Комментарии к итогам общего собрания НАН Украины

24–27 мая 2021 года Общее собрание Национальной академии наук Украины состоялось впервые без участия Бориса Евгеньевича Патона, который многие годы возглавлял Академию. Естественно, общественность Украины волнуют вопросы: какой  магистральный курс выбрала Академия на нынешнем этапе своего развития? внесены ли коррективы в ее жизнь? в состоянии ли непрерывно обновляемый состав действительных членов и членов-корреспондентов НАН Украины обеспечить подъем значимости науки в нашем государстве до прежнего, одного из передовых в мире уровня? искореняются ли наблюдавшиеся в прошлом недостатки в деятельности Академии? сохранился ли ее научно-технический потенциал?

На эти и многие другие вопросы в определенной степени ответил президент НАН Украины Анатолий Глебович Загородний в своем докладе на общем собрании. Конечно же, результаты корректировки магистрального курса проявятся не сразу. Но уже сегодня, по свежим следам состоявшихся очередных выборов, некоторые выводы сделать можно. Например, о выполнении стратегической задачи формирования кадрового состава Академии. Этот вопрос рассмотрим на примере выборов в Отделении физико-технических проблем материаловедения, в которых автор данной статьи непосредственно участвовал.

Мое видение стратегии развития Национальной академии наук Украины в основном совпадает с позицией большинства ее членов, которую озвучил А.Г. Загородний. Она в целом состоит в служении своему народу, государству реальными делами, используя весь имеющийся потенциал современной науки. Учитывая понятные ограничения по объему статьи, попробую хотя бы фрагментарно, тезисно изложить свои взгляды в данной теме.

Национальная академия наук Украины сегодня фактически интегрирует интеллект нации. Это живой организм, который постоянно трансформируется в соответствии с изменением внешних условий. Я убежден, что сегодня необходимо повысить статус Академии до уровня органа государственного управления самого высокого ранга при принятии всех стратегических решений в державе. Квалифицированные кадры с необходимым опытом для выполнения соответствующих функций в Академии есть в немалом количестве. Многие академики и члены-корреспонденты работали министрами, вице-премьерами, на других высоких должностях в правительстве, избирались народными депутатами.

Приоритетом государства должно быть дальнейшее развитие науки, причем не только фундаментальных исследований, но и прикладных. Результаты должны приносить практические плоды для общества и государства, отражаться на базовых показателях состояния экономики, на валовом внутреннем продукте (ВВП), на поступлениях валюты от экспорта продукции и т. д. Совсем не важно, что, например, предприятия горно-металлургического комплекса ныне не являются государственными. Важно, что они еще совсем недавно обеспечивали 25 % ВВП и примерно 40 % валютных поступлений. Сегодня наука своими достижениями должна помогать промышленности вернуться на прежние высокие позиции. Это понемногу происходит. Украина обязана вернуть себе статус государства с развитой фундаментальной и прикладной наукой и передовой промышленностью, поскольку в государстве нельзя построить высокотехническую, инновационную экономику без передовой науки.

Простите за нескромность, но я всю свою жизнь в науке работал именно так, чтобы полученный научный результат был реализован в промышленности. То есть, чтобы «научный результат» преобразовался в «практический результат». Безусловно – на пользу государства. Считаю, что иначе быть не должно. Ведь государство вложило громадные деньги, ресурсы в мое и других ученых образование, дало возможность заниматься наукой на самом высоком уровне. Это очень большие расходы. Наука вообще затратная сфера. И от ученых должна быть соответствующая отдача обществу. Получение научного и практического результата требует громадных усилий, огромного объема тяжелой работы, особенно если трудиться в такой отрасли, как тяжелая промышленность, горно-металлургический комплекс. Для ученых, преданных металлургической науке, это нормально. А те, кто не выдерживает сверхнапряжений и сверхусилий, в нашей научно-технической сфере не работают.

За последние 30 лет национальная наука и промышленность понесли потери. К счастью, не катастрофические. Судя по докладу Президента НАН Украины, потенциал украинской науки сохранился. У нынешнего состава Академии есть понимание путей подъема науки, которое органично вплетается в стратегию и тактику развития украинского общества. Стратегия развития страны определяется решениями на высшем государственном уровне. При этом НАН Украины должна формулировать научно-технические задачи стратегического масштаба и обеспечивать научное сопровождение при их реализации. Очевидно и понятно, что эту сложнейшую работу должна выполнять именно НАН Украины, которая имеет опыт, понимание задач и необходимые кадры.

Подчеркну, что во всем мире повысился возраст людей, которые сохраняют активную работоспособность и дееспособность. Особенно тех, кто работает в интеллектуальной, научной сферах. Примеров, подтверждающих сказанное, предостаточно. В частности – в лице президентов США. А выдающиеся ученые всегда были великовозрастными. И это понятно. В некоторых сферах науки решающую роль играет опыт, который накапливается годами. Поэтому важен не возраст ученого, а результаты его деятельности. Академики и члены-корреспонденты НАН Украины демонстрируют абсолютную дееспособность. Поэтому критиканам Академии, которые позиционируют себя «юными дарованиями», следует не словами, а результатами собственной работы бороться за лидерство в соревновании с авторитетными ветеранами науки. Только так. Не иначе. Тем более, что речь идет об элите нашего общества – украинских ученых, которые своими достижениями подняли авторитет Украины на высший в науке уровень.

Некоторые самозваные «реформаторы» действующей системы построения сферы науки и принципов ее организации в Украине, оперируя модным словосочетанием «академическая реформа», которое популярно даже у некоторых чиновников, предлагают, будто бы для пользы науки, объединить Академию с Высшей школой. Говоря упрощенно – слить в одно целое академические институты и университеты близкого профиля. Такое предложение является ошибочным и даже опасным, поскольку задачи у этих структур разные. Прошедшие выборы членов НАН Украины показали, что по сути университетская наука и академическая – «близнецы-братья». Большинство академиков и членов-корреспондентов сочетают работу в Академии с чтением лекций, руководством кафедрами в университетах. Поэтому псевдореформаторам не следует беспокоиться. Единение науки академической и университетской уже давно имеет место быть. Подтверждает сказанное факт, что на выборах в НАН Украины баллотировались и университетские профессора. Многие стали членами Академии.

Оценивая процедуру проведения и итоги прошедших выборов в НАН Украины, конечно же можно сделать ряд замечаний. Некоторые из них принципиальные и требуют детального анализа коллективом НАН Украины. Другие – легко устраняемые при желании.

Касаясь частностей, отметим следующее. Выборы академиков и членов-корреспондентов НАН Украины показали, что к замечаниям ученых как академической, так и вузовской науки следует отнести приверженность к модным, часто навязанным нам извне правилам и даже направлениям исследований. Например, в последние годы отдельные ученые для придания «веса» тематике своих исследований стремились обязательно в названиях работ везде вставить слово или приставку «нано». Теперь входит в моду слово «водородный». Смешно, правда? Я уже не говорю об абсурдности в целом оценки достижений ученых в науке и технике по индексу их публикаций в так называемых «скопусовских» журналах. Сразу же отмечу: здесь у меня найдутся оппоненты, возникнет критика моей позиции. Переживу и это. Истина ведь дороже.

На вопрос «целесообразно ли оценивать результаты научной деятельности ученого по количеству его публикаций в журналах, зарегистрированных в наукометрических базах Scopus, Google и других?», задаю встречный вопрос: скажите мне, какой индекс Хирша был у всемирно известных украинских ученых Сергея Павловича Королева, Михаила Кузьмича Янгеля, Виктора Михайловича Глушкова и многих других гигантов науки? Да их этот Хирш абсолютно не интересовал. Результаты научной деятельности оценивали не индексом Хирша и не количеством публикаций, зарегистрированных в Scopus или в других наукометрических базах (которых, кстати, больше десятка). Названные базы – это коммерческие предприятия, которые зарабатывают на сборе и систематизации научной информации. В том числе регистрируют статьи в журналах, избранных владельцами этих баз. Это своеобразный бизнес (и не только) определенных западных структур. Интересоваться информацией из таких баз, может быть, и полезно, но недопустимо и, по моему убеждению, вредно оценивать результаты научной деятельности ученых, даже институтов и университетов, количеством опубликованных статей в журналах, которые зарегистрированы в Scopus или других зарубежных наукометрических базах. Брать во внимание этот показатель можно как дополнительный – не более того. А у нас, как нередко бывает, довели рассматриваемый вопрос до абсурда.

Некоторые личности, плацебо, имитаторы в науке, вместо проведения исследований теперь только тем и занимаются, что повышают себе показатель индекса Хирша. Возникает подозрение, что в этом вопросе есть и коррупционная составляющая. Появились бизнесмены-посредники, которые предлагают опубликовать любой материал в «скопусовском» журнале, называют конкретную сумму, стоимость подобной услуги. И это не вымысел. Народ в Украине сообразительный. Приспособились и к такому. Изыскали массу схем, которые позволяют на пустом месте поднять рейтинг в Scopus или другой базе.

Затронул эту тему я в связи с выборами в НАН Украины потому, что практически в каждом отзыве о достижениях претендентов на объявленные вакансии указывались показатели индекса Хирша, вместо данных об использовании результатов выполненных исследований на практике. Происходит подмена понятия эффективности научной деятельности. Получается – нет результатов? Нагоняй «Хирш». К представленным институтами данным, согласно которым у некоторых сравнительно молодых претендентов на избрание в члены Академии количество публикаций достигает пяти–семи сотен и больше, надо относиться вообще с подозрением. Наработать такое количество качественное статей в сфере технических наук просто нереально. Поэтому возникает правомерный вопрос: что это за публикации? Проверял ли кто-то эту информацию? Не скрывается ли за представленными цифрами «плацебо» в науке закамуфлированная серость (посредственность) или примитивное вранье?  Время, конечно, покажет, но выборы происходят сейчас.

И еще. Претенденты на вакансии членов НАН Украины, как правило, занимают серьезные позиции в науке. Поэтому возникает удивление, когда некоторые из них, видимо для саморекламы, указали в своем послужном списке «открытия», «награды», «почетные звания», присвоенные фирмами типа «Рога и копыта».

Более серьезные замечания касаются системы голосования и распределения вакансий между институтами в некоторых отделениях. Эти вопросы затронули в своих выступлениях на Общем собрании Академии автор данной статьи, академик Петров Вячеслав Васильевич и другие авторитетные ученые. Мягко говоря, странная ситуация наблюдалась при голосовании в Отделении физико-технических проблем материаловедения.

Возникает обоснованное предположение, что четыре академических института, а именно: Институт электросварки имени Е.О. Патона, Институт материаловедения, Институт сверхтвердых материалов имени В.М. Бакуля, Физико-механический институт имени Г.В. Карпенко, которые суммарно владеют контрольным (блокирующим) пакетом голосов на выборах как академиков, так и членов-корреспондентов, «приватизировали» (узурпировали) систему выборов: делят большинство вакансий между собой.

На мой субъективный взгляд, так происходило на выборах в Отделении в 2018 и 2021 годах. На последних выборах из 12 вакансий академиков и членов-корреспондентов 10 вакансий получили представители четырех институтов, которые при голосовании владеют суммарно контрольным пакетом голосов. А именно, Институт электросварки получил 3 вакансии, другие из названной «великолепной четверки» – по 2 вакансии (см. таблицу). Указанные в таблице четыре института добавили к своим составам: электросварки – 1 академика и 2 члена-корреспондента; материаловедения – 1 и 1; сверхтвердых материалов – 1 и 1; физико-механический – 2 члена-корреспондента.  В результате эти институты усилили свое монопольное положение. Заметим, что на вакансию члена-корреспондента была также выбрана кандидатура от Института сцинтилляционных материалов.

Численность академиков и членов-корреспондентов НАН Украины до и после выборов в 2021 г. (слева от косой линии – количество до выборов; справа – после выборов)

В то же время, от Физико-технологического института металлов и сплавов (ФТИМС), в котором на дату выборов работали один академик и два члена-корреспондента, баллотировались 5 человек (1 – в академики и 4 – в члены-корреспонденты). Не выбрали ни одного. От Института черной металлургии (ИЧМ) баллотировались на вакансию члена-корреспондента 2 доктора наук. Не выбрали ни одного. Подчеркиваю, что Приднепровский научный центр, в состав которого входят, кроме ИЧМ, научные учреждения и университеты городов Днепра, Запорожья, Кривого Рога, Каменского, с мощными промышленностью и наукой, в Отделении сейчас представляет лишь один член-корреспондент – ректор Национальной металлургической академии. То есть, благодаря внедрению в Отделении «оптимальной» стратегии выборов 24.05.2021 г., относительно небольшой Физико-механический институт имени Г.В. Карпенко с численностью ученых (без учета вспомогательного персонала) примерно 150 человек, теперь имеет в своем составе 2 академика и 7 членов-корреспондентов НАН Украины. А, например, несравненно более мощный по научному потенциалу весь Приднепровский научный центр представлен всего 1 членом-корреспондентом.

На выборах действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов НАН Украины в отделениях всегда готовят и предоставляют лицам, которые голосуют, сведения об ученых, зарегистрированных в качестве претендентов на объявленные вакансии. Эти сведения содержат данные о занимаемых должностях соискателями вакансий, количестве опубликованных статей, монографий, изобретений, о подготовке высококвалифицированных кадров и наличии научной школы, о государственных наградах у претендентов на вакансии. Но на эту информацию в Отделении ФТПМ, похоже, никто не обращает внимания: голосуют за тех, кого определили руководители указанных в таблице четырех институтов. Во время выборов академиков НАН Украины, состоявшихся 24–27 мая 2021 г., в Отделении ФТПМ результаты голосования не совпадают с оценкой научных достижений украинских ученых государственными наградами. Странно как-то это выглядит.

Я не намерен кого-либо обидеть, ничего личного, никаких намеков на персоналии, но как так может быть, когда академиком выбирают ученого, при всем к нему уважении, у которого показатели по каждому из вышеназванных пунктов хуже в разы (!), чем у другого претендента на эту вакансию? Более того, как получается, что при наличии нескольких вакансий уже неоднократно в отделении не голосуют за кандидата, у которого научный рейтинг по большинству показателей превышает суммарные показатели других претендентов вместе взятых?

Видимо, вопрос в межличностных отношениях. Возможно – в сговоре.

Очевидно, что такие случаи не украшают голосующих. Загородний Анатолий Глебович отметил, что подобные факты будут детально рассмотрены на отдельном заседании Президиума НАН Украины.

Вряд ли можно априори считать научными достижениями ученых, которые баллотировались в академики или члены-корреспонденты, получение небольших грантов от европейцев на выполнение каких-то научно-исследовательских работ. Важно, чтобы наши институты не отдавали за бесценок результаты многолетнего труда украинских ученых, результаты работы, на которую наше государство затратило ресурсы в десятки, может быть, сотни раз превышающие сумму гранта или стоимость договора, например с Китаем, на выполнение сложной научно-исследовательской работы. В каждом конкретном случае надо серьезно разбираться, знать себе цену и не разбазаривать накопленные коллективами знания, наши ноу-хау.

Теперь о подготовке выборов.

Все члены Отделения, безусловно, знают, что манипуляция с выборами начинается с определения специальностей вакансий. Формально все происходит будто бы согласно Уставу НАН Украины. Но на деле под конкретную личность, которую решено избрать членом-корреспондентом или академиком, придумывается узкая специальность вакансии. Такая, чтобы никто другой, кроме согласованной наперед кандидатуры «подсадной утки», не мог даже подать документы на конкурс. Например, «материаловедение строительного комплекса», как было в 2018 году, или какого-то другого «комплекса». Потом массовка на выборах обречена голосовать за эту «подсадную утку». В 2018 году результаты выборов в Отделении ФТПМ такой «подсадной утки» со сфальсифицированными показателями научной деятельности Общее собрание отменило 300 голосами. Но должной оценки вопиющий случай не получил.

В завершение хочу подчеркнуть, что Общее собрание всех членов Академии, как правило, исправляет погрешности голосований в Отделениях. Так было не только в 2018 году, но и на недавно прошедших выборах. И это хорошо. В нынешнем году общее собрание отклонило две кандидатуры, проголосованные в отделениях на вакансии академиков. Причины разные, но существенные. Ведь необходимо реализовывать общепринятые нормы демократических выборов. Бескомпромиссность Общего собрания при голосовании за кандидатуры на вакансии академиков и членов-корреспондентов НАН Украины свидетельствует о наличии морально здорового ядра в Академии.

Выражением доверия к Президенту НАН Украины Анатолию Глебовичу Загороднему является и увеличение претендентов на избрание членами Академии. Ученые Украины поверили, что выборы будут честными, открытыми, демократичными, без, так скажем, «побочных эффектов». И в целом не ошиблись, несмотря на отмеченные «шероховатости», которые, не сомневаюсь, буду устранены. Проведенные выборы явились проверкой обновленного руководства НАН Украины на желание, стремление и способность обеспечить объявленные стратегию, тактику и направление развития академической науки в государстве.

Пожелаем же Академии и ее Президенту преодоления имеющихся трудностей и подъема украинской науки на наивысший уровень.

Сведения об авторе статьи:

Мазур Валерий Леонидович, ученый материаловед, главный научный сотрудник Физико-технологического института металлов и сплавов НАН Украины (2000), доктор технических наук (1983), профессор (1990), член корреспондент НАН Украины (1997). Заслуженный деятель науки и техники УССР (1988). Лауреат Государственной премии в области науки и техники Украины (2000), Премии Совета Министров СССР (1990), премии НАН Украины имени З.И. Некрасова. Награжден Почесною відзнакою Президента України (1996), Орденами Ярослава Мудрого V степени (2010), «За заслуги» ІІ степени (2014) и І степени (2020). Автор 23 монографий, более 400 статей, 160 изобретений. Подготовил 4 доктора наук и более 15 кандидатов наук. Проводит активную общественную деятельность в направлении повышения качества высшего образования в Украине, сохранения научно-промышленного потенциала государства.

Читайте также статью профессора Тимошика «Скопус як діагноз української науки: Замість оновлення – пристосуванство, корупція, непрофесіоналізм, непрозорий бізнес»


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше