Загадка социальных отклонений: между иллюзией и реальностью

Аннотация. В статье анализируются особенности понимания социальных отклонений в современном обществе: различная оценка одного и того же поступка в зависимости от ценностей общества, социальных и культурных норм; частота отклонений; серьезность последствий девиантного поведения; проблема «позитивного» и «негативного» отклонения; специфика классификации девиантного поведения.

Ключевые слова: социальное отклонение, социальная норма, ценности девиация, девиантное поведение.

Исследования социальных отклонений приобрели в современной действительности особо важное значение. Исторические события ХХ века и научно-технический прогресс предоставили возможность анализировать вероятность омнецида – самоубийства человечества как биологического вида. Это тем более актуально, поскольку именно в ХХ веке происходило сознательное уничтожение населения (причем как чужого, так и своего) в особо массовом порядке, используя весь накопленный арсенал технических средств: газы, ядерное оружие и т. д., и т. п. В это время мы столкнулись с концлагерями, Холокостом, терроризмом, национализмом, фашизмом, нацизмом, геноцидом и другими отнюдь не красящими человечество явлениями.

События XXI века: 11 сентября 2001 года знаковый террористический акт в США, российская агрессия против Украины, зверства хамас показывают, что правильные выводы были сделаны не в полной мере и проблема третьей мировой войны сегодня вполне реальна. Можно сказать, что социокультурная реальность значительно изменилась. 

Восстание в Варшавском гетто — фото из отчёта Юргена Штропа Генриху Гиммлеру в мае 1943. Одна из наиболее известных фотографий времен Второй Мировой Войны.
Террористические акты в США 11 сентября 2001 года (также именуемые 9/11)

Изучение социальных отклонений как неотъемлемой составляющей современной действительности стало обязательной потребностью, без которой невозможно представить нынешнее общество. Под социальным отклонением подразумевается «любая модель поведения, которая заметно отличается от принятых в обществе стандартов» [1, с. 28].

Изучение социальных отклонений и мер борьбы с ними осуществляется в каждой стране с учетом специфики социокультурных, социополитических, социоэкономических, социопсихологических, демографических и других факторов, влияющих на жизнь населения. Однако нас в первую очередь интересует панорама социальных отклонений.

Объектом изучения социальных отклонений является общество. А предметом, в зависимости от наших интересов, — девиация в обществе, трансформации и флуктуации социальных отклонений, их функционирование в общественной жизни и т.д. Девиация (от позднелат. deviatio – отклонение) рассматривается как «поведение, нарушающее общепринятые в обществе нормы и правила» [2, с. 17].

Как доказывает современная действительность, максимально качественный уровень жизни возможен в свободном обществе, когда свободы вообще и свобода выбора в частности, права человека являются основой, фундаментом жизнедеятельности. Однако свобода выбора личностью системы и варианта поведения небезгранична. Существует достаточно объемная часть ограничений, основанная на нормах, образе жизни общества, социума, социальных групп, в которых индивид находится. Запрет на различные варианты поведения вытекает из отрицательной (негативной) оценки таких типов поведения общественным сознанием. «Совокупность запретов, влияющих на свободу выбора варианта поведения, — это система социальных норм в самом широком понимании этого понятия. Социальная норма определяет предел, интервал допустимого (разрешенного или обязательного) поведения, деятельности людей, социальных групп, социальных организаций, которые исторически сложились в конкретном обществе» [3, c. 119]. Т. е. социальные нормы общества являются характеристикой системы ценностных приоритетов данного общества. Но нельзя согласиться с точкой зрения, когда утверждается, что «норма – это мера полезного, общественно необходимого функционирования общества и его социальных институтов, поведения малых социальных групп и отдельных индивидов» [3, с. 119], поскольку общество может развиваться, основываясь и на ценностях, приоритетах негативного характера. Ведь в Германии фашисты пришли к власти демократическим путем, но вряд ли сегодня у кого-либо повернется язык назвать данное общество нормальным, а нормы, существующие в нем, полезными.

Социальные нормы, являясь неотъемлемым компонентом системы социального контроля, помогают «оценить» поведение индивида, группы с точки зрения соответствия-несоответствия общепринятому поведению в обществе. С помощью социальных норм мы можем определять те или иные действия, поступки как нормальные или отклоняющиеся от норм, девиантные.

Сложившаяся традиция изучения социальных отклонений рекомендует следующее разделение терминов, что является важным не только для понимания сути близких категорий, но и для выработки стратегии общества относительно профилактики социальных отклонений, имеющих негативный характер для общества: «девиация», «девиантность», «социальное отклонение» относятся к социальным феноменам, а «девиантное поведение» больше склонно к анализу «индивидуального поведенческого акта» [см. 4, c. 23]. Однако мне представляется верным более широкая трактовка термина «социальное отклонение», так как при исследовании мотивов и установок такого поведения невозможно разделить психологическую, психическую, социальную, биологическую, культурологическую, этнонациональную и другие составляющие, что и отражено в определении. Принимая данную точку зрения, мы имеем возможность в контексте «социального отклонения» рассматривать весь спектр проблем. Кстати, такое понимание этого термина присутствует и в социологии отклоняющегося поведения, когда речь идет о концепциях девиации.

При изучении социальных оснований девиантного поведения необходимо учитывать ряд особенностей теоретического и практического понимания девиации, влияющих как на оценку причин социальных отклонений, так и на анализ их последствий, механизма функционирования и развития девиации. Постараемся выделить, на наш взгляд, наиболее важные.

Различная оценка одного и того же поступка в зависимости от ценностей общества, социальных и культурных норм. Один и тот же поступок может квалифицироваться одним обществом как норма, а другим – как отклонение. Так, знаменитое восклицание Галилео Галилея (кстати, вымышленное, Галилей на него не решился, поэтому и не был сожжен на костре; здесь нет никакого осуждения, просто, констатация факта): «И все-таки она вертится!» сегодня нами оценивается как норма, ведь Земля действительно вращается вокруг Солнца. Но во время жизни великого ученого, безусловно, считалось отклонением, «ересью». Или поступки Жанны Д’Арк. Французы ее поведение считали героическим, нормальным для патриотически-настроенного франка. В то же время саксы считали их бунтом против законной власти (правда, власть была не избрана, а завоевана, но кого это интересовало?). Данный ряд можно продолжить. Так, человек, идущий поздно вечером по улице в большинстве городов США, будет воспринят полицией как тот, у кого что-то случилось, поскольку большинство людей в это время находятся дома. А в Украине такое поведение будет воспринято как норма. Следовательно, на понимание поступка как нормального или отклоняющегося влияют нормы и ценности конкретного общества, нормы и ценности времени, когда он совершен. 

Фрагмент фрески с изображением «Жизни Жанны д’Арк» в Пантеоне, Париж

Частота отклонений. Отклоняющееся поведение почти столь же естественно для общества, как и норма. Если мы возьмем один день из нашей жизни, то увидим, что за сутки нами совершено множество поступков, противоречащих нормам. Например, опоздали на работу, перешли улицу на красный свет, выкинули мусор мимо урны и т. д., и т. п. Важно только, чтобы все эти отклонения не перешли в норму. Если все будут переходить улицу на красный свет, невозможно станет ездить на машинах, да и количество дорожных «пробок» резко возрастет. Для регулирования нашего поведения и существуют элементы социального контроля. На частоту отклонений напрямую влияет эффективность функционирования элементов социального контроля.

Серьезность последствий девиантного поведения. Все вышеперечисленные примеры могут иметь для общества как серьезные, так и несерьезные последствия. Вроде бы ничего страшного не случилось: человек перешел улицу на красный свет. Но все будет расценено иначе, если из-за этого произойдет авария, особенно в том случае, когда погибнут люди. Смоделируем еще несколько ситуаций. Дети играют на балконе, наполняют пакеты водой и бросают вниз, вроде бы мелочь. А представьте себя на месте человеке, под ногами которого (хорошо, что не на голове!) разрывается такой пакет. Можно замочить ноги, а можно получить разрыв сердца. Еще пример. Люди едут в поезде. Поели. Но идти в конец вагона, чтобы выкинуть мусор, лень, и все летит в окно. А в другом купе открыли окно, чтобы полюбоваться природой, и остатки обеда залетели людям в лицо. Можно выкинуть и бутылку от пива, но вдруг она попадет кому-то в голову, при этом поезд едет с некоторой скоростью. Кстати, я пересказываю реальный случай. В СССР такая бутылка попала в голову поездному работнику, женщине, которая показывала, что путь свободен. Хорошо, что виновные остановили поезд и доставили пострадавшую с сотрясением мозга в больницу. Продолжать будем до бесконечности. Значит, серьезность последствий социальных отклонений зависит от частоты нарушений. Чем нарушений больше – тем более серьезны последствия для общества.

Проблема «позитивного» и «негативного» отклонения. Ряд ученых выделяют позитивную и негативную девиацию, подразумевая, что позитивная девиация – это «средство прогрессивного развития», а негативная – «дисфункциональна» и «дезорганизует общество» [5, c. 183]. При этом, видимо, для более четкого различения, приводятся примеры максимально одобряемого отклонения: «национальные герои, выдающиеся артисты, спортсмены, ученые, писатели, художники и политические лидеры, миссионеры, передовики труда» [4, c. 141] и максимально неодобряемого: «революционеры, террористы, непатриоты, политические эмигранты, предатели, атеисты, преступники, вандалы, циники, нищие» [4, c. 140]. С таким разделением трудно согласиться.

Во-первых, отклонения могут быть не только негативными и позитивными, но и нейтральными. Например, если я не почистил утром зубы, вряд ли это нанесет какой-либо урон обществу, тем более когда это единичный случай.

Во-вторых, такое разделение на максимально одобряемые и максимально неодобряемые отклонения весьма условно. Все зависит от норм и ценностей общества, в котором человек живет. В Иране, где нормы шариата приравнены к закону, недавно за инцест забили камнями тринадцатилетнюю девочку и ее пятнадцатилетнего брата. А такое же нарушение в Украине повлекло бы только неодобрение со стороны родственников и знакомых.

В-третьих, примеры максимально одобряемых и неодобряемых отклонений достаточно спорны. Так, спортсмены, художники, писатели и ученые – это профессии. Все они могут быть или хорошими специалистами, или нормальными, или посредственными. Миссионеры оцениваются также в зависимости от вреда или пользы, который они принесли людям (в истории случались и случаются разные случаи). Весьма спорен и пример национального героя. Так, СССР в ранг героя возвел Зою Космодемьянскую. В то же время сегодня в Украине ряд историков подчеркивают, что она сжигала дома людей, иногда вместе с ними, только подозревая их сотрудничество с фашистами. Да и выдали ее гитлеровцам, согласно современным источникам, сами крестьяне. Много претензий и к списку отклонений с крайне негативной характеристикой. Предатели могут быть таковыми с точки зрения одних политических сил, другие тех же людей считают национальными героями. Про непатриотов говорить вообще смешно. К политическим эмигрантам можно смело отнести А. И.Солженицына, но сомневаюсь, что у кого-то сегодня повернется язык назвать его примером максимально неодобряемого поведения. Не вписываются в данную категорию атеисты и нищие. Да и насчет остальных примеров можно вести долгую дискуссию.

Не могу согласиться и с Т. В. Воецкой, предпочитающей выделять «культурно одобряемые» и «культурно осуждаемые» отклонения [6, с. 232–242]. Ведь культуры и субкультуры в обществе разные. Сейчас практически любое общество является мультикультурным. Ее примеры также неоднозначны. К культурно одобряемым отклонениям автор относит такие «качества и способы поведения»: «сверхинтеллектуальность», «особые склонности», «сверхмотивации», «личностные качества», «счастливый случай». Без каких-либо данных мне очень сложно поверить, что такие варианты являются культурно одобряемыми. Еще больше вопросов к культурно осуждаемым отклонениям. Выделяются «психические дефекты», «определенные физиологические черты личности», «конфликты, происходящие внутри сознания личности». Мне кажется, что Т. В. Воецкая слишком увлеклась теориями Ч. Ломброзо и У. Шелдона, а данный вариант осуждения очень близок к расовым теориям А. Розенберга, и автору следовало бы быть осторожнее и толерантнее при исследовании проблемы социальных отклонений.

Но как быть с классификацией отклонений? Ведь, действительно, есть отклонения чрезвычайно позитивные. Например, рискуя жизнью, человек вытаскивает из огня маленькую девочку. И, естественно, найдутся и негативные девиации. Например, воровство. Поэтому мне представляется единственно верным руководствоваться критерием полезности тех или иных отклонений для общества в целом. Т. е., необходимо разделять отклонения на: нейтральные; отклонения, которые для общества носят позитивный характер; и отклонения, которые носят негативный характер для общества. Только общественные, общечеловеческие ценности могут служить здесь арбитром! В этом и проявляется значение философского подхода к анализу социальных отклонений.

фото: Unsplash

Данная проблема представляется мне одной из важнейших в теории социальных отклонений. Большинство ученых не придают большого значения оценке характера отклонений с точки зрения их влияния на общество и, что абсолютно естественно, тут же сталкиваются с проблемой выделения позитивных-негативных девиаций. Конечно, негативные выделить гораздо легче. Так, Я. Гилинский в качестве примеров негативных отклонений рассматривает все виды девиации [7, с. 189]. А к позитивным отклонениям он относит все виды творчества и на этом останавливается. Такой подход заведомо ограничивает возможности позитивных отклонений, ведь они встречаются только в творчестве. Между тем по степени влияния на развитие общества положительная и отрицательная сторона отклонений должны быть более равнозначными, чем представляется многим исследователям. Необходимо учитывать и то, что мы рассматриваем именно социальные основы девиантного поведения. А следовательно, критерий позитивного-негативного характера отклонений будет работать только в том случае, если рассматривать его с точки зрения общества.

Классификация девиантного поведения. Сегодня ученые предпочитают два равнозначных варианта классификации. Одни говорят о девиантном и делинквентном поведении. Тогда в рамках девиации анализируются нарушения социальных норм, а делинквенция рассматривает нарушения законов. Такой подход является существенным для группы юридических наук, поскольку они изучают исключительно правонарушения. Другие считают правильным более широкое понимание девиации как всевозможных отклонений, в том числе и правовых. А уже в девиантном поведении существует более подробное разделение на относительный и абсолютный подходы к оценке отклоняющегося поведения. Относительный подход исследует нарушение социальных и культурных норм, а абсолютный – нарушение юридических законов, преступления. Отметим, что точка зрения ученых зависит здесь исключительно от заявленной ими проблематики.

Анализ проблем социальных отклонений под философским углом зрения поможет лучше понять современное трансформирующееся общество, весь спектр изменений, присутствующий в нем.

Необходимо учитывать, что социальные отклонения являются такой же реальностью жизни общества, как и социальные нормы. Практически вся жизнь любого общества во всей своей полноте и многогранности характеризуется наличием отклонений. Социальные отклонения, фигурируя одновременно с термином «девиация», подразумевают нейтральную оценку, становясь позитивными или негативными в зависимости от общечеловеческих ценностей и точки зрения общества, присутствуя в каждой социальной системе. При этом девиация – понятие более узконаправленное, которое, по умолчанию, скрывает подоплеку нарушений. Поэтому для современного общества первостепенной задачей представляется умение выявлять причины социальных отклонений, находить пути преодоления их негативных форм, предоставляя человеку возможности оценить последствия девиаций. Это является важнейшим инструмент социального контроля и управления обществом. 

ВЫВОДЫ

1. Сегодня, во время глобальной трансформации морально-нравственных отношений в обществе, глобального понимания миропорядка и роли в нем современного человека, изучение социальных отклонений имеет первостепенную важность для анализа отношений в ценностно-нормативной системе общества.

2. При анализе девиантных проявлений представляется целесообразным использовать философский подход, основывающийся на всеобъемлющем целостном анализе природы и причин социальных отклонений. Это особенно значимо для объективной сути понимания происходящих изменений. 

3. При изучении социальных оснований девиантного поведения необходимо учитывать ряд особенностей теоретического и практического понимания девиации, влияющих как на оценку причин социальных отклонений, так и на анализ их последствий, механизма функционирования и развития девиации. Наиболее значительными мне представляются следующие: различная оценка одного и того же поступка в зависимости от ценностей общества, социальных и культурных норм; частота отклонений; серьезность последствий девиантного поведения; проблема «позитивного» и «негативного» отклонения; классификация девиантного поведения.

4. На понимание поступка как нормального или отклоняющегося влияют нормы и ценности конкретного общества, нормы и ценности времени, когда он совершен, общечеловеческие нормы и ценности.

5. Серьезность последствий социальных отклонений зависит от частоты нарушений. На частоту отклонений напрямую влияет эффективность функционирования элементов социального контроля.

6. Необходимо разделять социальные отклонения на: нейтральные; отклонения, которые для общества носят позитивный характер; и отклонения, которые носят негативный характер для общества.

Евгений Боринштейн
доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии, социологии и менеджмента социокультурной деятельности Государственного учреждения «Южноукраинский национальный педагогический университет имени К.Д. Ушинского» (г.Одесса)

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Борінштейн Є.Р. Соціальні відхилення Homo Sapiens: контекстуальне поле національного менталітету. Перспективи. Соціально-політичний журнал. 2023. №3. С. 27-34.

2. Боринштейн Е.Р. Проблемы социальных отклонений. Перспективи. Соціально-політичний журнал. 2011. №4. С. 16-20.

3. Социология: учебник / под ред. Н.Ф. Осиповой. Харьков: Одиссей, 2008. 264с.

4. Кравченко А. И. Введение в социологию. Учебное пособие. Москва: «На Воробьевых», 1995. 224 с.

5. Назарова Н. С. Социология. Одесса: Одесская городская типография, 1994. 264 с.

6. Воецкая Т. В. Основы социологии: учебное пособие. Одесса: ОКФА, 2001.  367 с.

7. Гилинский Я. И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2004. 520 с.

_____________________________________________________

✒️Подписывайтесь на наш Telegram канал «Гранит науки»
✒️Читайте нас на Яндекс Дзен

📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype
📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше