О феноменах разума в современном пятиборье. Олег Плаксин


«Когда речь идёт о вашем — да, лично вашем успехе — только вам выбирать у кого учиться, на кого равняться и к чему стремиться. И, соответственно, какие методические системы использовать для научения себя, поскольку, как бы то ни было, человек учит себя сам, а задача инструктора — максимально ему в этом помочь, создав наиболее оптимальные условия. А если и выбирать, то лучше один раз и качественно»

(с) фрагмент из труда «Работа разума
в режиме выполнения задач. Том 1».
Авторы: Мальцев О.В., Лопатюк И.И.

В продолжение бесед о фундаментальном научном труде «Работа разума в режиме выполнения задач» представляем Вашему вниманию статью, которая была подготовлена по итогу разговора с мастером спорта международного класса, президентом Федерации современного пятиборья Киевской области, в прошлом главным тренером сборной Украины по современному пятиборью, многократным призёром и победителем Чемпионатов мира и этапов Кубка мира, Чемпионатов СССР и Украины Олегом Валериевичем Плаксиным.

— Добрый день, Олег Валериевич! Благодарим Вас, что смогли найти время для беседы об уникальном монографическом труде, рассказать о своих наблюдениях работы разума, и его феноменах, на примере подготовки профессионального спортсмена в пятиборье.

Спасибо за приглашение. На данный момент успел изучить чуть больше половины книги, но сразу отмечу, что согласен со многими вещами, которые в ней описаны.

Пятиборье – крайне непростой вид спорта. В первую очередь это связано с тем, что мы соревнуемся в пяти спортивных дисциплинах, в отличии от других спортсменов, специализирующих в каком-то одном виде спорта. Современное пятиборье включает в себя фехтование (шпага до одного победного укола), плавание на 200 м вольным стилем, конный спорт (конкур); бег на 3000 метров, объединенный со стрельбой из пистолета (по новым правилам соревнований вид под единым названием «Комбайн»). Во-вторых, за прошедшие годы правила современного пятиборья неоднократно менялись. На сегодняшний день соревнования сделали в разы зрелищнее для зрителей, что повлекло за собой существенные изменения в тайминге проведения наших соревнований. Следовательно, сама тренировка также стала более интенсивной и напряженной, произошли корректировки и в методике подготовки спортсменов, и работа разума в этом играет немаловажную роль.

Прежде, чем перейду к самой книге, немного поясню особенности нашего вида спорта, так как это важно с точки зрения феноменов разума и методики нашей тренировки. Опустим античное пятиборье в Древней Греции, в котором соревновались в беге, метании диска и копья, прыжках в длину и борьбе. После заката древнегреческих Олимпийских игр прошло немало столетий, прежде чем они вновь возродились, а пятиборье приобрело несколько иной вид (современные Олимпийские игры были возрождены в конце XIX века, а первые соревнования по современному пятиборью появились в Швеции только во второй половине XIX века).

Исходя из офицерского пятиборья, которое включало верховую езду, фехтование, стрельбу, плавание и бег, появилась современная версия пятиборья. С 1912 года по инициативе Пьера де Кубертена оно вошло в программу Олимпийских игр, став проверкой моральных и физических качеств атлета. В 1948 году в Лондоне был создан Международный союз современного пятиборья и биатлона (UIPMB), который существовал до начала 1990-х годов. После отделения Федерации биатлона, оно продолжило свое развитие самостоятельно, уделяя особое внимание качественному представлению этого вида спорта в мире (например, для пограничников образ «стреляющего бегущего лыжника»). В свою очередь Международный союз современного пятиборья (UIPM) также решил сделать упор на менеджмент.

Я как профессиональный спортсмен успешно выступал в середине 1980-х годах, был Чемпионом мира, и застал пятиборье, когда оно происходило в 5 дней. По сути, на моих глазах прошла эволюция пятиборья, когда его потом сократили до 4-х дней, потом в 3 дня, в 2 дня, и в 1 день. Но когда все пятиборье проходило в один день, у нас еще не было такого бешеного тайминга, как сделали сейчас. В тот период соревнования по пятиборью в один день означали, что они растягивались на весь день, с длительными паузами (примерно час или даже больше) между категориями. Однако все пришло к тому, что пятиборье стало считаться менее зрелищным вживую и для его трансляции по телевизору. Поэтому сейчас обустроили стадион, на котором проводятся соревнования по современному пятиборью так, чтобы зрителю не скучать, так как обычно они могут просидеть на стадионе от силы полтора часа. По этой причине, чтобы привлечь внимание общественности к нашему виду спорта, сделать его более зрелищным и при этом создать для телевизионной трансляции красивую картинку, организовали соревнования по всем категориям пятиборья не просто в один день, а всего за 90 минут (взяли за основу длительность футбольного матча – 90 минут). Таким образом, на арене происходит все сразу. Там расположены плавательный бассейн, беговая дорожка, место для конкура и фехтовальная дорожка. В силу этого пятиборцу необходимо уметь быстро переключаться с одной дисциплины на другую и еще многое другое, о чем сейчас поделюсь детальнее.

Пятиборье – плаванье, фехтование, верховая езда. Олимпийский игры в Токио 2020. Источник: Olympic Channel

Сразу скажу, что единственное отличие в фехтовании пятиборья от спортивного фехтования заключается в том, что у нас все происходит несколько не так. В спортивном фехтовании действует система кубкового выбывания: если ты проиграл, то вылетаешь на определенном этапе кубка (например, за выход в 1/32, 1/16 или 1/8 и т.д.). В фехтовании пятиборья каждый спортсмен обязательно встречается со всеми остальными участниками. Например, в олимпийском турнире по современному пятиборью в Париже-2024 будет участвовать 36 мужчин – следовательно, у каждого спортсмена обязательно происходит 35 поединков. Этот процесс занимает много времени, поэтому проходит накануне, за один день до основных соревнований. А в решающий день у нас происходит фехтование на одной дорожке до первого выбывания. То есть, если ты выигрываешь, то остаешься на арене до тех пор, пока побеждаешь, но как только проигрываешь — выбываешь.

Но вернемся непосредственно к самой книге. Первое, на что обратил внимание в труде «Работа разума в режиме выполнения задач» — глава, где представлена и описана модель разума в виде плато и диапазона. Согласен с этой моделью, что сперва необходимо выстроить надежный фундамент навыков, а затем качественно повышать уровень мастерства спортсмена.

Иллюстрация из монографии «Работа разума в режиме выполнения задач. Том 1», стр. 59

Также там есть такой фрагмент (стр. 61):

Как выстроить плато? Так, самый простой, но от этого не менее эффективный способ — это двигаться от альтернативной отрасли в направлении искажения областей реализации . На плато человек конструирует для себя сердечник, пытаясь комбинировать, складывать между собой элементы сердечника . Без плато даже не понять, чему по итогу учишься здесь и сейчас. Плато - это ключ к концепции, к технологии, к вариативным моделям, к технологическим системам, к эвристическим моделям и т.д. Если у вас пустая чашка, то, как сказал Л. Сонди, «из ничего и будет ничего».

Рассматривая современное пятиборье, как говорил ранее, мы имеем дело с пятью разными спортивными дисциплинами. В силу этого, языком книги, в пятиборье у каждого спортсмена сформированы 5 разных сердечников, которые на соревнованиях необходимо переключать с одного на другой – причем очень быстро, в зависимости от того, в какой из дисциплин происходит состязание в данную минуту. Об этом «переключении сердечников» также в книге прочитал (стр. 105-106):

До того, как приступить к выполнению двигательной задачи, нужно переключиться. Продолжаем проникать в тайны явления «переключатель». Итак, мы выяснили. Что разум способен переключаться. Однако, с чего именно и на что именно осуществляется это переключение? Прежде чем ещё раз вернуться к формулировке вопроса выше, предлагается представить, что перед вами 2 объекта: автомобиль и мотоцикл. Одно дело водить автомобиль и совсем иное — двухколёсного «железного дьявола». Так что же именно переключается в момент перехода от вождения авто к мотоциклу? Происходит переключение с одного сердечника на другой. То есть с одного объёма исчерпывающих технических элементов — на другой.

Сердечник, которым стрелок пользуется на круглом стенде, не идентичен сердечнику пулевой стрельбы в тире. Сердечник вождения мотоцикла неравен сердечнику вождения автомобиля. Сердечник бокса не равен сердечнику карате. Эти примеры можно приводить буквально до бесконечности. Переключение с одного сердечника на другой по аналогии мы могли бы сравнить со сменой радиоволн на приёмнике. 100/5 FM сменяется на 103/8 FM, на одной волне играет кантри, на другой—джаз, на третьей —рок-н-ролл. Непосредственно само переключение должно повлечь за собой некий фон, то, что лингвистически ещё называется «настроем». Более того, попадая в новую, ранее незнакомую ситуацию, разуму предстоит анализировать текущую системы координат и искать, на что именно ему переключиться. Допустим, человек заходит в комнату, в которой ему на глаза попадается несколько фотоаппаратов. Может, переключиться на фотографическую волну? А затем на глаза попадаются картины — скажем, репродукции Иеронима Босха; что это?

Вероятно, стоит переключиться на галерею? А если в комнате окажется что-то ещё из предметов, посредством которого будет осуществляться идентификация, разум и вовсе растеряется. Данный пример призван показать, как срабатывает следующий феномен разума: иногда человека отвлекают определенные атрибуты, объекты, даже цветовая гамма—ив итоге, он не может сориентироваться и не понимает, на что именно (на какой сердечник) переключиться. А пребывая в состоянии замешательства, адекватно действовать не получится.

Говоря из практики, с переключением сердечников между этими видами спорта у нас не так все просто. В пятиборье представлены настолько разные дисциплины, что, по сути, они не помогают друг другу, а, скорее, мешают. Объясню, почему. Например, после фехтования и плавания мышцы сильно закрепощены, присутствует усталость рук. После плавания уже тяжело стрелять и очень тяжело сосредоточиться на элементарных вещах, которые спортсмен в процессе обыкновенной тренировке проходит очень просто, закрепляя свои навыки.

У нас сейчас усложнили задачу еще больше. Если раньше, как пятиборец, я стрелял сначала по вращающейся мишени, затем — по неподвижной, то это происходило в состоянии покоя. На данный момент они усугубили ситуацию настолько, что, например, перерыв между плаванием и бегом уже составляет всего около 15 минут (!).

Безусловно, это вносит существенные коррективы в подготовку и тренировку спортсмена. Например, я как тренер в таком случае должен требовать от спортсмена плыть не в полную силу непосредственно на соревнованиях, то есть не выкладываться ему полностью, иначе, если он выдаст все силы в плавании, то 100% не сможет достойно выступить в последующих категориях – в стрельбе и беге. Эти две дисциплины сейчас проводятся вместе, как в биатлоне, когда биатлонист подъезжает к огневому рубежу, снимает винтовку и стреляет. У нас другое оружие, но принцип «бег-стрельба» идентичен. Однако следует учитывать то, на что многие не обращают внимание: биатлонист подкатывается к огневому рубежу на лыжах (скажем, на дистанцию 100-200 метров), и за это время у него практически восстанавливается пульс, поэтому биатлонистам проще. В пятиборье невозможно катить (как катятся лыжи), ноги сами по себе не бегут — их надо передвигать, то есть продолжать бежать. А когда спортсмен бежит, у тебя подымается пульс. Следовательно, в таком состоянии, под высоким пульсом, он должен затем стрелять. А если еще добавить к этому то, что до бега он уже проплыл, то у спортсмена к моменту стрельбы еще и руки закрепощены, и мышцы в напряжении…

Основной принцип стрельбы гласит: видеть точно мушку в целике. Но после плавания и бега у него уже сам пистолет в руках ходит, не то, чтобы целить из него куда-то. Это трудно сопоставить.

Еще одна дисциплина — конный спорт (конкур). Например, перед тем как приступить к плаванию, спортсмены буквально за 15 минут участвуют в конкуре. Следовательно, сразу становится понятно: после заезда, когда пятиборец преодолел вместе с лошадью все препятствия на поле, у него возникает очень сильное напряжение в ногах (образно говоря, «ноги колесом»). Потому что конкур — это тоже чрезвычайно трудоемкое занятие. Особенно, если лошадь попалась не очень «хорошая». Мы называем такую лошадь «тяжелой» или «грязной» — не в том смысле, что она физически тяжеля или за ней не ухаживают; нет, все лошади хорошие сами по себе. Просто ее тяжело поднять в галоп, тяжело заставить прыгнуть через препятствия: она обычно тяжело поднимает свои передние копыта и тупо сбивает все препятствия; с такой лошадью совершенно неохота прыгать, так как с ней тяжело. Но помимо «неспешных» лошадей в конкуре, существует также не менее, а возможно и более острая проблема с «горячими» неуправляемыми лошадьми, которые несутся «куда глаза глядят». Обуздать такие «горячие» конные головы порой невероятно сложно.

Дело в том, что в пятиборье для верховой езды спортсменам лошади достаются по жребию. Если в классическом конкуре наездник тренируется все время вместе со своей лошадью, кормит ее, ухаживает за ней, выгуливает и тренирует – в конном спорте важно достичь взаимопонимания, доверия и согласованности движений между всадником и лошадью. То в конкуре пятиборья спортсмен впервые видит «свою» лошадь, с которой ему по жеребьевке досталось выступать, всего за 20 минут (!) до старта самих соревнований. И у него есть только это время, чтобы познакомится с лошадью, наладить с ней контакт, изучить ее, как она двигается, прыгает и другое.

Приведу недавний пример с моим воспитанником. Александр Товкай, украинский спортсмен, член сборной Украины по пятиборью — на соревнованиях «Европейские игры-2023» в Кракове (Польша) в июне прошел квалификацию и завоевал олимпийскую лицензию на участие в летних Олимпийских играх-2024 в Париже (Франция). Но на соревнованиях по конному спорту ему досталась самая «плохая» лошадь: она в первом гите (пробег лошадей на короткую дистанцию, прим. ред.) прошла хуже всех. Я предполагал, что это может произойти, потому что увидел статистику по лошадям, участвующим в этом соревновании. Лошадь моего воспитанника стояла в списке предпоследней. Последняя по списку была совсем плоха, и когда ее увидели вживую — она совсем ничего не хотела делать, и ее вообще убрали с соревнований. Поэтому, по сути, у Саши была самая плохая лошадь из всех, которые остались.

Олег Плаксин вместе с Александром Товкай на учебно-тренировочном сборе в высокогорье Болгарии.

Я рассказываю это к тому, чтобы подчеркнуть, как важен случай с лошадью в нашем спорте для спортсмена. Поскольку, если пятиборцу по жребию попадается идеально «чистая» лошадь, которая проходит все препятствия практически сама, а спортсмену остается лишь управлять ею, то такой спортсмен не устает. После завершения заезда он по очкам получает хороший результат и остается полон сил. Но, в сущности, его вклад в прохождение дистанции минимален, при этом спортсмен легко может продолжать соревноваться дальше.

В случае с Александром, который получил «грязную» лошадь, ситуация была иной. Ему пришлось выложится на полную катушку, даже больше: он отработал в 15 раз больше, чем тот спортсмен, кому попалась «чистая» лошадь. При этом, это не дало большого результата: из-за «тяжелой» лошади он проиграл на старте 30 секунд в беге (то есть, ему нужно было на беге стартовать на 30 сек позже первого бегущего). А 30 секунд в беге — это огромный разрыв, и лидера в таком случае практически невозможно уже догнать. К тому же, после конкура с «грязной» лошадью ноги у спортсмена были очень усталые, в отличие от первого спортсмена, у которого все было в порядке с лошадью. То есть, несмотря на то, что Саша приложил исключительные усилия в конкуре, в результате всего он оказался в невыигрышной ситуации.

Поэтому я и подчеркнул, что в пятиборье все очень непросто. Здесь столько подводных камней и нюансов, которые надо учитывать. Это настоящая карусель, так как условия проведения соревнований по пятиборью сейчас еще больше сокращены – все надо пройти в течении 90 минут. По этой причине качественной методике тренировки и подготовки профессионального спортсмена отводится главенствующее значение, и работа разума здесь играет одну из важных ролей.

Говоря о плато, в основе которого и будет формироваться тот самый сердечник навыков спортсмена, я бы выделил следующий фрагмент книги (стр. 129):

ВЫХОД НА ПЛАТО—ЭТО ОСМЫСЛЕНИЕ МЕХАНИЗМА БИОМЕХАНИЧЕСКОЙ ТРЕНИРОВКИ И САМОЙ МЕТОДОЛОГИИ ЕЁ РЕАЛИЗАЦИИ.
Иными словами, человек должен понимать непосредственно систему тренировки, будь то её физическая или лингвистическая составляющая. Помимо того, что системы существуют самые различные, тренеры или инструкторы также подходят к своему делу неидентично; не секрет, что разные люди (в том числе, в кругу профессионалов), учат по-разному. В чём заключается разность учений? Ответ прост — в разности подходов. Сообразно, прежде чем начинать тренироваться, необходимо иметь либо человека, который это осмысли модель, логику и подходы системной тренировки —то есть данную интеллектуальную работу он уже проделал за вас, а потому способен и всё объяснить, и продемонстрировать ход достижения результатов; либо предстоит самостоятельно осмыслить систему тренировки и её механизмы.


На самом старте освоения любой спортивной дисциплины для начинающего спортсмена очень важен хороший тренер. И как верно подмечено в труде, такой «человек должен быть способен и все объяснить, и продемонстрировать ход достижения результатов». Так как очень важно, чтобы с самого начала человек попал в хорошие руки (к профессиональному тренеру), потому что потом тяжелее исправлять спортсмена, нежели сразу правильно научить. Тогда, со временем, будет результат.

Например, мне уже 57 лет, и при этом, без ложной скромности, я до сих пор сохранил все технические навыки в фехтовании, стрельбе и другом — все отточено. Все эти навыки были правильно заложены с самого начала, поэтому эта техническая база никуда не девается со временем.

Конечно, я уже не могу поддерживать тот же уровень физической активности в плавании и беге, что и в 20-30 лет, так как, естественно, уже не те суставы, не те мышцы и не так происходит процесс восстановления мышц. Однако, с точки зрения техники… Например, когда я провожу тренировку по стрельбе, и если кто-то из моих воспитанников сталкивается с трудностями, что-то не получается и он говорит: «У меня сломанный пистолет», или что-то другое в этом роде, то я просто беру его пистолет и попадаю 5 из 5. Говорю ему, что дело не в пистолете. То есть я, как тренер, должен уметь продемонстрировать сам тот результат, который требую от своих подопечных. Потому что, если я не попаду, скажем, в стрельбе как положено, тогда ко мне будут вопросы: «А что это за тренер такой, который сам попасть не может? Как он тогда может учить…?».

Для себя выделил еще такой фрагмент из труда (стр. 135):

Соответственно, если вы хотите приобрести навык, соответствующий выбранному вами роду деятельности, потребуется строгая методология и осмысленный
диапазон тренировки . По -другому эффекта качественного не будет. Если вы
хотите получить ( буквально « изготовить») из себя самого высококачественного
специалиста, способного выполнить любую задачу, вам предстоит пройти все
этапы тренировки, и чем чаще вы станете тренироваться, тем лучше окажется
финальный результат.


Безусловно, в пятиборье это сложно делать, так как у нас 5 спортивных дисциплин единовременно. Поэтому все сердечники выстраиваются постепенно. Процесс формирования спортивных навыков начинается с самого раннего возраста, с детства, начиная с одного вида спорта и постепенного дополняя и осваивая другие по мере взросления спортсмена.

Скажем так, такие виды спорта, как фигурное катание, прыжки в воду или плавание, могут быть освоены ребенком с 5, 6 или 7 лет, но желательно не позже 8 лет. Поэтому наш акцент первоначально сделан на тренировках по плаванию. Затем добавляется бег. Важно отметить, что век успешного выступления в плавании довольно короткий: к 20 годам уже останавливается результат.

В легкой атлетике, особенно на средних дистанциях в 3 км, где преобладает требование выносливости, спортсмены могут успешно развиваться и выступать до 30 лет и даже немного дольше, до 32 лет. Примером могут служить марафонцы, у которых успешная карьера может продолжаться даже после указанного возраста. В отличие от этого, в фехтовании возможен более поздний старт. Например, наш украинский фехтовальщик на шпагах Игорь Рейзлин стал бронзовым призером Олимпийских игр 2020 года в индивидуальной шпаге, когда ему было 36 лет. Другой наш украинский фехтовальщик-шпажист Богдан Никишин, чемпион мира 2015 года и участник четырех Олимпийских игр, продемонстрировал успешные выступления примерно в том же возрасте. Это позволяет говорить о том, что в фехтовании спортсмены могут успешно начать свою карьеру и достигать высоких результатов в более зрелом возрасте.

Далее — конкур. На Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро 2016 я был поражен наблюдением за церемонией награждения участников в категории «личный конкур». Там, среди призеров, стояли три относительно зрелых спортсмена: золото завоевал Ник Скелтон из Великобритании (на тот момент ему было 58 лет), серебро досталось Педеру Фредриксону из Швеции (44 года), а бронзу получил Эрик Ламаз из Канады (48 лет). Это впечатляющий пример того, как в конкуре возраст не является преградой к выдающимся успехам. В этом виде спорта даже спортсменам в 50 лет удается выступать на высшем уровне и завоевывать олимпийские награды. Важно отметить, что в конкуре решающую роль играет не только сам спортсмен, но и его партнер — лошадь, которая выполняет все прыжки. Поэтому молодые спортсмены скорее всего там бы не прошли, так как в этой дисциплине спортсмены оттачивают свой навык годами.

В стрельбе точно также. Посмотрите на лидеров нашей Национальной сборной Украины по стрельбе, многие из них продолжают выступать даже после достижения возраста 40-50 лет. И впечатляет то, что несмотря на возраст, они продолжают успешно соревноваться, завоевывать медали и достигать выдающихся результатов. Это свидетельствует о том, что в стрельбе опыт и мастерство играют ключевую роль, позволяя спортсменам поддерживать высокий уровень своей результативности на протяжении многих лет.

Ученица Олега Плаксина — Ирина Бойченюк, член женской сборной Украины по современному пятиборью, во время соревнований. Фото: Олег Плаксин

Таким образом, вначале фокус делается на развитие и закрепление двигательных навыков (так сказать, формирование этих сердечников). Этот этап важен на более ранних стадиях тренировочного процесса. По мере того, как спортсмен достигает профессионального уровня, подход к тренировке несколько корректируется. Несмотря на то, что мы продолжаем уделять немало внимания поддержанию навыков, основной подход к тренировке примерно следующий: ежедневная тренировка по плаванию является обязательной составляющей нашей подготовки (как и бег), поскольку это такой вид спорта, который требует регулярных занятий. В отличие от фехтования, верховой езды и стрельбы, тренировки по которым происходят два или три раза в неделю. Плавание занимает особое место, поскольку его непрерывная практика обеспечивает поддержание высокого уровня мастерства спортсмена, а отсутствие регулярных занятий в бассейне может сказаться на результативности на соревнованиях.


В пятиборье, где каждая категория соревнований имеет свои особенности, нам необходимо доводить до автоматизма ту же стрельбу, особенно в условиях повышенного пульса и усталости, когда необходимо стрелять в таком состоянии. Поэтому в этом виде спорта (стрельба), пока вы не доведете свои действия до автоматизма, у вас ничего не получится. В пятиборье часто бывает так, что люди часто стреляют просто на автомате. Как это происходит? Они уже добегают к последнему рубежу соревнований – стрельбе, и в этом момент могут уже ничего не видеть: мало того, что пульс ускоряется, так еще могут слезы течь, пот литься ручьем, в добавок к тому, что может слепить солнце, быть сильный ветер – все происходит на открытой площадке. И если навык стрельбы у спортсмена не доведен до автоматизма, то он не сможет стрелять. Поэтому здесь важна также длительность тренировки. Об этом как раз совершенно точно говорится во фрагменте труда (стр. 147):

СИСТЕМЕ АВТОМАТИЗМОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТЕЛА (САЧТ), ЧТОБЫ НАУЧИТЬСЯ, ТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ.
Внесение изменений всегда требует времени; человек не настолько трансцендентное существо, чтобы ретрансформации у него происходили мгновенно, словно мимолетное видение. Для того и создаются программы тренировок, чтобы преодолеть путь научения быстрее и качественнее.
Соответственно, если человек собрался внести какие -либо изменения в собственный объём навыков и умений, желательно сделать это наилучшим способом по кратчайшей траектории, то есть, правильно и качественно. Травмы, конечно, будут — это неотъемлемая часть тренировки (увы, не бывает тренировок без травмирования, но пусть вас это не останавливает, поскольку автоматика прекрасно учится в таких условиях).

Таким образом, первый упор в тренировке мы делаем на силовые виды спорта, и в то время я постоянно стою над ними, чтобы длительность подготовки была правильной, что также отражено в данной книге и описано как логика организации тренировочного процесса (стр. 148-149):

Итак, логика организации тренировки такова:

– Во-первых, необходимо организовать тренировку, чтобы ориентировочно 35% времени человек осваивал плато;

– Ещё 35% времени стоит пробовать на тренировке то, что делать не умеем, причём рекомендация следующая. Сначала проделайте то, что у вас получается. Например, вы хорошо разбиваете одиночную мишень со второго номера (круглый стенд); или легко заводите знакомства с людьми (первый контакт, сделки). Повторите это упражнение несколько раз, разбейте пару мишеней. А затем в ходе тренировки важно начинать делать то, что у вас не получается, то есть нечто новое. Если не начать изучать неизвестное, сам по себе навык не выстроится, не так ли?

Лишь треть тренировочных занятий должна быть посвящена тем элементам, которые вам в какой-то степени удаются. Остальное жевремя посвятите намеренным попыткам сделать то, чего пока ещё не умеете. И всякий раз, совершая ошибки на тренировке, не останавливайтесь. Ошибка—важное и неотъемлемое звено тренировки. В некоторой степени каждая ошибка несёт в себе скрытый полезный эффект, поскольку автоматика получает необходимую информацию, способствующую скорейшему обучению. Так или иначе, в контексте тренировки промах— это нормально. Нецелесообразно требовать от себя великих или масштабных результатов, не понимая и не умея их добиваться в ключе новой деятельности.

– Ив-третьих. Пока человек чему-либо учится, на качественном уровне сама тренировка состоит не из использования плато, но из применения критических показателей. То есть целесообразно начинать пробовать то, что вы ещё не умеете и наверняка сумеете не так скоро. Да, допустим, вы не кандидат в мастера спорта, вы тренируетесь только месяц, однако попробовать специальные упражнения, которые разработаны для кандидатов в мастера—крайне полезно. Тем самым вы словно «совершаете прыжок в диапазоне», пытаясь постичь, какие ещё вехи существуют в выбранном вами занятии. Такого рода «прыжки в диапазоне» мы обязательно рассмотрим предметно и подробно в последующих главах. Определённо, ориентировочно 30% тренировочного времени полезно посвящать прыжкам «вверх по диапазону». 

В отличие от классических видов спорта, пятиборье требует совмещения видов деятельности, которые кажутся несовместимыми: активную физическую активность и сложную координацию, такую как, например, фехтование. Стрельба — это навыки выдержки, отточенной реакции, в то время как фехтование требует силового напряжения.

Мне понравились слова одного бизнесмена, который сказал, что «из пятиборцев получаются очень хорошие бизнесмены», потому что они – многозадачные», то есть умеют работать с многозадачником. Они являются отличными кризисными менеджерами и способны переключаться с одной задачи на другую, а это вырабатывается годами плодотворной тренировки.

По сути, пятиборец, хочет он того или нет, заставляет свое тело постоянно переключаться на разные дисциплины в течении всего дня. Например, если раньше мы тренировались утром и вечером, то сейчас стараемся построить всю тренировку в течение полудня: утром — плаваем, сразу после этого фехтуем, а затем бегаем. То есть у нас проходят тренировки по плаванию, стрельбе и бегу непосредственно друг за другом. Либо другая последовательность: плаванье, фехтование, стрельба сразу же, а вечером, например, тренировка по конкуру. Я стараюсь сделать 3-4 тренировки своим ученикам до полудня, тем самым приближая сами условия нашей тренировки к тем, которые у них будут на соревнованиях. Даже пловцы или легкоатлеты специально ставят свои тренировки в то время, как они обычно участвуют в соревнованиях по бегу – утром и вечером. А нам, пятиборцам, необходимо учесть не только время самих тренировок, но и короткие промежутки между ними для отдыха. Этот момент тоже важно тренировать, тогда тело постепенно привыкает к таким повышенным нагрузкам.


Я вспоминаю, когда первый раз все дисциплины пятиборья перевели на один день. Это был кажется 1993 год. Мы приехали в Будапешт, и впервые в жизни я тогда в один день сделал 5 видов дисциплин и вышел в полуфинал, затем снова сделал 5 видов в финале. А после еще участвовал в пяти видах эстафеты. После всего этого я был просто мертвым – меня буквально занесли обратно, и уже ничего не хотелось. Через год-полтора-два постоянных тренировок в таком новом интенсивном режиме мое тело было уже приучено к подобным нагрузкам, я спокойно отрабатывал этот темп и уже не так уставал. Но первые соревнования, когда все проходило за один день, были, конечно, шоком.

Обратил внимание в книге на еще один важный фрагмент (стр. 65):

Модель разума показывает, как выглядит этот путь в общей картине, но из чего он будет состоять, какие элементы будут заполнять этот диапазон, на старте неизвестно. И мой наставник, и я всегда обращаем внимание на важнейший подход: в основе любой деятельности человека должна быть школа. Школа— это ключевой фактор, именно она формирует философию человека. Какой бы новый навык вы ни осваивали, модель всегда будет одна и та же, разница только в наполнении.

Скажу так. Если раньше век пятиборца был до 38 лет, то я в свои 38 лет выиграл Международный турнир и стал вице-чемпионом Украины, вернувшись в пятиборье после 9-летнего перерыва просто ради интереса. В этот момент я увидел, что не потерял ничего в своей спортивной подготовке и в форме. Даже после 9 лет отсутствия в профессиональном спорте, принимая участие в чемпионате Украины, я оказался лучшим среди тех, кто, по идее, занимался спортом все это время. Это обстоятельство меня крайне удивило — не столько тем, что я выиграл, сколько тем, какого уровня подготовка сейчас у наших спортсменов. Невольно вспоминается система подготовки профессиональных спортсменов в прошлом, в Советское время. Тогда школа была, но здесь важен еще и определяющий фактор. Ведь само время было очень непростым.

Возьмем школу театра или кино и тех актеров, которых она готовила. Если приоткрыть завесу жизни актеров в Советское время, то жили они далеко не богато. Да, они были популярны, известны, вдохновлены своей работой, но, по сути, это была школа. И эта школа была разрушена. Почему так можно сказать? Сейчас уже редко можно увидеть хороший фильм. Они, конечно, выходят, но совсем не часто. Раньше было гораздо больше интересных фильмов, потому что существовала отличная школа.

Точно также со спортом: была школа, в которой занимались не за деньги… Я думаю, что в советской школе было очень много негативных вещей пропагандисткой направленности, но были и позитивные моменты. Скажем так, быть спортсменом в Советском союзе было интересно и престижно. А сейчас абсолютно нет такого престижа. Сейчас даже не то, что выгодно, даже считать спортивную профессиональную деятельность престижной – такого сейчас нет. Честно говоря, я выезжал тогда за границу в составе сборной команды Советского союза и видел, как живут за границей, и как живем мы, какие дивиденды мы получаем и какие получают иностранные спортсмены. Я прекрасно понимал, что мы не за деньги идем в профессиональный спорт и достигаем в нем таких успехов — мы действительно ради интереса это делали. Тогда правда было престижно заниматься спортом и это подталкивало к тому, что тебя вдохновляло. Была также преемственность поколений — именно тренеров, именно спортсменов. Сейчас, если обратиться, наверное, к статистике – какой процент студентов-выпускников Университета физкультуры остается работать тренером? Ответом будет «всего несколько процентов» из тех, кто получил диплом тренера. То есть 97-98% выпускников спортивных дисциплин не идут в тренеры, а это гигантская цифра тех, кто не хочет. Поэтому целесообразнее задаться вопросом «кому это нужно?» и «нужно ли это сейчас?» Поскольку раньше строилась школа преемственности поколений, а сейчас она теряется.

Еще один важный момент, на который обратил внимание в книге (стр. 117):

«Заявления класса «Я — олимпийский чемпион», конечно, вызывают некое уважение, но одно дело самому стать чемпионом и совсем иное — сделать так, чтоб на уровне олимпийской легенды научился выступать другой человек»

Абсолютно согласен с тем, что не всегда чемпионы могут быть хорошими тренерами, также как не всегда классные тренера могут воспитать чемпионов. С моей точки зрения, если профессиональными спортсменами можно стать, то тренером должно родиться. Это мое убеждение. Потому что педагогические навыки — они либо есть, либо их нет. Безусловно, их можно развивать. В тренерской деятельности нужна выдержка, там есть свои нюансы, которые необходимо понимать и разбираться в этом хорошо. Мне легко говорить на эту тему, поскольку я сам в прошлом профессиональный спортсмен, а потом стал главным тренером сборной команды Украины по пятиборью. И увидел это все на высшем уровне. Сейчас я просто тренер своих спортсменов. Но весь этот опыт и вся моя многолетняя практика и как профессионального спортсмена, и на посту главного тренера сборной – это все мне очень помогает. Я был и детским тренером. Поэтому совокупил многие факторы и теперь могу об этом говорить объективно.

Но здесь, опять-таки, бывает так, что и тренер может ошибаться, и спортсмен тоже. Здесь только труд и больше нечего. Потому что если у спортсмена есть талант к тому виду спорта, которым он занимается, то это составляет лишь 20% его успеха; нужно очень много трудится над тем, чтобы достичь высот в спорте высших достижений. Без труда ничего не получится, также как и без тренера. Наличие у спортсмена хорошего тренера повышает его шансы достичь успеха. Так как, если у человека нет тренера (именно педагога), то у него просто ничего не выйдет, как бы он не трудился. Хотя вижу и такое, что многие тренеры неправильно тренируют…

Запомнился один случай из жизни, описанный в книге, с подзаголовком «Могу сам не уметь – могу научить» (стр. 116-117):

МОГУ САМ НЕ УМЕТЬ — НО МОГУ НАУЧИТЬ

О чём свидетельствует данная странная , несколько иррациональная пара ? О том, что мы имеем дело с раздельной функцией. То есть, «учить» и «уметь» – функции не идентичные, они существуют раздельно, независимо друг от друга и математически одна из другой не проистекают ( как причина и следствие, например) . Напротив, это два разных навыка . Несколько слов из « неизданного». Поделимся одной историей, на примере которой можно многое осмыслить. Не знаем, знакомы ли вы с таким заведением, как Рязанское десантное училище. Даже если не знакомы, всё же, исходя из заявленного названия, несложно сделать вывод, кого именно готовят и обучают в этих стенах. Десантников. Кто их, по логике разума, должен обучать? Естественно, военные. Те самые сведущие в десантном деле . И вот представьте, как, вопреки всем доводам разума, одну из кафедр военной подготовки возглавляет... биолог. Человек, который всю жизнь занимался исследованием флоры и фауны южных морей. Казалось бы, какое отношение исследования морских пучин имеют к десантному делу? Десантник, он ведь не дельфин, не так ли ? Смеялись, в общем-то, недолго . Биолога не просто поставили преподавать, а преподавать национальной сборной по парашютному спорту, которые выиграли 10 чемпионатов мира подряд. В чём же «соль» происходящего и почему выбор пал именно на этого специалиста в биологии?

Тема диссертации этого учёного, выражаясь языком Беренштейна, напрямую связана с практическим изучением уровня нервной системы А, который не задействован у человека в течение жизни (!), он задействуется лишь в определённых условиях, как-то: прыжок с парашютом (свободное падение), погружение и плавание в море —то есть в неестественной для человека среде. По сути, заведующим кафедры и ведущим преподавателем стал редчайший специалист, ранее работавший в Институте южных морей, человек, изучавший нервную систему животных, непосредственно архаичный уровень нервной системы, уровень А. И этот человек, ни разу не совершивший прыжков с парашютом, обучал и тренировал сборную по парашютному спорту, которые более десятка раз доказали своё мировое первенство. И как бы снисходительно поначалу ни пытались относиться к этому человеку, профессор и доктор биологических наук достаточно быстро навёл порядок на кафедре. Как? Для начала объяснив, почему прыгать с парашютом надлежит на строго научной основе, равно как и повышать уровень мастерства. Собственно, это лишь один из примеров того, как в СССР решались задачи идентичного толка. Кому сегодня придёт в голову поставить тренером национальной сборной человека, ни разу не державшего парашют в руках? Иведь не от грусти большой или из соображений безысходности совершить такой выбор, но в силу совершенно конкретных факторов. Пожалуй, тоже оставим данный вопрос в облике риторического.

Пример такого тренера, который, к слову, не умея сам выполнять определенные технические элементы, может грамотно научить своих воспитанников, и они будут лучшими из лучших, знаю не понаслышке в мире спорта. Точнее, в данном случае речь идет не о технических приемах, а о тактических.

Был такой заслуженный тренер СССР Игорь Евдокимович Турчин, который подготовил женскую сборную по гандболу СССР и команду «Спартак» (Киев).  Так эта женская сборная СССР по гандболу, возглавляемая Турчиным, заняла 1-место на Олимпийских играх в Монреале (1976) — тогда впервые в истории (в формате 7×7), в том же 1976 году Турчин был признан лучшим тренером мира. Причем по сей день его считают самым успешным тренером в истории гандбола. Он хорошо понимал тактику, как это все делается.

Феномен заключается в том, что Турчин вообще никогда не занимался гандболом до того, как ему предложили возглавить, как тренеру, молодую гандбольную команду (в детстве он увлекался баскетболом, а после завершения ВУЗа по специальности учителя физического воспитания, анатомии и физиологии человека был назначен тренером по настольному теннису).  В результате за выдающиеся достижения в спорте Турчин и его гандбольная команда «Спартак» (Киев) занесены в Книгу рекордов Гиннеса.  К слову, под его руководством команда стала 20-кратным чемпионом СССР среди женщин, 13-кратным победителем Кубка Европейских чемпионов, а также первым чемпионом независимой Украины в 1992 г. Поэтому — да, такие тренеры-феномены действительно существуют. Но тут еще важно учитывать, о каком именно виде спорта идет речь. Так как, например, если человек никогда не фехтовал, то понятно, что он точно не сможет научить фехтованию.

Игорь Евдокимович Турчин, 1987 год

С моей точки зрения, умение тренера правильно доносить информацию – это врожденный талант. Я считаю, что такие люди рождаются с этой способностью. Примером такого таланта является мой отец, который также является спортивным тренером (у нас преемственность поколений). У него есть уникальная способность, которая позволяет ему чувствовать спортсмена. Например, когда я сам еще был молодым спортсменом и тренировался в плаванье, часто спрашивал у него: «Какое задание мы сегодня плывем?». На мой вопрос он отвечал так: «Прыгай, посмотрим». На мои попытки получить хоть какие-то конкретные указания я только слышал «Ты прыгай, а мы посмотрим». Он внимательно следил за моими движениями в воде и, основываясь на этом, определял, какие задания мне следует выполнять, а также учитывал, как я себя чувствую в данный момент. Вот эта способность понимать, что со спортсменом происходит в данный момент – это очень важно. Считаю, что у тренера это должно быть врожденным качеством.

Например, максимальное количество спортсменов единовременно, с которым я могу качественно работать, это 4 спортсмена, и, честно говоря, даже эта цифра для меня предельное число. Идеальной считаю ситуацию, когда на одной тренировке находится 2-3 спортсмена. Потому что, когда подопечных одновременно очень много, то все твое внимание рассредоточено, сложно определить кто устал, кто уже начинает допускать ошибки, а кому, наоборот, надо добавить нагрузки. Ведь человек — не машина и не робот-автомат. Но когда единовременно 1, 2 или 3 спортсмена на тренировке, то я могу уделить каждому достаточно внимания и следить за их состоянием более качественно, что позволяет сделать тренировочный процесс более эффективным.

Считаю, что тренеру необходимо уметь разбираться в психологии человека, понимать как устроен разум человека и как с этим грамотно работать; тренер должен уметь находить подход к своим ученикам. Увидел, что в монографии этому важному моменту также уделено большое внимание (стр. 38):

УМЕНИЕ ВСЁ ДОВОДИТЬ ДО КОНЦА — КЛЮЧЕВОЙ ФАКТОР УСПЕХА
Подводя промежуточные итоги вышеизложенного, можно заключить следующее:
• то, чему вы хотите научиться, важно делать медленно и регулярно (таким способом формируется новый сердечник);
• учить других людей можно только зная, как устроен разум, как происходит взаимодействие разума и памяти. Это позволит выстраивать эффективные программы тренировок для каждого человека;
• на этапе обучения новому соревнования с кем-либо, кроме собственных показателей, гарантированно приводят к поражению. Гораздо продуктивнее находить свободную зону, где «ещё нет никого», и создавать там собственные результаты


Просто неоднократно наблюдал такую ситуацию: очень многие тренера, не находя подход к спортсмену, ошибочно начинают увеличивать ему количество нагрузок, тем самым пытаясь это компенсировать. К слову, об этом феномене разума также прочитал в труде (стр. 83-84):

И тем не менее, ...количество не значит качество.
- Многие из тех, кто занимаются стендовой стрельбой, разделяют убеждение, что увеличение количества повторений способствует росту частоты попаданий. То есть, чем больше они отстреляют патронов за тренировку, тем лучше становится меткость. Если провести аналогию с бизнесом, это будет выглядеть следующим образом: чем больше вы встречаетесь с потенциальными клиентами, тем больше сделок вы заключаете. Так ли это? Увы, не так. По сути своей, выстрел — как загадка; и каждый раз вы её для себя разгадываете . Успеваете разгадать за время подготовки к выстрелу или полета тарелки — значит, попадаете, поражаете мишень, не успеваете разгадать — всё летит мимо цели . Аналогично срабатывает данный принцип и в бизнес- среде. К примеру, встреча с клиентом. Если вы сообразите и найдёте некий « ключ » (подход) к клиенту, то заключите контракт. Не найдёте ключ — контракта не будет.

Расхожее убеждение гласит о том, что чем больше мы повторяем одно и то же действие, в частности, тренируемся в стрельбе по тарелочкам, тем больше в будущем будет попаданий. В силу этого в стендовой стрельбе даже изобрели слово «настрел». Так ли это работает? Полагаем, нет, поскольку физиология человека работает иначе. Так, чтобы чему-то научиться и, скажем, приобрести сложный двигательный навык (вождение мотоцикла/автомобиля; заключение сделок; стрельба по тарелкам и пр.), важно чётко понимать, что ты делаешь. Именно отдавать отчёт, вникать в суть устройства и причинно-следственные связи, а не просто давить на педаль или механически вскидывать ружьё.

Такой подход считаю неправильным. Поскольку тем самым тренеры загоняют спортсмена. Как результат часто наблюдаем ситуацию, когда многие спортсмены в молодом возрасте достигают выдающихся результатов, а затем, в какой-то момент, полностью уходят из спорта (то ли им надоело, то ли не смогли ничего добиться в более зрелом возрасте, а кто-то себя ощущает «выжатым как лимон»). То есть, в детском спорте они достигают определенного уровня, а затем в какой-то момент завершают свою спортивную карьеру и просто уходят. Очень часто такие ситуации имеют место быть.

Обратил внимание на еще такой момент в книге (109-110):

НУЖЕН ВЫЗОВ СЕБЕ.

Причём не стоит путать вызов с постановкой задачи. В частности, «хочу научиться бить левый боковой»,—это не вызов себе. Просто техническая формулировка, не более того. К слову, помешать научиться бить этот удар может целая масса обстоятельств и череда самооправданий, которая автоматика человека генерирует безотказно. Для контраста представим, что в том жебоксёрском зале, где человек А вяло бьёт грушу, рядом тренируется человек Б, его же за спиной все называют «шизоид». Для него научиться боксировать похлеще Тайсона, Кличко и Льюиса вместе взятых; и это—идея «фикс». Человек Б живёт так, словно в мире, кроме ринга и боксёрской груши больше ничего не существует. Для этого «шизоида» даже люди., просто бредущие за окном —это мишени, спарринг-партнёры, к которым он мысленно примеряется, с какой позиции он бы их свалил хорошей двойкой. Переключатель этого человека словно единственный раз «поймал волну» Бокс.ФМ и, пока он тренируется, ничего иного для него не существует. Безусловно, категорию «шизоид» мы используем для аналогии и заключаем в кавычки, тем не менее, это состояние, как минимум, со стороны, знакомо многим. Данное состояние является отраженим того самого вызова себе; фактически он имеет место быть постоянно, не сменяясь на оправдание и послабления себе и собственному телу. Например, вызов себе для человека, тренирующегося на круглом стенде, побуждает его даже мир и его участников воспринимать как стенд, номера и траповые машинки, подающие тарелочки. Такой человек не просто хочет разбить все тарелки в мире (даже те, что на кухне), он буквально одержим этой идеей. Весь мир состоит из тарелок, которые обязательно надлежит разбивать. И никак иначе. И вряд ли такого рода напор, рвение и дисциплинированное состояние «одержимости» тренировками можно с чем-либо спутать. Такого человека остановить нельзя; для него тренировки и практика —это его жизнь. Метафорично мы могли бы даже сравнить это состояние с заболеванием: такой человек болеет своим делом, он болеет боксом, круглым стендом, живописью и так далее, то есть занятием, которому отданы и разум, и сердце.

Именно эта «болезнь» и называется «профессиональная деформация», причём выступая «профдеформацией» временного типа (то есть действует ровно столько, сколько требуется человеку, чтобы пройти тренировочный курс, освоить программу и научиться). Профессиональная деформация и обеспечивает ту самую заветную курсовую устойчивость, не позволяющую тренирующемуся свернуть с дороги, полной барьеров и препятствий, испытаний и сопротивления. И, как следствие, осмысляемые примеры и описываемые категории позволяют прийти к следующему важнейшему выводу:До тех пор, пока человек сам себя не «деформирует», он не сможет эффективно обучаться и, в итоге, научиться. Сформулируем и по-другому: не будет «громогласных результатов и прорывов» до поры, пока человек не бросит себе вызов, пока не состоится одностороннее переключение тумблера разума только на тот род деятельности, в котором человек желает приобрести навык. И бесполезно пытаться применять к себе какие-то мотивационные подходы, убедительные речи, громкие заявления на манер: «Такие как я идут до конца!» и так далее. Для разума подобного рода ухищрения сродни пустому звуку, и как только в поле зрения появится некая интересная тема, он на неё оперативно переключится—и так хоть 100 раз за сутки. До момента срабатывания профдеформации—пока мир «не превратится в тарелку или боксёрскую грушу» —разум будет функционировать в своём привычном режиме, а автоматика —всячески будет сопротивляться вносимым изменениям. К тому же ещё и тело будет реагировать не так, как ожидается, поскольку телу для освоения нового умения требуется время.

Согласен с этим полностью. Да, тренер может подсказать со стороны, так как он видит ошибку, которую не видит сам спортсмен. Часто в чем проблема? Спортсмен не видит, в чем он ошибается. Например, в таких сложно технических и сложно координационных видах спорта, как стрельба, фехтование или конкур — где спортсмен не может увидеть себя со стороны.

А тренер может подсказать спортсмену, может помочь ему научиться делать правильно. Однако даже самый опытный тренер не может заставить своего воспитанника поверить в какую-то цель — это нереально. Спортсмен сам должен ставить перед собой цель. По сути, он должен жить этим, так как «поместиться в шкуру спортсмена» вместо него — невозможно, также как и «уговорить свое тело»…

Помню, когда я решил завершить спортивную карьеру как профессиональный спортсмен (мне тогда было уже 30 лет), у меня было ощущение, будто внутри «перегорел огонь». Я тогда сказал сам себе: «Просто не хочу уже и все». Поэтому — да, можно как-то себя уговорить, но это уже будет не то. Спортсмен должен «гореть», испытывать искреннюю увлеченность тем, чем он занимается. Если же его это уже не «зажигает», тогда лучше не мучить себя и начать заниматься чем-то другим.

В завершении хотел бы сказать, что в книге представлен качественный анализ. Отметил для себя, что в ней объединена и психология — с одной стороны, а с другой – определенные технические навыки. Кстати, так объединить качественно – это очень сложно, что делает большую честь автору этого монографического труда.

Что хотел бы еще донесли до читателей, возможно, как дополнение – это то, с чем я лично сталкиваюсь: когда родители заставляют своих детей показывать высокие результаты. Это большая проблема, так как нельзя торопиться ни в коем случае. Это страшная штука, которая способствует быстрому «выгоранию» у молодого спортсмена, плюс прививаются неправильные навыки. Поэтому важно не торопиться, все делать последовательно, согласно разумной методике тренировки, что позволяет выстраивать у спортсмена нужные навыки. При этом важна также скорость приобретения навыка. Поскольку ускорение не ведет к результативности. Здесь как раз и прослеживается работа разума и то, как он эффективно функционирует (что подробно описано в самой книге), поэтому этот момент очень важно учитывать при методике тренировки. Считаю, что всегда надо учиться и повышать свой профессиональный уровень, и этот труд хорошо способствует качественному росту и повышению эффективности, как у профессиональных спортсменов, так и у тренеров.

Статья подготовлена журналистом Майей Шнедович.

Полное название: Работа разума в режиме выполнения задач. Том 1
Авторы: Мальцева О.В., Лопатюк И.И.
Формат: pdf
Количество страниц: 493 стр.
Издательство: ЧП «Издательский дом «Патриот», Одесса. Издательский идентификатор 95051
Год издания: 2023
ISBN: 978-617-8108-00-7

СКАЧАТЬ PDF

Читайте также 

_____________________________________________________

📩Прислать статью [email protected]
📩Написать редактору [email protected]

✒️Читайте нас на Яндекс Дзен
📩У нас есть страница на Facebook и Вконтакте
📩Журнал «Гранит Науки» в Тeletype


Больше на Granite of science

Подпишитесь, чтобы получать последние записи по электронной почте.

Добавить комментарий

Больше на Granite of science

Оформите подписку, чтобы продолжить чтение и получить доступ к полному архиву.

Читать дальше