«Невидимый ангел, или Что фотографировать?» : рабочий поглавный план будущего труда

«Город это и интересно, и опасно, и фатально, и одновременно фундаментально, кто это понимает – понимает очень многое…»

Доктор философии, академик УАН Олег Викторович Мальцев

На написание книги с таким названием PhD Олега Мальцева вдохновила научная экспедиция в Хорватию. По содержанию труд является продолжением международной конференции «Город как учебная аудитория» — в определённом смысле, практической, прикладной её частью. Спешим, с разрешения автора, познакомить читателей «Гранита» с оглавлением будущей книги. 

«Столкнувшись в Хорватии с венецианской цивилизацией, я понял, что это как нельзя лучше может продемонстрировать, как с фотоаппаратом изучать города и проникать в их тайны, как изучать язык европейского мистицизма, как проводить исследования на стыке наук, — говорит Олег Мальцев. — Для современной науки литература является археологией, кино — основой антропологических выводов, а фотография — исследовательской средой для понимания причин социальных и культурных явлений и репрезентаций».

Напомним, что учёный, в качестве председателя старейшего Одесского фотографического общества, выпустил уже две книги на тему фотографии: учебник по репортажной фотографии «Фоторепортаж» (в соавторстве с Алексеем Самсоновым) и монографию «Фотография как источник научной информации» (в соавторстве с Алексеем Самсоновым и доктором философских наук Максимом Лепским). 

На написание книги «Невидимый ангел» Олега Викторовича вдохновила, по его словам, картина, которая висит в гостиной базы научного Экспедиционного корпуса в Дубровнике. Она изображает улицу города с колокольней с крайне необычного ракурса – так, что зритель волей-неволей ощущает присутствие некоего необычного, загадочного наблюдателя, который своим взглядом как бы скрепляет весь вид, служит, пользуясь языком доктор философии по антропологии К. Кастанеды, его «точкой сборки».

Чем обусловлена вторая часть заглавия книги, «Что фотографировать»? Часто доводилось слышать от членов Экспедиционного корпуса НИИ Памяти, когда они демонстрировали научный фотоматериал, собранный в экспедициях, что «по фото в интернете мы бы всего этого не узнали». «Люди не знают, что снимать и как снимать», — часто таков вывод на стадии подготовки к экспедиции, когда пересматриваются сотни, если не тысячи, фотоматериалов из интересующих Корпус населённых пунктов, архитектурных сооружений и природных местностей. 

Здесь невозможно не процитировать выступление Олега Мальцева в четвёртый день конференции «Город как учебная аудитория»:

— Я не из тех учёных, которые изучают что-то в кабинете. Я вообще думаю, что это очень опасно, работать в кабинете – так вы можете стать последствием заблуждений других людей. Какой-то очень титулованный человек написал очень важную вещь, ты потом садишься в самолёт, туда прилетаешь, а там нет ничего подобного, и даже следа нет в местных архивах. Академическая наука всё больше удаляется от действительного состояния дел. То есть, инструмент, который был нужен для построения цивилизации, сегодня превратился в такую форму, которой никто больше не интересуется, кроме самих учёных.  

За достаточно длительный период экспедиционной деятельности я объездил практически весь земной шар. Собирал исторические свидетельства – только то, что можно увидеть собственными глазами. И сделал такой вывод, что история городов насчитывает два периода. В первом мы видим три вида городов: город-крепость, культовый центр (типа Вавилона или Иерусалима) и торговый город, основанный на базе рынков в центре – то есть непосредственно рынок является градообразующим. Это очень древние города, мы, возможно, даже не можем сказать, к какому времени они принадлежат. Сколько учёных, столько и мнений на эту тему. 

Но мы знаем, когда вместо трёх видов городов возникает пять. Первый тип это города, очень похожие на Венецию: Нью-Йорк, Санкт-Петербург, Одесса и т.д. Второй тип городов похож на Флоренцию: Великий Новгород в имперской России, Киев… Третий тип это города-символы, такие как Мюнхен и Палермо, например. Четвёртый тип – маленький провинциальный город, игрушечный, как из сказки Андерсена, «сто домов и два бара», причём чем меньше государство, тем эти города интереснее. У русских до 1917 года была поговорка, что в таких городах от тоски умирают мухи. Они оторваны от всего мира, изолированы, ведут рутинную жизнь: Тува, Север, Сибирь, Приморский край – я был там, там время тянется бесконечно, оно застывшее. Украинские города поэтому интереснее, за счёт меньшего объёма территории и, соответственно, близости расположения ко всем остальным системам государства. И появился также пятый тип городов по принципу Хайдельберга, Падуи, Болоньи, Модены (Тоскана) – где университет является градообразующей системой. Почему так случилось, есть множество гипотез – но это города уже другой цивилизации. Они отличаются как символической нагрузкой, так и психологической нагрузкой на человека.

Приводим рабочий поглавный план будущего труда – который пишется учёным для тех, кто всё же хочет узнать, что снимать: 

«1.  История написания этой книги. 

2. «Для тех, кто не в курсе»: доклады с конференции «Город как учебная аудитория» с методологией и подходами.

3. Дубровник: подход к исследованию. «Я обычно стараюсь не читать ничего об объекте исследования – для того чтобы подойти к объекту исследования беспристрастно. Я поручаю своим помощникам тщательно прочитать всё, что известно об объекте исследования, но мне не говорить, — прокомментировал этот пункт Олег Викторович. – Точнее, я их не спрашиваю, пока не интересуюсь. Провожу исследование, затем слушаю доклады, и тогда уже возникает дискуссия».

4. Теория и методология научной фотографии. 

(Отдельную статью Олега Мальцева на эту тему вы можете почитать здесь.  А вот что было сказано учёным на конференции «Город как учебная аудитория», на второй панели:

— Я ученый и использую фотоаппарат для научной фотографии, для работы в криминологии и криминалистике. В своё время я читал интересную книгу, которая называется «Золотая книга Роллейфлекс», и был удивлен огромным количеством ученых – среди которых профессора из Гарвардского и Гейдельбергского университетов, — которые используют фотоаппарат в научных целях и готовы делиться рекомендациями, как это делать наилучшим образом. 

И я стал изучать этот вопрос более глубоко. Однажды я был участником конференции в Гейдельберге, где присутствовали множество ученых, профессоров, которые установили, что научная фотография требует определенных параметров. И особенно аналоговая фотография имеет бесспорный аспект доказательств в науке. Я к тому времени достаточно длительный промежуток времени использовал фотоаппарат для исследований городов по всему миру: в плане психологии, социологии, криминологии и криминалистики. Когда мы вышли на определенный исследовательский уровень, я написал книгу «Тень европейского континента», где описал методологию использования фотоаппарата для получения научных данных при исследовании городов.)

5. Первый выход в Дубровник. 

6. Как и кто построил Дубровник (амальгамная часть). Замысел следующий: архитектор — шпион Венеции, здесь закручивается сюжет, происходит завязка всех амальгамных частей. Дубровник — это машина, «машина правды» (наподобие детектора лжи). Системы, работающие в этом городе: венецианская Слава, францисканская Наковальня.

7. Загадка острова Локрум. Монастырь святого Бенедикта.

8. Венецианская цивилизация как сошедшая лавина с гор, как лава вулкана или дракон, спустившийся с гор и раскатившийся по всему миру, став тайным хозяином и явным благодетелем.

Дубровник – прототип таинственной Атлантиды.

9. Остров Корчула. Потухший реактор, остановленные механизмы, культурно-исторический проект. Взгляд сквозь призму европейского мистицизма; как древний венецианский остров превратился в симулякр.

Туризм – ключ к симуляциям во всём мире (примеры из работы Экспедиционного Корпуса в Греции, в Риме, во Флоренции, в Мексике). Американские институты – обязательные участники всех культурно-исторических проектов. 

10. Рейд в Сплит. Первое впечатление

11. А) Омиш- город пиратов: наличие элементов культурно-исторического проекта. Город-таверна, идеальное место для обучения фехтованию, проверки базовых навыков. Специальное место для отработки боевых навыков. Прекрасная культовая часть.

Б) Сплит. Чему может научить Сплит? Город-символ: узкая, концентрированная культовая часть.

В) Остров Трагир — остров большого суда; по сути, прототип «рая», только для тех, кто честно выполнял свой долг; прототип Венеции. Сплит и Трагир: столкновение двух цивилизаций.

Г) Шибейник — город Ордена святого Сантьяго. Наследие венецианской цивилизации.

Странный туристический центр: город задом наперёд, всё величие почему-то внизу, и непонятно, что наверху. Всем почему-то надо спускаться к величию (интересный подход к тренировке, попробуем сравнить с Палермским подходом). Покровитель города архангел Михаила, а таких покровителей просто так не бывает. Город требует взлома и анализа символической составляющей. Искусственные каналы, заброшенная фортификация, форт на входе. Что делает этот город?

11. И снова Дубровник: повторное исследование. Разрушенный храм иезуитов; две правды, отношение к двум правдам и истина. Все дело в механизмах реализации задач (фронтон храма иезуитов). Интересность расположения храма иезуитов, в конце длинного пути вверх к нему.

Интересный монастырь доминиканцев (как по месту расположения, так и по содержанию внутри). Особенного внимания заслуживает архангел Михаил с венецианским бастоном и весами, дешифровка групповых сцен на иконах и картинах, сад с колодцем. Интересно, что похожий колодец стоит в Одессе возле Колоннады — ведь Одесса сделана по прототипу Венеции.

12. Дубровник: сравнительный анализ с другими исследованными городами. Стрит-фотография и нейропсихограмма: где жители Дубровника? В Венеции же есть венецианцы. Основная профессия Дубровника, как написано во всех исторических справках – капитан. 

Обратить внимание на строительство храма святого Николая и на его местоположение: это единственный храм, который расположен выше всех и  выпадает из общего описания города, при этом он очень старый, как и древняя испанская синагога, сделанная по венецианском образцу. Храм святого Николая — стандартная синагога, скорее всего, синагогой и был. 

Что Дубровник — лабиринт для человека, который его не знает; что Венеция-лабиринт; что Шибейник – лабиринт. Ходить по нему ночью очень любопытно. Такие города людей тренируют, а главное, учат ориентированию в сложных и неизвестных пространствах.

Прекрасная, притягательная обложка будущей книги

13. Классификация полученного материала. А) Дубровник ни с чем сравнить нельзя (хотя есть амальгамные решения в Шибейнике); Б) Дубровник – это машина. Омиш и Шибейник – прототипы; В) сравнить города символы: Сплит, Трагир, Локрум; г) остров Корчула беспримерно утратил своё изначальное ядро и назначение, и здесь можно выдвигать только гипотезы.

14. Организация исследования: его подготовка и проведение. Визуальный подход, получение научных данных, проверка полученных данных. 

Ремарка: в Калабрии было землетрясение, в Реджио как будто два, и два в Дубровнике… Вопрос на исследование: а были ли землетрясения? Странно: Дубровник, как говорят, восстанавливали минимум трижды – но совсем не видно следов восстановления (отдельного внимания заслуживает война 1991 г.) Экспедиционный корпус приобрёл целый альбом фотографий. Он заслуживает внимания и, безусловно, серьезного анализа. Что странно: все три восстановления никак не повлияли на «машинную» часть Дубровника, то есть город не утратил своих качеств как учебная аудитория. А вот, например, Сплит — утратил. Корчула — вообще остров-симулякр. 

15. Город как учебная аудитория: как это делается? Кто это делает? Зачем это делается? Как это организовывается?

16. Подведение итогов. Выводы. Технология фотографирования; сравнение венецианских городов и их прототипов на примере Одессы; феномен Дубровника; необходимость дальнейшего исследования венецианской цивилизации; необходимость организации научной экспедиции в горную Венецию. Здесь требуется изобразить в виде рисунка механизм построения и проникновения в мир венецианской цивилизации. 

Вопрос об исследовании морских республик и генуэзского феномена: чему нас учит Генуя? (вспомнить генуэзскую экспедицию). Откуда взялся феномен морской республики, это подражание венецианской цивилизации?

Архангел Михаил как символ европейского криминала (старые боги становятся демонами). Proto-tipo. Логическое преобразование венецианской цивилизации в Испанскую империю, Генуи — в Британию, а Франции — в новый Рим. 

Благодарности всем, кто создавал этот труд!»

А «Гранит науки», в свою очередь, приносит горячую благодарность капитану Экспедиционного корпуса, учёному с мировым именем Олегу Викторовичу Мальцеву за возможность столь непосредственной «вылазки» в его творческую лабораторию, как ознакомление с рабочим планом будущей книги. К этому мы и стремимся в журнале: оперативно подавать результаты деятельности учёных, чтобы, с одной стороны наблюдая процесс, каждый мог и сам поучиться мастерству, а с другой, это даёт возможность дискуссии и совершенствования труда с учётом реплик уважаемых коллег по науке.


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше