Влюблëн в Бразилию: история успеха молодого украинского химика-полиглота

Это рассказ о 32-летнем черновицком ученом Владимире Ткаче. Он кандидат химических наук (ЧНУ им. Юрия Федьковича), постдок Института химии Федерального университета штата Мату-Гросу-ду-Сул, постдок факультета инженерии Университета Порту. Недавно вышел из печати его задачник «Співоча хімія» («Поющая химия»), неординарность которого привлекла внимание редакции «Гранита науки». Так вышло, что наше общение с Владимиром пришлось на 28 января, четверть века со дня смерти Иосифа Бродского – одного из любимейших его поэтов. Он и излагает свои мысли так же нараспев, и является на те же 100% сосредоточенным исключительно на себе человеком. Местами это, безусловно, раздражает. Кажется, он живет в каком-то своем тоннеле, где не существует никого, кроме него, его покоренной мечты о Бразилии, его научных интересов и общественных инициатив. Но только посмотрите, куда его этот тоннель вывел! Приводим success-story молодого украинского ученого в рассказе от первого лица.

«Любопытство к теме Бразилии – а точнее, ее языку – началось у меня с бразильских сериалов. Когда я, будучи маленьким, вслух заявил, что хочу выучить «бразильский язык», дедушка по матери (доцент-химик – невероятно эрудированный человек незаурядного воображения) объяснил мне, что бразильцы разговаривают на португальском. Чуть позже, уже в музыкальной школе, где я учился по классу гитары (и неоднократно побеждал на олимпиадах по сольфеджио), мне повезло встретить настоящего виртуоза, который познакомил меня с бразильской традиционной и джазовой музыкой, что только удвоило мой интерес к этой стране – который с тех пор углублялся и углублялся. Как методист он был не очень, учить особо не умел, но, как показала практика, иногда важнее возбудить любопытство, а постановка навыка уже дело наживное…

Так я увлекался музыкой далёкой страны пять лет, не зная еще языка, хоть и узнав уже его название. Когда я уже окончил магистратуру, но в аспирантуру еще не поступил, то, чтобы заполнить паузу, за 10 дней выучил сперва португальский, используя музыкальный песенный багаж, а потом еще через год я выучил испанский. Видовременных форм глагола в португальском намного больше, чем в украинском, русском и английском, зато для каждой временной ситуации ты найдешь свою. Неправильных же глаголов меньше, чем в испанском. Португальский язык в этом плане более прямолинеен, а испанский более закручен, его нужно как бы «раскрутить» для себя. 

Знания языка – тогда еще нетвердые – следовало применять на практике: если язык не практикуешь, то он быстро забудется. Я уже тогда был зарегистрирован на сайте онлайн-игры в шахматы. В качестве партнеров для игры я специально подбирал представителей португалоязычных стран — бразильцев или португальцев. Мы в чате переписывались, и так заодно я упражнялся и в шахматной игре, и в португальской грамматике. 

Одной из моих партнерш была Алини Мендес да Роша, она только-только сдала их Национальный экзамен по среднему образованию ENEM (Exame Nacional do Ensino Médio) – аналог нашего ЗНО — и как раз поступала на фармацевтический факультет Федерального университета штата Минас-Жерайс в городе Белу-Оризонти. Учебный год в Бразилии, как в стране Южного полушария, начинается после карнавала в феврале или марте и заканчивается в декабре. Я, уже пару месяцев как студент аспирантуры, стал помогать ей разбирать задания вступительных экзаментов. 

Сама формулировка их задач на вступительные экзамены по химии меня приятно удивила. Потому что прямо указывалось, где именно применяется то или иное соединение либо реакция — и с чем использование этого соединения или реакции связано в жизни человека, в истории, культуре. В результате, в отличие от чересчур теоретизированных заданий из наших учебников, которые иногда бывают настолько оторванными от реальности, что начинаешь понимать, почему люди перестали интересоваться химией. Тут все было намного проще, веселее… и ясно, где применять эти знания. При этом интересно изложено, да и задачи сносной трудности – хоть и уровня выше среднего.

Первое что я сделал – это отправил эти задания нашей преподавательнице методики преподавания химии. Она их оценила по достоинству и взяла на вооружение! Уже, кстати, пару лет как эмигрировала за океан… Такого же мнения о задачах были и две мои коллеги – школьные учительницы химии. В общем, в качестве хобби, параллельно с обучением в аспирантуре, я начал скачивать задачи вступительных экзаменов разных университетов Бразилии, переводить их на украинский язык и делиться с коллегами. 

Таким образом я убил двух зайцев сразу: во-первых, у меня оказалась целая коллекция этих задач, а во-вторых, я изучил португальскую химическую терминологию настолько, что когда в мае 2012 года я впервые поехал на конференцию в Португалию, я ею уже владел в достаточной мере, чтобы успешно выступить. В ноябре того же года я поехал  на конференцию в Португалию во второй раз и развил свой успех. Уровень моего португальского языка с годами только улучшался. 

С бразильским «шефом» Силвио де Оливейра и коллегой по кафедре (2015 г)

Иногда доходило даже до достаточно остроумных ситуаций. Паралельно со статьями по химии я читал также и бразильскую и португальскую литературу в оригинале. И каждое новое слово, которое почерпывал из литературных источников, я старался использовать в своих статьях. В результате, когда в 2014 году – незадолго до выезда – я подал в один из бразильских журналов свою статью на «грамматически правильном, но лексически преувеличенном португальском середины XIX века»,  статью приняли, но в правила для авторов добавили необходимость написания статьи на современном языке. Тем более тематика её была все же на уровне ХХI века.

Профессор Силвио де Оливейра

Что касается тематики, то с 2009 года я занимаюсь теоретическим и теоретико-экспериментальным исследованием химии электропроводящих полимеров с точки зрения электрохимического синтеза, модификации и применения сопряженных проводящих полимеров в противокоррозионной защите, превращении энергии, нанотехнологиях, сенсорах, биосенсорах. Стоит сказать, что с помощью таких сенсоров можно выявить наличие у человека коронавируса – если их настроить соответствующим образом.

Поскольку с самого детства я мечтал попасть в Бразилию и это была мечта, к которой я последовательно шёл всю жизнь – естественно, я стремился начать сотрудничество с бразильскими учеными, публиковался в бразильских журналах на португальском (например, “Orbital” – которому, к слову, Scopus уже выставил условие печатать статьи только на английском). Так я одновременно выполнял обязанности аспиранта, практиковал язык и находил контакты. В 2014 году я защитил диссертацию, и один из коллег, с которым я состоял в интенсивной переписке, предложил мне участие в гранте, который он выиграл. Грант был по теме проводящих полимеров. Я принял предложение и оказался в кампусе Института химии Федерального университета штата Мату-Гросу-ду-Сул в городе Кампу-Гранди, в 350 км от границы с Парагваем.

Уже в Бразилии я начал работу с материалами на основе оксигидроокиси кобальта. Это перспективное неорганическое полупроводящее соединение. Кроме этого я также развивал еще одну линию исследований, начатую еще незадолго до выезда: моделирование поведения новых материалов для электрохимических сенсорных систем. Электрод модифицируется материалом так, что становится чувствителен к присутствию того или иного вещества. Это свойство можно использовать в том числе при определении концентраций лекарств от коронавируса – как нормальных, так и избыточных. Достаточно актуальные направления, с которыми можно ознакомиться в публикациях наших исследовательских групп.

Накопленные экзаменационные задания по химии лежали пока мертвым грузом: научная работа не оставляла на них времени. А через два года после возвращения из Бразилии я начал тесно общаться с доцентом химфака ЧНУ Аллой Чобан, которая на пенсии стала составлять познавательные сказки для детей. Когда я учился, она отвечала на факультете за самодеятельность и я уже тогда помогал ей с организацией Дней Химфака, отмечаемых ежегодно в мае. 

Во время одной из наших дискуссий она подняла идею составлять по типу бразильских заданий свои, приближенные к нашим украинским реалиям – и я ее поддержал. Чтобы ученики не скучали на уроках химии, тщетно пытаясь найти применение химическим знаниям в рамках чересчур теоретизированного курса, задачи должны быть более прикладного характера. 

К несчастью, Алла Федоровна не смогла участвовать в подготовке серии задачников по состоянию здоровья. Однако я не забыл об идее и реализовал ее в кругу уже упомянутых двоих учителей химии, Марты Кушнир и Натальи Сторощук. Плодом такого сотрудничества в прошлом году явились 4 сборника задач по химии «в бразильском стиле»: 1) Окислительно-восстановительные реакции, 2) Органическая химия, 3) Химия элементов и 4) «Поющая химия» — сборник задач по химии, в котором задания сформированы на основе популярных песен (соавтором здесь выступила учительница по хору из моей музыкальной школы Татьяна Петрусяк).

Пятый сборник «Переходные металлы» уже рецензируется и готовится к выпуску. Также готовится шестой. В нем 50 задач по химии, связанных с жизнью и творчеством поэта Иосифа Бродского. Они с помощью Людмилы Васюк, учительницы зарубежной литературы в школе, директором которой был мой покойный дедушка по отцу, упорядочены в био- и библиографическом порядке. Мы тщательно проанализировали его стихи – а у Иосифа Бродского богатая метафора – и рассказали о жизни поэта, нобелевского лауреата по литературе, сквозь призму химии. Мало того, поскольку Бродского изучают в 11 классе  — в самом конце школьного курса, это позволяло нам быть более свободными с химической точки зрения в составлении задач.

Увлечение Бродским началось у меня относительно недавно. Мой отец в 60 лет вышел на пенсию и строго мне сказал (а я тогда снова был на гранте): «Вова! Ты понимаешь, что вечно молодым ты не будешь, а гранты рано или поздно заканчиваются. И наступит время, когда тебя спросят, как когда-то Бродского обвинили в тунеядстве: «Чем вы занимаетесь? – Я полагаю… — Никаких «я полагаю», отвечайте вслух как следует! Трудились ли вы на благо родины? – Я писал стихи. – Какие стихи, о тем вы говорите? – То есть, я поэт. – А кто причислил вас к поэтам? – А кто причислил меня к роду человеческому? – Вы этому учились? – Нет. Я полагал, что это от Бога!»… Отец говорит: почитай, тебе будут задавать такие же вопросы, как когда-то Бродскому. Ну я и зачитался им и полюбил его настолько, что и дальше читаю. И каждй раз, перечитывая его стихи по энному разу, нахожу в них что-то новое.

К сожалению, харьковское издательство «Основа» перестало выпускать журнал «Химия» для школьных учителей в декабре 2020 года – там было очень много авторских уроков, авторских задач по химии в школе. Они часто нас публиковали, потому мы могли предложить что-то действительно новое. Ведь в Украине задачи такого плана, как в Бразилии, днем с огнем не сыщешь. Я даже думаю выпустить их в авторском переводе на португальском языке, а потом на испанском – для применения в странах, где разговаривают на этих языках. Некоторые задачи, непонятные испано- или португалоязычному потребителю,  заменю на реалии, связанные с реалиями, характерными для этих стран. Производство каучука, например, для Бразилии или лития для Португалии.

Какова история конкретно сборника задач «Cпівоча хімія»? Дедушка, мамин отец, очень любил петь, у него репертуар был достаточно широким, и именно у него я перенял утонченный музыкальный вкус. Я вырос под его пение! Прошло время — и я расширил репертуар на песни Пиренейского полуострова и Латинской Америки. Когда я выучил португальский и испанский, песни тёплых краёв зазвучали для меня совсем по-другому. 

И вот, имея желание помочь моей учительнице по хору и заодно показать, что интеграция химической дисциплины в школьном курсе может быть намного более широкой, чем кажется, я и взялся за составление сборника. Тем более, что пример «песенной» задачи по химии у меня уже был. Это была задача из вступительных экзаменов федерального университета штата Пернамбуку, условия которой опирались на текст песни из репертуара певца Алсеу Валенсы. Там упоминались тропические фрукты – а во фруктах, соответственно, есть вещества, которые придают запах, вкус и целебные свойства этим фруктам. Кроме этого, бразильцы использовали «поющие» задачи и по другим предметам – в том числе и на ENEM. Представьте себе – школьник откроет задание контрольной по химии и увидит… слова любимой песни. Что он почувствует?  Именно эта идея и была использована для подготовки задачи. 

Но в нашем сборнике не только «калькированные» задачи. Есть задачи, связанные с реакциями, механизм которых слегка отображает то, что поется в песне. А также задачки, на основе биографических моментов композиторов, поэтов, исполнителей, связанных с химией. Например, с биографией композитора Бородина, который по основной профессии был химиком. В его честь даже названа одна из химических реакций. 

В сборнике задач по органике в теме «Альдегиды и кетоны» даже приводится нотный фрагмент «Половецкой пляски с хором», который часто используют даже в современных композициях в стиле поп, рок и даже рэп. Бородин даже специально ездил в Венгрию, где еще были живы потомки половцев, и разбирал их фольклор, чтобы максимально аутентично воспроизвести сцену половецкой пляски в своей опере «Князь Игорь». 

Да, в Украине были похожие задачки на ЗНО, но, во-первых, их было мало, а во-вторых формулировка не столь широкая, нету такой интеграции. Именно разбирая бразильские задачи, а затем составляя свои, мы поняли, что это именно то, чего не хватало нашим школьникам при изучении химии. Если бы задачи на уроках химии подавались так, как в Бразилии, они бы выходили с урока более вдохновленными. Это тот эффект, который хотелось получить с помощью этого сборника – чтобы и после урока химии оставались еще в классе, пытаясь дорешать на доске интересную задачу или даже попробовать составить свою. Другое дело, что сборник больше подходит для более специализированных учебных заведений.

Как сказал по поводу традиционной системы образования и методике преподавания выдающийся бразильский педагог и психолог Паулу Фрейре: «Образование становится процессом вложения, где ученик является депозитарием, а учитель – вкладчиком банка. В банковской модели образования знания являются даром, в котором те, которые считают себя знатоками, наделяют тех, кто, по их мнению, ничего не знает. Образовательная система не стимулирует к активному мышлению. Она основана на чрезмерном контроле за учениками и контроле за дозированием информации, и превращается в инструмент подавления». Именно этот недостаток и пытается исправить педагогика Паулу Фрейре, взятая за основу в Бразилии, а сборники задач «в бразильском стиле» — не что иное, как попытка адаптации, проекции фрейрианского подхода в преподавании химии на украинские реалии.  

За компьютером в бразильской лаборатории

Уже несколько лет я – простой ученый, «лабораторная мышка», моя преподавательская деятельность ограничена репетиторством и онлайн-уроками. В Бразилии сперва было хорошо, а потом начала сменяться конъюнктура, и расширение научных исследований перестало интересовать бразильское руководство, вследствие чего значительная часть грантов были прерваны. Люди, которые работали в государственных вузах, стали недополучать зарплату и стипендию. Дошло даже до того, что в последний месяц университет задолжал за электричество и электрохимические эксперименты пришлось проводить на автомобильном генераторе, покупая бензин на соседней автозаправке. Последнюю статью, написанную в Бразилии, я написал буквально от руки и при свечах – и отправил в Колумбию по обычной почте. 

Стало ясно – с наукой в Бразилии считаться перестали. Несмотря на это выезд в Бразилию для меня был огромным шагом вперед в научном плане. О бразильской музыке я тоже не забывал, сгенерировал любопытную идею. Смотрите: страна большая, каждый регион имеет свою музыку. Телефонный код каждого штата разный, а если штат большой по территории или населению, то еще и внутри штата несколько: Город Рио-де-Жанейро —  21, север штата 22, юг 24. Или в штате Баия, который по размерам напоминает Францию, в городе Салвадор код 71, на юге штата – 73, на северо-западе – 74, в центре 75 и на крайнем западе 77. Каждое из этих мест имеет свою собственную музыку.  И было бы хорошо, что если кто-то звонит на телефон, вместо гудков слушает музыку, характерную именно для местности, куда он звонит. Разве не красота? Но дальше идеи это не пошло. Пока!

Я вернулся в Европу. Познакомился по интернету с профессором Жозе Инасиу Мартиншем с факультета инженерии университета Порту (хотя его публикации читал еще с 2009 года). Он мне предложил участвовать в гранте «Синтез и использование новых проводящих полимерных материалов для солнечных батарей» португальской научной организации FCT Fundação Ciência e tecnologia.

Я, несомненно, согласился, мы оформили документы на грант и в середине 2017 года я поехал туда. Потом к нашей группе присоединились двое турок, Юксель Акынай из университета города Ван и Бюлент Чекин из университета Измира. С их помощью к финансированию проекта подключилась турецкая научная организация TüBiTak. Турция, кстати, совершенно самодостаточна, что касается грантов, им вообще не требуется поддержка ЕС. Скорее, как видите, наоборот.

С профессором мы, к сожалению, давно не общались лично, а ему 73 года – он в группе риска. Даст Бог, увижу его в мае, когда поеду в Португалию. У меня есть диктофонные записи наших дискуссий. Я их прослушиваю каждый раз, когда готовлю статью – вдохновляет. 

С турецкими коллегами на Первом съезде по композитным материалам в г. Карабюк

Положительные стороны можно найти во всем. Даже в пандемии. Как без коронавируса я выступил бы в 2020 году на конференциях на всех пяти языках, которые знаю? В Ташкенте (Узбекистан) был доклад на русском, в Луцке на украинском, в Турции на английском, в Бразилии на португальском и в Мексике на испанском. Вот как поехал бы в Мексику, не будь конференция онлайн, по зуму? Билет это еще полбеды, но там же надо подготовить размещение, да и место не из безопасных, приблизительно как в Бразилии в фавелах. А выступить без зума на трех конференциях в один день? Мы же не в мире Гарри Поттера живем и телепортироваться не можем. А зум сближает!  

Другое мое хобби – писать рассказы на русском, украинском и португальском, а также фельетоны о недостатках управления городом. Ежедневно мы видим множество фельетонных ситуаций, но этот жанр, к сожалению, покидает страницы газет. А я считаю, что часто полезнее над этим посмеяться, чем писать сердитые письма и жаловаться. Так ты только удвоишь проблему, а посмеявшись – прогонишь прочь!  

Что мне помогает поддерживать оптимизм и просто делать свое дело? Знаете, как было у Задорнова: «природа помогает нам жить, любовь выжить, а чувство юмора – пережить». Ну а к своим пяти языкам, которые ведут по жизни, я планирую присоединить еще три: итальянский, турецкий и фарси.

Читайте также: Интервью португальского ученого Жозе Лейтао

Интервью обладателя «Серебряной кнопки» YouTube, одесского учителя физики Павла Виктора


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше