«Р.У.Р.» Чапека: «Я стремлюсь сделать все человечество аристократами»

Чешский центр в Киеве выступил на «Книжном Арсенале» с первым украинским переводом «коллективной драмы с элементами комедии в трех действиях» Карела Чапека «Р.У.Р.». Именно в «Россумовых универсальных роботах» явилось миру сто лет назад слово «робот» — его придумал брат писателя, художник Йозеф Чапек, на основе чешского слова robota — «подневольный труд». Кроме слова, в «Р.У.Р.» прописаны все основные киберпанк-идеи. Публикуем тематически сгруппированные выдержки из пьесы (переводчик Елена Ващенко вначале работала с изданием 1994 года, но сверив его с изданием 1920-го, обнаружила много лакун и неточностей) с иллюстрациями из получившего огромное количество наград комикса Катерины Чуповой, который также был представлен на чешском стенде.

«Роботы никогда ничего нового не придумывают. Они были бы хорошими университетскими преподавателями». 

Об истории: «В 1920 году старый Россум, выдающийся физиолог, перебрался на этот отдаленный остров исследовать морскую фауну. Кроме того, путем химического синтеза он надеялся воспроизвести живую материю, то есть протоплазму. И ему повезло найти соединение, которое имело все свойства живой материи, хотя имела другой химический состав. Это было в 1932 году, как раз через 440 лет после открытия Америки. Среди химических формул он написал такое: “Природа изобрела единственный способ создавать живую материю. Но существует и другой способ, более простой, гибкий и быстрый, которого до сих пор в природе не существовало. Именно этот другой путь, которым может развиваться жизнь, я сегодня открыл”. Он с помощью тех болтушек мог получить все, что только приходило в голову. Мог, скажем, создать медузу с мозгом Сократа – или 50-метрового червяка. Но поскольку это был человек без чувства юмора, он задумал создать нормальное позвоночное существо и даже человека. Его искусственная живая материя была бешено живучей – что с ней ни делай. Сшивал и склеивал ее как угодно. С природным белком ему бы так не повезло… Внутри этого существа было все, что присуще человеку. Это был скрупулезный труд. А потом сюда приехал инженер Россум, племянник старшего. Гениальная голова. Увидел, над чем работает старый Россум, и заметил: “Какая бессмыслица – создавать человека десятилетиями. Если не начнешь ее делать быстрее, чем природа – можешь все свои опыты послать куда подальше”. В итоге молодой Россум запер дядюшку в какой-то лаборатории, чтобы он ковырялся там, доказывая, что Бога не нужно, и взялся за инженерию. Только он понимал, что такое индустрия, и догадался, как из всего того сделать живой рабочий механизм с интеллектом… Старый Россум заботился о своих безбожных уродах, а молодой – о миллиардах… А дальше всех просто несло лавиной спроса. Пришло мне на ум вот что: историю создают не глобальные мечты, а маленькие нужды всех честных, немного вороватых и эгоистичных людей, то есть в общем всех нас. Все мысли, любовь, задумки, героические поступки, все эти высокие материи пригодны лишь, чтобы набить чучело человека для музея Вселенной с табличкой “Это человек”. Точка». 

О памяти: «У них удивительная память. Если вы им перечитаете 20 томов научного словаря, они смогут повторить все и подряд. Роботы все запоминают, но не более того. Тут уже были сотни спасителей и пророков. Каждый корабль кого-то привозил. Миссионеры, анархисты, Армия спасения и еще кто-то там. Удивляет, сколько в мире церквей и клоунов. Роботы даже не смеются с того, что говорят им люди. Вы можете разговаривать с ними о чем угодно. Можете им прочитать Библию, логарифмы, да что захотите. Можете даже проповедовать права человека».

О зарплате: «А что они с ней будут делать? Покупать, что им нужно, что приносит радость? Это все прекрасно, вот только роботом ничего не приносит радости. Даже не представляю, что бы они себе купили. Их можно кормить ананасами, соломой, чем угодно, им все равно. У них вообще нету вкуса. Они ничем не интересуются. Черт, никто никогда не видел, чтобы роботы улыбались!»

О счастье: «Сделать их счастливее невозможно. Ну и что, что они наделены таким умом. Ум – это глупости. Это ничего. Они без собственной воли, без страсти. Без истории, без души. Без любви и неповиновения. Роботы ничего не любят, даже себя. А неповиновение… ИИногда на них что-то находит, вроде падучей. Мы это называем «судорогой роботов». Внезапно кто-то из них начинает бросаться всем, что держит в руках, скрежещет зубами… такого утилизируют. Вероятно, это расстройство механизма».

О боли: «Сейчас я работаю над нервами, которые реагируют на боль. Роботы почти не чувствуют физической боли. Молодой Россум слишком ограничил у них функции нервной системы. Но это не сработало. Поэтому мы должны ввести страдания. Исключительно в интересах производства. Иногда робот сам себе может навредить, не ощущая боли. Может вставить руку в станок, сломать палец, разбить голову – ему все равно. Именно поэтому мы должны их наделить болью. Это обычный автоматический предохранитель от несчастного случая».

О нациях: «Не будет больше одной фабрики универсальных роботов. Мы будем строить в каждой стране, в каждом государстве по фабрике, и эти новые фабрики будут изготавливать национальных роботов: разного цвета кожи и цвета волос, роботов, которые говорят на разных языках. Они будут чужими друг другу, чужими, будто камни. Они никогда не смогут прийти к пониманию и поднять восстание. Мы, люди, их воспитаем так, чтобы каждый робот до смерти, до последней минуты ненавидел робота другой фабричной марки».

О будущем: «Труд перестанет существовать. За 10 лет «Россумовы универсальные роботы» произведут столько пшеницы, столько ткани, столько всего, что мы скажем: вещи больше не имеют цены. С сегодняшнего дня – бери столько, сколько тебе нужно! Нету бедности. Да, все работники мира будут без работы. Но тогда уже не будет никакой работы. Все будут делать живые механизмы. Роботы нас оденут и накормят. Роботы будут изготавливать нам кирпичи и строить из них дома. Даже будут писать за нас цифры и мести лестницы. Уставшие и голодные сядут за стол. Роботы помоют ноги нищему и постелят ему постель в собственном доме. Уже никто не будет платить за хлеб жизнью и ненавистью. Ты больше не рабочий, не писарь, не копатель угля. Ты не тупеешь за чужим станком. Ты уже не будешь распылять свою душу на работе, которую так клянешь! Человек будет делать только то, что ему нравится. Будет беззаботным, перестанет ощущать пренебрежение. Будет жить, только чтобы усовершенствоваться. Я стремлюсь сделать все человечество аристократами. Ты не будешь служить ни массе, ни человеку. Не будешь механизмом и средством производства. Ты вернешься в рай, где рука Господня кормила тебя…».

Отметим, что окончилось все, как у Бодрийяра: «сплошной безумной оргией». Люди — в отсутствие труда и, следовательно, достижений — стали «пустоцветами», женщины перестали хотеть рожать от досужих мужчин детей. Роботы, которым один из инженеров фабрики «подкрутил кое-что», пытаясь добавить им души, чтобы они могли лучше понимать людей, таки подняли восстание против «паразитов». Киберпанковский сюжет, когда люди сначала с машинами живут гармонично, а потом машины решают, что люди им не нужны, и начинается война – его мастерски исполнил Карел Чапек еще сто лет назад. Внял ли кто его предостережениям, усвоен ли урок?

Читайте также наши статьи: «Следуй за мной, если хочешь выжить» — послание человеку от его творения, робота

«Философия техники: до и после человека (+ВИДЕО)»


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading