Чрезвычайная ситуация, спровоцированная крайней необходимостью, которая не имеет оснований

Представляем Вашему вниманию перевод статьи знаменитого итальянского философа и юриста Джорджо Агамбена, которая вызвала волну резонанса в Европе, не стихающую по сей день.

«Для того, чтобы разобраться в безумных, иррациональных и абсолютно необоснованных чрезвычайных мерах, принятых в связи с предполагаемой эпидемией коронавируса, мы должны начать с заявления Итальянского национального исследовательского совета (NRC), согласно которому «в Италии нет эпидемии SARS CoV2».


Говорится: в любом случае «инфекция, согласно эпидемиологическим данным, имеющимся на сегодняшний день и основанная на десятках тысяч случаев, вызывает легкие/умеренные симптомы (как грипп) в 80-90% случаев. В 10-15% случаев есть вероятность пневмонии, но и она имеет доброкачественный результат в подавляющем большинстве случаев. По нашим оценкам, только 4% пациентов нуждаются в интенсивной терапии».

Если ситуация на самом деле такова, то почему средства массовой информации и власти делают все возможное, чтобы создать атмосферу паники, тем самым провоцируя настоящее состояние исключённости, чрезвычайного положения с серьезными ограничениями в передвижении и приостановлением повседневной жизни и трудовой деятельности для целых регионов? Такую несоразмерную реакцию могут объяснить два фактора. Прежде всего, здесь снова проявляется возрастающая тенденция использовать состояние чрезвычайной ситуации в качестве нормальной парадигмы управления.

Исполнительный указ (decreto legge), утвержденный правительством «по соображениям гигиены и общественной безопасности», создает реальную милитаризацию «тех муниципалитетов и районов, в которых есть по крайней мере один человек с положительным тестом, и там, где неизвестен источник заражения, или те места, где есть как минимум один случай заражения, который не связан с лицом, который недавно путешествовал из региона, где есть заражение».

Такая расплывчатая и неопределенная формула позволит «правительству» быстро распространить состояние чрезвычайной ситуации на все регионы, так как практически невозможно сделать так, чтобы не было других случаев заражения в других регионах.

Рассмотрим серьёзные ограничения свободы, навязанные исполнительным указом: 
1) Запрет на выезд из пострадавшего муниципалитета или района для всех людей в этом муниципалитете или районе;
2) Запрет на въезд в пострадавший муниципалитет или район;
3) Приостановка всех мероприятий или инициатив (независимо от того, связаны ли они с культурой, спортом, религией или развлечениями), а также приостановление собраний в любом частном или общественном пространстве, включая закрытые помещения, если они открыты для общественности;
4) Приостановка образовательных услуг в детских садах и школах на всех уровнях, включая высшее образование, за исключением только дистанционного обучения;
5) Закрытие музеев и других учреждений культуры, перечисленных в статье 101 Статута о культурном наследии и ландшафте, а также в указе No 42 от 01.22.2004. Все положения о свободном доступе к этим учреждениям также приостановлены;
6) Приостановление всех видов образовательных поездок, в Италии и за рубежом;
7) Приостановление всех публичных экзаменов и всей деятельности государственных учреждений, за исключением основных услуг или коммунальных услуг;
8) Обеспечение соблюдения карантина и активного надзора за лицами, имевшими тесные контакты с подтвержденными случаями инфицирования.

Совершенно очевидно, что эти ограничения несоразмерны угрозе от того, что, по данным NRC, является нормальным гриппом, не сильно отличающимся от тех, которые заражают нас каждый год. Можно сказать, что как только терроризм был исчерпан в качестве оправдания исключительных мер, изобретение эпидемии может стать идеальным предлогом для расширения таких мер для любых ограничений. Другим фактором, не менее тревожным, является состояние страха, которое в последние годы распространено на человеческое сознание, что приводит к реальной потребности в состояниях коллективной паники, для которых эпидемия является вновь идеальным предлогом. Поэтому в извращенном порочном круге ограничение свободы, навязанное правительствами, принимается во имя стремления к безопасности, которое было создано теми же правительствами, которые в настоящее время вмешиваются, чтобы реализовать ее.

Оригинал статьи здесь, английский вариант здесь

А изначально об этой статье и авторе мы узнали из интервью академика Мальцева с французским социологом, профессором Монреальского университета Тьерри Бардини в рамках проекта «Наследие школы Жана Бодрийара»

Читайте также эссе Владимира Приходько бачення COVID-19, відштовхуючись від біополітики Мішеля Фуко… 

Если вы уже устали следовать рекомендации Нассима Талеба, который предлагал как можно больше паниковать по поводу «чёрного лебедя» коронавируса, то эта статья – и для вас тоже. 

Подписывайтесь на наш канал в телеграмм https://t.me/granitnauky


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Мысль на тему “Чрезвычайная ситуация, спровоцированная крайней необходимостью, которая не имеет оснований”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше