Безукоризненно точный механизм, которому 300 лет

Как безукоризненно точные часы, сконструированные 300 лет назад, переопределили историю времени.

Маятниковые часы, основанные на теории 18 века, отвергнутой в то время, были признаны Книгой рекордов Гиннеса за свою точность. Их конструктор Джон Харрисон, столяр-самоучка, также изобрёл морской хронометр, позволивший определять долготу на море, но так и не смог воплотить замысел точнейших часов с маятником, поскольку его теория времени была жёстко раскритикована в пух и прах современниками.

Корабельный хронометр

Лишь в 1975 году Мартин Бёрджесс создал часы по чертежам Харрисона 1740-х годов. Пройдя строжайшую научную проверку, его «Clock B» были определены как «безукоризненно точный механизм».

«Часы-Б» были, возможно, чересчур гениальны для своего времени. Это сегодня они награждены статусом мирового рекорда по точности как механические часы с маятником, колеблющимся в воздухе, подтверждая видение их оригинального дизайнера Джона Харрисона, изображенного ниже.

Теоретическая основа Харрисона настолько радикально отличалась от традиционного подхода к изготовлению точных маятниковых часов, что его работы были быстро отвергнуты как «стариковские блуждания ума». Примечательно, что для Британии того времени 45-летний изобретатель был уже «стариком». 

Также примечательно, что до того Харрисон уже успел заслужить себе репутацию гениального изобретателя. Его решение по определению долготы на море произвело революцию в судоходстве и значительно повысило безопасность дальних морских путешествий. Решенная им проблема считалась настолько важной после морской катастрофы у островов Силли в 1707 году, что британский парламент предложил ему финансовое вознаграждение в размере до 20 000 фунтов стерлингов (что эквивалентно 3,17 миллиона фунтов стерлингов в 2020 году), в соответствии с изданным им Законом о долготе 1714 года.

Харрисон занял 39-е место в опросе 100 величайших британцев, проведенном BBC в 2002 году. Изобретателю не удалось при жизни завершить работу над своими маятниковыми часами, но «Clock B» Бёрджесса, сделанные из современных материалов в 1975 году, подвергшись уникальной и тщательнейшей научной проверке, подтвердили теорию Харрисона через 300 лет после ее публикации. Но этому тоже дано было свершиться не сразу.

«Часы B» лежали незавершенными в мастерской часовщика Берджесса (1931 года рождения) до 2009 года, когда американский художник-график Дональд Сафф приобрёл механизм и договорился о его завершении (с большим участием Берджесса) с Чарльзом Фродшемом. Принадлежащий Дональду Саффу, отрегулированный и испытанный Королевской обсерваторией Гринвича, необычный хронометр успешно прошел 100-дневное испытание после того, как был запечатан в прозрачную пластиковую коробку для предотвращения взлома. Испытание подтвердило, что конструкция часов Харрисона способна поддерживать время с точностью до 1 секунды в течение ста дней. В 100-дневном тесте с 6 января по 16 апреля 2015 года они потеряли 5/8 секунды, чтобы претендовать на звание самых точных механических часов с маятником, раскачивающимся в открытом воздухе. Вывод: изобретение Харрисона — это было кардинальное улучшение состояния наземных часов, почти такое же значительное, как и его морские разработки. 

«Маятниковое хронометрирование устарело с точки зрения научного использования, но то, что «Часы B» могут показать нам, открывает совершенно новый путь изучения механики маятников в открытом воздухе. Это еще не всё, эта история еще не закончена», — уверен Рори МакЭвой, куратор отдела часового дела Королевской обсерватории Гринвича.

Рори МакЭвой и Дональд Сафф с сертификатом Книги рекордов

Читайте также, что думал американский философ Джон Зерзан о времени и с ним несогласных: статья «Время в науке»


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Continue reading