«Растущие в опасности»: панель Кэмбриджской конференции о психическом здоровье детей и молодежи

Вряд ли было время, когда про детей можно было сказать, что они «растут в безопасности»: даже когда на планете не происходит какая-нибудь война, все равно есть много других внешних опасностей, с которыми человек по мере взросления учится иметь дело. Просто сейчас этому механизму ученые стали уделять пристальное внимание, пытаясь разобрать его на запчасти и вывести ту формулу устойчивости психики, которая поможет человеку прийти во взрослую жизнь менее «шрамированным» — пользуясь термином, прозвучавшим на соответствующей панели Кэмбриджского фестиваля науки. Предлагаем вниманию читателей «Гранита науки» сокращенные переводы докладов участников.

Доктор Дункан Астл, ведущий программы по MRC cognition и наукам о мозге Робертсон-колледжа Кэмбриджского университета:

-Сколько детей и подростков испытывают сейчас симптомы тревожности, депрессии? Психические затруднения до пандемии присутствовали, согласно нашей статистике, у одного из восьми жителей Британии в возрасте от 5 до 19 лет – одно затруднение как минимум. Причем по мере взросления процент в возрастных группах увеличивался от 5% в начальной школе до 17%. Также, если в начальной школе соотношение выделенных мальчиков и девочек было одинаковым, то к 20-ти годам психически страдали уже 27% девушек и всего лишь 13% юношей. Причиня для этого могли быть разные, среди распространенных – ссоры родителей дома (известно, что в условиях карантина влияние этого фактора значительно возросло!), финансовые трудности семьи… Пандемия, безусловно, обострила влияние каждого из факторов.

Дома, на самоизоляции от сверстников, детям в основном некомфортно быть собой. Здесь на сцену выходит такой важный фактор влияния на них, как соцсети. 

Каковы ценности нашего общества? Что является мерилом успеха? ВВП или то, как люди себя чувствуют? Мы явно завышаем ожидания дохода у молодых людей. Возможно, ужасная ситуация, которая посетила нас всех, даст нам возможность задуматься над этими вопросами.

Джо-Анн Диллабо, лектор по социологии молодежи и глобальным культурам и урбанистике Кэмбриджского университета: 

-Когда мы говорим о благополучии детей, то я должна в первую очередь отметить, насколько пандемия заострила существующее социальное неравенство. Это одна из причин того, почему молодые люди массово попадают под влияние популизма. Ими пренебрегают, таков фон всех их действий. Мы видим, что в городах идет приватизация публичного пространства. Что исключает молодежь, вытесняет их с облюбованных мест. Экономику урбанизации один ученый по фамилии Никсон назвал «медленным насилием» (slow violence). Действиями молодежи везде пытаются управлять и контролировать, они по-новому проживают дегуманизирующий опыт империализма и колониализма. Международное правозащитное сообщество призывает правительства избегать необоснованных проявлений власти, но даже то, что молодых людей не видят как законных в городских пространствах, уже определенным образом оказывает влияние на психику растущего поколения.

Мы видим чудовищный рост расовой ненависти – она во многих случаях имеет индивидуальные последствия для «не-белых» детей. Даже скрыться в онлайне они не могут, поскольку там их ждет тренированное насилие, которое только растет, вызванное условиями нашего общества. Кстати, оно ждет и белых детей тоже.

Многие говорят себе: «Я все равно не могу ничего с этим поделать» — и махают на ситуацию рукой, смиряются с ней. Я же в подобных случаях говорю так: «Это не то, что я не могу сделать по этому вопросу, просто нужно его адресовать более высокому уровню. 

Фрагментированное общество, разумеется, не сильно настроено способствовать в решении вопросов. «Правой руке» государства, в виде его неолиберальной экономики, абсолютно все равно, что делает «левая», в виде общественных организаций – об этом можно почитать еще в работах социолога Пьера Бурже. 

Многие из нас не знают о более широком геополитическом фокусе проблем, с которыми сталкиваются дети и молодежь из тех или иных групп сообществ. В этом нужна координация. Мне доводилось работать со студентами из Сирии, которые убежали от войны, и из Турции, которые были изгнаны из своего косударства – а теперь их не принимает еще и британское общество, так что представьте, каково им: быть изгнанными вдвойне.

Еще хочу заметить, что на молодых очень давит ускоренное развитие социальных медиа. Технологии создают им соревнование. Социология цифровой жизни тщательно исследует, как, например, «штормы в Твиттере» правят миром, и мы должны как можно более распространять бдительность среди молодежи по этому поводу.

Брэндан Бëрчелл, профессор факультета социологии Кэмбриджского университета:

— Область моего научного интереса – что происходит с людьми после того, как они оставляют полнодневное образование. Для многих это приход на работу. Кто-то процветает, способен наслаждаться жизнью и готов принимать вызовы, а другие впадают в беспокойство и депрессию. В чем причина такой разницы? Давайте посмотрим на Big Data – большие массивы полученных в исследованиях данных.

Люди чувствуют себя защищенными, если они трудоустроены. Это делает огромную разницу: ты зарабатываешь деньги и можешь позволить себе очень много, когда у тебя собственный доход, особенно если ты еще молод. Но даже не по причине бедности фактор трудоустройства выступает решающим. К удивлению, и это правда по крайней мере для Великобритании и Европы, очевидная финансовая сторона этого не так важна. Что-то другое касательно работы важно для психического состояния. Ученые-социологи спорят по этому поводу, но во многом соглашаются. 

Тебя держат в здоровом окружении и структуризируют твое время: когда ты должен работать, а когда можешь иметь время на себя, когда у тебя время на семью, а когда на досуг и какие-то активности в сообществе. Ты занят, это останавливает твои мысли от руминации (постоянного пережевывания одного и того же) и беспокойства. Ты разделяешь цели с кем-то, а не только находишься здесь, в этом мире, чтобы просто смотреть за собой. Ты достигаешь вещей, важных не только для тебя. Не застрял дома, общаясь только с семьей – особенно это важно для молодых, где среда эмоционально более чем заряжена. Также трудоустройство влияет на то, как ты видишь свою идентичность: как известно, другие люди ценят тебя лучше по твоему положению на рынке труда.

Самым большим приоритетом правительства в пандемию должно быть сохранение людей на работе, чтобы не возникло массовых проблем с психическим здоровьем населения. Самоуважение через деньги важно, но также важно держать их занятыми и в связах с другими людьми. Даже работать раз в неделю – уже лучше чем вовсе не иметь работы. Скоро нашу работу заберут работы, и эти исследования снова станут важны. Держать каждого на оплачиваемой работе очень важно, чтобы люди оставались соединенными с обществом. Это нужно для их стабильности, чтобы они знали, куда идут в жизни, чтобы имели этот путь в переходное время. Любая работа лучше, чем быть неустроенным.

Как социальные медиа влияют на психическое здоровье молодежи? А так, что молодой человек сидит, читает или смотрит какого-то инфлюэнсера, и думает: «Хм, почему же я не зарабатываю десятки тысяч фунтов в неделю, как он?» Не понимая расстановки сил, кем был выдвинут этот инфлюэнсер, человек начинает остро испытывать ощущение собственной ущербности. Хотя последнее, что им стоит делать, это обвинять себя. Пандемия и действия банков и правительства довели общество до жалкого состояния, а люди продолжают обвинять в безработице себя самих. Мой совет – нужно пережить этот период с достоинством и не следует слишком уж персонализировать историческую данность на себя.

Анна-Лора Хармелен, профессор безопасности и устойчивости мозга Института образования Лейденского университета (Нидерланды), старший исследователь на психиатрическом факультете Кэмбриджского университета:

— Несомненно, пандемия повлияла очень сильно на психическое здоровье детей и молодежи. Как уменьшить это влияние? Как снять нагрузку с системы и повысить ее устойчивость после стресса? Сейчас мое исследование фокусируется исключительно на этом вопросе. Многие ошибочно полагают, что у человека существует некая врожденная защита от стресса. Но нет: это дело навыков и ресурса. Нету какого-то «гена устойчивости». Считается, что дети легче переносят стрессы, но поверьте, эффект шрамирования остается на всю жизнь, и как он проявится – неизвестно.

История оскорблений и пренебрежения в домашнем окружении естественным образом истощает ресурс устойчивости психики и ее восстановления. Приятные воспоминания (заботливо «подкладываемые» той же соцсетью), самоуважение, общественная поддержка друзей – различные проявления ресурса, который помогает справляться молодому человеку со стрессом дома, в школах и на работе. Как в поговорке: «ребенка растит деревня». 

Да, социальные медиа, на мой взгляд, помогают не только преодолеть вынужденную физическую дистанцию со сверстниками. Скролля ленту, подросток как бы дистиллирует для себя надежду. Впрочем, «социальные медиа» – это же не какой-то конкретный сайт, есть много онлайн-миров. Важны не медиа, а что дети и подростки делают там. По данным нашего исследования, один из 10ти подростков не чувствует себя безопасно и в онлайн-мире. Криминальное поведение из офлайна сейчас больше переместилось в онлайн (всего лишь другой контекст) – как мы можем помочь детям, подросткам, молодежи чувствовать себя там более безопасно? 

В завершение, хочу, чтобы дети и подростки услышали три тезиса: 

  1. Если у тебя сейчас присутствуют какие-либо ментальные проблемы – это еще ничего не говорит о твоем будущем. 
  2. Искать помощи – это признак силы, а не слабости. 
  3. Выздоровление – это возможная реальность для всех, а не для избранных. 

Историческая ответственность за то, что сейчас происходит, осознание места текущих событий в контексте прошлого помогает встречаться со сложностями и банальностями каждого дня и стремиться к горизонтам будущего.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше