? А самородки без образования? Чтобы разобраться в этом, мы обратились к «Ученому года – 2020». Вашему вниманию его взгляд на этот вопрос. 

Готовящиеся встать на тернистый путь науки непременно выслушают, почему им стоит трижды подумать, прежде чем сделать этот выбор.

Начну я, пожалуй, с небольшого предисловия. Многие люди связывают свою жизнь с наукой, не понимая в этом ровным счетом ничего. Следует разобраться с некоторыми моментами, которые большинству в Украине не понятны. 

Порой мне кажется, что люди принимают решение стать ученым так: проснулся утром, и его воспаленное сознание решило за него, что он станет ученым. Как в песне Розенбаума «Дагомыс»: узнав об этом, папа страшно возбудил свой бедный мозг и начал дело о разводе. 

Но это утопия, которая в Украине большинству не понятна. Что я имею ввиду?  Когда вы решили стать ученым, вам следует отдавать себе отчет, что это просто название, а вы себе придумали, что вы будете ученым, эдаким умником. Я не знаю, насколько в этом отдают себе отчет в России, Белоруссии, но в Украине я не встретил за все время ни одного человека, который это понимает. 

Когда Вы вдруг утром решите, что вы хотите стать ученым, то первый вопрос, который нужно себе задать, а хотите ли вы так жить? Что это значит? Среднестатистический профессор в Украине получает около 8 тыс. гривен, а особенные 14 с какими-то там надбавками, в то время как ужин в приличном столичном ресторане обходится в 8 тыс. гривен.

Но Вы ведь видите два типа ученых: таких как, например, Массимо Интровинье, которые ужинают в Нью-Йорке в манхэттенском ресторане «Delmonico’s», и стоит  ужин 1 тыс. долларов, и нашего профессора, который получает 8 тыс. гривен в месяц. И оба они профессора. Так в чем разница между ними? Попытаемся разобраться.

Ма́ссимо Интро́винье — итальянский социолог религии и юрист, директор и сооснователь Центра изучения новых религий, исполнительный секретарь Пьедмонтской ассоциации социологии религии, бывший представитель председателя ОБСЕ по борьбе с расизмом, ксенофобией и дискриминацией христиан и представителей других религий

Я часто встречаю людей, и это касается не только ученых, но и, например, журналистов, которые говорят «я профессионал своего дела», «я умный», «я классный», но на Западе платят огромные гонорары, а у нас копейки, и из-за этого вся социальная несправедливость. Это дурь, которую не видывал свет.  Кто-то скажет, Олег Викторович, право вам, есть же и обеспеченные ученые, посмотрите, например, на ректора киевского университета … Да, отвечаю я, но эта обеспеченность за счет статуса власти, а не за счет науки, к тому же ректор – один. Стремиться стать ректором университета – это стремиться получить государственную должность. С таким же успехом вы можете быть народным депутатом. Это ваше личное дело. Государственная должность к науке не имеет никакого отношения. Я к тому, что и на Западе, и в Украине есть обеспеченные ученые. Да, господа, существуют разные ученые.

И, первое, что Вам следует для себя серьезно уяснить: если вы выбрали профессию «ученый», как образ жизни и деятельности, то ВАМ нужно позаботиться каким-то образом о том, чтобы вы достойно жили. Какой смысл становится ученым, чтобы влачить нищенское существование и клянчить деньги? И это первое.  

Второе. Чем «ученый» отличается от «не ученого»? Посмотрим на этот вопрос сквозь лупу. Поделим его на две части: на мнимую и фактическую. 

Если человека, называющего себя ученым, начнут рассматривать под лупой, то первый вопрос, который ему будет задан:

Где научная деятельность?

 — Я занимаюсь.

Не видим мы, что вы занимаетесь. 

Но я занимаюсь, это творческий процесс.

Что я хочу сказать. По сути, Вас кто-то должен ученым назвать, а для этого нужен научный руководитель. Да, наступит момент, когда вы перестанете нуждаться в нём, но это будет через какой-то промежуток времени. Но стать ученым без научного руководителя – невозможно. Так устроена академическая наука. 

И вам этот научный руководитель на всю оставшуюся жизнь, он может только статусы менять: осуществлять патронаж, быть рецензентом и т.д. Но кто-то должен назвать вас ученым.  И это очень похоже на рыцарскую традицию. Обычно спрос с того, кто назвал кого-то рыцарем. Отвечает тот, кто назвал, а не тот, кто представился.  Тоже самое в науке.

Да, безусловно, можно ввести в заблуждение кого-либо, быть введенным в заблуждение – это не фатально, не критично. А вот не знать, кто тебя назвал ученым, это плохо. 

Когда я начинал заниматься научной деятельностью, у меня были и научные руководители и целая плеяда учителей. По-другому не бывает. 

И когда это все у вас есть, следующий шаг, который вам следует совершить – выбрать отрасль науки. Статус ученого – он прилагательный, к работе. Это ключевая вещь. От этого будет зависеть, что вы будете кушать.

Например, вы решили быть генетиком, а в Украине нет ни единого места, где можно генетические исследования проводить. Что дальше? Это тупик.  Вам нужно сразу вытягивать отрасль в прикладную форму, то есть на чем вы будете зарабатывать деньги, как ученый. 

Допустим, психология – хорошая тема, только психология — это обобщение. Это огромная машина ни о чём. Все дело в том, что за психологией обязательно стоит школа психологии. Также, как за любой отраслью стоит школа. К тому же, школа должна быть актуальной в нашем обществе.

Давайте посмотрим на пример моего друга, коллеги Массимо Интровинье. Однажды он попадает в университет. Кто не знает, напомню, профессор Интровинье юрист по образованию, итальянский адвокат, профессор социологии Туринского университета. 

Что было дальше? Он работал в адвокатуре, он являлся партнером адвокатской конторы, зарабатывал на юриспруденции. Преподавал социологию в университете и как-то жил. Пока не попал в Техас, где он встретил своего учителя социологии религий. С этого момента карьера Интровинье резко изменилась. Он соединил социологию религий и юриспруденцию в одно целое. И стал самым знаменитым в мире социологом религий. Вещь редкая и очень денежная, так как НРД (новые религиозные движения) каждый норовит ущемить и наказать, в общем  они нуждаются в защите. А денег у НРД, как вы понимаете, огромное количество.  Они готовы платить любые деньги.

Но, если ты «никто», и зовут тебя «никак», то есть ты не обладаешь никаким авторитетом, никто всерьез тебя воспринимать не будет, слушать не будет и т.д. 

Что создает авторитет ученого? Его работа

Массимо Интрвинье надо было стать авторитетным человеком в этой области. И он стал. Для этого Интровинье где-то нужно было пожертвовать своими деньгами, статусом, пойти в ООН поработать 3-4 года, чтобы еще больший статус приобрести, который в последствии выразился в деньгах. Позже он открыл институт исследования новых религиозных движений, энциклопедию создал и т.д.. В общем много чего нужно было сделать, чтобы приобрести авторитет и попасть в денежную струю. 

Итак, что мы имеем в промежутке:

1) научный руководитель;

2) отрасль, за которой стоит школа. 

3) актуализация прикладной системы, которая будет приносить деньги. 

Нужно выбрать что-то, что будет зарабатывать деньги. Если ты востребованный ученый, и нищий, то так не бывает.

Ученый без денег – это не совсем ученый

Например, сегодня везде пандемия. Тяжелое время, многие коллеги ученые просто раскисли. Но, есть у меня коллеги, которые на пару месяцев едут преподавать в Америку в Бостонский университет (медицина и право).  

Приведу другой пример. Наш соотечественник, мой коллега, профессор Михаил Минаков. Небедный человек. 17 лет Михаил преподавал на кафедре философии «Могилянки», Киево-Могилянской академии, откуда в 2018 году ушёл в Институт Кеннана. Сегодня Михаил живёт в Милане с супругой-итальянкой Марией Грацией Бартолини, профессором славистики Миланского университета. Все даже очень хорошо у человека.

Минаков Михаил Анатольевич, философ, исследователь истории модерности и постсоветских идеологий, доктор философских наук, руководитель украинской исследовательской программы в Институте Дж. Кеннана (с 2018 г.), доцент, потом профессор кафедры философии и религиоведения Киево-Могилянской академии в 2008-2018, председатель Кантовского общества в Украине (2013-18), главный редактор журнала «Идеология и политика», Kennan Focus Ukraine и Koine. Community.

И посмотрите на наших ученых – бедняг. А в чем их бедность? Да в том, что они преподаватели, а не ученые.

Ученый всегда будет иметь «свою икру с маслом на ваш хлеб», как говорят в Одессе. А преподаватель будет ждать заработной платы, пока ему в бухгалтерии университета выдадут эти деньги. В этом разница между этими людьми! И она огромна.

Посмотрим на вопрос с другого угла. 

 В свое время пришел ко мне мой ученик и говорит:

Хочу быть ученым

Хорошо. И что? 

Ну …надо кандидатскую защитить. 

Нет, мой дорогой друг, кандидатскую защищать не нужно, нужно становиться ученым. 

Сначала нужно стать ученым, а потом ученый защищает кандидатскую диссертацию

Мэр моего родного города Одесса – кандидат психологических наук. И диссертация у него неплохая. Он не глупый человек. Он позаботился об этом. Многие же политики, ставшие кандидатами, докторами наук, они даже не подумали позаботиться о том, чтобы их диссертация была нормальной.

И очень смешно, если бы не было так грустно, когда человек защитил диссертацию, вот она у него у него в наличии, а до диссертации ровным счетом ничего. Я сразу могу сказать, что это фуфел, а диссертация – куплена. Так не бывает, что вначале нет ничего или чуть-чуть, потом диссертация, и после неё чуть – чуть или совсем ничего. 

Ученый – это человек, который постоянно занят в этой области

Соответственно должна быть какая-то научная работа, после регалия профессорская, потом снова работы. Должна быть строгая прямая линия. Но этого всего у наших ученых нет!  Есть монография, написанная последний раз 30 лет назад.

Так как же стать ученым? 

Я поясню на своем примере. Так лучше всего и объясняется, и понимается. Во-первых, я не хотел быть ученым. Даже не мыслил. Мне пришлось. И вначале мне нужно было как-то для себя принять, что я буду ученым, благо мне мои великие учителя подробно объяснили «почему». И у меня возник научный руководитель, который занимался мной, как ученый, потому что на первых порах я понятия не имел, что это такое — ученый.

Ученым становятся от прикладных задач к теоретическим, а не от теоретических к прикладным

 Очень многие ученые, которые двигаются от теоретизации к прикладной области,  никогда в этой области ничего не достигают.  Движение от теоретизации к практике – порочно

Почему? Допустим, я умею что-то делать, я могу и другим объяснить, как это делается. Что это движение мне обеспечивает — хлеб насущный, с одной стороны, а с другой стороны, четкий статус работ ученого, где понятны теоретическая и практическая части. Если вы действуете как-то иначе, то у вас будут огромные неприятности, и вы будете постоянно искать, где взять деньги. 

Человека делает ученым – задача

И только так, и никак иначе. При чем задача общественно значимая.  Моей первой практической задачей, как у молодого ученого – была полонодиапазонная технология «2САО» (Система Скрытой Активной Обороны). Это первая моя технология, на ее примере я и становился ученым. Она настолько масштабная, что я теоретизирую до сегодняшнего дня. Уже прошло более 25 лет, а теоретические выкладки 2САО продолжают возникать у меня в уме. Это огромная машина, которая  и дальше генерирует определенного рода вопросы. 

Отличительной чертой ученого от других людей является умение видеть проблематику и видеть ее перспективность

Итак, мне нужно получить задачу, но для того чтобы получить ее, нужна общественно значимая проблема. В тот момент времени такой проблемой были наемные убийства — бизнесменов, банкиров и т.д. Их отстреливали, как мух. И на фундаментальной научной основе эту задачу было необходимо решить. 

Если говорить о сегодняшнем дне, и общественно важных задачах, проблематиках, которые требуют разрешения, я могу выделить следующее.  Например, сегодня в Киеве я вижу полный упадок менеджмента. Его просто нет. При чем на самых высших уровнях. По роду деятельности я много общаюсь с разными людьми. Слушая их, я понимаю, что они никогда в жизни не знали, что такое менеджмент и как это делается. То есть, научное исследовании этой проблемы должно дать что-то, что полезно кому-то, за что эти люди заплатят деньги. Отсюда уже будет теоретизация. Практика применения этого превратится в теоретизацию.

Еще пример видения проблематики.  Возьмем полиграф и работу на нем.  

Я считаю, что полиграф – это проблема. 

Потому что:  полиграф –это не научно, но  в Украине законы издают о применении  полиграфа, не имея ни малейшего представления о том, что они делают. Но этими данными пытаются доказывать, например, расследование внутрифирменных хищений. Уверяю Вас, если придут к таким полиграфологам злые дядьки-академики, мало не покажется. 

Все, что они делают – незаконно и ненаучно. Но это же очень удобно –подсоединил проводки, нажал кнопку – виновен или нет. Господа, это суд определяет, виновен или нет, вы можете только теоретизировать на эту тему. Полиграмма  — это всего лишь закодированная гипотеза, предположение. Не более того. 

В 1977 году на английском языке вышла уникальная книга, а по факту полноценный учебник «Правда и Ложь. Техника работы на полиграфе» («Truth and Deception. The Polygraph «Lie-Detector» Technique»). За все время своего существования книга впервые была переведена на русский язык только в октябре 2020 годапод моим руководством и под патронажем «НИИ исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия», Криминологического исследовательского центра. 

После этого я написал монографию под названием «Стадия обучения профессионала». 

Так вот прежде, чем писать научную работу по полиграфу, я понимал, что эта тема крайне актуальная сегодня в Украине, все помешались на полиграфе. Чуть что – полиграф. Но люди не имеют ни малейшего представления о том, что это такое. Я, почти 8 месяцев, занимаясь этой проблематикой, проведя исследования в Киеве, написал первую книгу по этой проблеме. По сути, можно сказать, что это учебник по психодиагностике, но не только. Во всем мире полиграф не считается вещью, имеющей отношения к науке. Почему так — в книге подробно объясняется. В итоге у нас появилась методика, которая готовит комплексно специалиста, которая позволяет человеку включить полиграф в свою подготовку. А зачем и почему и что это все дает – в книге и будем разбираться. Но это тема отдельной статьи. Я напишу ее в ближайшее время. 

Если совсем коротко, то полиграф – это всего лишь стадия, одна из стадий подготовки специалиста. Полиграф выдает полиграмму. Полиграмма –это кодированная гипотеза. Кто ее доказывал – никто. Соответственно, гипотеза – не есть факт. 

Человек, не понимая полиграфа, не может понять целого. Что это значит? Что все способы психодиагностики для ученого, которые существую в мире, должны быть понятны. Если он, конечно,  является профессионалом. 

Профессионал может понимать то, что происходит в тот или иной момент времени в комплексе. У нас же специалистами – полиграфологами становятся за две недели обучения. Они не то, что не понимают, как работает этот программно-машинный комплекс, они  не имеют ни малейшего понятия  о психике человека, не удосужились даже школу психологии выбрать. 

А школу надо выбирать так, чтобы не было больно и обидно за бесцельно прожитые годы. 

Например, в Одессе существует один психолог, чудак – человек, он занимается арт-терапией. И вот недавно пишет моему знакомому и просит взять его на работу. Зачем? Занимайся терапией дальше. Но нет. Надо искать работу. А все почему? Выбрал школу, которая никому не нужна. Зря выбрал. 

Давайте возьмем другую проблему. Хищение на предприятиях. 

Область решения — менеджмент, юридическая социология и криминология. Каждая из этих наук по своему смотрит на эту проблему. С какой науки подойти к решению вопроса.  Это и есть задача ученого — поставить задачу, сформулировать проблему и найти научную область, которая разрешит эту проблему. С какой точки заходить: с криминологии или социологии, или менеджмента. 

Криминология — сложная наука, многоэтажная. Юридическая социология –простая наука и ответов на вопрос нам не даст. Менеджмент – это последствия этого всего, поэтому нужна криминология, нужен криминолог. Человек, который решит эту проблему является криминологом.

Если бы они знали, что есть понятия «клятвы крови», они бы изучили опыт преступных организаций всего мира, как они делают так, что у них ничего не воруют. А потом это могли бы параллелизировать. Как сделать так, чтобы не воровали? Для начала кого попало не брать на предприятия. Они же воровать приходят. Потом нужна система, которая предотвратит все эти вещи. Здесь уже не криминология нужна, нужен менеджмент. Мы переходим на другую науку. Идею нам дала криминология, теперь нам нужно превратить это в менеджмент. 

Все это я рассказываю с одной целью — подробно пояснить, что

Ученому надо выбрать ту проблему, которая актуальна и решаема

Ученый и бизнесмен отличаются способом мышления. Ученый постоянно  упражняется в постановке проблемы, видит выход и практически и теоретически. У него мышление построено иначе, он думает постоянно над проблематикой. 

Бизнесмен думает, как денег заработать. Он не понимает, что когда он думает «как денег заработать» – это уже порог. Если у бизнесмена  стоит вопрос «как заработать денег», то он уже привел себя и предприятие в такое состояние, когда он не знает, как зарабатываются деньги. Это ужасно. Думать об этом надо было, когда проектировал предприятие.

И вот такой бизнесмен в определенный момент времени бежит к консультантам, и давай с ними консультироваться, где ему заработать. Мало того, что, как правило, проблемы «как заработать денег» консультанты не решают, так еще нужно их, те самые деньги, потратить на консультацию. И, когда он заплатит за консультацию, неизвестно появится ли ответ на вопрос – где несчастному бизнесмену заработать. 

Это все просто примеры. Но эти примеры говорят о том, что:

1. нам нужно найти научного руководителя 

2. нам нужно определить первую научную работу 

3. нам нужно становиться ученым

Когда ученый что-то вбирает, ему нужно для себя понять плоскость, где он будет этим ученым. Потому, что работая, как я, на стыке наук, это следующий этап. Прежде чем научиться работать на стыке наук, для начала начала нужно научиться работать в определенной области и в ней стать специалистом, авторитетом. 

В Европе все просто, там кузница подготовки ученых, и устроена определенным способом, там думать не надо. 

Ты пришел в университет, ты учился, ты познакомился с профессором, профессор привел тебя в научное общество. Научное общество решило, что ты ученый (а это не один человек, а двести). Все. У нас же нужен человек, который скажет, что ты ученый. 

И у ученого обязательно должна появиться первая его работа. Не бывает так, что ученый есть, а работы нет. Моей первой работой была технология 2САО. Крайне актуальная общественно- значимая проблема, а решение этой задачи в виде технологии, применение этой технологии, получение потрясающих результатов в последствии дало теоретизацию по этому вопросу. 

Следующий момент, который следует понимать. 

Когда вы  попадаете в науку, вы попадает в область профессиональных услуг. Что это значит? Что сам подход к работе иной. И я вам попытаюсь объяснить в чем разница. 

Предположим, некий человек занимается торговлей, у него полные склады товаров в магазине, он их продает через сеть. Я занимаюсь наукой. В чем разница?

Наука имеет крайне высокую степень капитализации и крайне низкую ликвидность. А товары имеют крайне высокую степень ликвидности и крайне низкую степень капитализации.

Чтобы совсем стало понятно, поясню по-другому. Торговцу, чтобы заработать 1000 долларов, необходимо продать определенное количество единиц товара. Допустим, iPhone– стоит 1000 долларов. Но тысяча эта — это то, что на прилавке, зарабатывается при этом максимум  100 долларов. Вам кажется, что когда вы отдали тысячу на кассе, магазин заработал 1000 долларов. Нет. Магазин заработал очень небольшую наценку  — 80-100 долларов. А 1000 долларов  — это слагаемое от производства до потребителя. 

Мне же, как ученому, чтобы заработать 5 000 долларов, не нужно продавать триста айфонов, мне достаточно оказать одну услугу и получить эти 5 000. В этом разница. 

Итак, у науки ликвидность очень низкая. Вы не сможете мгновенно «вырвать» деньги с науки. Но, как говорил президент УАН А.Ф. Онипко – на 1 доллар, вложенный в науку, 10 долларов на выходе.  Но это капитализация. Ликвидность –это то, что вы можете сделать сегодня. 

Наука подобна фруктовому саду

Торговля же — это огород. Вы посадили семена и через 2 месяца выросли помидоры, вы их собрали и продали. 

Наукой же нужно заниматься систематически. Иначе никак. Иначе сад не растет. За садом нужно ухаживать постоянно. И чем больше вы будете работать в этом направлении, тем проще будут зарабатываться деньги.

Бизнесмену, чтобы вытащить из оборота 5 000 долларов нужно услуг оказать на какое-то количество денег. А человек, который занимается наукой, ему достаточно одну встречу провести и получить эту же сумму. Затрат ноль, затраты лишь  временные.  Поэтому наука крайне капиталоемкая. 

Вот и получается, когда человек выбирает область, в которой он будет вести научную деятельность, ему так ее выбрать надо, чтобы первые его работы уже были триумфом. Чтобы на основании первой работы сказали — какой перспективный парень или девушка.

А если хотите просто защищать кандидатскую диссертацию, ничего не получится. Кандидатская диссертация –это бесперспективная работа. Вам не дадут защищать то, что вы хотите. Вам будут давать то, что вы способны защитить, а не то, что вы хотите. 

Например, моя диссертация по философии. Сама тема очень не нравилась научному сообществу – сверхчеловек. Сколько баталий было, прежде чем они утвердили эту тему. В тоже время защищалась одна дама по философии на тему – «Домашняя икона».  Интересно, правда? Зато защитилась, доктор философских наук. 

Защищать диссертацию, наверное, надо — когда-то, в будущем, а к тому времени надо быть уже знаменитым ученым. Фрейд, Сонди защищались, когда они уже был знаменитыми учеными. Этим ученым было не до защит, они трудились в поте лица в своих лабораториях.  

Академик Луначарский в свое время с трибуны Санкт-Петербургского университета, когда стал Нобелевским лауреатом,  сказал : «место ученого в лаборатории, а не научной конференции. Интересно, что вы будете докладывать на научной конференции, я хочу просто понять. Работать надо в лаборатории, чтобы докладывать на конференции результаты своей работы.

А, если вы ездите на конференции постоянно – вам докладывать там нечего. Потому что нужно рассказывать, что вы делаете. Конференции  — это потом, когда уже есть много работ, статей,  много всего, тогда есть что рассказать коллегам, поделиться своей практикой. Повторюсь: любая теоретизация должна быть основана на практике. 

У нас же ученые ходят по  научным конференциям,  и ни одного научного открытия за последние 30 лет.

Мы бумажные важные люди, 
Мы и были, и есть, мы и будем, 
Мы не сеем, не пашем, не строим,
Мы гордимся общественным строем.

Вот что это такое, а не наука. 

Итак, если мы хотим стать учеными, нужно выбрать научного руководителя, отрасль, школу и проблему.  Для этого нужно серьезно подумать, что сейчас актуально.

Большинство людей говорит: а я буду семинары проводить. Очень интересно.  С каким материалом?  Книжку какую-нибудь прочитаю и расскажу им. Вот так и возникают чудо бизнес-тренеры, которые не имеют ни малейшего представления о проблематике. А люди бегут на семинары, платят деньги и в результате остаются полностью разочарованными. Потому что человек, который с ними разговаривает, не имеет ни малейшего представления о той проблеме, которая обсуждается. Он ее не прополз на брюхе эту проблему. 

Семинары, тренинги и т.д. это последствия вашей научной деятельности.

Сегодня очень большое поле научных исследований, потому что наука прекратила прояснять плоскость неизвестного, она остановилась. Но наука – это именно прояснение поля неизвестного. 

А проблем, требующих разрешения  много, очень много. Но проблему нужно взять такую, которую вы осилите. Это меня никто не спрашивал – осилю я или нет. Надо было и все. Но, первую проблему ученому нужно взять ту, которую он осилит.  Если вы провалитесь на первой же задаче, у вас, как у ученого будут проблемы — вы останетесь без денег, без средств существования и вы останетесь без статуса ученого. Вам скажут – «треба попрацювати». В самом начале пути важно адекватно оценивать свои силы. На то и есть научный руководитель, который скажет, что вы потянете, а что пока нет. 

Как же человек становится ученым, что он делает, чтобы стать ученым?

Отрасль, школа и т.д.  — это все хорошо. Но для того, чтобы искать проблемы, видеть проблемы любому ученому нужно кое-что над собой проделывать. Поговорим об этом «кое-что над собой проделывать».

Лично я для себя это свожу в три компонента:

1.Исторический

История мира, общества, история технологий, отраслей и тд. Почему? Потому что это прототипология, которая повторяется. И это то, что позволяет видеть проблему.

2. Тенденции

Придется много читать, книгу за книгой, и читать их в определенном порядке. И читать нужно те книги, которые нужно читать, а не те, которые хочется.

3. Упражнения и эксперименты

Всегда есть базис, параллели. Например, если я хочу исследовать поведение человека в экстремальных ситуациях, у меня всегда есть модель. Например, мотоцикл — прекрасная модель для исследования поведения человека. А выборка ДТП бесконечна, можем бесконечно проводить исследования. А мнимых экспертов в мире огромное количество, и все по этому поводу имеют мнение, правда несколько не компетентное. 

Эти три вещи – это фундамент для ученого

Кроме того. Вы должны четко знать свои слабые и сильные стороны. Ваш исследовательский инструмент – это Вы. Вы должны знать свой разум, свой ум так, как не знает никто про себя,  потому что вы генерируете эти идеи, вы видите проблемы. Это ваш умственный аппарат. Вы должны знать себя досконально: что у вас хорошо получается, как у ученого, а что пока не очень. Работать над тем, что не очень хорошо получается. И воспитывать то, в чем вы сильны. Надо же как-то жить, деньги зарабатывать. Эксплуатировать  надо то, что хорошо получается.

Ученый –  это прежде всего регулятор самого себя

Вам нужно настолько хорошо разбираться в себе, чтобы быть эффективным ученым, и это самое важное. Например, вы хорошо пишете и  вы это знаете.  Но лучше все же вы говорите, чем пишете. Наговорить текст статьи, например, для вас и проще и быстрее. Это ваша сильная сторона. Так и найдите решение, найдите секретаря, помощника….

Я изучал личности Булгакова, Толстова – эти люди не писали. Толстой не писал никогда в жизни, он всю жизнь жене диктовал. Они великие ораторы, как бы хорошо они не писали, говорили – они лучше. Поэтому они всю жизнь диктовали. 

Очень важное для ученого умение  — знать свои сильные и слабые стороны. Над слабыми – работать. А сильные – эксплуатировать, чтобы зарабатывать деньги в настоящий момент времени. 

И есть еще одно крайне важное понятие – вдохновение. Вот это вообще мало кто умеет регулировать, а это для ученого самое важное. Когда задача сформулирована, ее надо решить – и это самое важное. Желательно в драйвовом состоянии. 

Вам нужно научиться при решении научных задач создавать за счет чего-то себе то состояние, которое позволяет это делать. Если ученый не знает, как себя поставить в это состояние, спровоцировать это состояние – у него будут огромные проблемы. Его работы будут длиться годами. Вы видите, с какой скорость я пишу книги. Потому что я очень хорошо себя знаю, и ставлю себя постоянно в это драйвовое состояние. А другие ученые  нет. Для них  — это трудовая повинность. А для меня — это интересная увлекательная игра. 

Если ты не любишь и не хочешь писать, то никакого драйва не будет. Если ты знаешь, что ты плохо пишешь, ищи драйв.

Ищи себе секретаря, которому ты будешь диктовать. Или жену заставь.

Научитесь самого себя регулировать. Вы должны знать, что для вас этот драйв создает. Что вас заставляет что-то делать. Не кто, а что. Важно только «что» вас заставляет это делать. 

Для того, чтобы что-то сделать, просто необходимо  прийти в определенное состояние. А на это может уйти не одна и даже не две недели. Нужно научить себя, что нужно сейчас, а не завтра. Сейчас нужно прийти в это состояние, а для этого нужно знать, как привести себя в это состояние, если вы ученый конечно. Всем остальным это не обязательно знать. 

Когда нужно творить, здесь и сейчас  — нужно привести себя в определенное состояние

Надо себя слушать, свое тело, свои мозги, свое второе «я». Наблюдать за собой постоянно. Нужно превратить себя в главный объект исследования. Для того, чтобы мочь выдать результат  в тот момент времени, когда это необходимо. 

Например, мне в определенный момент времени достаточно просто взять фотоаппарат в руки и у меня возникает это драйв — состояние. Я знаю это и использую. И не суть важно почему именно фотоаппарат меня приводит в него, главное, что приводит.  

Я заметил, куда ни поеду, у меня научные интеллектуальные результаты. Когда я в офисе работаю, тишина. Все просто — организовываю себе поездку, две книги за два дня. Я знаю, что любое перемещение тела меня вдохновляет. Это просто примеры того, как я это делаю с собой. 

Вы – это пианино, его надо настроить, прежде, чем на нем играть. Ведь у ученого ничего нет. У него одно – голова. И эту голову, как инструмент, надо отстроить так, чтобы Рахманинов завидовал. Именно это лежит в основе деятельности ученого. Без знания себя вы не заставите себя сделать свою первую научную работу. Никогда. Вы всю жизнь будете думать, что ее кто-то за вас сделает. 

Вот краткий перечень того, как стать ученым. 

Искренне Ваш, доктор  Мальцев


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Мысль на тему “Как стать ученым?”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше