220 лет назад родился Владимир Даль – датчанин, составивший толковый словарь русского

22 ноября – день рождения Владимира Даля (1801-1872), составителя «Толкового словаря живого великорусского языка». 53 года из его жизни ушло на этот лексикографический подвиг, а ещё Владимир Иванович писал повести и стихи, собирал фольклор и служил военным врачом.

Родился создатель четырёхтомного словаря в Луганске. Его отец, обрусевший датчанин Даль (Dahl) Иван (Johan) Матвеевич, был лекарем горного ведомства, знал 8 языков и увлекался богословием. Слава его как лингвиста в своё время достигла императрицы Екатерины II, и она даже вызывала его в Петербург на должность придворного библиотекаря. Женившись там на Юлии Христофоровне Фрейтаг, дочери эконома шляхетского корпуса и чиновника императорских театров, Йохан Даль стал главой семейства из двоих дочерей (Паулина и Александра) и четверых сыновей (Карл, Лев, Павел и Владимир).

Псевдоним «Казак Луганский», под которым Владимир Даль вступил в литературный мир в 1832 году, был взят им в честь своего родного Луганска. Родиной он считал не Данию, а Россию. В 1817 году во время учебного плавания кадет Даль посетил Данию и позже вспоминал: «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я отечество моих предков, моё отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков».

Когда Владимиру исполнилось 4 года, семья переехала из Луганска в Николаев. Выслужив в 1814 году дворянство (а служил он на ту пору старшим лекарем Черноморского флота), его отец получил право на обучение своих детей в Петербургском морском кадетском корпусе за казённый счёт. Владимир прошёл курс там с 1814 по 1819 годы и выпустился мичманом Черноморского флота. Учёбе в корпусе посвящена повесть Даля 1841 года «Мичман Поцелуев, или Живучи оглядывайся».

На Чёрном море он проходил службу до 1824 года, после чего продолжил службу на Балтике. Перевод Даля из Николаева в Кронштадт был связан с павшим на него подозрением в сочинении эпиграммы на главнокомандующего Черноморским флотом Алексея Грейга и его любовницу Юлию Кульчинскую (еврейку Лию Сталинскую, после первого брака выдававшую себя за польку).

В 1826 году Даль поступил в Дерптский университет на медицинский факультет. Живя в тесной каморке на чердаке, он зарабатывал на жизнь уроками русского. В 1827 году журнал «Славянин» Александра Воейкова опубликовал первые стихотворения Даля. Спустя два года обучения университет перевёл Владимира на казённый счёт. За работу на тему, объявленную философским факультетом, он получил серебряную медаль.

Поскольку в начавшейся войне с турками за Дунаем распространились случаи чумы, действующая армия потребовала усиления военно-медицинской службы. Владимир Даль досрочно сдал экзамен на доктора хирургии по теме «Об успешном методе трепанации черепа и о скрытом изъязвлении почек». В ходе русско-турецкой войны 1828-1829 годов он показал себя как блестящий военный врач.

Первая публикация прозы Даля состоялась в 1830 году в «Московском телеграфе». Это была повесть «Цыганка». Но литературной славой как следует насладиться он не успел: отправился в польскую кампанию 1831 года. При переправе Ридигера через Вислу у Юзефува он отличился: в отсутствии инженера навёл мост, защищал его при переправе и затем сам же его разрушил. За это он получил от царя Николая I орден Святого Владимира 4-й степени с бантом… и выговор за неисполнение своих прямых обязанностей от начальства.

С марта 1832 года Даль служит ординатором в Петербургском военно-сухопутном госпитале – трудится неутомимо, и вскоре становится медицинской знаменитостью в качестве хирурга, а в особенности окулиста. Владимир Иванович провёл за жизнь более 40 операций снятия катаракты. Характерно, что левая рука у него была развита настолько же, как и правая – по этой причине самые знаменитые в Петербурге операторы приглашали Даля в тех случаях, когда операцию можно было сделать ловчее и удобнее левой рукой.

В литературных кругах Владимир Иванович был не менее знаменит. В 1832 году Даль публикует «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый». Ознакомившись с этой книгой, ректор Дерптского университета пригласил бывшего студента защитить её в качестве диссертации на соискание учёной степени доктора филологии по кафедре русской словесности.

Здесь Даля поджидал первый удар судьбы. Сам министр просвещения империи посчитал «Русские сказки» неблагонадёжными из-за доноса на автора книги со стороны управляющего III отделением. Автора арестовали прямо во время обхода больных. Спасло Владимира Ивановича от репрессий только заступничество поэта Жуковского, который в то время был наследником престола и сумел представить всё происшествие в анекдотическом свете – как недоразумение. Несмотря на это, весь нераспроданный тираж «Сказок» был уничтожен.

32-летний Даль женится на 17-летней Юлии Андре и едет с ней в Оренбург чиновником особых поручений при военном губернаторе Перовском. За 8 лет службы на Южном Урале он много ездил по уездам, собирал фольклорные материалы, занимался естественными науками. За свои коллекции по флоре и фауне Оренбургского края Владимир Иванович был избран в 1838 году членом-корреспондентом Петербургской академии наук по физико-математическому отделению.

На основе собранного этнографического и фольклорного материала башкир, казахов и русских Даль пишет такие произведения, как «Охота на волков», «Башкирская русалка» (переложение башкирского эпоса «Заятуляк и Хыухылу», 1843 год), «Майна» (1846), «Обмиранье» (1861), «Башкиры. Этнографический очерк, описание башкирцев и их образа жизни» (1862). В 1833—1839 годах в журнале «Сельское чтение» вышли в свет «Были и небылицы Казака Луганского».

Помимо русского, Даль знал по меньшей мере 12 языков (в этом он превзошёл отца, который знал 8) и научился понимать тюркские языки, собирал в Оренбурге тюркские рукописи, благодаря чему считается одним из первых русских тюркологов.  

Разносторонность его интересов была поразительной. В журнале «Современник» за 1838 год Владимир Даль опубликовал одну из первых в Российской империи статей в защиту гомеопатии (15-ю годами спустя, служа в Нижнем Новгороде, Даль устроил гомеопатическую лечебницу при удельном округе, куда пригласил лютеранина Карла Карловича Боянуса, одного из выдающихся гомеопатов). В 1839-1840 годах доктор Даль участвовал в Хивинском походе – что отразил в сочинениях мемуарного характера «Донская конная артиллерия» и «Письма к друзьям из похода в Хиву».

По рекомендации своего начальника В. Перовского Даль был назначен секретарём его брата, министра внутренних дел. С 1841 по лето 1849 года он жил в Петербурге в казённом доме (Александрийская площадь, 11) и составлял и вводил в Петербурге городовое положение. Свои повести, очерки и статьи он печатал в «Библиотеке для чтения», «Отечественных записках», «Москвитянине» и сборнике Башуцкого «Наши». Тогда же по поручению военного ведомства составил учебники ботаники и зоологии, которые выделялись живым, образным языком, а действительный статский советник Андрей Сапожников выполнил для них не менее 700 высокохудожественных иллюстраций.

Дальнейшая служба ожидала Владимира Ивановича в Нижнем Новгороде. Там он много навредил себе в глазах общества «Письмом к издателю Александру Кошелёву» и «Заметкой о грамотности», в которых высказался против обучения крестьян грамоте: «без всякого умственного и нравственного образования… почти всегда доходит до худа». На страницах журнала «Современник» ему резко возразили Евгений Карнович, Николай Чернышевский и Николай Добролюбов.

В 1859 году действительный статский советник Даль вышел в отставку и поселился в Москве на Пресне в деревянном доме, построенном историографом князем Щербатовым. После переезда в Москву он приступил к публикации двух капитальных трудов, над которыми работал всю жизнь — «Толкового словаря живого великорусского языка» (1861—1868) и «Пословиц русского народа» (1862). За это в 1863 году он был награждён Ломоносовской премией Академии наук и удостоен звания почётного академика.

Помимо лексики и пословиц, Даль в течение всей жизни собирал народные песни, сказки и лубочные картины. Сознавая недостаток времени для обработки накопленного фольклорного материала, собранные песни он отдал для публикации Киреевскому, а сказки — Афанасьеву. Богатейшее — лучшее на то время! — собрание лубочных картин Даля поступило в Императорскую публичную библиотеку и вошло впоследствии в издания Дмитрия Ровинского.

Существует информация, что, работая над переложением Ветхого Завета «применительно к понятиям русского простонародья», Владимир Иванович на исходе жизни перешёл из лютеранства в православие. Так это или нет, доподлинно неизвестно. Зато есть информация, что он увлекался спиритизмом, к которому его приобщил в Нижнем Новгороде мистик Александр Аксаков, племянник автора «Аленького цветочка». Похоронен Даль на 16 участке Ваганьковского кладбища в Москве.

А его словарь остаётся для учёных основой знаний о том русском языке, на котором говорил народ до того, как распространилось стандартное школьное обучение. Он служил настольной книгой для таких выдающихся художников слова, как Владимир Набоков и Андрей Белый; последний видел в словаре, организованном по гнездовому принципу, бесконечный лабиринт взаимосвязанных слов: «Материалы далевского словаря открывают даль будущего: в корень слова вцеплять и любую приставку, и любую по вкусу концовку; даль словарных выводов Даля: истинный словарь есть ухо в языке, правящее пантомимой артикуляций его».


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше