О достижениях науки и подвигах учёных в годы войны

О достижениях науки и подвигах учёных в годы войны 1

Работа учёных во время Второй мировой войны представляла собой серьёзнейший фронт. Нужно было в сложнейших условиях, с одной стороны, приблизить день Победы, а с другой – минимизировать количество жертв. Как научный подход позволял выполнить обе задачи, читайте в статье.

Третьей «пятилеткой» — пятилетним планом развития народного хозяйства СССР на 1938-1942 годы – был предусмотрен ряд научно-исследовательских и конструкторских разработок, включая разработки оборонного назначения. Большую часть плана усилиями академической, отраслевой и вузовской науки удалось завершить к началу войны. По всему Союзу была создана сеть специализированных научно-исследовательских учреждений, включавшая 47 институтов и 76 самостоятельных лабораторий, станций, обществ и обсерваторий. В них работали 123 академика, 182 члена-корреспондента, 4700 научных и научно-технических сотрудников.

На следующий день после объявления войны, 23 июня 1941 года, состоялось внеочередное расширенное заседание президиума АН СССР с участием 60 наиболее видных учёных страны. Приводим выдержку из итогового протокола заседания:

«…Учитывая горячее желание всех советских учёных сделать всё возможное для ускорения победы над германским фашизмом — заклятым врагом трудящихся, расширенное заседание президиума Академии наук СССР с участием академиков и руководителей московских институтов считает необходимым:

1) Обязать все отделения и научные учреждения академии немедленно пересмотреть и перестроить тематику и методы исследовательских работ, направив всю творческую инициативу и энергию научных работников в первую очередь на выполнение задач по укреплению военной мощи нашей социалистической Родины.

2) Обеспечить всеми необходимыми силами и средствами научно-исследовательские работы по оборонной тематике.

3) Обеспечить научными силами и снабдить всем необходимым оборудованием и материалами прежде всего заканчиваемые научно-исследовательские работы, могущие получить применение в обороне и народном хозяйстве.

4) Уполномочить Бюро президиума в составе президента и вице-президентов осуществлять оперативное руководство работой учреждений академии, разрешать все возникающие вопросы, в том числе утверждать конкретные планы научно-исследовательских работ.

5) Обязать всех работников Академии наук СССР соблюдать строжайшую дисциплину, соответствующую военному времени».

Как вам такой подход? Невольно напрашивается сравнение с реагированием Национальной академии наук Украины на эпидемию коронавируса и сразу приходят верные, соразмерные слова для того, чтобы её охарактеризовать. Вялой и суетливой была эта реакция, господа. Обезьянничанье никогда не приводило к достойному результату, а всё, что мы видели – это как вы киваете на ВОЗ и, отдыхая на карантине, даёте коррумпированной власти пользоваться  вашими якобы сделанными прогнозами.

Но продолжим по теме нашей статьи. В первые месяцы войны многие НИИ были вынуждены эвакуироваться на восток. Их деятельность направлял Президиум Академии наук, перебазированный в Свердловск (так назывался тогда Екатеринбург). В условиях военного времени требовались новые формы управления и координации деятельности сотен научных учреждений различной ведомственной и территориальной принадлежности. Эта роль была возложена на специальные комиссии Академии наук.

Президент АН СССР академик Владимир Комаров (к слову, «простой» ботаник!) возглавил Комиссию по мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны. С весны 1942 года деятельность этой комиссии расширилась на Западную Сибирь и Казахстан. В невероятно краткие сроки были разведаны и освоены новые месторождения бокситов на Южном Урале, вольфрамовые, молибденовые, медные, марганцевые залежи в Казахстане, большие запасы нефти в Татарии.

Комиссию по мобилизации ресурсов Среднего Поволжья и Прикамья возглавил академик Евгений Чудаков (специалист в области машиноведения и автомобильной техники). 

Для усиления связи науки с производством ряд учёных выдвинули на ответственные государственные посты: академик Аксель Берг (основоположник советской школы биологической кибернетики) – заместителем наркома электропромышленности, академик Борис Веденеев (гидротехник) — замнаркома электростанций, академик Иван Бардин стал заместителем наркома черной металлургии. В тесном сотрудничестве с инженерами-практиками учёные нашли методы скоростной плавки металла в мартеновских печах и литья стали высокого качества. Благодаря новым технологиям, создавались более совершенные образцы вооружения, разрабатывались новые виды боеприпасов, горючего. Громадный рост выпуска патронов был обеспечен благодаря применению станков-автоматов, сконструированных коллективом Института автоматики и телемеханики АН СССР.

О достижениях науки и подвигах учёных в годы войны 7
Танк Т-34 конструктора Кошкина, кондитера по образованию

Калибры танковой и противотанковой артиллерии увеличились почти вдвое, а бронепробиваемость снарядов – примерно в 5 раз. СССР превосходил Германию по объему среднегодового выпуска полевой артиллерии более чем в 2 раза, минометов – в 5 раз, противотанковых орудий – в 2,6 раза. Около половины всех типов стрелкового оружия и подавляющее количество новых образцов артиллерийских систем, состоящих на вооружении в действующей армии в 1945 году, были созданы и пущены в серию за время войны.

Что касается флота, то обычные средства борьбы с немецкими электромагнитными минами оказались малоэффективными. «Секретные физики» Анатолий Александров и Игорь Курчатов создали принципиально новые методы размагничивания боевых кораблей и подводных лодок, разработали инструкции по противоминной защите, что сохранило флот и спасло жизнь тысячам моряков. За время войны ни один из размагниченных учёными кораблей не подорвался на вражеских магнитных минах. Созданием другого эффективного средства борьбы с немецкими минами – акустических тралов, которыми было оборудовано около 40 военных кораблей Чёрного и Балтийского морей – занималась другая лаборатория ФИАНа (Физического института им. П.Н. Лебедева), которой заведовал Николай Андреев.

Руководил ФИАНом основатель научной школы физической оптики в СССР Сергей Вавилов. Ему же поручили возглавить и Государственный оптический институт, эвакуированный в Йошкар-Олу. Учёный сумел объединить их усилия для решения важнейших оборонных задач. В 1942 году сотрудники лаборатории люминесценции, которой непосредственно руководил Вавилов, разработали методы и средства светомаскировки военных объектов. На одном из казанских предприятий было организовано производство светосоставов постоянного действия. Новые средства светомаскировки отправлялись на авиационные пороховые заводы и использовались при маскировке пристаней на Волге. Также Вавилов разработал серии люминесцентных ламп особой конструкции для Военно-морского флота, были изготовлены специальные оптические устройства для ведения прицельного огня в ночное время.

Авиаконструкторы дали фронту новые истребители, штурмовики, бомбардировщики, велись работы в области реактивной авиации. Первый испытательный полет советского реактивного самолета конструкции Виктора Болховитинова, который пилотировал лётчик-испытатель Григорий Бахчиванджи, состоялся в мае 1942 года. Со второй половины 1942 года выпуск боевых самолетов и авиадвигателей наращивался: за время войны в серийное производство поступили 25 моделей самолетов, включая модификации (большинство из них превосходили по своим характеристикам самолеты германских ВВС), и 23 типа авиадвигателей. В создание и совершенствование новых боевых машин внесли вклад авиаконструкторы М.И.Гуревич, С.В.Ильюшин, С.А.Лавочкин, А.И.Микоян, В.М.Мясищев, В.М.Петляков, Н.Н.Поликарпов, П.О.Сухой, А.Н.Туполев, А.С.Яковлев, создатели авиамоторов В.Я.Климов, А.А.Микулин, С.К.Туманский. Самым массовым самолётом советских ВВС стал штурмовик Ил-2.

Огромное значение имела деятельность ученых-медиков: академиков Н.Н.Бурденко, А.Н.Бакулева, Л.А.Орбели, А.И.Абрикосова, профессоров-хирургов С.С.Юдина и А.В.Вишневского и других, вводивших в практику новые способы и средства лечения больных и раненых. Им удалось разработать принципы и технологию массового внедрения переливания крови и получения сухой плазмы, сделать разработки препаратов, способных ускорять заживление ран, изготовить приспособления для извлечения у раненых металлических осколков. А доктор медицинских наук В.К.Модестов сделал ряд важных оборонных изобретений, в том числе замену гигроскопической ваты целлюлозной и использование турбинного масла как основы для изготовления мазей.

Учёные в области биологии и сельского хозяйства находили новые растительные виды сырья для промышленности, изыскивали пути повышения урожайности продовольственных и технических культур. Война отвлекла от сельского хозяйства значительные людские и материальные ресурсы. Вся тяжесть снабжения страны хлебом и продовольствием легла на восточные районы, республики Средней Азии. Так, в восточных районах страны было в срочном порядке освоено возделывание сахарной свеклы. А чего стоит подвиг ботаников – коллег Николая Вавилова? Он и его коллеги из Всероссийского института растениеводства (ВИР) с 1923 по 1940 год провели 180 экспедиций с целью сбора коллекции семян культурных растений. К началу войны в ней насчитывалось 250 тысяч образцов, хранились они в здании института на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге. 6 августа 1940 года Вавилов был арестован по распоряжению Лаврентия Берии за антисоветскую деятельность и спустя три года скончался в тюрьме, а дело его жизни — уникальную коллекцию — спасали коллеги, вполне понимая её значение. 

Часть семян сотрудники ВИР эвакуировали в ручной клади и на самолете в Красноуфимск. Остальная часть должна была уехать поездом, но этому помешала начавшаяся блокада Ленинграда. Как и другие ленинградцы, сотрудники института получали по 125 г хлеба, страдали от голода и дистрофии, но продолжали следить за сохранностью семян, охраняя их от воров и полчищ грызунов. Хранитель технических культур Александр Щукин скончался от дистрофии за рабочим столом, заставленном образцами орехов – в руках он сжимал пакет арахиса редкого сорта, который хотел отправить в Красноуфимск самолетом. Заведующий отделом крупяных культур Дмитрий Иванов скончался в кабинете, где хранилась кукуруза, гречиха, рис и просо. Старший научный сотрудник отдела плодовых культур Григорий Рубцов умер от дистрофии по дороге из блокадного Ленинграда в Ладогу, но так и не открыл мешочек с семенами — его нашли у него в нагрудном кармане. 

О достижениях науки и подвигах учёных в годы войны 11
Николай Вавилов

Страна не только сохранила, но даже приумножила сеть научных институтов и число учёных. В 1943 году учреждаются Западно-Сибирский филиал АН-СССР, Академия педагогических наук РСФСР, в 1944 году — крупнейшая в мире Академия медицинских наук СССР. Не прекращались и фундаментальные теоретические исследования, во всех институтах успешно проходила защита кандидатских и докторских диссертаций. Владимир Вернадский в годы войны завершил свой фундаментальный труд «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения», в котором подвел итоги своих многолетних исследований в области биогеохимии. В 1941-1942 годах Лев Ландау разработал теорию движения квантовой жидкости, за которую впоследствии ему была присуждена Нобелевская премия. В 1944-1945 годах физик-экспериментатор из Житомира, будущий создатель синхрофазотрона Владимир Векслер сформулировал принцип ускорения элементарных частиц, который лег в основу работы современных ускорителей. Под руководством академиков Абрама Алиханова и Дмитрия Скобельцына активно велось изучение космической радиации.

В начале 1943 года под руководством Игоря Курчатова развернулись исследования в области деления урана. Уже летом в Академии наук СССР была открыта лаборатория, объединившая почти всех учёных-атомщиков, где была разработана технология выделения плутония из облученного урана. Осенью 1944 года под руководством академика Курчатова был создан вариант атомной бомбы со сферическим подрывом «внутрь», а в начале 1945 года был пущен комбинат по производству плутония.

Важные военные темы, связанные с радиолокацией, разрабатывались в лаборатории Н.Д.Папалекси. В лаборатории Б.М.Вула был сконструирован прибор для борьбы с обледенением самолетов. Г.С.Ландсберг зимой 1941-42 гг. организовал оптические мастерские в одной из комнат Краеведческого музея, где было налажено изготовление стилоскопов. Приборы немедленно передавались представителям оборонных заводов и фронтовых ремонтных частей Красной Армии. Всего во время войны до возобновления промышленного производства было изготовлено около ста приборов.

Один из крупных отделов Ленинградского физико-технического института изучал электрические и тепловые свойства полупроводников. Его исследования использовались в изготовлении «партизанского котелка» — термоэлектрического генератора, который предназначался для питания радиостанций в партизанских отрядах и разведывательных группах.

Выдающимся событием в научной жизни Академии стали работы П.Л.Капицы по созданию новых методов достижения низких температур и получения жидкого кислорода. Прибыв в июле 1941 года в Казань, Институт физических проблем сразу же приступил к монтажу оборудования, и скоро кислород стал поступать в казанские госпитали. В Казани Капица создал самую мощную в мире турбинную установку для получения его в больших количествах, необходимых в военной промышленности.

Институт химической физики, руководимый академиком Н.Н. Семёновым, глубоко изучал процессы горения и взрывов. Ценные исследования в области теории горения и детонации в газах проводил молодой ученый Я.Б. Зельдович, позже трижды Герой Социалистического Труда. Исследованием горения порохов реактивных снарядов для «катюш» занимался другой сотрудник института — профессор Ю.Б.Харитон, позднее также трижды Герой Социалистического Труда.

О достижениях науки и подвигах учёных в годы войны 12

Но не только в лабораториях учёные спасали людей (одновременно делая более верной смерть других). В Кюстринском немецком лагере военнопленных работал захваченный в плен хирург Георгий Синяков. Он круглосуточно оперировал раненых и спасал пациентов, имитируя их смерть. Трупы умерших сбрасывали в яму, и таким нехитрым способом из концлагеря сбежали сотни человек, в том числе лётчица Анна Егорова, совершившая более 300 боевых вылетов. Научной разработкой Синякова была особенная мазь для ранений: с виду рана выглядела ужасно и источала зловонный запах, так что немцы не хотели даже близко подходить к больному, но на самом деле все прекрасно заживало и пациент выздоравливал. Зачастую он отправлял пациентов в инфекционное отделение, куда опасались заходить немцы, мог поменять заключенному фамилию и имя, чтобы скрыть его еврейские корни, и, снабдив пайком, отправлял «мертвецов» в побег — для пополнения рядов армии победителя.

О научных теориях войны читайте здесь https://un-sci.com/ru/2019/05/09/vojna-i-glavnoe/.              

Читайте нас на канале Телеграм https://t.me/granitnauky

Добавить комментарий