Феномены разума и эффективная методика тренировки в олимпийском стрелковом спорте. Серебряный Олимпийский чемпион Александр Петрович Кедяров

Наш мир стремительно изменяется. При этом многие люди к чему-то стремятся, развиваются, обладают эрудицией, но часто не задумываются о том, что их разум, как жизненно важный инструмент, заложенный в человека с рождения, также требует особенного подхода, изучения и понимания принципов его работы, особенностей использования и применения при любых жизненных задачах. Особенно это актуально сейчас, в период огромных гибридных изменений во всем мире. Наш разум и феномены в него заложенные также является и тем ключом, который «открывает» путь к достижению спортивных триумфальных побед, о чем порой также забывают.

Продолжая серию бесед о феноменах разума, эффективной методике тренировки и обучения представляем Вашему вниманию беседу с одним из сильнейших стрелков по мишеням «Бегущий олень» и «Бегущий кабан», заслуженным мастером спорта СССР (1973), серебряным призер летних Олимпийских игр 1976 года в Мюнхене в личном и командном зачёте, многократным чемпионом Мира, Европы и СССР, восьмикратным рекордсменом СССР, семикратным рекордсменом Европы и шестикратным рекордсмен мира в личном и командном зачёте в составе команды СССР по стрельбе в упражнении «бегущий кабан», в прошлом главным тренером национальной команды Республики Беларусь, писателем Кедяровым Александром Петровичем.

— Добрый день, уважаемый Александр Петрович! Спасибо за выделенное время и возможность побеседовать о монографии Dr. Олега Мальцева«Работа разума в режиме выполнения задач», в особенности об эффективной методике тренировки и феноменах разума в олимпийской стрелковой дисциплине. 

Александр Петрович:
— Добрый день! Спасибо, что пригласили побеседовать на такую важную и с моей точки зрения актуальную на сегодняшний день тему, как методика тренировки и обучения спортсмена, так как я и сам достаточно много внимания уделяю освещению этих вопросов — особенностей подготовки стрелков к соревнованиям — в своих книгах. Ведь от грамотно выстроенной методики обучения, от непосредственной компетентности тренеров, от психологической подготовки самого спортсмена напрямую зависят его успехи и поражения.

Ознакомившись с текстом монографии «Работа разума в режиме выполнения задач», остановил, в частности, своё внимание на заключительных страницах, где идет описание тренировок, когда  на четвертой из них пошли промахи. 

Я не ученый, который старается разобраться в механизме работы сознания и подсознания, включая психические аспекты в достижении результата и составить определения. Я — практик, который собрался с силами осмыслить опыт спортсмена и тренера. Так вот, читая про случай, который произошел с автором книги Олегом Мальцевым во время четвертой тренировки, мне вспомнились подобные ситуации и с ведущими стрелками – пулевиками, которые во время перерывов в соревнованиях не тренировались и не держали в руках оружие.

На первых тренировках во время централизованного учебно-тренировочного сбора они старались вспомнить навыки выполнения точных выстрелов, держали исполнительную деятельность под пристальным вниманием. Многие технические действия при этом делались на навыке, т.е. на автомате. 

В течение нескольких тренировок базовые навыки выстрела восстанавливались, и стрелок успокаивался, ожидая, что больше не надо напрягать контроль над чистотой выполнения приёмов правильного выстрела, мол, «наша жизнь как речка потечёт». Но тут же наступал на грабли пропущенных тренировок, когда надо было поддерживать исполнительское мастерство согласованных действий при управлении оружием.

Отсюда вывод: в обоих случаях (стендовая стрельба и пулевая) в первые несколько тренировок стрелки были в состоянии сверх мобилизации своего внимания на грамотном выполнении технических действий, чтобы не был заметен перерыв в тренировках. Прежде, согласованные приёмы управления оружием, завершались попаданием в мишень. 

В результате сверх мобилизации  в короткий промежуток времени нервная система приходила в состояние переутомления, ум был не в состоянии переработать обратную информацию от мышц-исполнителей, и тело спортсмена переключало управление оружием на автомат.

В продолжение стрельбы нервные импульсы из командного центра «цепляли не только мышцы, исполняющие правильные действия, но за счет иррадиации включали и мышцы-антагонисты». В результате вспомогательного срабатывания «посторонних мышц», проявлялся сбивающий фактор, который и приводил к промахам. 

Есть еще ряд моментов в монографии Dr. Мальцева, о которых хотел бы побеседовать. Например, такой фрагмент: 

фрагмент из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач», стр. 37-38

Совершенно согласен с утверждением:

 «когда учитесь, действуйте медленно, медленно и регулярно».

В своей книге «Особенности подготовки стрелков к соревнованиям» (Минск, 2022 г.) уже в Введении к книге я на это также обращаю внимание, говоря о том, что «безошибочно построить стереотипный комплекс правильных навыков – задача не столько трудная, как не быстрая». Когда учишься чему-то новому, поневоле приходиться выполнять правильные действия в замедленном темпе, иначе подключатся мышцы-антагонисты за счет иррадиации импульсов из центра управления.

Добавлю еще такой момент: когда в старый навык ошибочных действий вносятся изменения, улучшающие структуру выполнения целостного действия, тогда, действительно, неосознанно срабатывает тот самый автоматизм. На этой тренерской упёртости и ошибке по перестраиванию закреплённого навыка выстрела сломалось много талантливых молодых стрелков, особенно в скоростных упражнениях, в том числе, в стрельбе по пяти силуэтным мишеням. Эту аксиому я в свое время пытался вбить в головы биатлонистов, но, к сожалению, большинство из них почему-то считали, что они сами знают что и как лучше делать, а спортсмены в пулевой стрельбе (по их мнению) вообще стрелять не могут. Беда биатлонистов в части стрелковой подготовке состоит в том, что этой составляющей гонки учат новичков всяк по-своему разумению и накопленному личному опыту. Вкратце, у тренеров этого вида спорта (биатлон) нет чёткого представления о правильно организованных действиях по управлению оружием, вот и заставляют своих спортсменов «плясать под свою дуду». А в работе академика Олега Мальцева этот вопрос аргументирован весьма доходчиво и убедительно.

Также обратил внимание на предложенную в книге модель разума, которую также рекомендовано использовать как методику тренировки, состоящую из двух составляющих – Плато и Диапазон:

фрагменты из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач», стр. 58-59, 60-62

Согласен с самой сутью формирования такой методики тренировки. Но описываю это несколько иным образом: «Минимизировать, а лучше совсем убрать этот выбор – основная задача правильно построенной методики. Тренеру необходимо постоянно помнить об этом, и предлагать ученику только стопроцентно выполнимые, безальтернативные, на начальном этапе одиночные, действия. По мере того, как эти действия будут переходить в устойчивые навыки, на их основу добавляются новые, также однозначно выполнимые».

Я бы добавил еще такой момент: используемая авторами сама терминология (плато, диапазон…), с моей точки зрения, если мы говорим непосредственно о пулевой стрельбе, не отражает именно стрелковую практику. В книге приводятся примеры из разных дисциплин и видов спорта, как модели, на которых можно продемонстрировать, как срабатывают феномены разума в разных видах спорта, и не только в спорте. 

С моей точки зрения и исходя из той практики, что уже есть у меня, считаю, что лучше использовать формулировки, привычные слуху стрелка для адекватного понимания темы разговора. Ведь если человек, например, не читал эту монографию, такому тренеру будет труднее продраться через научные термины. По этой причине многие практики не заглядывают в научные издания. 

В свое время мне пришлось брать в руки книги на тему обучения в стрельбе по движущимся мишеням, написанные в советское время. Эти произведения, по своей сути, являлись переработанными курсовыми работами и были напичканы наукообразной терминологией, сложной для восприятия человеку, не связанному с наукой. По этой причине многие тренеры сразу отказывались читать их, а я, как говорится, смело «бросался на каждую амбразуру», но уже на третьей странице чувствовал позывы к рвоте и выбрасывал книжку под кровать. Зачем пыжиться и стараться подражать учёным мэтрам? Ты объясни доступным языком свою позицию в вопросе обучения, а то лезет в глаза сплошная компиляция. В своих работах я оnказался от подобного стиля изложения, поэтому Яков Ильич Железняк (Олимпийский чемпион 1972) высоко оценил мои старания. За свои годы работы в стрелковом спорте, я уяснил одно мудрое правило: чтобы тебя понял собеседник, говори с ним, используя слова из его лексикона. Поэтому отдельно отметил для себя понятность и доступность изложения примеров в книге «Работа разума в режиме выполнения задач». 

Поделюсь интересным фактом. Еще будучи не знакомым с данным монографическим трудом (вышел он только в марте этого, 2023 года), еще в прошлом 2022 году мне попалась на глаза одна из статей Dr. Мальцева – «По ту сторону исследований работы разума» — которую мне прислал мой товарищ из Бреста. Я тогда как раз заканчивал работу над своей книгой «Особенности подготовки стрелков к соревнованиям», готовил последние корректировки и эта статья была весьма кстати, так как пересекалась с темой моей книги. Еще не зная, что этот материал войдет в обсуждаемую сегодня монографию, я даже упомянул некоторые моменты из этой статьи в Введении к своей книге:

«По мнению академика О.В. Мальцева, во время фокусирования внимания на определенное действие, невольно происходит его детализация. Попадание в «десятку» есть конечный результат правильно организованных действий»

фрагмент из книги А.П. Кедярова «Особенности подготовки стрелков к соревнованиям» (2022)

Вернемся к самой монографии. 
Обратил внимание на еще один важный момент, о котором также не раз писал в своих трудах:

фрагменты из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач», стр. 140-141

Согласен с тем, что без качественно выстроенной методики тренировки (обучения) не будет ни высоких результатов, ни достижений. 
Безусловно, этот вывод понятен только для таких тренеров, кто сам находился в мучительных поисках надёжных способов подготовки спортсмена или, будучи в шкуре стрелка, анализируя причины успеха или неудачного выступления, находил решение локальной проблемы. И когда такой мыслитель, разгребая кучу граблей, на которые он наступал в своей карьере, вдруг понимает, в чём заключается закономерность подготовки стрелка к соревнованиям, он выстраивает цепочку задач для постепенного претворения в жизнь. Например, я рекомендовал в конце сезона провести анализ выступлений спортсмена, где будут указаны слабые стороны личности, оказавшие негативное влияние при выполнении упражнения. В то же время необходимо выделить и позитивные моменты при удачных выступлениях на соревнованиях. Из этих замечаний, которые будут выписаны в разные столбцы, можно составить план накопления, как мастерства, при выполнении выстрела, так и для накопления внутренней энергии, которая перейдёт в состояние оптимальной готовности. Всё просто. План — не догма, а лишь руководство к действию, как говорили мудрецы. И они были правы! Жизнь постоянно меняется, вместе с ней меняются и требования к нашей деятельности.

Это один из вариантов нагромождения задач для тренировочного процесса. Я называю его марксистким, поскольку он основан на реальных данных анализа предыдущего сезона. Есть ещё валюнтаристский; его я составлял, основываясь на данных биоритмов и Пифагорова квадрата. Все характеристики основывались на дате рождения. Они касались физических кондиций и состояния нервной системы при адаптации к нагрузкам, а также к другим показателям личности. Я образно представлял такой план как Новогоднюю ёлку, на которую навешивал тренировочные задачи, причём цвета задач отличались по направлениям совершенствования. Физические и специальные нагрузки были окрашены в красный цвет, нагрузки на нервную систему — были синего цвета, остальные направления в подготовке окрашивались другими любыми понравившимися цветами (их цвет значения не имеет). План подготовки к Олимпийским играм был составлен на основе показателей трёх ритмов. И он сработал на 100%. Единственное, что я не учёл, это воздействие напряжения в процессе отбора. И у меня не было в сборной команде также того человека, кто смог бы продвинуть этот подход в методике тренировки, то есть некому было замолвить словечко и объяснить мой оригинальный план, который помог показывать отборочные результаты. Такие дела. Теперь, конечно, поздно об этом говорить, много времени с тех пор прошло.

В своих работах я также не только раскрываю вопросы, связанные с организацией обучения навыкам выстрела. Но считаю, что

правильно организованное обучение будет гарантировать успешное выступление стрелков на соревнованиях. 

Когда спортсмен представляет себе, как он будет выполнять необходимые действия при управлении винтовкой или пистолетом, он будет меньше подвержен соревновательному волнению. Это волнение спортсмен испытывает из-за неопределенности конечного результата, которая возникает от неуверенности в своих действиях. И совсем другой настрой будет испытывать стрелок, когда он четко представляет, как «делать десятку». Отсюда высокие требования к тренеру в выборе методики обучения в начальной фазе обучения – на этом этапе спешка неуместна! 

Увидел, что в монографии также особо акцентируется внимание на том, что «Предпосылка — крайне важный элемент тренировочной программы»:  

фрагменты из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач», стр. 75

Согласен. Считаю, что выбор методики подготовки (вернее, ее осмысление) невозможно без начальных теоретических предпосылок ее появления. В противном случае, при теоретическом обосновании произвольно выбранных методик, всегда присутствует субъективное толкование личного опыта тренера, который, как набор фактов, безусловно, может быть полезен, но не более. Можно сказать, что сумма общеспециальных знаний тренера – залог осмысленных, однозначно воспринимаемых рекомендации. При всей очевидности таких посылов, не все так просто, как может показаться, поскольку большинство тренеров склонны к завышенной самооценке по разным причинам, и, как следствие, нежеланию приобретать необходимые знания. 

Но также хочу добавить важный момент. На первых порах человеком движет интерес к новому делу — спортивной стрельбе. Задача тренера не только рассказывать о правильном удержании оружия, но и заложить мотивацию на развитие умений в новом увлечении для достижения успехов на спортивном поприще. И когда в глазах ученика загорится этот «интерес и жгучее желание», можно настраивать его на продолжение тренировок и говорить о способах достижения результатов. На пустом фундаменте праздного интереса не построить прочного здания упорных тренировок к достижению оформившейся цели. Многие «попутчики» отвалили от серьёзных тренировок без продуманной агитации и убеждений тренера, что надо развивать Богом данный талант. Когда спортсмен по-настоящему станет стремиться к новой цели, с ним можно обсуждать и детали по спортивной стрельбе, строить тренировочные планы.

Возвращаясь к Плато, его созиданию и наполнению, где говорится, что «выход на плато — это в первую очередь осмысление спортсменом/тренером механизма биомеханической тренировки и самой методологии ее реализации» (стр. 60), сказал бы, что это понятие похоже на «Ноев ковчег», где было каждой твари по паре. Так и в арсенале спортсмена, достигшего определенного мастерства и накопившего некоторый опыт, имеются предпосылки для достижения высшего мастерства. При строительстве Плато нужен не только исходный материал, но требуется рука мастера, чтобы разумно распорядиться имеющимся арсеналом. Тренер на этом этапе является ведущим звеном и должен целенаправленно манипулировать сознанием спортсмена, подталкивая его разум в направление достижения высокой цели — победе на Олимпийских играх. Когда «плод созреет», можно вести разговор о дорожной карте достижения успеха. В секцию приходят новички, не до конца определившиеся в выборе вида спорта, поэтому среди юношей наблюдается шатание из одной спортшколы в другую. Многое зависит от тренера, останется новичок в его группе или уйдет к другому тренеру, или даже в другой вид спорта. Подобный вывод очевиден. 

От тренера во многом зависит прочность фундамента того самого Плато, о чём толкуется в монографии. Эта работа не заметна глазу, но она закладывает волевые начала для дальнейшего роста результатов. 

Полагаю, что в работе следует сделать на нём акцент, чтобы читающие тренеры обратили на этот аспект более пристальное внимание, и не проскакивали его. 

Я обратил внимание на то, как преподносят материалы своих лекций различные зарубежные Гуру. В своих повествованиях они всё разжёвывают в деталях, обосновывая рекомендации по тем или иным направлениям. А я в своих публикациях, например раньше, больше рассчитывал на сообразительность читателей, надеясь, что такие простые, на мой взгляд вещи, они сами знают. Ошибался. В итоге получал много вопросов. Полагаю, что эта научная работа Dr. Мальцева должна иметь практическое продолжение и применение. Обязательно. 

Есть еще один момент, о котором хотел бы поговорить.
В истории стрелкового спорта есть множество примеров, когда юниор, прошедший отбор и попавший на учебно-тренировочный сбор по подготовке к более ответственным соревнованиям, подвергался переучиванию со стороны тренера, ответственного за подготовку к ним. Итог обычно плачевный. За две недели учебно-тренировочного сбора базовая техника стрельбы, при которой стрелок пробился в состав команды, ломалась (изменялась под представления нового тренера), а «современная» не успевала закрепиться. Результат ожидаемый – бедняга проваливался на соревнованиях. Такой спортсмен на последующие сборы, как правило, не вызывается и для спорта фактически потерян. 

Если мы говорим об уровнях мастерства и их повышении (в монографии — уровни диапазона), то в книге также даются рекомендации, как возможно решить вопрос выработки нужных навыков:

фрагменты из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач», стр.37, 119

Например, мой хороший друг и коллега, Олимпийский чемпион 1972 года в Мюнхене, о котором поминал ранее — Яков Ильич Железняк, в своей беседе по труду «Работа разума в режиме выполнения задач» рассказал, как он, готовясь к Олимпийским играм нашел для себя примерно 10 «образов» (как он их назвал), взятых из альтернативных плоскостей (типа прототипов), что позволило ему качественно повысить на голову свой уровень мастерства и заслуженно победить на Олимпийских играх. Яков Ильич говорит, что «каждое свое действие, каждое свое движение, если так можно сказать, привязал к определенным образам. Например, сама стойка — я себе представлял грузинского танцора, который стоит ровно…». Согласен с этим подходом. Скажу даже так: многое переплетается, во многом мы схожи, особенно в оценке качества выполняемых технических действий при сосредоточенном внимании на том, что мы исполняем.

В моей профессиональной спортивной практике было, конечно, и так, и не так. Скажем, я тоже столкнулся с дефицитом литературы на интересующие меня вопросы во время учебы в Инфизкульте. В те годы я пытался закрыть эту брешь, читая мемуары выдающихся спортсменов с мировыми именами. Писали их не сами авторы, а журналисты. Тем не менее, в них описывался опыт подготовки и выступления на соревнованиях, причём, в различных видах спорта, которым занимались эти чемпионы. Вот на их ошибках, вернее, учитывая их проколы, я и строил свою тренировочную программу. Это слишком громко сказано. Просто я старался не наступать на их грабли. Например, многократный чемпион мира по пятиборью Игорь Новиков ни разу не стал призёром Олимпийских игр по разным причинам: поел накануне старта экзотическое блюдо и его пробрал понос перед фехтованием, поел мороженое и подхватил ангину с температурой накануне кросса. и т.д. 

Нас с Яковом Ильичем объединяет целеустремлённость в достижении поставленной цели. Ни у меня, ни у Железняка не было «своих» в сборной среди начальства, приходилось быть на голову выше остальных, чтобы утвердиться в выездном составе. Есть ещё одна похожесть в подготовке. Он применял в построении двигательного стереотипа различные образы (грузинского танцора и т.д.), я же создавал ритуал построения выстрела, записывая словесные формулы своих предстоящих действий. Что было одинаковым? Отношение к качеству выполняемых технических элементов выстрела, где требовалась сосредоточенность на восприятии ответных мышечно-суставных ощущений. Якова Ильича окрылила мечта не только попасть на Олимпийские игры, но и выиграть их. Во имя достижения цели он сосредоточился на составлении плана выйти на высокий рубеж результатов и быть на голову выше своих соперников. 

В книге отмечена мысль, что не стоит спортсмену выдумывать ситуации по планированию событий. Железняк поступил наоборот, углубившись в процесс анализа своих возможностей и постановку задач для реализации мечты. Им двигала высокая мотивация и волевой настрой в соревновательной борьбе за место под солнцем, т.е. за место в сборной. Полагаю, его феномен далеко не изучен, чтобы рекомендовать к применению будущим стрелкам. Я прошёл в своей практике увлеченность йогой. Из этой практики я взял на вооружение триединый контроль над выполнением упражнений: необходимый тонус мышц, активно участвующих в принятии позы, релаксацию других и ровное дыхание. При выполнении упражнений был сосредоточен на контроле усилий и правильном удержании позы, наряду с ровным дыханием. Подобный контроль и внимание трансформировал в процесс выполнения серии выстрелов. Такое отношение к контролю над своими действиями требовало сосредоточенности внимания, что приводило к быстрому утомлению, поэтому мои тренировки не были объёмными, но продуманными до мелочей. Многие мои коллеги брали настрелом, доводя количество выстрелов за тренировку до 500-750. Я такой роскоши себе не позволял и очень удивлялся их выносливости. Но у этих «объёмщиков» была другая стратегия — научить тело правильному выполнению выстрела, тогда автоматизм придет на помощь на соревнованиях. 

Яков Ильич высоко ценил данный монографический труд, и этот восторг мне понятен. Но следует учесть такой момент: он читал эту книгу с вершины накопленного опыта, поэтому многие установки и постулаты были для него понятными, он легко ориентируется в терминах, описывающих базовую подготовку (плато) и ее разновидности (диапазон). Начинающим тренерам, с моей точки зрения, возможно будет сложнее пробиться через научные дебри и построить в своём воображении развитие предстоящих событий на пути к олимпу. 

В завершение хотелось бы сказать еще одно.
Я прочитал интервью с разными деятелями спорта по теме книги академика Олега Мальцева. Хочу отметить следующее. Можно придумывать названия и новые термины, обозначающие или описывающие базовые уровни наработанных навыков (плато, диапазон) и оперировать ими, растолковывая значение каждого феномена. Но меня не оставляла мысль, когда читал монографию и различные интервью, что не так в моём видении подготовки тренеров и стрелков? Наконец, дошло. В книге учёного описан общий подход к решению проблемы организации тренировочного процесса при подготовке спортсмена и нет конкретики к какому-то отдельному виду спорта (оно и понятно, труд посвящен феноменам разума, а не конкретной методике тренировки в каком-то отдельно выделенном виде спорта). В моих работах я стараюсь разжевать методологию и практическую сторону того же вопроса. 

У академика Мальцева в книге я вижу идеи и призывы куда идти, на что смотреть по дороге к цели, какие ориентиры использовать. Это уже много, по сравнению с тем теоретическим вакуумом, который был до выхода его книги. Не хочу принизить работу учёного и противопоставлять свой опыт, изложенный в своих публикациях, хочу лишь отметить такой человеческий фактор, как погоню за халявой. Так, большинство людей хотят получить желаемое без усилий со своей стороны. Желательно, чтобы теория идеи была разжёвана до состояния «заглотить». 

Академик Олег Мальцев, в чём несомненная его заслуга, покопался в вопросе работы разума и преподнес заинтересованным читателям научно разработанный подход к тренировкам, учитывая человеческие факторы, как «хочу» и «надо». Мне пришлось принять участие в курсах повышения квалификации тренеров по стрельбе в качестве лектора. Там я убедился в правоте Мальцева, в части описания составляющего Плато. 

У тренеров оно было зыбким. Они слабо представляли себе, как готовить спортсмена к соревнованиям. Учить попадать в мишень и в десятку они знали по своему опыту занятий стрельбой. В программе для ДСШ прописаны требования к нагрузкам, по организации тренировок. Дальше пустота. Вот они и занимались проведением тренировок в тире по Программе, которую составляли чиновники от спорта, слабо представлявшие себе путь к Олимпу. Мне пришлось говорить и объяснять такие понятия, как ритмика выполнения упражнения, перечислять, какие факторы и личностные качества спортсмена следует учитывать при составлении индивидуального плана и многое другое. Таким тренерам нужны конкретные рекомендации по организации работы в свете нового уровня требований к их деятельности. И такие люди составляют большинство в любом коллективе.

Сейчас, например, я работаю над своей следующей книгой, проводя аналитическую работу по компоновке материала для тренеров и стрелков. В частности, взялся сделать своего рода лоцию для начинающих, в которой предупреждаю новичков с тем, что их ждёт на пути к Олимпу, чтобы они не топтались на граблях ветеранов, прошедших эту дорогу. Во-первых, это сократит время обучения для создания плато первого уровня, во-вторых — откроет начальное представление о процессах, происходящих в организме под воздействием соревновательного стресса и тренировочных нагрузках. Короче, противопожарная инструкция — что делать, если…. Ну и, конечно, свои домыслы о саморазвитии спортсмена, достигшего уровня МСМК и выше.

Что хотел бы добавить в заключение. Поскольку я был в постоянном поиске истины в вопросах методики подготовки стрелков к соревнованиям, мне было легко разбираться в завалах научной терминологии, поясняющей процессы умственной деятельности при организации тренировок, как в спорте, так и в бизнесе. Я проводил параллели между научным обоснованием деятельности человека в спорте и бизнесе, но оставался на своём плацдарме практического понимания закономерности в планировании и в результатах тренировки.

Понравилась концепция о роли тренера — учителя в начале обучения до его роли в качестве консультанта на этапе совершенствования мастерства, поскольку конечным творцом результата стрельбы на соревнованиях является спортсмен. В своих работах я стараюсь донести до осознания заинтересованных читателей идею, что тренеры являются донорами информации об интересующем виде спорта, которая через практическое освоение превращаются в знания и помогает достичь определённых успехов.

По этой книге академика О.В. Мальцева «Работа разума в режиме выполнения задач» могут учиться тренеры по многим видам спорта. Материалы, изложенные в ней, дают представление, на какие факторы человеческого характера следует опираться и на что ориентироваться.

Пытливые из них найдут ответы по своей специализации и в других источниках. Авторы книги, молодцы, что подняли эту тему на уровень обсуждения! Удачи!

Хочу добавить пояснение для новичков и спортсменам, мечтающим достичь успехов на своём поприще. Я имею в виду психологическую установку перед соревнованиями. 

Не всем даны способности Якова Железняка и другим прославленным спортсменам идти к победе на соревнованиях целенаправленно с несокрушимой уверенностью в своих силах. Такие люди изначально нацелены выигрывать любые спаринги и соревнования. Есть и другая категория людей, которые очень хотят чего-то достичь, но им мешает чрезмерное желание, которое переполняет их разум, не оставляя места в уме для организации непосредственных действий для достижения цели. Однозначно считаю, таким спортсменам надо исключить из своей головы мысли о победе и переживания неосуществлённой эйфории от ментального успеха. Установка перед стартом должна включать конкретные действия,ЧТО делать для реализации навыков и КАК. В этом случае у спортсмена будет ясность в голове, приземлённость мечты и привязка к конкретному способу выполнения поставленной задачи. 

Материал подготовлен на базе беседы с серебряным 
Олимпийским чемпионом, заслуженным мастером спорта 
Александром Петровичем Кедяровым 
о методике тренировки и феноменах разума в Олимпийской дисциплине

«пулевая стрельба» журналистом Майей Шнедович


Полное название: Работа разума в режиме выполнения задач. Том 1
Авторы: Мальцева О.В., Лопатюк И.И.
Формат: pdf
Количество страниц: 493 стр.
Издательство: ЧП «Издательский дом «Патриот», Одесса. Издательский идентификатор 95051
Год издания: 2023
ISBN: 978-617-8108-00-7

СКАЧАТЬ PDF


Читайте также 


✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

3 комментария “Феномены разума и эффективная методика тренировки в олимпийском стрелковом спорте. Серебряный Олимпийский чемпион Александр Петрович Кедяров”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше