«Беспощадный не только к другим, но и к самому себе»: Лев Арцимович

Лев Андреевич Арцимович родился 12 (25) февраля 1909 г. в Москве. Семья Арцимовичей происходила из старинного польского (белорусского) рода. Дед, М. И. Арцимович, участвовал в Польском восстании 1863-1864 гг. и был сослан в Сибирь, где женился на коренной сибирячке. Отец, Андрей Михайлович, родился в Смоленске, окончил Львовский университет по специальности «статистика и экономическая география». После переезда в Москву в 1907 г. служил статистиком в Управлении железных дорог Московского узла и преподавал в Народном университете Шанявского. В 1908 г. женился на Ольге Львовне Левьен, получившей образование в пансионе в Швейцарии. У них родилось двое детей — Лев и Екатерина.

До 1919 г. семья Арцимовичей жила в столице, но из-за разрухи и голода вынуждена была покинуть Москву. В 1919 г. ЦСУ РСФСР поручило А.М. Арцимовичу организовать Губстатбюро в Могилеве, куда он и переехал с семьей, а затем в Гомель, потом в маленький городок Клинцы, куда Арцимовичи бежали от бедствий гражданской войны. Из-за тяжелейшего положения с продовольствием Льва и его сестру Екатерину на короткое время пришлось даже отдать в приют (из которого мальчик сбежал и некоторое время был беспризорным). После окончания войны Лев Андреевич вернулся в семью, которая вновь вернулась в Гомель. Учился в школе 2-й ступени. Потом он вспоминал: «Не хлопни меня по голове в детстве, да и притом как следует, был бы я, скорее всего художником, а не физиком». Но рано столкнувшийся с жизненными лишениями и привыкший к самостоятельности Лев предпочел свободному искусству точную науку. И этот выбор был вполне логичен.

После гражданской войны положение семьи постепенно улучшилось. Семья Арцимовичей вернулась в ставший губернским город Гомель. В 1922 г. отец будущего ученого был приглашен на должность заведующего кафедрой статистики в Белорусский государственный университет. Лев окончил девятилетку.

В 1924 г. Лев Арцимович экстерном окончил среднюю школу в Минске и поступил на физико-математический факультет Белорусского государственного университета, который и окончил в 1928 г. в возрасте 19 лет. Знания, полученные в процессе обучения, казались взыскательному юноше совершенно недостаточными, и он отправился в Москву, где целый год провел в научных библиотеках, глубоко постигая любимую физику.

В 1929 г. он блестяще защитил в Белорусском университете дипломную работу на тему «Теория характеристических рентгеновских спектров», что позволило ему получить диплом вместо простого свидетельства об окончании университета. Он уехал в Ленинград в знаменитый Физико-технический институт (ЛФТИ). 1 апреля 1930 г. Л. А. Арцимович был принят в рентгенографический отдел на должность внештатного препаратора. Через полгода был переведен инженером в отдел электронных явлений, которым руководил Петр Иванович Лукирский. Вначале Лев Андреевич работал в лаборатории Абрама Исааковича Алиханова, совместно с которым выполнил свое первое серьезное научное исследование, посвященное изучению полного внутреннего отражения рентгеновских лучей от тонких пленок различных металлов (работа опубликована в «Zeitschrift fur Physik» в 1931 г.).

Л. А. Арцимович с И. В. Курчатовым, 1959 г. Фото из книги «Практики и мечтатель. К 100-летию со дня рождения Л. А. Арцимовича»

Коллег поражала способность провинциального паренька считать, составлять уравнения и корректно их решать, и в то же время удручало его неумение работать не только головой, но и руками. Молодой препаратор совсем не умел ставить эксперименты. Старшим товарищам пришлось долго его учить элементарным навыкам, необходимым физику-исследователю.

В 1933 г. в Ленинградском физико-техническом институте начались исследования в области физики атомного ядра, и значительная часть молодых ученых переключилась на это направление. Л. А. Арцимовичу было поручено организовать высоковольтную лабораторию, задачей которой первоначально была разработка импульсных генераторов и усилительных трубок для получения быстрых электронов, а также для изучения свойств медленных нейтронов. В 1934-1935 гг. Лев Арцимович работая вместе с Игорем Курчатовым над проблемой поглощения медленных нейтронов ядрами различных атомов, впервые экспериментально доказал, что поглощение медленных нейтронов в водородсодержащих веществах обусловлено реакцией захвата нейтрона протоном. В 1937 г. по этой тематике он защищает кандидатскую диссертацию («Поглощение медленных нейтронов»). Одновременно Лев Андреевич руководит бригадой по разработке ускорительных трубок для получения электронов с энергией свыше 1 МэВ. Созданные им трубки на напряжение порядка 2 МэВ использовались в исследованиях ядерного фотоэффекта.

В 1936 г. в ходе совместной работы с А. И. Алихановым и А. И. Алиханьяном Л. А. Арцимович экспериментально доказал принцип сохранения импульса при аннигиляции электрона и позитрона, опровергнув тем самым ряд устаревших к тому времени законов в области сохранения импульса и энергии. Это было первое экспериментальное подтверждение данных фундаментальных законов при аннигиляции. А в конце тридцатых годов Арцимович выполнил цикл исследований взаимодействия быстрых электронов с веществом, признанный классическим.

В 1937-1938 гг. Л. А. Арцимович исполняет обязанности заместителя директора ЛФТИ по научной работе. В 1939 г. он защищает докторскую диссертацию «Тормозное излучение быстрых электронов», в которой экспериментально были блестяще подтверждены выводы, сделанные ранее в рамках квантовой механики. Лев Андреевич становится начальником лаборатории быстрых электронов ЛФТИ. Ему присваивается звание профессора.

С началом Великой Отечественной войны по предложению Л. А. Арцимовича лаборатория переключается на разработку приборов ночного видения. В качестве первого из них был предложен электронно-оптический преобразователь с сурьмяно-цезиевым катодом, создание которого началось еще в Ленинграде. После эвакуации ЛФТИ в Казань сотрудники лаборатории приступили к работам по многокаскадным электронно-оптическим преобразователям. В неприспособленном помещении — крошечном чуланчике в лабиринтах Казанского университета — эвакуированный ученый принялся за исследования в области, которой он никогда раньше не занимался. Это была разработка, методов темновидения, или, как шутили коллеги, «ничегоневидения». Нужно было создать электронно-оптическую систему, использующую инфракрасную область спектра. Л. А. Арцимович справился с этой задачей. Вместе с С. Ю. Лукьяновым и другими физиками он вносит огромный вклад в оборонный потенциал страны, разрабатывая прибор ночного видения — прообраз электронно-оптического преобразователя. На июльской сессии Отделения физико-математических наук АН СССР в 1944 г. Л. А. Арцимович выступил с докладом «Электронно-оптические свойства эмиссионных систем». В 1945 г. вместе с И. Я. Померанчуком Лев Андреевич подробно исследовал магнитотормозное излучение электронов в бетатроне.

Дальнейшая деятельность Л. А. Арцимовича связана с разработкой атомного оружия. В 1944 г. по предложению Курчатова Л. А. Арцимович привлекается к работам по Атомному проекту и переходит в Лабораторию № 2 (ныне РНЦ «Курчатовский институт»), где работает до последних дней своей жизни. Он возглавляет исследования по созданию промышленной технологии электромагнитного разделения изотопов. Под его научным руководством были созданы не только опытно-промышленные разделительные установки, но и в рекордно короткий срок (менее пяти лет) на Северном Урале введен в строй специализированный комбинат «Свердловск-45».

В рамках Атомного проекта СССР для страховки параллельно разрабатывались две технологии обогащения урана — газодиффузионная и электромагнитная. К концу 1940-х годов стало ясно, что для получения больших количеств высокообогащенного урана-235 «бомбовой кондиции» (90%) предпочтителен по основным технико-экономическим показателям газодиффузионный метод. Завод по электромагнитному разделению перепрофилировали на производство изотопов других элементов. Вместе с тем, когда в 1949 г. оказалось, что газодиффузионная технология еще не позволяет достичь требуемого уровня обогащения, окончательное дообогащение продукта с 75 до 90% для первой советской урановой бомбы было выполнено под руководством Л. А. Арцимовича на электромагнитных сепараторах комбината «Свердловск-45». За цикл работ по электромагнитному разделению Лев Андреевич в 1953 г. получил Сталинскую премию 1-й степени.

В ходе исследований, проводимых ученым, особенно эффективными оказались делительные установки при разделении изотопов лития. Благодаря этим установкам Советскому Союзу удалось первому взорвать термоядерную бомбу, опередив США.

Новой грандиозной задачей в научном пути выдающегося физика стало создание управляемых условий процесса, обеспечивающего гигантскую мощность водородной бомбы. Причиной начала работ послужило письмо из воинской части, расквартированной на Дальнем Востоке, которое сержант Олег Лаврентьев направил в 1950 г. И. В. Сталину. В письме сообщалось о возможности осуществления на Земле управляемой реакции синтеза ядер, аналогично тому, как происходит выделение энергии в недрах Солнца и других звезд. Предлагалась конкретная схема, в которой гравитационные силы могли быть заменены электромагнитными силами.

5 мая 1951 г. за подписью И. В. Сталина выходит постановление правительства о начале работы по управляемому термоядерному синтезу (УТС). Руководителем работ назначается Л. А. Арцимович. В качестве первого шага в Институте атомной энергии, в отделе Л. А. Арцимовича, занятого электромагнитным разделением изотопов, создается специальная группа для поиска подходов к решению проблемы УТС. Наряду с этим то же самое постановление предписывает Л. А. Арцимовичу продолжать уделять работам по электромагнитному разделению не менее 70% времени. Однако уже к 1953 г. Лев Андреевич оказывается полностью вовлеченным в работы по УТС. Он руководитель интенсивно расширяющейся национальной программы термоядерных исследований и в течение 20 лет возглавляет секцию по управляемому термоядерному синтезу в Научно-техническом совете Минсредмаша СССР. Лев Андреевич одним из первых понял реальную сложность проблемы УТС и необходимость создания новой области науки — физики высокотемпературной плазмы. Вся его последующая деятельность как ученого, педагога и организатора науки была связана в основном с этой проблемой.

Л. А. Арцимович на семинаре в Институте атомной энергии. 1958 г.

В начале 1951 г. в кабинете И. В. Курчатова регулярно, раз в неделю, проходили семинары, на которых рассматривалась возможность «приручения» водородного оружия. Ведущая роль на этих семинарах всегда принадлежала Л. А. Арцимовичу, который с самого начала обсуждений возлагал главные надежды на использование тока в плазме не только для ее нагревания, но и с целью возможности длительного удержания магнитным полем этого тока.

В 1952 г. выдающийся ученый руководил работами по исследованию высокотемпературной плазмы на термоядерных установках «Токамак», шаг за шагом преодолевая трудности, создаваемые природой на пути к решению грандиозной проблемы. Тогда ученым казалось, что вот-вот у них в руках окажется неисчерпаемый источник энергии — управляемый термоядерный синтез. Группой сотрудников Л. А. Арцимовича было обнаружено явление нейтронного излучения сильноточных импульсных разрядов в дейтерии. Позднее это явление было зарегистрировано как открытие, а Л. А. Арцимович с сотрудниками в 1958 г. получил Ленинскую премию.

Результаты проведенных Л. А. Арцимовичем экспериментов позволили разработать и испытать основные методы диагностики горячей плазмы. Шум от разрядов конденсаторов был слышен далеко за пределами лабораторного корпуса, но никто из посторонних ничего не знал о тематике работ лаборатории. Несколько раз Лабораторию № 2 объезжал автомобиль посольства США, но никакой полезной информации американцам получить не удалось. В 1952 г. ученый открывает  нейтронное излучение высокотемпературной плазмы, за что в 1958 г. был удостоен Ленинской премии.

Параллельно развивается новое направление — плазменные ускорители, или плазменные пушки. В конце 1955 г. Л. А. Арцимовичем, С. Ю. Лукьяновым, И. М. Подгорным и С. А. Чуватиным был разработан электродинамический ускоритель плазмы, дающий сгустки плазмы со скоростью 200 км/с. Работа явилась началом нового направления в физике плазмы. Плазменные ускорители стали применяться для наполнения плазмой магнитных ловушек, использоваться в качестве вспомогательных движков на космических аппаратах и для обработки поверхностей металлов.

Его первый в мире плазменный ускоритель выдвигался на Нобелевскую премию, но СССР из соображений секретности отказался от изобретения и Лев Арцимович своей заслуженной награды так и не получил. В 1956 г. Н. С. Хрущев разрешил рассекретить работы по быстрым процессам и предложил И. В. Курчатову доложить о них в ходе поездки в Англию.

Под руководством Л. А. Арцимовича был подготовлен доклад «О возможности создания термоядерных реакций в газовом разряде», в котором сообщалось о ведущихся в Институте атомной энергии работах по УТС. Доклад, с которым Курчатов выступил в английском атомном центре в Харуэлле в апреле 1956 г., вызвал огромный резонанс, в первую очередь в Англии и США (как выяснилось позднее, там велись сходные работы также в условиях строгой секретности), и послужил толчком для развертывания широкого международного сотрудничества в области управляемого термоядерного синтеза. О нем сообщали радиостанции на различных языках.

Л. А. Арцимович, семинар с британскими учёными. Москва, 1968 г. Фото: Quillette

Л. А. Арцимович понимал, что успех может быть обеспечен только при развитии астрофизики, а  горячую плазму необходимо изучать не только в лаборатории, но и на звездах и Солнце. Он активно поддерживал строительство новых астрономических инструментов и потратил немало сил, чтобы была построена на Кавказе Специальная астрономическая обсерватория с ее гигантским телескопом. В середине 1950-х годов Лев Андреевич приходит к выводу, что наиболее перспективны для термоядерной энергетики, по крайней мере, на первом этапе, системы на базе стационарных магнитных ловушек, особенно замкнутые тороидальные системы «токамак», начальная концепция которых была предложена еще в 1950 г. И. Е. Таммом и А. Д. Сахаровым. В Институте атомной энергии под руководством Л.А. Арцимовича эта концепция получила второе рождение. Была создана серия токамаков, эксперименты на которых позволили детально изучить основные особенности удержания и нагрева плазмы в таких системах. В 1968 г. при омическом нагреве плазмы на токамаке Т-ЗА температура электронов и ионов достигла 20 и 4 млн. градусов соответственно — результат, в несколько раз превосходивший мировой уровень. Полученная Л. А. Арцимовичем формула для ионной температуры в центральных областях плазмы при омическом нагреве хорошо согласовывалась с экспериментальными данными. Впервые было зарегистрировано устойчивое термоядерное излучение из плазменного витка, о чем было сообщено на третьей конференции МАГАТЭ по управляемому термоядерному синтезу, которая состоялась в 1968 г. в Новосибирске. В 1968-м году на установке «Токамак-4» были зарегистрированы первые термоядерные нейтроны. За эту работу Лев Андреевич с группой сотрудников в 1971 г. был удостоен Государственной премии СССР.

Лев Андреевич предложил руководителям Калэмской лаборатории физики плазмы (Англия) провести в Институте атомной энергии совместный эксперимент по измерению параметров плазмы с использованием английской диагностической аппаратуры, аналогов которой в то время у нас не было. Кроме того, в начале 1969 г. Л. А. Арцимович прочитал в Массачусетском технологическом институте (США) цикл лекций о токамаках, которые, как позднее вспоминал директор Принстонской лаборатории физики плазмы Гарольд Фюрт, во многом стимулировали дальнейшее развитие термоядерных исследований в США, а также способствовали улучшению взаимопонимания в советско-американских отношениях. Совместный советско-английский эксперимент однозначно подтвердил рекордные параметры плазмы в токамаке Т-ЗА, сняв сомнения западных ученых в достоверности этих выдающихся для того времени результатов. С тех пор токамак повсюду в мире стал основным объектом в исследованиях по УТС с магнитным удержанием, а лидирующие позиции советской школы физики термоядерной плазмы получили всеобщее признание.

В исследованиях по УТС наступил новый этап: токамак стал доминирующей системой в термоядерных программах ведущих стран, Л. А. Арцимович был признан лидером в этой области науки в мире. В 1970 г. он снова посетил США и провел уже своего рода инспекцию (по мнению Фюрта) американских проектов токамаков. В ходе визита губернатор Техаса провозгласил его почетным гражданином штата.

В начале 1970-х годов Лев Андреевич инициировал в рамках программы «Токамак» работы еще по двум, как показало время, весьма перспективным направлениям: токамакам с вытянутым сечением плазменного шнура и использованию мощного СВЧ-излучения для нагрева и стабилизации плазмы. Именно на токамаке с вытянутым сечением плазмы (JET) в конце 90-х годов было получено термоядерное энерговыделение мощностью порядка 20 МВт. Эта же схема использована в международном проекте первого экспериментального термоядерного реактора. Уже совсем незадолго до своей смерти, в декабре 1972 г., Лев Андреевич прочитал во Французском колледже в Париже блестящий цикл лекций о возможных путях развития термоядерных исследований.

Членом-корреспондентом Академии наук СССР Л.А. Арцимович был избран в 1946 г., действительным членом — в 1953 г. В 1957 г. в академии (в значительной мере по инициативе Льва Андреевича) создается Отделение общей физики и астрономии, бессменным академиком-секретарем которого становится Л. А. Арцимович. На этом посту он много энергии отдает развитию широкого круга проблем принципиального научного значения, в частности астрономии. При его активном участии на Северном Кавказе была создана Специальная астрофизическая лаборатория АН СССР с уникальным шестиметровым телескопом. После смерти Льва Андреевича Президиум АН СССР учредил премию его имени, которая регулярно присуждается за лучшие работы по экспериментальной физике.


Лауреаты Госпремии 1971 г на фоне токамака Т-4, в центре – Л. А. Арцимович. Фото из книги «Практики и мечтатель. К 100-летию со дня рождения Л. А. Арцимовича»

По инициативе Л. А. Арцимовича в МАГАТЭ был создан Международный совет по термоядерным исследованиям (IFRC), обеспечивающий поддержку работ по УТС не только в ведущих странах, но и в странах третьего мира. По решению этого совета в течение многих лет конференции МАГАТЭ по управляемому термоядерному синтезу открывались мемориальным докладом, посвященным Льву Андреевичу Арцимовичу (в последние годы доклад посвящается и другим выдающимся термоядерщикам). С первым «арцимовическим» докладом на седьмой Конференции МАГАТЭ по физике плазмы и УТС в 1978 г. в Инсбруке выступил тогдашний руководитель термоядерной программы США Э. Кинтнер.

Одним из первых ученых в мире Л. А. Арцимович не только осознал реальную опасность для мировой цивилизации дальнейшего накопления запасов ядерного оружия, но и предпринял конкретные усилия по сокращению этой опасности. Он был одним из основателей и активных участников Пагуошского движения — всемирного форума ученых, поставившего перед правительством разных стран вопрос о необходимости сокращения ядерных вооружений.

Советская наука, в частности астрономия, вышла на передовые позиции в значительной степени благодаря усилиям Л. А. Арцимовича. Результаты, полученные в термоядерных лабораториях, помогли понять физику солнечной и межпланетной плазмы, природу солнечных вспышек и гигантских плазменных выбросов из Солнца, вызывающих магнитные бури.

Большой вклад внес Л. А. Арцимович в образование. Более 40 лет Лев Андреевич увлеченно занимался педагогической деятельностью, которую он начал еще в 1930 г. в Ленинградском электротехническом институте. Его, как блестящего лектора, обладающего даром четко и ясно излагать наиболее сложные вопросы современной физики, всегда с огромным интересом слушали в разные годы студенты Ленинградского политехнического института, Московского инженерно-физического института и Московского университета. Профессор МГУ с 1947 г., основатель и первый заведующий (1954-1973) кафедры атомной физики и кафедры микроэлектроники физфака МГУ, он создал общефакультетский курс «Атомная физика» и спецкурсы «Физика плазмы», «Дополнительные главы атомной физики». Им написан целый ряд учебных пособий: «Управляемые термоядерные реакции», «Замкнутые плазменные конфигурации», «Элементарная физика плазмы», «Движение заряженных частиц в электрических и магнитных полях», «Что каждый физик должен знать о плазме» и др.

Он поручает И. М. Подгорному создать при кафедре лабораторию термоядерного синтеза. Такой лаборатории тогда не существовало ни в одном университете мира. Работавшие в нашей лаборатории студенты и аспиранты стали крупными руководителями науки в Польше, Чехословакии, США и в других странах. Это был первый опыт международного сотрудничества в области термоядерного синтеза.

В ряду прочего Лев Андреевич оставил как память о себе научную школу физики высокотемпературной плазмы, сохраняющую по сей день мировое признание.

Его интересовали история, литература и искусство, астрофизика, международная политика. Л. А. Арцимович в 1963-1973 гг. был заместителем председателя Советского Пагуошского комитета и возглавлял Национальный комитет советских физиков. С 1957 — академик-секретарь Отделения общей физики и астрономии АН СССР.

Люди, близко знавшие Л. А. Арцимовича, говорят, что в жизни это был очень ироничный, излучавший обаяние человек. Физик, член-корреспондент Академии наук Артем Исаакович Алиханьян говорил об Л. А. Арцимовиче: «Аристократ в науке, он совершенно был лишен научного «самурайства». Трезвый, с неповторимым юмором и умением проникать в сущность даже самого мелкого дела, беспощадный не только к другим, но и к самому себе.

«Маленькие причины приводят к большим последствиям в нашем сложном мире», — часто повторял Лев Андреевич, когда обсуждали крупные исторические события прошлого и настоящего.

Он был лауреатом Ленинской и двух Государственных премий, Героем Социалистического Труда, но при этом сохранял в душе что-то от того бесшабашного беспризорника, который когда-то скитался по дорогам гражданской войны.

Лев Андреевич обладал блестящим даром популяризатора. Каждая его научно-популярная статья или лекция, прочитанная для неспециалистов, — это маленький шедевр. Писал он легко и быстро. Слова, как вспоминают современники, сами ложились на бумагу. При этом Арцимович не заглядывал в справочники, не перечитывал свои предыдущие публичные выступления в печати. А однажды признался, что после выхода они перестают ему нравиться. Многие выражения из его статей со временем превращались в афоризмы. Народная молва приписывает Льву Андреевичу авторство остроумного высказывания:

«Наука — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет».

Арцимович считал, что «…интеграл накопленной научно-технической информации постоянно нарастал от тысячелетия к тысячелетию, и это нарастание шло все быстрее и быстрее, пока в наше время не достигло такого уровня, что наука превратилась в самого опасного спутника человечества. Еще 100 лет тому назад весь накопленный научно-технический потенциал не в состоянии был поколебать устойчивость человеческого рода. Сейчас благодаря тому случайному факту, что при делении урана каждый взрывающий ядро нейтрон порождает два новых, судьба человечества повисла на тонком волоске взаимного страха. И в ближайшие 50 лет мы либо проскочим через самый опасный интервал в истории человеческой цивилизации, создав систему международной безопасности, либо погибнем…».

Еще Лев Арцимович говорил:

  • Если ты не можешь объяснить в целом, грубо хотя бы значимость того, чем ты занимаешься, первому встречному, то, значит ты сам не представляешь свою проблему. Ты должен суметь найти наиболее доступный и привлекательный для любого собеседника способ возбудить его на должный уровень.
  • Мы слишком привыкли списывать все без исключения недостатки в нашей исследовательской работе на кого угодно, кроме самих себя, а вместе с тем следовало бы иногда выбивать пыль из старых диванов. Я уже как-то раз сравнивал некоторые наши институты с государствами эпохи раннего феодализма, состоящих из отдельных мелкопоместных наделов — лабораторий. В таких лабораториях их заведующим, да и сотрудникам очень уютно живется. Они обрабатывают свой индивидуальный научный участок и больше всего на свете боятся, как бы не заставили их изменить тематику.
  • По-видимому, настало время создать новый вид научно-популярной литературы — научно-популярную литературу для академиков. Иначе и мы в недалеком будущем перестанем понимать друг друга.
  • Экспериментатор должен относиться к теории как к хорошенькой женщине: с благодарностью принимать то, что она ему даёт, но не доверять ей безрассудно.
  • Мы не в пансионе благородных девиц, мы собрались здесь, чтобы выяснить истину!

Академик РАН Евгений Велихов, ставший после смерти своего учителя руководителем исследований в области управляемого термоядерного синтеза, ныне директор Российского научного центра «Курчатовский институт», вспоминал, у Л. А. Арцимовича была высокая требовательность к тщательности, достоверности экспериментальной и теоретической работы.

Лев Андреевич Арцимович ушел из жизни в 1 марта 1973 г. в Москве на 65 году жизни от тяжелого сердечного заболевания, которым он страдал в последние годы, но, тем не менее, не прерывал своей активной деятельности. Ученый похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Награды и звания Л.А. Арцимовича:

1945 г.— Орден Трудового Красного Знамени
1946 г.— Член-корреспондент АН СССР
1953 г.— Академик АН СССР
1953 г.— Сталинская премия первой степени
1957 г.— Академик-секретарь Отделения общей физики и астрономии АН СССР, член Президиума АН СССР
1958 г.— Ленинская премия
1965 г.— Почётный член Чехословацкой Академии наук
1966 г.— член Американской академии искусств и наук в Бостоне
1968 г.— Почётный член Шведской Королевской Академии Наук
1969 г.— Почётный член Югославскойа Академии Наук и почётный доктор наук Загребского университета
1969 г.— иностранный член Академии наук Германской Демократической Республики
25.02.1969 г.— Герой Социалистического Труда
1970 г.— Почётный гражданин Техаса (США)
1971 г.— Государственная премия СССР
1972 г.— Почётный доктор Варшавского университета
В 1973 г. его именем был назван кратер на Луне. В 1974 г. был спущен на воду теплоход «Академик Арцимович» (Франция). В 1985 г. память об Л.А. Арцимовиче была увековечена и в названии улицы в Москве. На стене здания, где жил ученый (ул. Академика Петровского, 3) была установлена мемориальная доска. С 1973 г. учреждены стипендии имени памяти академика Л. А. Арцимовича студентам-отличникам физических факультетов МГУ и МИФИ.

Научные труды

1.     Арцимович, Л. А. Взаимодействие элементарных частиц / Л. А. Арцимович // Успехи физических наук. – 1940. — № 5.
2.     Арцимович, Л. А. Движение заряженных частиц в электрических и магнитных полях / Л. А. Арцимович. — 2-е изд. – Москва : Наука, 1972.
3.     Арцимович, Л. А. Замкнутые плазменные конфигурации / Л. А. Арцимович. – Москва : Наука, 1969.
4.     Арцимович, Л. А. Исследования по управляемым термоядерным реакциям в СССР / Л. А. Арцимович // Успехи физических наук. — 1958. — Т. 66, № 12.
5.     Л. А. Арцимович, Л. А. О нагреве ионов в установке «Токамак» / Л. А. Арцимович // Успехи физических наук. – 1969. — Т. 99, № 11.
6.     Арцимович, Л. А. О перспективах исследований по проблеме управляемого ядерного синтеза / Л. А. Арцимович // Успехи физических наук. – 1967. — Т. 91, № 3.
7.     Арцимович, Л. А. О состоянии исследовании по управляемым термоядерным реакциям / Л. А. Арцимович // Успехи физических наук. – 1962. — Т. 76, № 1.
8.     Арцимович, Л. А. Управляемые термоядерные реакции / Л. А. Арцимович. — 2-е изд. – Москва : Физматгиз, 1963.
9.     Арцимович, Л. А. Физика плазмы для физиков / Л. А. Арцимович, Р. З. Сагдеев. – Москва : Атомиздат, 1979.
10. Арцимович, Л. А. Что каждый физик должен знать о плазме / Л. А. Арцимович. — 2-е изд. – Москва : Атомиздат, 1977.
11. Арцимович, Л. А. Элементарная физика плазмы / Л. А. Арцимович. — 3-е изд. – Москва : Атомиздат, 1969.

Источники

1.     Алиханов, А. И. Лев Андреевич Арцимович : (к пятидесятилетию со дня рождения) / А. И. Алиханов // Успехи физических наук. – 1959. – Т. 67. – Вып. 2.
2.     Арцимович Лев Андреевич // Большая Советская энциклопедия. – 3- е изд. – Москва, 1970. – Т. 2 : Ангола-Барзас. – С. 306.
3.     Лев Андреевич Арцимович : (к шестидесятилетию со дня рождения) / А. И. Алиханьян [и др.] // Успехи физических наук. – 1969. –Т. 97, № 2.
4.     Боярчук, А. А. Академик Лев Андреевич Арцимович / А. А. Боярчук // Успехи физических наук. – 1999. – Т. 169. – С. 805–806.
5.     Велихов, Е. П. Не позволял душе лениться : к 95-летию со дня рождения академика Л. А. Арцимовича / Е. П. Велихов // Вестник российской академии наук. – 2004. — Т. 74, № 10. – С. 940.
6.     Мартыненко, Ю. В. Электромагнитное разделение изотопов и его наследие / Ю. В. Мартыненко // Успехи физических наук. – 2009. – Т. 179. – С. 1354–1361.
7.     Памяти Льва Андреевича Арцимовича / А. П. Александров [и др.] // Успехи физических наук. – 1973. – Т. 110, № 8.
8.     Петров, М. П. Ленинградские физтеховцы в токамачной команде Льва Андреевича Арцимовича (1962-1973 гг.) / М. П. Петров // Успехи физических наук. – 1999. – Т. 169. — С. 812–814.
9.     Фортов, В. Е. Направления инновационного развития энергетики мира и России / В. Е. Фортов, А. А. Макаров // Успехи физических наук. –2009. – Т. 179. – С. 1337–1353.
10. Фридман, Ф. М. Арцимович и сильнейшие гидродинамические неустойчивости / Ф. М. Фридман // Успехи физических наук. – 2009. – Т. 179. – С. 1353–1354
11. Халатников, И. М. К 100-летию со дня рождения академика Л.А. Арцимовича. (Научная сессия Отделения физических наук Российской академии наук, 18 февраля 2009 г. Совместное заседание Учёного совета Российского научного центра „Курчатовский институт“, Президиума Российской академии наук и Госкорпорации „Росатом“, 18 марта 2009 г.) / И. М. Халатников // Успехи физических наук. –2009. – Т. 179. – С. 1335–1361
12. Халатников, И. М. Неслучайные совпадения (Лев Андреевич Арцимович) / И. М. Халатников // Успехи физических наук. –2009. – Т. 179. – С. 1336–1337
13. Шафранов, В. Д. Перспективы винтовых магнитных систем для УТС / В. Д. Шафранов // Успехи физических наук. –1999. – Т. 169 – С. 806–812.
14. http://ufn.ru/ru/authors/artsimovich_l_a/
15. http://www.rosatom.ru
16. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/BIO/VELAR.HTM
17. http://ufn.ru/ufn59/ufn59_2/Russian/r592f.pdf

Источник (текст редактировался и дополнялся): Республиканская научно-техническая библиотека

_____________________________________________________

📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]

✒️Читайте нас на Яндекс Дзен
📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше