Наш разум – феноменален. О пути человека, который «отстреливается» к  состоянию «охотника». Беседа о доселе непостижимом феномене с проф. В.Е. Лунёвым

«Эта книга является своего рода «моментом пробуждения» и приобщения человека к разумной цивилизации. Она произвела на меня серьезное впечатление, связанное с вызовом переосмыслить определенные методологические основы столь  сложного понятия «разум»» 

Существует огромное количество книг о разуме в мире. Однако, даже при просмотре и изучении содержания этих книг становится очевидно, что они не предоставляют практических знаний о разуме, которые можно было бы применить в повседневной жизни уже сегодня. С детства человек осознает наличие своего разума, но часто не понимает, как использовать этот «инструмент» на практике. В то же время, каждый из нас ежедневно сталкивается с различными задачами, трудностями, проблемами и прочими вызовами, и успешное их решение напрямую зависит от работы нашего разума и умения эффективно взаимодействовать с ним. Независимо от сферы деятельности, будь то бизнес, управление, обучение или приобретение новых навыков, успех определяется тем, насколько эффективно мы умеем обращаться с нашим разумом.

Монография «Работа разума в режиме выполнения задач», написанная в соавторстве академика Олега Викторовича Мальцева и Ирины Игоревны Лопатюк, впервые предоставляет в научном мире непосредственно практические знания о том, как эффективно управлять собой во время обучения и тренировок, как справляться с различными ситуациями, когда нам нужно выполнить задачи, любой сложности. 

Вашему вниманию беседа с профессором Виталием Евгеньевичем Луневым, кандидатом психологических наук, клиническим профессором психологии, академиком Европейской академии наук Украины (EAUSU) и Украинской академии наук, членом Американской психологической ассоциации, Американской академии клинической психологии и Всемирной федерации психического здоровья (США) о феноменах разума. 

Prof. Виталий Евгеньевич Лунев

Добрый день, уважаемый Виталий Евгеньевич! Спасибо огромное, что выделили время для нашей беседы по уникальной книгеDr. Олега Викторовича Мальцева «Работа разума в режиме выполнения задач».Поделитесь пожалуйста с нашими читателями, как вы узнали об этом научном труде? 

— Я подписан на все ресурсы Олега Викторовича и всех НИИ, которые им созданы и действуют под его научным патронажем и научно-методологической поддержкой. Поэтому я узнал о книге, как только она вышла.  

Эта книга произвела на меня серьезное впечатление, связанное с вызовом переосмысления определенных методологических основ сложного понятия «разум».

Обычно мы предполагаем, что все понятия, которые часто используются в повседневной жизни (включая слово «разум»), должны быть нам априори понятны. Такое отношение к понятиям очень характерно для человеческой природы. Тем не менее, труд Олега Викторовича заставляет ученых, и даже меня, в некоторых моментах столкнуться с необходимостью пересмотреть методологические основы нашего понимания этого глобального человеческого явления. Ведь оно, в сущности, является неотъемлемой частью человеческой природы.

Виталий Евгеньевич, кроме того, что вы обратили внимание на прикладную методологию подхода к категории «разум», интересно узнать, какое первое впечатление произвел на вас этот научный труд после его прочтения?

— Для меня была совершенно новой идея описания человеческого разума через такие прикладные плоскости, как, например, стрельба. Этот подход представляется мне весьма необычным, так как ранее я привык рассматривать интерпретации Олега Викторовича, связанные с фехтованием, как основу для формирования различных навыков. Ведь система фехтования включает в себя как биологические, так и поведенческие аспекты, способствуя развитию высших психических функций, новых навыков, а также способности быстро приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам и ситуациям.

Полное название: Работа разума в режиме выполнения задач. Том 1
Авторы: Мальцева О.В., Лопатюк И.И.
Формат: pdf
Количество страниц: 493 стр.
Издательство: ЧП «Издательский дом «Патриот», Одесса. Издательский идентификатор 95051
Год издания: 2023
ISBN: 978-617-8108-00-7


СКАЧАТЬ МОНОГРАФИЮ ТОМ 1

Относительно идеи применения принципов построения выстрела, фокусировки на мишени и принятия решения, здесь представляется интересный момент. Решение, связанное со стрельбой, является мгновенным и одномоментным. То есть это то, на что нельзя повлиять позднее. В отличие от использования шпаги, где можно менять свои решения и в процессе действия каким-то образом изменять свою позицию, или принуждать противника изменять свою, в стрельбе действие заканчивается очень прямолинейно: либо успехом, либо неудачей. Возможность  влиять на судьбу полета пули у нас, к сожалению, отсутствует.

При этом на нее оказывают влияние и другие факторы. В экспериментальной психологии, к примеру, мы называем «зависимыми» и «независимыми» переменными и «дополнительными переменными». То есть в этом заключается сложность разума как инструмента для принятия решений на этапе, когда ты уже не можешь изменить это решение. Оно, условно говоря, выглядит как одноразовое, одномоментное действие. Безусловно ему предшествует масштабная интеллектуальная, биомеханическая и прочие работы по подготовке. Но с момента, когда человек производит выстрел, он уже не может влиять на судьбу мишени и каких-либо дополнительных переменных.

В этой книге момент фокусировки и одномоментности решения, и, я бы даже сказал, необратимости решения, оказался для меня принципиально важнымпотому что мы учитываем все: как концепцию времени, так и концепцию убеждения, которые влияют на принятие решений. Это очень важный момент.

Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач» (2023)

— Если рассмотреть аналогию со стрельбой, в жизни у человека также возникают неожиданные задачи, подобно летящей тарелке. Каждый день приносит что-то неожиданное, и мы могли бы применять этот же подход и к решению таких задач? Подобно молниеносной реакции человека при стрельбе, его подход к решению задач может начинаться уже с мыслей и реакций на ситуацию. С Вашей точки зрения такой подход применим в психологии и в области социальных вопросов?

В этой концепции разума, которую предложил академик Мальцев, есть принцип, который, как я понял, очень прост: в некоторых ситуациях ты должен «отстреливаться». Это происходит, когда сама жизнь ставит перед тобой определенные задачи. Этот базовый уровень считается фундаментальным. Если ты научился справляться с логикой задач, предоставляемых жизнью, то уже можно считать себя достаточно успешным и нормальным человеком.

Понимаете, мой опыт работы в психологическом консультировании и терапии позволяет мне сделать вывод, что большинство людей чаще всего обращаются с просьбой научиться адаптироваться к своим проблемам и сложным ситуациям. При этом они готовы затратить значительное время и энергию на то, чтобы научиться адаптироваться. Однако успех в жизни часто связан с тем, насколько хорошо человек умеет адаптироваться к сложной окружающей среде. Подобно тому, как автоматизированные системы противовоздушной обороны могут быстро и эффективно реагировать, обеспечивая безопасность, так и человек может обеспечить себе успех, если он хорошо умеет «отстреливаться» (согласно модели стендовой стрельбы, предложенной в книге): фокусироваться, принимать решения и решительно действовать.

Другой момент связан с тем, что разум, на мой взгляд, представляет собой элемент, необходимый для моделирования будущего и настаивания на том, что будущее должно быть именно таким. Когда ты уже не являешься просто человеком, который «отстреливается» (то есть просто реагирует на то, что происходит вокруг), а превращаешься в «охотника». Это является принципиально важным моментом, когда ты получаешь дополнительную, прибавочную выгоду, пользу, и определяешь уже ценность поступка и решения  самостоятельно. Это отличается от подхода, который описывается в одной старой песне о типичном советском человеке, который измеряет эффективность своей работы по усталости: если он устал, наработался – значит, сделал многое. Однако, на самом деле такой подход не делает человека счастливым, профессиональным или нормальным, если говорить откровенно.

Все эти аспекты, включая концепцию разума и «цепочку Мальцева», которая на меня произвела впечатление, представляют собой методологический вызов в понимании того, как разум может и должен применяться для решения повседневных задач человека. 

Это то, что на языке когнитивистики можно назвать когнитивным уровнем или уровнем когнитивных стилей, которые влияют на способность правильно получать информацию, идентифицировать ее, верифицировать и влиять на объект. Это, по сути, аналогично выстрелу в эту тарелку.

Есть ещё один важный аспект — это метакогнитивный уровень. Он направлен не на объект, на который ты должен целится и фокусироваться, а на более сложные когнитивные процессы. Здесь речь идет о мыслях о мыслях, чувствах о чувствах, твои убеждения об убеждениях. Это более сложный момент. Я считаю, что перспективы теории разума Мальцева очень хорошо имплементируются с методами метакогнитивной психологии, когда речь идет о более сложных когнитивных процессах, которые уже не столько связаны с нейробиологией, сколько являются функциями более сложного порядка. Это позволяет построить новую реальность, и в это интересно.

Недавно я начал работать в ракурсе нейромеханического подхода.Изучив монографию «Работа разума в режиме выполнения задач», я снова убедился в целесообразности учета двух парадигм — механики и оптики. Чаще всего именно механика играет важную роль в человеческом поведении, поскольку многие великие достижения человечества основаны именно на принципах механики, а не на мегаинформационных технологиях.

НАУЧНОЕ ОТКРЫТИЕ «ЦЕПОЧКА МАЛЬЦЕВА О.В.»
Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач» (2023)

 «Цепочка Мальцева», о которой вы упомянули, является научным открытием Олега Викторовича и в этой книге она впервые в истории представлена как «цепочка», объясняющая многие вещи, например, она позволяет понять, почему человек сталкивается с неудачами одна за другой. Поделитесь пожалуйста, что Вас, как профессионального психолога и эксперта, впечатлило в этой «цепочке»?  Возможно, сделали для себя какие-то открытия, основываясь на том, как она срабатывает…  

 Здесь для меня был очень интересный момент, связанный с возможностью применения нескольких научных подходов. В исследовании психики, важной составляющей является «след». Даже само слово «исследование» означает «пойти по следу», а «расследование» — идти по следу какого-то события или явления. В «цепочке Мальцева» я вижу возможность сделать идею «следа» одной из самых ключевых.

Ведь мы всегда ориентируемся на последнее увиденное или запечатленное. В изучении обычной психофизиологии человека, мы всегда сталкиваемся с тем, что уже рассматриваем непосредственные влияния внешних факторов, исходный фактор уже не обнаруживается. Однако он остается запечатленным в виде репрезентации психофизиологической реакции (если речь идет об обычных физиологических реакциях).

Когда же речь идет о формировании личного опыта смыслового характера, последнее запомнившееся событие или восприятие остаются в качестве конкретных образов (образа события, образа восприятия себя), которые аккумулируют предыдущий опыт и становятся платформой для принятия последующих решений. Таким образом, время и реакция, становятся основными категориями в этом контексте, а последние запечатленные образы формируют точку фиксации для дальнейших решений.

Поэтому в этой череде успехов, поражений, удач и неудач, люди порой вносят элементы перестройки, перефокусировки, больше ловкости или умышленности … Вы знаете, порой человеку необходимо создавать историю своих успехов своего рода умышленно, чтобы сделать череду последних событий и впечатлений именно такой, какой он хочет. Для примера, представьте людей, приезжающих на отдых или экскурсию, когда они в последний день стараются максимально охватить все то, что еще не видели или не испытали, чтобы оставить память о происходящем именно такой, какой им хочется.Именно поэтому иногда люди нуждаются в создании умышленно благоприятной истории, независимо от того, о чем она может быть. И это очень важно.

Это в принципе задача разума, поскольку он должен активироваться в тех моментах и ситуациях, когда автоматизмы не спасают. Или, можно сказать, учитывая свойства и качества автоматизмов, необходимо заменить их новыми прецедентами. В сущности, это соответствует тому, что мы называем нарративной психологией. То есть здесь мы создаем новую историю или представление о себе, своих возможностях и опыте вместо существующего нарратива. Создавая новый нарратив, мы становимся способны двигаться дальше. Подобно принципу «как корабль назовешь, так он и поплывет». В этом контексте я не могу с полной уверенностью сказать, что Олег Викторович имел в виду именно то, о чем я говорю, или что-то подобное. Однако в моем понимании, с учетом практического опыта и теоретических взглядов, которых я придерживаюсь, теория разума Мальцева откликается с этой точки зрения и вызывает восхищение. В этом отношении, я не могу удержаться от восклицания «ВАУ!» для себя. Это нечто очень впечатляюще с точки зрения методологии науки.

— Пробовали ли Вы, возможно, уже применить эту «цепочку» в своей практике и посмотреть, как она работает?

— Могу сказать, что, имея опыт экспедиций и научных исследований с Экспедиционным корпусом, я, условно говоря, уже неизбежно «переформатирован» в каких-то своих теоретических позициях под принципы теорий Олега Викторовича. Вероятно, умные люди приходят к схожим выводам, хотя и разными путями. 

В своей практике психологического консультирования очень важный и всегда принципиальныйдля меня момент четко выделять, что является «крайним» или «граничным». То есть на каком же этапе у человека возникает кризис, падение или мания, что он начинает считать себя великим, самым умным, необыкновенным или красивым? По сути, мы всегда имеем дело с этимпоследним отпечатком случившегося, и последствием неправильного интерпретирования. Человек в основном не является когнитивным существом, которое ориентируется исключительно на правильную оценку объекта и выбор поведения по отношению к нему. Человека всегда мучает не столько правильность принятого решения, сколько то, что он в конечном итоге думает о себе, о других и, в том числе, о своем принятом решении. Вот в этом состоит очень важный момент, который переводит когнитивный дискурс на мета-когнитивный уровень.  

В последнее время я работаю в этом ключе и был очень впечатлен тем, что в теории разума Мальцева этот компонент очень хорошо описан, возможно, в других понятиях или интерпретациях, но идея примерно та же. Это потому, что принцип заключается в том, чтобы максимально близко приближаться к естественности и правильно считывать уже существующие в лоне культуры и традиций идеи (они же первичны). Мы, как исследователи, всего лишь вытаскиваем из существующего дискурса те вещи, на которые человечество или отдельные люди, из-за своей глупости, необразованности, невоспитанности или отсутствия надлежащей подготовки, не обращают внимания. Поэтому я был впечатлен именно этой успешностью ученого в выявлении и объяснении таких важных моментов. 

— Мы сейчас живем в очень непростое время в Украине. И в сегодняшних условиях, такого рода книга могла бы существенно помочь и сократить время для принятия решений, или позволить реагировать и действовать иным образом… Ведь человек по своей сути многогранен, у него нет границ. Точнее, границы человек себе устанавливает сам. Но эти границы можно расширять до максимума. Было бы желание это делать. С вашей точки зрения, насколько этот труд действительно применим в разных ситуациях и в принципе в любой плоскости? Особенно в современных реалиях. 

— Абсолютно согласен с вами. Здесь существует очень важный принцип, связанный с примитивным умом человека, который функционирует на обычном когнитивном уровне, соответствующем эволюционному развитию человека. В этом состоянии ум всегда отвечает на вопрос «ЧТО?» — что это, по сути речь идет о свойствах предмета и ситуаций. Плохое, больное, страшное, тяжелое и т.д. Однако, когда мы стремимся перейти на мета-когнитивный уровень, что вероятно соответствует теории разума Мальцева, мы начинаем искать ответ на вопрос «КАК?». Это принципиально важно, так как «ЧТО» предполагает простой ответ в описательных характеристиках (что это — хорошее / плохое / сладкое / не сладкое / тяжелое / легкое и т.д.). В этот момент человек становится обреченным на примитивный уровень мышления.

Анализируя позицию разума с точки зрения вопроса «КАК?», стоит заметить, что этот вопрос возникает лишь тогда, когда сталкиваемся с реальными препятствиями. Именно в этот момент возникает потребность в создании модели для понимания, как происходит данная ситуация (не «ЧТО» происходит, а «КАК»). Модель позволяет нам разобраться в том, КАК на это влиять, КАК соглашаться или не соглашаться, КАК выходить из этой ситуации, КАК создавать нечто новое. В этом отношении, в нашей текущей ситуации, которую можно охарактеризовать как ситуацию сверхсилы и сверхзадач, войны и конфликта, у нас есть моменты, которые не зависят от нас лично. Нас в какой-то момент времени могут нарочито героизировать и настоять совершить некие действия, но важным вопросом остается «КАК?» это делать. Это представляется сложным.

И, конечно, в условиях войны, в которой мы находимся, работа разума каждого человека должна заключаться в определении для себя, что является достаточным условием для его дальнейшей жизни, а также насколько это необходимо (принцип достаточности и необходимости). И важно определить те условия, которые приведут к достижению перспективы, потому что именно перспектива личного будущего влияет на выбор жизненных стратегий. Это крайне значимо. В настоящее время мы все ориентируемся на различные глобальные перспективы. Некоторые думают о перспективах своей страны, мирового порядка, функционирования Европейского союза и блока НАТО и многое другое.

Таким образом, сталкиваясь с препятствиями, мы неизбежно приходим к необходимости разработать глобальную стратегию, так как правильное решение должно быть масштабным и учитывать зависимость всех от этого события на глобальном уровне. Однако, точного времени для принятия такого глобального решения мы не знаем. В этот период неопределенности, когда чаша весов может перевесить в любую сторону на глобальном уровне, нам следует задаться вопросом «КАК» и созданием модели для своего реального будущего (личного, моей семьи, моих друзей, родственников и других).

Согласно данной теории Мальцева, мы имеем возможность перейти на уровень, когда наш разум уже не ограничивается лишь реакциями на окружающее, а уже используется для решения собственных задач. Однако, для этого необходимо научиться решать задачи, которые возникают в нашей жизни, особенно связанные с безопасностью и этическими принципами. После этого можно стремиться к развитию, двигаться на следующий уровень. Важно понимать, что ожидать глобальных изменений, чтобы начать улучшать свою жизнь или менять что-то в ней, неправильно. Концепция разума, представленная в книге, о которой мы говорим, направлена именно на то, чтобы наш разум стал способным поставить перед собой задачу и искать пути для её решения независимо от глобальных изменений.

МОДЕЛЬ РАЗУМА.
Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач» (2023)

— Виталий Евгеньевич, можно немного обсудить с Вами и модель разума, представленную в книге. Так как до этого дня не было какого-то единого понимания того, какая модель могла бы описать разум с практической, прикладной точки зрения. И в рамках данного научного труда впервые в науке представлена модель разума, рассматриваемая с точки зрения методики тренировки. Вы знаете, что модель состоит из двух ключевых компонентов — это плато и диапазон. Какое впечатление у вас возникло о данной модели разума?

— Я соглашаюсь с вами по поводу того, что психологические моменты часто связаны с абстрактными понятиями. И именно в этом контексте поиск необходимого «означающего» — того, что может дополнить эту картину, становится важным. Две составляющие модели разума по академику Мальцеву — плато и диапазон — открывают возможность рассмотреть разум как абстрактную модель с конкретными измеримыми и операционализированными концептами, которые мы можем тренировать. 

Идея тренировки, безусловно, является ключевой. Вчера я давал интервью об Экспедиционном корпусе, и касаясь этой темы, забыл упомянуть один из самых важных аспектов в этом научном подразделении — это тренировка. Нигде и никогда не тренируют так, как как в Экспедиционном корпусе. Это невероятно подготовленное научное подразделение, из всех, что я знаю. И ключевой фактор – тренировка — это первое, что стоит отметить.

Второй важный аспект, связанный с идеей изучения разума, что дает возможность дальнейшего влияния на него посредством тренировки — заключается в литературном жанре, так сказать. Когда мы акцентируем внимание на самом плато как среде для тренировки и обучения необходимым «тренажерам», это может показаться банальным, но не менее важным. Ведь, если мы хотим что-то натренировать, например, мышцы, избавиться от лишнего веса или освоить новые навыки — нам нужен тренажер. И в данном контексте абстракция «плато» выступает как основа, представленная конкретными техниками и упражнениями, которые мне понравились своей механической природой. Повторюсь, что сейчас я рассматриваю концепцт нейромеханики, который предполагает тесную связь между мозгом, телом и поведением человека. По сути, в данной модели, о которой я говорю в своих исследованиях, мы, воздействуя на один элемент, можем повлиять на два последующих. Речь идет о системе нейромеханического влияния на приобретение новых навыков у человека. Это один из ключевых моментов.

А второй момент – это момент диапазона. Диапазон включает принцип достаточности, который становится крайне важным в моменты, когда ты хочешь что-то начать. Когда человек начинает что-то, важно понять, достаточно ли у него ресурсов, энергии, финансов и т.д., чтобы приступить к этому делу. Если его цель заключается в том, чтобы просто достигать определенных результатов, это может быть удовлетворительно для многих людей с обычным взглядом на жизнь.

А идея диапазона заключается в том, что для различных признаков и навыков существует определенная норма реакции, которая устоялась. Однако, при помощи биомеханического или нейромеханического подхода к тренировке, мы можем расширять этот диапазон. Например, усиливая биологические функции, связанные со зрительным модулем и модулем движений (как это описано в последних главах книги), мы обеспечиваем более высокий уровень выживания человека. Некоторые другие органы чувств или функциональные системы могут быть менее важны, так как они не являются основой исполнительских функций человека как антропологического существа. Поэтому важно учитывать соотношение условий и среды тренировки с диапазоном, который может варьироваться в зависимости от конкретного индивида на разных этапах, таких как время реакции и диапазон реакции. Это, безусловно, имеет большое значение.

Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач» (2023)

В начале нашей беседы вы упомянули, что в концепции разума, предложенной академиком Мальцевым, вы увидели принцип, который условно назвали «отстреливаться». Можем ли мы таким образом сказать, что это умение «отстреливаться» по сути говорит о выходе на плато?

— На плато, условно говоря, еще нужно доползти, добежать, долететь, как бы «отстреливаясь». Приведу пример. Когда мы были в экспедиции на юге Италии, в Реджо-ди-Калабрия, мы ехали к храму Мадонны Ди Польси. Мы потратили 5 часов на подъем, а затем немного меньше на спуск. Поездка в эту святыню заняла целый день. Теперь представьте себе человека без современной экипировки, которая была у Экспедиционного корпуса, начиная от специально подобранных автомобилей для такой местности и много другого. Такому человеку пришлось бы несколько дней потратить, чтобы дойти туда.

Выход на плато – это всегда уже такое состояние человека, который, говоря метафорически, преодолел многое и дополз, добежал и отстрелялся. Это уже проделанный путь. Но не так, что человек «лежит» и просто ждет, что его кто-то перенесет на плато и по диапазону поднимет. Это абсурдно и отражает недостаток адекватного обучения в такой области. Это иллюзия одержимости, представление о том, что если ты просто «выскочил» на плато, то там у тебя будет прекрасная жизнь. В действительности нужно пройти через испытания, чтобы обеспечить свою жизнеспособность. Нужно действительно «пробиться» к успеху.

Некоторые люди страдают от «синдрома самозванца», когда, несмотря на их выдающееся положение или статус, они считают себя неудачниками и дурачками. Например, ребенок из богатой семьи, ставший директором крупного предприятия, может себя чувствовать неуверенно, так как он чувствует, что всего этого не заслужил, а просто попал в эту ситуацию. Они часто не признают таких  «достижений» и не ощущают сопричастности к успеху.

Важно понимать, что для достижения плато необходимо не только претендовать на успех, но и совершать действия, которые приближают к цели. Это первый отсев достойных кандидатов, тех, кто пока только утверждает о своем потенциале быть успешным, но пока не сделал достаточно, чтобы действительно достичь великого.

— Можно ли сказать, что профессионала от любителя отличает то, что профессионал – вышел на плато? И любому человеку желательно выходить на плато в своем роде деятельности? В таком случае он постепенно превращает себя из любителя в профессионала.

— Так и есть, и это принципиально важно. Самооценка, когда человек бьет себя в грудь, во многом основана на среднеарифметической оценке других людей о себе. Это очень важно.

Второй момент заключается в том, что человек всегда чувствителен к оценке других. Собственно, идея плато предполагает, что ты находишься на обозрении, потому что плато создано другими. Ты не можешь создать себе плато. Плато предполагает, что ты находишься на открытом пространстве и за тобой наблюдают.

Это  может быть очень похоже на идею, когда ты находишься собственно на сцене. Есть некто, кто будет тебя оценивать – это, условно говоря, режиссер или сценарист. И ты апеллируешь к другим, чтобы доказать свою субъектность и подтвердить свою идентичность. Это очень важно для достижения плато, потому что с него начинается освоение разума. Это момент, когда ты можешь начать использовать свой разум как инструмент. Ты уходишь от простых реакций и переходишь к более осознанному и рациональному мышлению. Разум становится инструментом, который начинает работать на тебя. Но разум всегда нуждается в поддержке и становится чувствителен не к твоим впечатлениям о себе, а к тому, насколько ты реально продуктивен и результативен. Здесь всегда есть внешний фактор – тест, задача, которую ты решаешь или не решаешь на этапе подготовки и на этапе тренировки.

Сама идея тренировки в психологическом дискурсе, как правило, всегда вуалируется и называется чем-то другим, например, «саморазвитием» или чем-то подобным. Однако, если мы примем во внимание, что большинство людей в своей жизни достигают успеха исключительно благодаря тренировке, то

концепция тренировки в теории разума Мальцева оказывается жизненно важной и максимально необходимой.

— По сути, все жизненные ситуации можно рассматривать как тренировку, так как существует определенная философская идея, согласно которой ситуации в жизни человеку даются либо для обучения, либо для поучения…

— Вы слишком хорошо думаете о людях. Большинство людей воспринимает все жизненные задачи как «невыносимость судьбы», «злой рок», «тяжелые обстоятельства» и тому подобное. И мы же не хотим кого-то переубеждать. Зачем нам это нужно? Чтобы переубедить людей, нужно создавать тогда религию какую-то новую. Вот тогда их всех можно массово переубедить. А вот так, каждому персонально что-то доказывать – это глупо.

Другой момент. Читая книгу, мне очень понравился один рисунок – там изображена модель (круг), который обозначает примерно следующее: 80-90% людей в принципе могут что-то сделать, а всего лишь 10%-20% из них способны этому научить. Проблема заключается в том, что общество, в котором мы живем, развивается максимально динамично по сравнению со всеми предыдущими обществами. То есть если раньше какой-то навык мог функционировать и сохранять свою актуальность 100-200 лет или даже больше, то сейчас это не так.

Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач» (2023)

Я иногда обращаю внимание на то, о чем сейчас говорят молодые люди. Я допустим на 7-10 лет старше их по возрасту, но у меня создается впечатление, будто, между нами, разница в возрасте составляет 100 лет. Они обсуждают какой-то новый язык в области информационных технологий, уже используют новые приложения и многое другое. И если ты опоздал всего на полгода или даже на месяц, то уже можешь оказаться никто. Сейчас общество развивается с огромной скоростью, и если ты не следишь за новыми тенденциями, технологиями и знаниями, то можешь потерять свое место.

Такая акселерация людей сопровождается огромным объемом новых продуктов, тем и задач, которые требуют от человека совершенно другой подготовки. Сейчас в психологии из-за появления множества сертификационных курсов и новых методик, если, например, ты не учишься чему-то новому хотя бы раз в год, то ты очень сильно отстаешь в психотерапевтической или консультационной практике.

Такой объем информации создает очень большой разрыв между способностью конкретного человека и всем этим огромным объемом информации, которая существует, чтобы реализовать ее в свой личный опыт и что-то сделать. И я могу точно сказать, что в таком моменте человек чувствует себя беззащитным, потому что он не знает, что выбрать и что делать. У него миллион вариантов, миллион возможных решений и вариантов действий. Поэтому человек нуждается в опоре на какую-то структуру, на какую-то систему.

И, конечно же, очень важен поиск не только людей, которые умеют что-то делать. Здесь принципиально важен другой момент: уметь что-то делать можно, но можно не уметь научить этому других. То есть именно среда, где ты можешь чему-то обучиться, является дефицитом. И я говорю о том, что книга академика Мальцева «Работа разума в режиме выполнения задач» в этом отношении — это инструмент, сценарий, история.… знаете, как сейчас очень популярен подход в коучинге и психотерапии под названием «путь героя», как унифицированный сценарий для большинства людей, живущих в современном обществе — им всегда нужна опора. И без опоры невозможно развить навыки.

Нахождение компетентных людей, умеющих справляться с различными задачами, не является единственным критерием успеха. Здесь стоит обратить внимание на другой важный аспект: умение самих экспертов эффективно передавать свои знания и умения другим. Ведь уметь что-то делать и уметь обучать — это разные качества, которые не всегда совпадают.

Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач» (2023)

Вспоминаю одну из иллюстраций в книге, где человек изображен на мостике между скалами, учась чему-то новому. Парадоксально, но именно будучи в подвешенном состоянии, можно научиться и освоить новые навыки. Опора становится жизненно важной, представляющей собой две точки, которые удерживают его канат, веревку или мостик, на котором человек себя «обнаруживает». Не просто находиться на определенном уровне, а обнаруживает себя в этой точке — вот в чем суть важности разума. Фокусировка на этом моменте играет ключевую роль в процессе обучения и развития.

Я думаю, что правильное прочтение этой книги академика Мальцева обладает огромным «дидактическим аспектом», то есть моментом обучения, моментом тренировки
Олег Викторович блестяще умеет тренировать и обучать. 

Например, если вы хотите прочитать книгу, чтобы впечатлиться, то нужно выбирать очень впечатлительного автора, потому что он распишет все детали, покажет, как он побывал в определенной стране и расскажет всё подробно. К примеру, посмотрите на блогеров – самые популярные из них часто являются просто впечатлительными людьми, которые обнаруживают и увиденное передают с восторгом.

Если же хотите научиться чему-то по-настоящему, то вам следует учиться у человека, у которого просто отлично получается обучать, у того, кто в этой области имеет своего рода «одержимость». Автор этой книги, о которой мы сейчас говорим, академик Олег Викторович Мальцев, является безоговорочным авторитетом в области обучения. Из моего опыта и общения с Олегом Викторовичем, я могу с уверенностью сказать, что это лучшая система подготовки, не только с моментом достижения плато, но даже с того момента, когда вы еще «отстреливаетесь» внизу диапазона и ищете правильную точку для своего развития.

Можно сказать, что эта книга также выступает своего рода справочником по феномену разума? 

 Важным аспектом, о котором стоит упомянуть, является описание понятий, которые человек постоянно использует в повседневной жизни, такие как разум и ум. Благодаря частому взаимодействию с этими терминами, каждый человек может себя считать экспертом в их понимании. Этот момент следует учитывать. 

Касаясь книги академика Мальцева, она увлекательным образом демонстрирует сложность таких на первый взгляд простых вещей как интерпретации разума, которые многие из нас не используют должным образом в повседневной жизни. Важно отметить, а лучше подчеркнуть, что многие просто не замечают основной механизм, который способен повлиять на их жизнь. Это принципиально важный момент, на который стоит обратить внимание.

Второй важный момент заключается в изучении противоречивой темы разума, которая привносит сложности и неоднозначности в своей природе. Повторюсь, что разум является сложным и противоречивым понятием, и это создает особую трудность в его исследовании. Например, если мы рассматриваем более специфичные области, такие как координация движений и двигательные функции, то немногие эксперты способны об этом качественно рассказать. Однако, когда мы переходим к темам более общечеловеческого характера, таким как разум и ум, возникает интерференция понятий, инфляция суждений и другие сложности. В результате этого происходит определенная дезорганизация информации.

Авторы обычно стремятся преодолеть эту сложность, строя идеи с многочисленными сюжетами и теориями, чтобы вывести что-то структурированное и осмысленное из всех этих неструктурированных фрагментов (подобно анализу неструктурированных групп данных). Их цель — создать разумную концепцию из различных моментов, которые могут оказаться теоретическими галлюцинациями или несвязанными идеями. Однако такое предприятие обычно оказывается невозможным, ибо разум — явление многогранное и часто подвержено множеству трактовок и интерпретаций. 

Мне нравится подход Олега Викторовича в том, что он имеет очень четкую, не многосюжетную и не разножанровую теоретическую позицию. Он всегда приходит к нескольким ключевым однозначным концептам. Это то, что является важным: чтобы структурировать свою жизнь, нужно опираться на серьезную и гибкую структуру. Она должна быть однозначной.

Структура Олега Викторовича имеет диапазонный характер, и это принципиально важно. Это позволяет учитывать различные ситуации и особенности каждого человека, и обращает нас к необходимости следования этой структуре, так как за ней стоят теоретические и практические школы. Но важно также отметить, что она предоставляет вариативность и разнообразие подходов, что очень значимо.  

— Спасибо Вам большое!

«Я понимаю книгу Олега Викторовича «Работа разума в режиме выполнения задач» таким образом: у Олега Викторовича сформировалась прочная система убеждений относительно науки, жизни, успеха человека, его эффективности и ценности. Его гениальность заключается в том, что он пишет для людей из того, что он уже знает и понимает. При этом он всегда находит новые жанры и прикладные аспекты для того, чтобы донести и объяснить то, что уже веками и даже тысячелетиями существует в прикладной науке. Эта книга является своего рода «моментом пробуждения» и приобщения человека к разумной цивилизации. Ученый обращается к нашему разуму, призывая нас стать сопричастными к разумным вещам и технологиям».

_____________________________________________________

Читайте также 


✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Мысль на тему “Наш разум – феноменален. О пути человека, который «отстреливается» к  состоянию «охотника». Беседа о доселе непостижимом феномене с проф. В.Е. Лунёвым”

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше