Научная экспедиция в Португалию: интервью с Мальцевым О.В.

Научная экспедиция в Португалию: интервью с Мальцевым О.В. 1

На сегодня Экспедиционный Корпус НИИ Памяти — едва ли не самая заметная научная экспедиционная группа, которая существует в Украине. Пожалуй, её можно было бы сравнить лишь с командой нашей Антарктической экспедиции, но и это будет неадекватный пример, по количеству добываемых Корпусом научных знаний. Их каждый год привозят столько, что историкам, социологам, антропологам, криминологам, психологам и даже инженерам хватит на год исследования вперёд – а выезды Экспедиционный Корпус уже, на шестом году своего существования, совершает четырежды в год. И, как отметил в интервью «Граниту науки» руководитель Корпуса, академик, руководитель Одесского регионального отделения УАН, PHD Олег Викторович Мальцев, даже этого количества экспедиций становится недостаточно для всё возрастающей численности квалифицированных научных кадров, которые практикой завоевали своё право войти в состав Экспедиционного Корпуса. 

— Олег Викторович, хоть я и редактор научного журнала и вынуждена держать в голове одновременно много тем, у меня в сознании не укладывается, как Вы организуете свою интенсивнейшую разнонаправленную работу учёного. Сейчас у Вас в работе две монографии:  «Философия юга Италии» и «Психологический порет наемного убийцы». Вы пишете научно-популярную книгу о боксе «Неуловимая тень». Непосредственно перед нашим интервью Вы общались по скайпу с профессором, учеником Жана Бодрийяра, и из услышанного фрагмента я поняла, что Вы за месяц успели прочитать все книги этого мыслителя – видимо, тоже готовите какое-то исследование. Параллельно в марте под Вашим началом состоится выезд Экспедиционного Корпуса в Лиссабон. Что объединяет все эти исследования? И какие знания Вы планируете добыть в Португалии?

— Результатом работы экспедиции в Португалии и некоторых провинциях Испании, в частности, Севилье, станет монография о психологии юга Италии. По какому-то «роковому стечению обстоятельств», назову пока это так, вся психология юга Италии начиналась в Португалии. 

В определённый момент в истории человечества, ни для кого не заметно, в Португалии возникает Орден Иисуса Христа. Просто некий рыцарский духовный орден. Через какой-то промежуток времени эта машина набирает обороты и становится одной из самых мощных в мире. Вы спросите, какое отношение Орден Иисуса Христа, духовный рыцарский орден, имеет отношение в Италии? Попытаюсь объяснить. 

Никакого отношения к Италии этот орден не имел бы, не возглавь его в определённый момент истории полковник Иеронимо  де Карранза. Вот здесь начинается самое интересное. Карранза восходит на престол так, что никто почему-то не говорит «нет». Папа Римский подписал его кандидатуру с закрытыми глазами. И меня это в высшей степени удивляет, потому что Иеронимо де Карранза близкий друг, наперсник короля Испанской империи и всех ея владений Карла V, а Карл V –это заклятый враг Папы Римского, который того терпеть не может просто. Но кандидатура Иеронимо де Карранзы на должность командора ордена почему-то устраивает Ватикан, и Папа её безропотно подписывает. 

Полковник де Карранза входит к Карлу V полковником, а выходит генералом де Карранзой. Все бы ничего, но этот человек  становится отцом испанского фехтования, пишет книгу «Философия оружия», а за ним вслед его ученик Луис Пачеко де Нарваэз пишет «Книгу о величии меча» . Другой ученик Карранзы, Франческо Виллардита, не отвлекался на трактаты от непосредственно действий, превозносящих величие меча. Именно этот человек организует Орден Иисуса Христа Калабрии и Апулии, который впоследствии ретрансформируется  в такую организованную группу, как Ндрангета. На сегодня это самая могущественная преступная организация в мире.

Так вот, а природа этого ордена лежит в Португалии. 

 — Как петляет «змея» истории, насколько всё взаимосвязано!

— Здесь появляется следующая неприятность. Дело в том, что Орден святого Сантьяго, он же святого Джакомо, по какому-то странному стечению обстоятельств тоже возник в Португалии. Потом пришел в Палермо и ретрансформировался в палермскую мафию. И такие «стечения обстоятельств» я могу продолжать долго, до бесконечности. По этому же «странному стечению обстоятельств» все неприятности всего мира родились в Португалии. 

— Надо же, а такая, вроде бы, спокойная страна: грустные романсы фаду, пирожные паштейш…

— В том-то и дело, что в Португалии напрочь отсутствует криминальная традиция. Возникает очень интересный вопрос, как в стране, в которой нет криминала, возникает как минимум два ордена, которые впоследствии становятся самыми могущественными преступными группами в мире: палермская Мафия и калабрийская Ндрангета? Я про Каморру вообще пока не говорю. Никто не знает, какая-то мистика. 

— Наверняка у Вас уже есть какая-то гипотеза против этой «мистики»?

— А гипотеза простая. Дело в  том, что Португалия сама по себе, вероятнее всего, очень спокойная страна, там действительно всё очень хорошо – если бы не Азорские острова. Вот где творится что-то невероятное! Есть там один великолепный островок, на нём площадь, на площади есть храм Архангела Михаила, и на храме огромнейший, пятиметрового размера танцующий лев. Это –символ криминальной традиции юга Италии. Так вот, мне очень хочется подержать за лапу этого льва. Посмотреть, как они там живут и что они там делают. Потому что обстановка на этих островах кардинально отличается от сегодняшней Португалии. 

Для того, чтобы написать книгу «Психология юга Италии», мне нужно сравнить психологию португальцев Азорских островов и психологию жителей юга Италии. Только в таком случае можно будет сделать вывод, каким образом Орден Иисуса Христа попал в Калабрию, что это за «странное стечение обстоятельств». 

— Олег Викторович, насколько я помню из лекции, которую по Вашему приглашению прочитал гранд мировой криминологии Антонио Никасо  в Одесском отделении Украинской академии наук, южноитальянская преступность зародилась на острове Фавиньяна, в старинной бурбонской тюрьме, куда попали отомстившие за честь сестры братья Оссо, Мастроссо и Карканьоссо…   

— Это легенда, некая парадигмальная амальгама, с которой весь южноитальянский криминалитет, скажем так, соглашается. Почему бы и нет? В декабре Экспедиционный Корпус побывал на Фавиньяне – место, доложу вам, прелюбопытнейшее, но назвать то, что мы там увидели, тюрьмой достаточно сложно. Скорее, тренировочный полигон для вооружённых отрядов… которых готовили к такой, предположу, деятельности, как захват замков, свержение власти, осуществление государственных переворотов…

А ещё мы поработали две экспедиции на Канарских островах, вот ещё одни острова, прямо «наваждение» какое-то – там тоже всё не то, чем кажется… Нас приняли с большими почестями в резиденции Ордена Иисуса Христа, место, надо сказать, неприятнейшее. Я был в том доме, где Карранза и де Нарваэз жили и писали свои трактаты, и многое понял, находясь там. Потом я слушал легенды и мифы об ордене – то есть, наши провожатые утверждали, что всё это сущая правда, но я-то, как ученый, знаю, что это не так. Понимаете, когда вы не там — не говорите с людьми, не заняты полевыми исследованиями, — а просто сидите в кабинете и изучаете так называемые «достоверные источники», то результат, что вы получите искаженные данные, это 100%. Нужен фотоаппарат, нужно снимать доказательства, причём делать это на плёнку – так, чтобы никто не сказал, что это «фальсификация». 

Книга «Психология юга Италии» станет именно таким исследованием, причём мы применим в ней исследовательскую концепцию, которую не использовали до этого, а также новый экспериментальный и методологический аппарат, который до этого Корпусом не использовался и который я ещё только сейчас заканчиваю разрабатывать. 

— Уже очень интересно узнать, как все эти исторические перипетии сказались на психологии современных жителей юга Италии… 

— А сказались самым непосредственным образом. Боровичка в своей книге «Мафия» написал, что «мафия – это образ жизни южного  итальянца», конец цитаты. Дело в том, что там больше ничего и нет, кроме криминала. Оговорюсь: того, что мы сегодня называем «криминал». Поэтому у меня и возникает вопрос. Психологию человека кто-то формирует, психологию города, провинции кто-то формирует. Там эта психология формируется с самого детства. Вот я и хочу образ жизни португальцев посмотреть и увидеть, как он превратился в то, что мы наблюдаем сегодня на юге Италии. В этом и состоит научная деятельность: в том, чтобы идти к истоку, к причине, и оттуда двигаться в настоящее время. Нельзя исследовать что-то, не понимая причины. Вы должны понимать причину. Откуда такая «радость» в этом маленьком, прекрасном государстве, как исток наимощнейших криминальных традиций? Я пока ответов на многие вопросы не знаю, потому что я там не был когда поеду, вероятнее всего, я их получу. 

— Хотелось бы узнать о Вашей исследовательской концепции  подробнее. Насколько я понимаю, в украинской науке вообще не принято начинать научные исследования, имея исследовательскую концепцию. Зато принято два года разрабатывать методологию…

— По моему скромному мнению, общепринятый подход крайне затормаживает учёного. Мы подготовили специальные процедуры, ряд экспериментов, разработали научные механизмы исследования двигательных реакций, воспользуемся также Мировой моделью психики, которую я систематизировал и вывел в понятную для всех формулу в начале 2019 года. Как видите, подход к исследованию феномена Португалии, её духовных рыцарских орденов, её истории, философии, психологии будет разносторонний.

Сейчас ещё я разрабатываю исследовательский ключ к философии Жака Бодрийяра, который позволит проверять данные, которые мы планируем получить, поэтому думаю, что мы не только их получим, но и многократно проверим с разных сторон. Всегда должен быть какой-то инструмент, который проверяет твои данные многократно. Нельзя полагаться на полученные данные, нужно проверять, чтобы вы не получили ошибки, чтобы вы не подгоняли данные, чтобы вы не хотели выдать желаемое за действительное. Поэтому все эти предохранители для нас крайне важны. В итоге процесс доказательства будет крайне легким, потому  что все доказательства  и инструменты решения задачи будут готовы для того, чтобы показать: вот методология, вот результаты, сопоставьте между собой, получите те же результаты – и соответственно, такой же вывод. 

— Разрешите задать последний вопрос. Я знаю, что за пять лет исследования Италии сотрудники НИИ Памяти переводили много книг, по истории, фехтованию, философии, психологии. Только лишь благодаря Вашему исследованию мы имеем их сейчас в научном обиходе. Фактически, русскоязычный и украиноязычный мир обязан существованием этих старинных трактатов, написанных не просто на испанском, а на труднейшем древнеиспанском языке, именно Экспедиционному Корпусу! Скажите, пожалуйста, располагаете ли вы уже и португальскими первоисточниками?

— Несомненно, да. Для науки первоисточники – крайне важная вещь. Вот на днях только мы закончили переводить  испанский трактат о дуэлях, тоже еще один вклад в науку. С португальскими источниками мы только начинаем работать, уже переведены некоторые главы. Я такой алгоритм перевода задал: продвинулся в исследовании – мне выдают, например, вторую главу, которая нужна мне для некоторых следующих шагов, потом шестую, которая нужна для следующих шагов… Мы пока результаты даже не учитываем, пока только пытаемся понять, что там происходило все эти столетия и с чем вообще мы имеем дело. И когда мы это поймём, у нас уже будет прочная точка опоры для того, чтобы то-то делать.

— Спасибо большое за интервью, Олег Викторович. Я Вас слушаю  и понимаю всё глубже,  насколько это грандиозное явление в украинской и мировой науке – Экспедиционный Корпус. Вы единственные учёные, которые переводят неизвестные, но основополагающие, как оказывается, первоисточники и отдают их бесплатно людям. 

— За 400 лет никто не смог не только перевести «Философию оружия» де Карранзы, но и даже не удосужился взять её в мадридской библиотеке! Это огромная книга, мы задействовали огромное количество людей, помимо переводчика, чтобы просто понять, что там написано: антропологов, испанских специалистов… Это мировой исторический, психологический бестселлер, книга написана на стыке девяти наук! У нас работал целый коллектив над этим переводом, чтобы русскоязычное пространство получило доступ к «Философии оружия». А скоро будет окончен перевод этого трактата и на украинский язык. 

— Эта книга меняет судьбы людей. Сколько подтверждений тому я слышала от её читателей: после этой книги нельзя продолжать жить так, как ты жил раньше. 

— Да уж, её ведь командор Иеронимо де Карранза написал, а он ещё тот умелец мозги поставить так, что потом они назад не становились. Он был очень сильный человек, раз мог себе позволить такие вещи – например, сказать, что «простолюдина от дворянина отличает лишь ненависть к правде». Что означает буквально: если ты дворянин, но ненавидишь правду, то ты не дворянин. Представляете, предъявить такое заключение всему испанскому дворянству? Да за такие вещи человека быстренько могли превратить непонятно в кого… Но это не про Иеронимо де Карранзу: как говорят, слишком черный ужас внушал полковник. А это, знаете, наиболее правдивая вещь. Когда человеку нечего бояться, он пишет то, что думает. В отличие от большинства людей, которые хотят угодить кому-то, с оглядкой на кого-то пишут. Карранза и  Нарваэз не писали с оглядкой.

Карранзу никто не критиковал, он «святой». А Нарваэза критиковали, когда умер Карранза, и коллеги, и рыцари. Лоренс де Рада в трактате «Защита истинной науки об оружии» не то, чтобы критиковал, но говорил, что думает иначе. Это нормально, когда люди поучали критику, обратную связь — никто не протестовал, даже отвечали критикам в письмах, которые разворачивались впоследствии в отдельные трактаты. Например, Бласко Флорио, автор трактата «Наука фехтования», писал полжизни, отвечая своим критикам, учил их через письма, объясняя, насколько они недалёкие люди. 

— Как раз оригиналы этих его писем Вам и подарили в Палермо во время последней экспедиции?

— Мне передали четыре письма, которых у меня не было, потому что всего их 28, я большинство получил в библиотеке, а конкретно этих четырёх у меня  не было, и мне их подарили – как учёному, уже уважаемому в Палермо, человеку, которому можно доверять. По-другому там дела не делаются. Теперь у  меня полный сборник писем Бласко Флорио. А Флорио – это и поныне очень влиятельная семья на юге Италии, это крайне богатые и уважаемые люди, которым принадлежала половина юга Италии, как сказал мой друг Антонио Никасо. К Бласко Флорио не просто нужно прислушиваться, это очень серьезный испанский гранд, который имел вес и при дворе испанского короля, и в Мадриде. Его книга – это докторская диссертация, написанная настолько фундаментально, что я не думаю, что кто-то из ученых сегодня может написать такую диссертационную работу. Хотя бы они её поняли при прочтении… Я уже не говорю про де Карранзу и Нарваэса, там уровни вообще запредельные, у них XVII век, а это 1844 год, всё-таки гораздо ближе к нам расположен… Но даже диссертационная работа Бласко Флорио для наших ученых просто непостижима. 

 — И это Вы «рисуете», вернее, восстанавливаете на карте современного человека такие имена… Удивительно, почему Леонардо да Винчи знают, причём знают в разы больше, а имена этих грандов, если бы не Экспедиционный Корпус, то и вовсе, возможно, никогда не сотрясли вновь человеческое пространство?

— Вот это и странно. Потому, что Леонардо да Винчи никакой роли в истории Европы не сыграл. А эти люди сыграли в истории не то что Европы, а целого мира роль. Испанская империя – это полмира, Карл V говорил ведь: «В моём королевстве никогда не заходит солнце». На этой территории эти люди сыграли огромную роль во всех сферах жизнедеятельности, от них зависели жизни высокопоставленных чиновников Испанской империи, он них зависело, что будет завтра, кого убьют, кого повесят, кого казнят, какая наука будет, что будет процветать, что будет загнивать – да всё от них зависело. И мы не знаем даже их имен! Мировая наука даже не хочет знать их имена, а это обидно, по причине того, что у этих людей есть чему поучиться. 

— Да уж, это вам не сказочка про Дон Кихота… 

— Во времена испанского рыцарства испанцы не были такими, это сегодня они превратились в дон кихотов. «Дон Кихот» – это роман не про то время, когда было испанская рыцарство, а про XXI век.  Этот роман написан сегодня для сегодняшних испанцев, вот они точно дон кихоты.

— Почему же так происходит, что этих величайших личностей Вам приходится восстанавливать по крупицам, а эти «сказочки для бедных» на каждом углу? 

— Я думаю, что в определённый момент времени люди как-то резко стали слабоинтеллектуальными. Вероятно, необходимо проводить отдельное исследование, почему люди деградировали. Но для того, чтобы это понять, нужен целый, сохранный интеллект. 

— Представьте, людей это очень заботит, на нашем портале публикация о том, как скоро люди вымрут от собственной глупости, набрала больше всего просмотров! 

— Если есть такой социальный заказ – я постараюсь в ходе лиссабонской экспедиции провести исследование, и потом можно будет представить его результаты в вашем журнале. Да, мы попробуем провести это исследование: почему люди деградировали. Почему бы и нет. 

— Спасибо Вам большое, Олег Викторович. Впервые журнал «Гранит науки» инициирует исследовательскую тему для учёного – да ещё и какого… С нетерпением ждём возвращения из экспедиции, а пока – желаем попутного ветра Экспедиционному Корпусу!

Научная экспедиция в Португалию: интервью с Мальцевым О.В. 2

__________________________
Читайте нас в телеграм 
https://t.me/granitnauky

Добавить комментарий