Доминго Фаустино Сармьенто: просветитель-расист

День учителя в Аргентине отмечается 11 сентября: в день памяти (ухода из жизни) президента, военного деятеля, журналиста и педагога Доминго Фаустино Сармьенто Альбаррасина в 1888 году. В годы своего правления (1868-1874) Сармьенто был инициатором многих реформ в образовании, что стало большим вкладом в модернизацию страны; активно участвовал в создании Аргентинской национальной обсерватории и Академии наук; провел первую перепись населения Аргентины, которая лишь полвека назад обрела независимость. Аргентинцы его любят и называют не иначе как «учитель-президент», хотя от некоторых его высказываний нынешний курс на толерантность и политкорректность предпочел бы держаться подальше.

«Не жалейте крови гаучо, кровь — единственное, что у них есть человеческого. Их кровь — удобрение, которое надо обратить на пользу страны» (из письма Сармьенто буэнос-айресскому губернатору Бартоломе Митре в канун битвы при Павоне, 1861 г.)

Впечатляющие результаты в развитии Аргентины при Сармьенто были достигнуты за счёт массового притока иммигрантов из Европы. Ему удалось провести ряд реформ, нацеленных на развитие инфраструктуры, экономики (в том числе земледелия и скотоводства) и культуры Аргентины. При нём было построено большое количество железных и шоссейных дорог, госпиталей, библиотек, средних и начальных школ.

1867 г.

Неудивительно и даже в чем-то закономерно поэтому, что Сармьенто (и до, и в период своего президентства, и после) пропагандировал и проводил геноцидные войны против туземцев и старожилов страны: индейцев и гаучо. Ещё в 1844 году он писал в основанной им двумя годами ранее газете «Прогресо» (El Progreso): «Истребление индейцев провиденциально и полезно».

Аргентинские унитарии (и тесно связанный с ними беспартийный Сармьенто) были далеки от того, что сейчас принято называть «политкорректностью». При Сармьенто в Буэнос-Айресе печатались карикатуры на гаучо, где эти мужественные скитальцы изображались со звероподобными (зачастую — крысоподобными) лицами. Наездники-гаучо составляли основной электорат Федералистской партии, которая деятельно сопротивлялась растущей гегемонии Буэнос-Айреса, отстаивая региональные свободы.

Несмотря на то, что Сармьенто был сторонником модернизации, секуляризма и либеральной демократии, он считал допустимым ограничение свобод, опасаясь, что полная свобода может привести к анархии либо гражданской войне.

В соответствии с его концепцией «варварства-цивилизации», друг другу противопоставлялись социокультурные возможности «чистых», способных к порождению и поддержанию ценностей «цивилизации» рас (прежде всего — белой расы) и «метисных рас», неизбежно воспроизводящих элементы «варварства». С этой точки зрения, латиноамериканская цивилизация представлялась Сармьенто — самому имевшему некоторую примесь индейской крови от отца-креола! — абсолютно несостоятельной, в силу своего метисного, индейско-мулато-гаучского происхождения. Массовая иммиграция содействовала, согласно замыслам Сармьенто, «исправлению расы» и утверждению «европейских ценностей».

При этом в социально-экономических вопросах Сармьенто был приверженцем идеалов равенства и под влиянием идей утопического социализма считал, что просвещение приведёт к преодолению неравенства классов и установлению общественной гармонии.

Родился будущий президент 15 февраля 1811 года в Сан-Хуане, в бедной семье политических активистов, и с молодых лет неоднократно отправлялся в ссылку, борясь с диктатурой Хуана Мануэля де Росаса. В конце 1830-х годов стал одним из организаторов тайного общества в родном городе, за что был выслан из страны. 15 лет Сармьенто провел в Чили, на родине своих предков, где занимался преподаванием в школе, а также публицистической и литературной деятельностью.

По поручению правительства Чили в 1845-1847 годах Сармьенто посетил Европу и США с целью изучения организации народного образования. Результатом поездки явилась книга «О народном образовании» (1849). Вообще, за всю жизнь Сармьенто написано более 50 томов сочинений. Из них наибольшего внимания заслуживает монография о феномене латиноамериканского вождизма (каудилизма) «Цивилизация и варварство. Жизнеописание Хуана Факундо Кироги» (1845), записки «Путешествия по Европе, Африке и Америке» (1849-1851) и книга очерков «Воспоминания о провинции» (1851).

1873 г.

Надо сказать, что если первоначальным намерением Сармьенто было «внести европейский дух в американскую действительность», то путешествие заставило его отказаться от этого. Знакомство с Европой, в которой он увидел «печальное смешение величия и низости», «мудрости и отупения», «вместилище всего возвышающего человека и всего, что ведет его к одичанию», разочаровало путешественника: европейские монархии порождали упадок, революции, бедность, невежество. Он не нашел цивилизацию ни в одной из европейских стран, где побывал: ни в Испании «с ее жестоким, оборванным и погрязшим в невежестве и безделье народом», ни во Франции «с ее жалкими жителями, лживыми институтами и коррумпированной политикой», ни в Италии, обитатели которой демонстрировали «последнюю степень, до которой может опуститься человеческое достоинство», ни в Швейцарии, которая ни по своим размерам, ни обычаям, где «переплетались часто феодальные и демократические элементы», не могла претендовать быть республикой. Разительный контраст с Европой представляли Соединенные Штаты, «где нет господ, аристократии, нет народа в римском понимании этого слова, а есть нация, и у всех равные права». После Европы, в которой царило социальное неравенство, США предстали перед Сармьенто как пример наивысшей человеческой цивилизации.

 В 1852 году вместе с войсками губернатора провинции Энтре-Риос Хусто Хосе де Уркисы Сармьенто участвовал в битве при Касеросе, которая положила конец правлению Росаса: диктатор Аргентинской конфедерации, пользовавшийся в народе огромной популярностью, поскольку одевался и вел себя как гаучо, эмигрировал в Англию.

В 1862 году ставший аргентинским президентом Митре поставил Сармьенто во главе карательной армии, направленной в северные провинции, напутствовав его словами: «Истребляйте гаучо, этих двуногих животных порочного нрава!» Справившись с задачей, будущий президент стал губернатором провинции Сан-Хуан, а в 1864 году – послом Аргентины в США (кстати, жизненным примером для Сармьенто с 15 лет был Бенджамин Франклин), после чего вернулся на родину министром внутренних дел и просвещения, а 12 октября 1868 года взошел на пост президента уставшей от войн страны с лозунгом «Мир, общественный порядок, свобода!». Погребён Доминго Сармьенто, «наставник Латинской Америки», в мавзолее на буэнос-айресском кладбище Реколета.

Один из памятников Сармьенто создал сам Огюст Роден; в 1900 году он был установлен в Буэнос-Айресе. В 1937 г. в столице Аргентины открылся Исторический музей Сармьенто. Хорхе Луис Борхес написал о президенте-учителе несколько эссе и посвятил ему стихотворение «Ни мрамором, ни лавром он не скрыт…». Его именем названо учебное судно ВМС Аргентины — фрегат «Пресиденте Сармьенто», превращённое сейчас в музей в Буэнос-Айресе.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше